11 subscribers

ДУХОВНЫЯ ЗАВѣЩАНIЯ. (изъ прошлаго)

I.

Директор одного большого страхового общества , некто Г— рьев, в молодости занимавшийся литературой и бывшим сотрудником юмористического журнала «Весельчак», как убеждённый спирит, в своём духовном завещании выразил курьёзное желание, касавшееся его похорон.

Твердо в руя учению, что душа умершего человека, остаётся на земле, среди живущих и действующих, он просил в убедительных выражениях ,,не оплакивать потерю оболочку души, которую в разговорном языке называют телом“.

Г -рьев требовал, чтобы никто из родных траура не надевал, потому -что не следует, скорбеть о том, что человек уходит, в лучший из миров. Он завещал, что-бы похороны непременно были веселыми: с шампанским, с танцами ...

И мотивировал это так: ,, не хочу , что-бы душа, потерявшая оболочку, на первых – же порах, испытывала печаль и тоску, она должна забыться в вихре искреннего веселья на жизненном пиру счастливого мертвеца ...“

Последняя воля покойного наследниками была выполнена в точности. Его похороны на Успенском кладбище отличались большим оживлением. Все были в ярких цветных, платьях, а поминки закончились танцами, продолжавшимися до утра, следующего дня. Такие-же веселые вечеринки составились и в 9-й, 20-й и 40-й день.

II.

В 1860 -70-х годах в русской казённой опере служил певец Михаил Иванович Сариотти, один из лучших, исполнителей партии кузнец в опере Серова „ Вражья сила ".

Будучи болезненным от природы, он сберегал деньги на свою инвалидность, не отказываясь от приватных заработков, выступая на частных сценах в качестве драматического актёра и сотрудничая в нескольких петербургских газетах, в качестве театрального рецензента. В общем у него составился кое -какой капитал, который он распределил в очень обширном духовном завещании между многими лицами, оказывавшими ему услуги при жизни.

Завещание составлено было в форме письма на имя своего приятеля, которого он избрал своим душеприказчиком.

Вот некоторые пункты его:

,,Прошу тебя похоронить меня не богато, но и не совсем бедно, так как после меня остаются кой -какие деньжонки.

..Мебель, находящуюся в моей комнате, отдай моей квартирной хозяйке. После покойника -то не очень скоро сдаст она мое помещение. Пусть -же это будет возмещением её убытков.

„ Поручаю тебе разыскать студента (такого-то), который года полтора тому назад проживал рядом со мной на (такой -то) квартире, где я сильно хворал. Он ухаживал за мной во время болезни и постоянно читал мне книги и газеты. Непременно отыщи его и передай ему на память 200 рублей.

„Во время болезни моей, артистка Д. М. Леонова два раза. присылала мне живые цветы. Оставляю тебе 150 рублей на три корзины цветов, которые должны быть поднесены ей разновременно на концертах.

„ Прислуг Параша отлично варит для меня куриный бульон. Выдай ей после моей смерти 50 рублей; да немедленно выдай, что ­бы она не успела уехать в деревню, — а она собирается.

„Доктору, который лечил меня и никогда не брал денег, передай 350 рублей с просьбою принять от покойника. Ежели - по своему обыкновению, опять станет отказываться, то встань перед ним на колени и упроси, принять, хотя-бы для того, что-бы их пропить “.

И так далее в этом -же роде.

III.

Не особенно давно умирает петербургский обыватель барон Р. большой весельчак и известный бон -виван.

На квартиру его является судебный пристав, для предохранительной описи имущества.

В не закрытом ящике письменного стола находит он объёмистый пакет с надписью: духовное завещание. Внизу приписка: ..Вскрыть накануне моих похорон в присутствии родственников и кредиторов,“

Пристав делает относительно этого надлежащее распоряжение. В назначенное время ликующие родственники и кредиторы собираются. Пристав торжественно вскрывает пакет, извлекает из него завещание и приступает к чтению.

Не желая оставлять никого и з родственников и кредиторов без внимания, дабы не подумали они, что я забыл об их приятном существовании, вменяю себе в святую обязанность поделить между ними все, что имею. Завещаю им: прежде всего хорошенько всмотреться в черты моего лица, что-бы запечатлеть их на долгие времена в своей памяти. Затем, взять мои руки и сложить их крестом на груди, причём большой палец каждой ладони вложить между указательным и средним, что-бы получился символический знак отрицания. И то, что будет находится в моей правой руке — завещаю моим милым родственникам, а что в левой- моим любезным кредиторам“.

IV.

К судебному приставу поступает экстренное заявление, что проживающий в подвальном углу, какой -то нищий -алкоголик внезапно умерь и оставил денежное духовное завещание, в котором был перечислен громадный список лиц, им облагодетельствованных:

., Жене моей, которую я потерял из виду уж больше 15 лет, — 100,000 рублей.

„Старшему сыну Косте, как главному наследнику, — 250,000 р.

„ Остальным троим детям по 75,000.

„Другу моему, бродяге Иванову, — 50,000.

„Квартирному моему хозяину, Сысою Аристову, — 100,000.

И так -же щедро многим другим.

Конечно, подобное завещание не могло не вызвать переполоха. Весть о нищем- миллионере с быстротою молнии облетела столицу. От любопытных не было отбоя. Умершего отвезли в больничную часовню и она целые дни осаждалась публикой. Все стремились взглянуть на скрягу, имевшего громадные средства и ютившийся в притоне нищих.

Судебный пристав в присутствии полиции и понятых приступил к обыску, но ничего не нашёл. Перерыли всю квартиру, поднимали полы, рылись в печных трубах, ломали стены — нигде ничего. Затем поднялась деловая переписка. Наводились справки в банках и различных финансовых учреждениях, но ни где ничего утешительного для „счастливых наследников" не нашлось.

В конце -концов, конечно выяснилось, что завещание это было чудаческой выходкой, но оно наделало много хлопот и судебный приставь возился с ним около года.

Синий журнал № 3 11 января 1911 года