ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года | Откурска Дотаганрога | Яндекс Дзен
13 subscribers

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

В статье представлены численные показатели работы советской авиации в мае 1942 года – в период попыток Красной Армии освободить Харьков и отразить удар танков Клейста срезать Барвенковский выступ. На основе документов, взятых с ресурса «Память народа», составлены таблицы о числе и распределении вылетов, работе авиаполков, расходе боеприпасов, сделаны попытки сравнить эффективность самолетов того или иного типа.

Введение

Несмотря на то, что авиационный фактор был одним из важнейших в ходе и исходе наступления войск Юго-Западного фронта в мае 1942 года на Харьков, подробной информации именно о воздушной составляющей сражения найти не так просто. Как правило, в работах, посвященных событиям под Харьковом (5-й том «Истории второй мировой войны 1939 – 1945», И.Х. Баграмян «Так мы шли к победе», К.С. Москаленко «На Юго-Западном направлении. Воспоминания командарма», Фронтовая иллюстрация «Бои за Харьков. Май 1942 года», А.В. Исаев «Наступление маршала Шапошникова») основное внимание сосредоточено на действиях сухопутных войск. Про авиацию же обычно говорится, что она сыграла важную роль, приводятся отдельные факты, цифры, примеры, иллюстрирующие те или иные тезисы авторов, но общего описания воздушной битвы в целом в этих книгах, к сожалению, нет. Единственной, известной автору, специализированной работой на данную тематику является книга Дмитрия Карленко и Влада Антипова «Война в воздухе. Харьков, май 1942: хроника событий». Однако, работа с документами авиационных частей и соединений Юго-Западного фронта, выложенными на сайте «Память народа», показала, что и в книге Д.Карленко и В.Антипова осталось немало «белых пятен», не позволяющих признать упомянутую работу полным и всеобъемлющим описанием тех событий.

Не беря на себя труд описания самого хода воздушной битвы над Харьковом в мае 1942 года, автор предлагаемой вашему вниманию работы сосредоточился на том, что осталось в тени перечисленных выше книг, а именно на количественных показателях работы ВВС Юго-Западного фронта.

1. Структура и численность авиации ВВС ЮЗФ в мае

Структура советской авиации, задействованная в боях под Харьковом в мае 1942 года приведена на рисунке 1. Следует отметить, что помимо авиационных частей, непосредственно находящихся в полосе Юго-Западном направлении, к операции также привлекались и полки Авиации дальнего действия, деятельность которых в рамках данной статьи не рассматриваются. Также за рамками данного исследования осталась деятельность авиационных полков ВВС 9-й и 57-й Армий, которые в подчинялись Южному фронту. Кроме того, на приведенной схеме не отражены авиационные полки, переброшенные на Юго-Западное направление в конце мая 1942 года (отчасти потому, что для пишущейся альтернативы интерес представляет группировка, имевшаяся в реальности к началу советского наступления, а отчасти потому, что прибывшие в конце мая части уже не успели принять участия в основных сражениях). Особо стоит отметить 3-ю Ударную авиационную группу, которая относилась к Резерву Ставки и деятельность которой, несмотря на активное участие в боевых действиях, в документах Юго-Западного фронта, как правило, не отражалась.

Рисунок 1 – Структура советских ВВС на Юго-Западном направлении
Рисунок 1 – Структура советских ВВС на Юго-Западном направлении
Рисунок 1 – Структура советских ВВС на Юго-Западном направлении

Необходимо подчеркнуть, что дальнейшие сведения (если не оговорено особо) приведены по совокупности отчетных документов Маневренной авиагруппы ЮЗН, Резервной авиагруппы № 4 ЮЗФ, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий Юго-Западного фронта. Таким образом, в большинстве приведенных ниже таблиц и графиков не учтены данные по работе Ударной авиагруппы № 3 РГК, Авиации дальнего действия, авиационных полков Южного фронта. В ряде случаев возможен не полный учет данных по авиаполкам, переданным в последних числах мая из одного авиасоединения в другое. Например, по 619-му штурмовому авиаполку имеются сведения только за период его нахождения в составе ВВС 28-й Армии (с 26 по 29 мая). По 273-му истребительному авиаполку полные данные имеются только за период его нахождения в составе РАГ-4 (до 28 мая).

Численность авиапарка ВВС ЮЗФ по состоянию на 1, 5, 10, 15, 20 и 25 мая 1942 года приведена в таблице 1.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Рассматривая показатели, приведенные в таблице 1, следует иметь в виду, что изменение общего числа самолетов (исправных + неисправных) во времени не отражает истинного уровня числа безвозвратных потерь самолетов того или иного типа. Дело в том, что изменение общего числа самолетов за определенный период времени не являлось результатом лишь двух процессов: получения боевых повреждений и их устранения силами ремонтных подразделений авиаполков. На итоговый результат также оказывали влияние такие процессы как получение новых или отремонтированных самолетов с заводов и отправки поврежденных самолетов для ремонта в тыл, прибытие на фронт новых авиаполков и убытие на восстановление или переформирование полков, понесших наибольшие потери, с передачей части сохранившихся самолетов полкам, остающимся на фронте, и так далее.

2. Число и распределение вылетов, совершенных ВВС ЮЗФ в мае

Всего в мае 1942 г. авиацией Маневренной авиагруппы ВВС ЮЗФ, 4-й Резервной авиагруппы, а также ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий Юго-Западного фронта было совершено 7419 боевых вылетов, из них 5264 днем и 2155 ночью. Из этого числа на разведку было совершено 1054 вылета (898 днем и 156 ночью) или 14,2%; на прикрытие истребителями своих войск, сопровождение своих бомбардировщиков и перехват самолетов противника – 2585 вылетов (все днем) или 34,8%, на атаку войск и объектов противника на поле боя и в тылу – 3692 вылета (1783 днем и 1909 ночью) или 49,8%. Кроме того, в число боевых вылетов включено 90 ночных вылетов самолетов У-2 на транспортирование грузов (84 вылета) и высадку десантов (6 вылетов) за линию фронта.

Из 2155 ночных вылетов 1749 было совершено самолетами У-2, которые сбросили в общей сложности более 30% всех авиабомб (по массе, см. табл. 21), израсходованных авиацией ЮЗФ в мае. Еще 206 ночных вылетов (из них 34 на разведку) совершили самолеты Р-5 (ВВС 6-й Армии), 185 (все ударные) – бомбардировщики СБ и Ар-2 10-го гвардейского бомбардировочного авиаполка Маневренной авиагруппы ВВС ЮЗФ и еще 15 – бомбардировщики ДБ-3ф 818-го дальнебомбардировочного полка, включенного в состав МАГ ВВС ЮЗФ в самом конце мая. При этом следует подчеркнуть, что все перечисленные типы самолетов ВВС ЮЗФ в мае 1942 года боевые вылеты совершали исключительно ночью. Ни одного боевого вылета ДБ-3ф, Ар-2, СБ, Р-5 и У-2 по документам не совершали. Всего же ночными бомбардировщиками ЮЗФ в мае 1942 года было сброшено более 54% от общей массы авиабомб, израсходованных авиацией фронта.

Соответственно без ночных вылетов распределение задач выглядело следующим образом: на разведу было совершено 17% вылетов, на противодействие авиации противника – 49% вылетов, на удары по войсками и объектам противника – 34% вылетов.

В обобщенном виде динамика изменения числа боевых вылетов, произведенных авиацией Юго-Западного фронта приведена на рисунке 2. Приведенные на рисунке 2 данные являются не совсем точными по целому ряду причин. Во-первых, они отражают сведения о работе только МАГ ЮЗФ, РАГ-4, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий Юго-Западного фронта. То есть не включают вылеты УАГ-3, отдельных авиаполков и эскадрилий Юго-Западного фронта, ВВС 9-й и 57-й Армий Южного фронта, полков Авиации дальнего действия и других авиационных частей, так или иначе действовавших на Юго-Западном направлении в рассматриваемый период. Во-вторых, представленные данные составлены по графикам, изображенным в отчетных документах авиационных соединений ЮЗФ, и могут содержать неточности, связанные с погрешностью составления и чтения графиков (для МАГ ЮЗФ при интерпретации графиков удалось установить 1487 вылетов из 1490, для ВВС 6-й Армии – 1742 вылета из 1750, у ВВС 21-й Армии – 1061 вылет из 1074, у ВВС 28-й Армии – 933 вылетов из 935, а у ВВС 38-й Армии – вообще только 1216 вылетов из 1451). В-третьих, сами графики не всегда содержат исчерпывающую информацию о деятельности того или иного авиационного соединения. Например, график работы РАГ-4 содержит сведения о полетах только с 11 по 28 мая, в результате чего удалось определить только 742 вылета из 846, совершенных частями РАГ в мае.

Рисунок 2 – Боевые вылеты ВВС ЮЗФ по дням
Рисунок 2 – Боевые вылеты ВВС ЮЗФ по дням
Рисунок 2 – Боевые вылеты ВВС ЮЗФ по дням

На рисунках 3 – 8 приведены исходные графики работы МАГ ЮЗФ, РАГ-4, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий ЮЗФ соответственно.

Рисунок 3 – Интенсивность боевых вылетов Маневренной авиагруппы
Рисунок 3 – Интенсивность боевых вылетов Маневренной авиагруппы
Рисунок 3 – Интенсивность боевых вылетов Маневренной авиагруппы
Рисунок 4 – Интенсивность боевых вылетов Резервной авиагруппы №4
Рисунок 4 – Интенсивность боевых вылетов Резервной авиагруппы №4
Рисунок 4 – Интенсивность боевых вылетов Резервной авиагруппы №4
Рисунок 5 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 6-й Армии
Рисунок 5 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 6-й Армии
Рисунок 5 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 6-й Армии
Рисунок 6 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 21-й Армии
Рисунок 6 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 21-й Армии
Рисунок 6 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 21-й Армии
Рисунок 7 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 28-й Армии
Рисунок 7 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 28-й Армии
Рисунок 7 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 28-й Армии
Рисунок 8 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 38-й Армии
Рисунок 8 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 38-й Армии
Рисунок 8 – Интенсивность боевых вылетов ВВС 38-й Армии

Помимо отчетов работы за май 1942 г., составленными штабами соответствующих авиационных соединений Юго-Западного фронта в первых числах июня, интенсивность работы авиации ЮЗФ можно оценить и по ежедневным докладам штаба ВВС ЮЗФ в Оперативное управление ВВС Красной Армии. К сожалению, пока удалось найти ежедневные доклады штаба ВВС ЮЗФ только начиная с 19 мая. При этом и эти доклады не могут считаться истиной в последней инстанции, так как в них с одной стороны для 20-х чисел мая отсутствуют сведения о работе ВВС 6-й Армии и УАГ-3, а с другой стороны учтены вылеты не входящих в состав авиации фронта тяжелых транспортных самолетов на снабжение окруженной в Барвенковском выступе группировки войск. На рисунке 9 представлены сведения о числе боевых вылетов по данным штаба ВВС Юго-Западного фронта (синим цветом обозначены ночные вылеты, красным – дневные).

Рисунок 9 – Интенсивность боевых вылетов авиации ЮЗФ по данным штаба ВВС ЮЗФ
Рисунок 9 – Интенсивность боевых вылетов авиации ЮЗФ по данным штаба ВВС ЮЗФ
Рисунок 9 – Интенсивность боевых вылетов авиации ЮЗФ по данным штаба ВВС ЮЗФ

Из рисунков 2 – 9 хорошо видно, что погодные условия в мае 1942 года продолжали вносить существенные коррективы в боевую работу авиации. Особо сильным было влияние погоды в районе 18 и 25 мая, когда из-за идущих дождей полеты в целом ряде полков были полностью прекращены.

Число боевых и небоевых вылетов соединений ВВС ЮЗФ по видам заданий представлено в таблицах 2 и 3 соответственно. Синим цветом в таблицах показаны ночные вылеты.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года
ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Говоря о небоевых вылетах, следует отметить учебно-тренировочные полеты. Особо обращает на себя внимание количество тренировочных полетов в штурмовых полках Маневренной авиагруппы ВВС. Забегая вперед, можно сказать, что не менее интенсивно шла летная подготовка и в истребительных авиаполках МАГ, осваивающих Як-1 – помимо 105 тренировочных полетов в мае, ими было совершено еще 584 тренировочных полетов в апреле.

В то же время во многих частях тренировочных и других небоевых полетов не проводилось вовсе. Например, в ВВС 21-й Армии небоевые полеты отмечены только для самолетов связи У-2. В МАГ не совершал небоевых полетов 512-й ИАП на ЛаГГ-3, а в ВВС 6-й Армии – 296-й ИАП на Як-1.

Также можно отметить, что небоевые вылеты обычно были намного короче боевых. Так, из таблицы 2 видно, что боевой вылет истребителя в среднем длился около часа. В то же время в таблице 3 есть немало примеров того, что небоевые полеты длились порой лишь несколько минут. Например, средняя продолжительность полета УТИ-4 из состава ВВС 6-й Армии длилась всего около 10,5 минут.

Интересна неравномерность использования авиасвязи в объединениях Юго-Западного фронта. Например, если в 28-й Армии совершено 520 связных полетов, а самолетами МАГ – 464 полета, то в 38-й Армии У-2 совершили всего 90 связных вылетов, 21-й Армии – 20 вылетов, а в 6-й Армии – вообще только 12, причем 10 из них – бомбардировщиками Су-2. Вероятно, это связано с тем, что войска 6-й, 21-й и 38-й Армий свои занимали позиции уже длительное время, а войска 28-й Армии, равно как и авиаполки МАГ, накануне Харьковской операции осуществляли активные перемещения. Например, а апреле самолетами Юго-Западного фронта был совершен 171 полет на авиасвязь, из них 73 – самолетами Маневренной авиагруппы, 10 – самолетами 6-й Армии (причем опять же для этой цели использовались не У-2, а Су-2), 58 – 21-й Армии и 30 – 38-й Армии.

Распределение числа самолетовылетов по задачам ударных самолетов ВВС ЮЗФ сгруппировано в таблице 4, истребителей – в таблице 5. Курсивом обозначены данные по налету для тех типов самолетов, по которым сведения имеются не по всем полкам. Также следует иметь в виду, что подробная деталировка задач боевых вылетов («на разрушение средств связи», «на разрушение мостов», «на разрушение складов» и т.п.) была свойственна лишь отдельным полкам, а остальные обычно отчитывались обобщенной формулировкой «на атаку войск противника».

Обращает на себя внимание довольно большой удельный вес вылетов на разведку для определенных типов самолетов. Так, бомбардировщики Пе-2 на разведку совершили 47,2% от общего числа вылетов, бомбардировщики Су-2 – 26% вылетов, истребители И-16 – 34% вылетов, а штурмовики И-153 – 52,9% вылетов.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года
ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Как видно из представленных таблиц, авиация Юго-Западного фронта испытывала большой дефицит дневных бомбардировщиков. Мало того, что из общего числа 3670 ударных вылетов 1902 вылета или 52% были совершены ночью, так из 1768 дневных ударных вылетов двухмоторными бомбардировщиками было совершено всего 115 вылетов – всего 3,1% от общего числа ударных вылетов. Еще 924 дневных ударных вылета или 25,2% было совершено одномоторными бомбардировщиками Су-2 и штурмовиками Ил-2. А 717 дневных ударных вылетов или 19,5% от общего числа ударных вылетов было совершено истребителями, из которых только И-153 (155 ударных вылетов – 4,2% от общего числа ударных вылетов) были оснащены бомбодержателями, что обеспечивало применение авиабомб ФАБ-50 и ОА-25. Остальные же истребители могли воздействовать на наземного противника только пулеметно-пушечным огнем и пуском РС. Таким образом, собственно «бомбардировочными» вылетами могли считаться 1206 дневных вылета (еще 12 вылетов было совершено самолетами Р-зет).

Говоря о нехватке дневных бомбардировщиков, нельзя не отметить тот факт, что один из двух полков ЮЗФ, летавших на двухмоторных бомбардировщиках (818-й ДБАП не будем брать в расчет из-за кратковременности пребывания в составе авиации именно ЮЗФ) – 10-й гвардейский бомбардировочный авиаполк совершал ударные вылеты только ночью. Что было вызвано, очевидно, малыми шансами самолетов СБ выжить в дневных полетах. При этом необходимость летать ночью дополнительно ограничивала число самолетов, которые можно было задействовать в боевых вылетах. Так, в отчете МАГ ЮЗН за апрель 1942 года про боевой состав 10-го гвардейского бомбардировочного авиаполка по состоянию на 1 мая 1942 г. написано следующее: «Имеет 10 СБ, из них 2 неисправных, 2 АР-2 исправных, 1 Пе-2 – исправный. Кроме того имеется 16 СБ – исправных, неимеющих электрооборудования для ночных полетов».

Из числа ночных ударных вылетов абсолютное большинство – 1702 также было совершено не специализированными, а «мобилизационными» бомбардировщиками – самолетами У-2 и Р-5.

Тем не менее, даже не смотря на достаточно малое число специализированных ударных самолетов, авиации Юго-Западного фронта во время Харьковской операции удалось продемонстрировать весьма высоких показателей боевой работы.

Для сравнения: за апрель 1942 года ВВС Юго-Западного фронта совершили только 1312 боевых вылетов (806 днем и 506 ночью). Из общего числа вылетов на бомбовые и штурмовые удары по войскам и объектам противника было совершено 699 вылетов (205 днем и 494 ночью), на прикрытие своих войск, перехват самолетов противника и патрулирование – 433 вылета (все – днем), на разведку – 178 вылетов (166 днем и 12 ночью). Общий налет при этом составил 1610 часов 45 минут, из них 818 часов 29 минут – днем и 792 часа 16 минут – ночью.

Из общего числа дневных вылетов в апреле 66 вылетов совершено бомбардировщиками Су-2 (13-й гвардейский БАП – 21 вылет на нанесений бомбовых ударов и 135-й БАП – 45 вылетов, в т.ч. 17 ударных и 28 разведывательных), 164 вылета истребителями И-153 92-го ИАП (из них 29 на разведку, остальные – ударные), 257 вылетов истребителями И-16 (282-й ИАП ВВС 38-й Армии – 205 вылетов, в т.ч. 81 разведывательный, 43-й ИАП ВВС 21-й Армии – 52 вылета, в т.ч. 13 на разведку), 215 вылетов истребителями ЛаГГ-3 (512-й ИАП МАГ ЮЗФ – 28 вылетов, 23-й и 181-й ИАП ВВС 6-й Армии – 131 вылет, в т.ч. 10 на разведку, 164-й ИАП ВВС 38-й Армии – 56 вылетов), 102 истребителями Як-1 (6-й и 186-й ИАП МАГ ЮЗФ – 79 вылетов, 296-й ИАП ВВС 6-й Армии – 23 вылета), Из общего числа 506 ночных вылетов, произведенных ВВС ЮЗФ в апреле, 35 было совершено самолетами Р-5 и 471 – самолетами У-2.

Помимо боевых вылетов ВВС Юго-Западного фронта в апреле 1942 года совершили 1513 небоевых полетов общей продолжительностью 894 часа 24 минуты. На перебазирование было совершено 336 полетов, на авиасвязь – 171 полет. Необычно много было совершено учебно-тренировочных полетов – 982, в том числе 85 ночью (35 полетов общей продолжительностью 4 часа 52 минуты в 623-м НБАП на самолетах Р-5 и 50 полетов общей продолжительностью 13 часов 22 минуты в 598-м НБАП на самолетах У-2). Наибольшее количество учебно-тренировочных полетов – 605 – было совершено частями Маневренной авиагруппы фронта: 21 полет на Ил-2 в 285-м ШАП и 584 полета на истребителях Як-1 в 6-м и 186-м ИАП.

Таким образом, говоря о том, насколько напряженной была обстановка в воздухе в районе Харькова в мае 1942 года, можно отметить, что за май авиационные соединения Юго-Западного фронта (без учета УАГ-3, АДД и др.) совершили боевых вылетов в 5,7 раз больше, чем в апреле.

Что касается интенсивности полетов авиации противника, то можно привести такие данные. Всего в апреле 1942 года в полосе Юго-Западного фронта было отмечено 1237 самолето-пролетов (696 в полосе 6-й Армии, 214 в полосе 21-й Армии, 327 в полосе 38-й Армии). В мае же число самолето-пролетов авиации противника в полосе Юго-Западного фронта возросло почти в 11 раз и составило 13 486, что, по данным В.Антипова и Д.Карленко, было больше, чем на любом другом участке советско-германского фронта. В июне 1942 года рекорд был обновлен – в полосе Юго-Западного фронта было отмечено 17 212 самолето-пролетов. Но при этом стоит иметь в виду, что в июне Люфтваффе вели активные действия практически на протяжении всего месяца, в то время как в мае почти до середины месяца интенсивность полетов немецких самолетов была крайне низкой.

3. Расход боеприпасов

Общий расход авиабомб и реактивных снарядов соединениями ВВС Юго-Западного фронта в мае 1942 года приведен в таблице 6, расход боеприпасов к стрелково-пушечному вооружению – в таблице 7. Синим цветом обозначены боеприпасы, израсходованные в ночных вылетах.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года
ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

В таблицах 8 и 9 приведено распределение использованных авиабомб по калибру и назначению. При этом в таблицу 8 не включены сведения о 24 авиабомбах ФАБ-62, якобы использованных самолетами У-2 709-го ночного бомбардировочного авиаполка ВВС 28-й Армии (так как у автора имеются сомнения в существовании такого калибра), и о единственной авиабомбе АО-20, использованной самолетом У-2 598-го ночного бомбардировочного авиаполка ВВС 38-й Армии. В таблице 9 не учтены только 24 ФАБ-62.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

В таблицах 10 и 11 приведены данные по расходу боеприпасов в дневных и ночных вылетах по данным суточных докладов штаба ВВС Юго-Западного фронта.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года
ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Рассматривая таблицы 10 и 11, следует помнить ряд особенностей, связанных с тем, что они составлялись по другим документам – ежедневным докладам штаба ВВС ЮЗФ в Оперативное управление ВВС Красной Армии. Во-первых, в них отсутствуют данные о работе ВВС 6-й Армии и УАГ-3, однако, вероятно, учтена работа АДД. Во-вторых, в приведенных данных о расходе авиабомб наблюдаются некоторые разночтения с данными, представляющих собой совокупность отчетов МАГ, РАГ-4, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий ЮЗФ. Например, из документов Маневренной авиагруппы известно, что 818-й дальнебомбардировочный авиаполк, переданный в МАГ из состава УАГ-3 29 мая 1942 года, в ходе 15 ночных боевых вылетов израсходовал среди прочего 12 авиабомб ФАБ-250. В то же время по документам штаба ВВС ЮЗФ в указанный период (а именно в ночь с 30 на 31 мая) было израсходовано только 8 авиабомб ФАБ-250. Далее, определенные разночтения имеются с расходом осветительных авиабомб. Так, по совокупным данным МАГ, РАГ-4, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий ЮЗФ всего в мае было израсходовано 119 САБ-10, в то время как по документам штаба ВВС ЮЗФ только за период с 19 по 31 мая таких авиабомб было израсходовано 122 штуки. Кроме того, в отчетах штаба ВВС ЮЗФ фигурируют 3 авиабомбы САБ-1, которые в документах МАГ, РАГ-4, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий ЮЗФ вообще отсутствуют.

Также из документов штаба ВВС ЮЗФ можно выяснить дополнительные подробности, отсутствующие в отчетных документах МАГ, РАГ-4, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий ЮЗФ. Например, по полетам, совершенным в ночь с 26 на 27 мая, сказано, что из 73 вылетов 4 были совершены на бомбардировку аэродрома Полтава (при этом было израсходовано 24 ФАБ-100, 4 ЗАБ-100, 1 ЗАБ-50 и 15 ЗАБ-1), а остальные 69 вылетов были совершены на снабжение окруженных войск в Барвенковском выступе. Как будет показано ниже, из этих 69 вылетов 12 были совершены самолетами «Дуглас», 3 – ТБ-3 и 54 – У-2 и Р-5. Особенностью этой информации является то, что ни «Дугласы», ни ТБ-3 в составе ВВС ЮЗФ по документам МАГ, РАГ-4, ВВС 6-й, 21-й, 28-й и 38-й Армий ЮЗФ не проходят. Еще одно уточнение касается вылетов, совершенных в ночь с 28 на 29 мая. Из 167 ночных вылетов 8 были совершены самолетами ДБ-3ф (818-го дальнебомбардировочного авиаполка), 17 – самолетами СБ (10-го гвардейского бомбардировочного авиаполка), 142 – самолетами У-2 и Р-5.

Также в документах штаба ВВС ЮЗФ имеются сведения о распределении боевых вылетов по направлениям. Так, в ночь с 22 на 23 мая из 166 вылетов 108 было совершено на Харьковском, а 58 на Изюмском направлении. Днем 23 мая из 227 вылетов на Харьковское направление было совершено 63 вылета, а на Изюмское – 164. На следующий день – 24 мая из 112 дневных вылетов на Харьковское направление было совершено 37 вылетов, а на Изюмское – 49. Днем 26 мая из 317 вылетов на Харьковское направление было совершено 88 вылетов, а на Изюмское – 229. Днем 27 мая из 257 вылетов на Харьковское направление было совершено 35 вылетов, а на Изюмское – 222. Днем 29 мая из 219 вылетов на Харьковское направление было совершено 42 вылета, на Изюмское – 177 и еще 18 – на атаку войск противника, расположенных в Балаклейском выступе. Таким образом, в 20-х числах мая подавляющее большинство боевых вылетов ВВС Юго-Западного фронта было нацелено на противодействие удару танковой группы Клейста по основанию Барвенковского выступа. Количество вылетов, совершаемых на Харьковское направление, снизилось до уровня, предшествующего наступлению войск ЮЗФ на Харьков.

Имеющиеся в документах штаба ВВС ЮЗФ данные позволяют оценить и динамику изменения числа боевых вылетов по видам задач (таблица 12).

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Определенной иллюстрацией, описывающей характер распределения боевого напряжения советской авиации в боях под Харьковом, могут служить сведения (к сожалению, неполные и носящие весьма отрывочный характер) о работе ВВС 6-й Армии в мае 1942 года, представленные в таблицах 13 и 14.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года
ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Как видно, таблицы 13 и 14 в целом повторяют приведенные выше сведения – наибольший пик работы советской авиации пришелся на первые два дня советского наступления на Харьков. За два дня – 12 и 13 мая, формально представляющие собой 6,25% длительности всего месяца, было совершено около 19% от общего числа боевых вылетов и сброшено около 19% от общей массы использованных за месяц авиабомб.

Особое внимание автора привлекло количество сброшенных советскими самолетами листовок. К сожалению, данных за весь месяц найти не удалось, но и имеющиеся сведения наглядно отображают масштаб агитационной работы. Так, ВВС 6-й Армии за период с 1 по 11 мая сбросили 173,3 тыс. листовок, за период 12 – 13 мая – 120,5 тыс. листовок, за период с 20 по 31 мая – 286,7 тыс. литовок (данные за период с 14 по 19 мая отсутствуют). По отчетам штаба ВВС ЮЗФ (т.е. без учета УАГ-3 и ВВС 6-й Армии) днем 19 мая было сброшено 281 тыс. листовок, ночью с 19 на 20 мая – 226 тыс. листовок, днем 20 мая – 387 тыс. листовок, ночью с 20 на 21 мая – 168 тыс. листовок, днем 21 мая – 24 тыс. листовок, за сутки 22 мая – 32 тыс. листовок, за день 23 мая – 82 тыс. листовок, за день 26 мая – 13 тыс. листовок, за ночь с 26 на 27 мая – 2,2 тыс. листовок, за день 27 мая – 12 тыс. листовок, за ночь с 27 на 28 мая – 204 тыс. листовок, за день 28 мая – 123 тыс. листовок, за ночь с 28 на 29 мая – 27 тыс. листовок, за день 29 мая – 16 тыс. листовок, за день 30 мая – 9 тыс. листовок, за ночь с 30 на 31 мая – 155 тыс. листовок, за день 31 мая – 188 тыс. листовок, за ночь с 31 мая на 1 июня – 167 тыс. листовок. То есть только за те дни, по которым имеются отчеты, было сброшено более 2,1 млн. листовок (с учетом данных ВВС 6-й Армии – уже 2,7 млн.). Хотелось бы подчеркнуть, что речь идет о стране, имевшей серьезный дефицит производственных мощностей бумажной промышленности и все предвоенные годы импортировавшей бумагу.

В завершение темы расхода боеприпасов имеет сравнить майские показатели с предшествующим, относительно спокойным периодом. Всего в апреле 1942 года ВВС ЮЗФ сбросили 77 329, кг авиабомб (24 640 кг днем и 52 689,5 кг или 68,1% ночью) и выпустили 171 РС. При этом днем было сброшено: 50 ФАБ-100, 375 ФАБ-50 и 2 ЗАБ-50, 28 АО-25 и 6 АО-15. Ночью было сброшено: 54 ФАБ-100, 767 ФАБ-50, 51 ЗАБ-50, 179 ЗАБ-2,5, 1629 ЗАБ-1, 142 АО-25, 27 АО-15, 14 АО-10, 13 АО-2,5, 10 САБ-15, 6 САБ-3 и 7 САБ-2,5.

Распределение сброшенных авиабомб по самолетам-носителям в апреле было таким:

4200 кг или 5,4% было сброшено самолетами Су-2 13-го гвардейского бомбардировочного авиаполка (21 ударный вылет, всего сброшено 30 ФАБ-100 и 24 ФАБ-50 – средняя нагрузка на 1 вылет составила 200 кг);

5600 кг или 7,2% было сброшено самолетами Су-2 135-го бомбардировочного авиаполка (18 ударных вылетов, всего сброшено 20 ФАБ-100, 70 ФАБ-50 и 2 ЗАБ-50 – средняя нагрузка на 1 вылет 311,1 кг);

8285 кг или 10,7% было сброшено самолетами Р-5 623-го ночного бомбардировочного авиаполка (32 ударных ночных вылета, всего сброшено 54 ФАБ-100, 32 ФАБ-50, 18 ЗАБ-50, 13 ОА-15 и 76 ЗАБ-2,5 – средняя нагрузка на 1 вылет 258,9 кг);

14 840 кг или 19,2% было сброшено штурмовиками И-153 92-го истребительного авиаполка (135 ударных вылетов, всего сброшено 281 ФАБ-50, 28 ОА-25, 6 ОА-15 – средняя нагрузка на 1 вылет 109,9 кг), кроме того, ими было выпущено 77 РС (в среднем 0,57 на 1 вылет);

10 550 кг или 13,6% было сброшено самолетами У-2 596-го ночного бомбардировочного авиаполка (81 ночной ударный вылет, всего сброшено 151 ФАБ-50, 28 ЗАБ-50, 24 ОА-25, 13 ОА-2,5, 932 ЗАБ-1, 6 САБ-3 и 7 САБ-2,5 – средняя нагрузка на 1 вылет 130,3 кг);

15 611 кг или 20,2% было сброшено самолетами У-2 598-го ночного бомбардировочного авиаполка (197 ночных ударных вылетов, всего сброшено 230 ФАБ-50, 118 ОА-25, 14 ОА-15 и 14 ОА-10, 661 ЗАБ-1, 10 САБ-15 – средняя нагрузка на 1 вылет 79,2 кг);

18 243,5 кг или 23,6% было сброшено самолетами У-2 633-го ночного бомбардировочного авиаполка (181 ночной ударный вылет, всего сброшено 354 ФАБ-50, 5 ЗАБ-50, 103 ЗАБ-2,5 и 36 ЗАБ-1 – средняя нагрузка на 1 вылет 100,8 кг).

Таким образом, основную массу бомб – 57,4% в апреле 1942 г. на Юго-Западном фронте сбросили самолеты У-2.

Всего же в мае авиационные соединения Юго-Западного фронта (без учета УАГ-3, АДД и др.) сбросили авиабомб (по массе) в 9,7 раз больше, чем в апреле.

4. Ущерб, нанесенный противнику

Общий список самолетов противника, уничтоженных и подбитых по отчетным документам авиационных соединений Юго-Западного фронта, приведен в таблице 15.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

В таблице 16 приведены данные о потерях самолетов противника, содержащиеся в ежедневных отчетах штаба ВВС ЮЗФ.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

В таблице 17 приведена часть сведений о поражении советской авиацией наземных целей противника, также содержащихся в ежедневных отчетах штаба ВВС ЮЗФ.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Понятно, что данные из последней таблицы носят весьма приближенный характер. Если факт сбития самолета противника в воздухе фиксировался обычно «перекрестным» опросом летчиков, участвовавших в бою, причем порой с привлечением наземных наблюдателей, то число уничтоженных советскими летчиками танков, орудий, солдат противника в большинстве случаев бралось откровенно «с потолка». Во всяком случае официально заявленное советскими летчиками число уничтоженных танков противника многократно превышало фактическое наличие танков у немцев (например, летчики только 3-й Ударной авиагруппы Резерва Ставки ВГК заявили об уничтожении под Харьковом 110 – 115 танков в период с 12 по 14 мая, 180 – 200 танков в период с 15 по 25 мая и так далее).

Тем более, что сами летчики порой затруднялись оценить ущерб, нанесенный ими противнику. Например, в отчетах можно найти такие доклады: «25.5.42 г. в районе южн. ВОЛОБУЕВКА 13 ИЛ-2 сбросили все бомбы и выпустили все РС по колонне 40 танков, после чего все было покрыто дымом и огнем, количество уничтоженных танков экипажами не учтено». И далее: «27.5.42 г. юго-восточн. ЛОЗОВЕНЬКА в овраге было скопление до 50 танков, по которым 6 ИЛ-2 сбросили все бомбы и все РС. Цель была покрыта разрывами и застлана огнем и дымом, количество уничтоженных экипажами не учтено».

5. Сравнение бомбовой нагрузки ударных самолетов

От общего распределения по времени и операционным направлениям (авиационным соединениям) имеет смысл перейти и к распределению расхода боеприпасов по типам самолетов. В таблице 18 сгруппированы данные по авиационным полкам, эксплуатирующим один тип ударных самолетов. В таблице 19 приведены усредненные данные по бомбовой нагрузке (без учета массы РС и листовок) различных типов самолетов на 1 ударный вылет.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года
ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Весьма неожиданной, по крайней мере, для автора, оказалась достаточно низкая бомбовая нагрузка бомбардировщиков Су-2. По средней массе бомбовой нагрузки Су-2 явно превосходили лишь У-2 и находились примерно на одном уровне с Р-зет и бронированными штурмовиками Ил-2 (у последних – с учетом массы РС). В то же время приятно удивили довольно высокие показатели бомбовой нагрузки самолетов Р-5 и Р-зет.

Бомбардировщики СБ и Ар-2 по средней массе бомбовой нагрузки в мае 1942 года несколько превзошли Пе-2, но могли летать только ночью. Кстати, как следует из таблицы 7, самолеты Пе-2 99-го БАП уже имели оборонительные установки 12,7-мм пулеметов Березина.

Забегая несколько вперед, можно отметить, что уже летом 1942 года основным типом авиабомб, которые использовали бомбардировщики Пе-2 и штурмовики Ил-2 на южном фланге советско-германского фронта, стал ФАБ-100, а у бомбардировщиков Су-2 основным так и остался ФАБ-50. Почему в мае на Юго-Западном фронте и у Пе-2, и у Ил-2 ФАБ-50 были более распространены, чем ФАБ-100, автор затрудняется ответить. Было ли дело в особенном характере целей, или имели место проблемы с поставками бомб ФАБ-100 от промышленности – неизвестно.

Отмечая действия И-153 в качестве штурмовиков, следует заметить, что, по крайней мере, во время Харьковской операции по средней массе бомбовой нагрузки на 1 ударный вылет бипланы 92-го истребительного авиаполка ВВС 6-й Армии даже несколько превосходили штурмовики Ил-2 243-го, 285-го и 431-го ШАП – 195,8 кг против 166,3 кг соответственно (подчеркну, что это касалось именно Харьковской операции, где, вероятно, была высока доля вылетов на большую дальность, но уже с июня 1942 г. «Ильюшины» стали гораздо активнее использовать ФАБ-100, в результате чего средняя бомбовая нагрузка на 1 вылет у них увеличилась до 250 – 300 кг). Правда, указанный расчет касается только бомб, а по среднему числу расходуемых РС Ил-2 под Харьковом, конечно, превосходил И-153 – 5,9 против 1,17. Таким образом, с учетом того, что РС-82 весил 25 кг, получим, что средняя бомбовая нагрузка И-153 в боях под Харьковом составила 225 кг, а средняя бомбовая нагрузка Ил-2 – 313,8 кг (243-й и 285-й ШАП МАГ ЮЗН – 287,4 кг, 431-й ШАП РАГ-4 – 344,3 кг).

Также превосходили «Ильюшины» и в вопросах применения стрелково-пушечного вооружения – при примерно равном расходе 7,62-мм патронов ШКАС (около 450, правда, если считать, что И-153 не стреляли из пулеметов во время разведывательных вылетов) «горбатые» расстреливали в среднем еще и около 200 23-мм снарядов ВЯ за вылет.

Говоря об особенностях формирования средней величины бомбовой нагрузки самолетов Ил-2 на Юго-Западном фронте, стоит упомянуть специфику работы 619-го штурмового авиаполка в рассматриваемый период.

619-й ШАП формировался на базе 5-го запасного авиаполка при 1-й запасной авиабригаде Приволжского военного округа на аэродроме Кряж под Куйбышевом. Начало формирования полка – 5 апреля 1942 года, начало прохождения летной подготовки по программе переучивания на Ил-2 – 11 мая 1942 года. Полк окончил формирование 21 мая 1942 года. За время подготовки общий налет полка на самолете Ил-2 составил 263 часа 45 минут (средний налет на летчика на самолете Ил-2 – 15 часов 23 минуты), было проведено 69 стрельб по наземным целям, 66 бомбометаний на полигоне и 72 маршрутных полета. Технический персонал полка прошел теоретическую и практическую подготовку по самолет Ил-2 в среднем объеме 120 часов на человека (средняя оценка «хорошо»). Приказ о перебазировании полка на Юго-Западное направление пришел 22 мая, 23 мая полк приступил к его выполнению.

Перебазирование полка происходило следующим образом. 20 самолетов Ил-2 с экипажами перелетели в Бутурлиновку «своим ходом». Также воздушным эшелоном (двумя рейсами самолета «Дуглас») на аэродромы Бутурлиновка и Купянск было переброшено 34 человека технического персонала полка. «Остальной личный состав пароходом и ж.д. эшелоном с аэродрома Кряж на аэродром В. Бурлук перебазировался с 22.5.42 по 30.5.1942 г.». 26 мая из Бутурлиновки полк перелетел на аэродром Белый Колодезь, где вошел в состав ВВС 28-й Армии. При этом в Белый Колодезь прибыло только 17 штурмовиков Ил-2 с 17 экипажами, так как из-за возникших во время перебазирования технических неисправностей один самолет остался на аэродроме Энгельс и еще два – на аэродроме Бутурлиновка (последние вернулись в состав полка 31 мая). 27 мая 1942 г. Командующий ВВС 28 Армии отвел для просмотра и подготовки матчасти к боевым вылетам с 28 мая. 28 мая 1942 г. 619-й ШАП приступил к выполнению боевых задач с аэродрома Белый Колодезь, а уже 30 мая по распоряжению Командующего ВВС ЮЗФ полк перешел в состав МАГ ЮЗН и перебазировался на аэродром В.Бурлук и далее – в Новоадександровку. Собственно за это короткое время пребывания в составе ВВС 28-й Армии и приведены сведения о боевой работе 619-го ШАП в представленных выше таблицах. Всего же за период с 28 мая по 8 июня 1942 года 619-й ШАП выполнил 59 боевых вылетов общей продолжительностью 65 часов 28 минут. Из общего числа вылетов 48 было произведено на штурмовку живой силы и техники противника (всего летало 9 самолетов), на штурмовку аэродромов двумя самолетами было совершено 8 вылетов, еще 1 вылет был совершен на штурмовку железнодорожного эшелона. Безвозвратные потери полка за это время составили 6 машин: 2 самолета были сбиты огнем зенитной артиллерии (31 мая в районе Тетлега и 3 июня при штурмовке переправ противника через реку Сев.Донец, после чего совершил вынужденную посадку на территорию противника в районе Волчий Яр) и 4 самолета не вернулись с выполнения боевого задания (один 29 мая, два 31 мая и один 3 июня).

О причинах того, почему за несколько дней нахождения в составе ВВС 28-й Армии свежеприбывший полк совершил всего 6 боевых вылетов и при этом самолеты несли малую бомбовую нагрузку, в отчете 619-го ШАП прямо написано в разделе с красноречивым названием «Что мешало работе полка»:

«а/ При получении распоряжения на перебазирование 619 ШАП не знал конечного пункта маршрута, в результате чего наземный эшелон в который входило 70% личного состава полка переезжал с места на место пытаясь найти летный состав с самолетами, в явный ущерб боевой работы полка.

Характерно, что наземный эшелон прибыл только за 6-ть дней до окончания боевой деятельности полка.

б/ 619 ШАП в составе 17 летчиков и 17 самолетов при наличии 28 человек технического состава по эксплоатации, электриков, прибористов и только 3-х оруж-специалистов, начал выполнять боевые задания согласно распоряжения Командующего ВВС 28 Армии.

Недостаток обслуживающего персонала сильно затрудняла подготовку материальной части к боевым заданиям в смысле сроков боеготовности.

в/ Работа штаба полка обеспечивалась в лице одного человека, так как состав штаба следовал ж.д. эшелоном.

г/ За период с 26.5.42 г. по 6.6.42 года 619 ШАП выполнил 4-е перебазирования не прекращая выполнения боевых заданий, что с учетом недостатка личного состава очень затрудняло боевую работу полка».

В скобках отметим, что штаб ВВС 28-й Армии вошел в тяжелое положение, в котором оказался прибывший полк в плане личного состава, и оказал посильную помощь, выделив полку трех девушек-красноармейцев: одну на должность старшего писаря полка и двух на должности укладчиков парашютов. Увы, пользы этот шаг принес немного – командир 619-го ШАП был вынужден откомандировать девушек обратно в штаб ВВС 28-й Армии «из-за невозможности к дальнейшему использованию по специальности так, как абсолютно не имеют подготовки».

Прибытие наземного эшелона с личным составом полка незамедлительно сказалось на показателях работы полка (таблица 20).

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

В таблице 21 приведено сравнение ударных самолетов ВВС ЮЗФ по результатам работы в мае 1942 года.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Как видно из представленных таблиц, основными «рабочими лошадками» ВВС Юго-Западного фронта в мае 1942 года являлись самолеты Ил-2 днем и У-2 ночью. Очевидно, эти два типа самолетов снискали себе славу на полях сражений Великой Отечественной войны не потому, что обладали какими-то выдающимися ЛТХ, являясь каким-то «чудо-оружием», а потому, что вытащили на себе всю тяжесть боев по поддержке Сухопутных войск, являясь поистине «тружениками войны».

6. Эффективность истребителей разных типов

Нередко вопросы боевой эффективности самолетов того или иного типа и сравнение их между собой становятся предметом жарких дискуссий на различных исторических и околоисторических площадках. Рассмотрим, какую пищу для подобных споров нам дает информация о воздушных боях на Юго-Западном фронте в мае 1942 года?

Откровенными аутсайдерами боев в небе над Харьковом, наверное, следует признать истребители МиГ-3 148-го истребительного авиаполка из состава 4-й Резервной авиагруппы. За май месяц летчики этого полка совершили 91 боевой вылет (из них 68 на сопровождение своих бомбардировщиков и 23 – на прикрытие своих войск) общей продолжительностью 76 часов 55 минут. Кроме того, полком было совершено 126 небоевых вылетов (77 на перебазирование и 49 тренировочных) общей продолжительностью 50 часов 55 минут. В результате боев полк потерял по разным данным 3 или 4 машины, заявив при этом одну победу над истребителем Ме-115. Расход боеприпасов полка в мае составил 16 РС, 550 патронов БС и 3600 патронов ШКАС. Начав месяц с 10-ю исправными и 2-мя неисправными истребителями, полк к 25 мая имел в своем составе только 3 исправных и 4 неисправных самолета (еще 3 МиГ-3 было отправлено в ремонт).

В общем-то ничего особо страшного в приведенных цифрах нет. Куда более красноречивыми являются описания действий полка, приведенные в отчете о боевой деятельности РАГ-4 за май 1942 года. Вот что написано в разделе «Взаимодействие родов авиации»: «В мае само базирование нашей авиации по прежнему было построено с учетом принципов взаимодействия – бомбардировщики 99 ббап с истребителями 148 иап; штурмовики 431 шап с истребителями 273 иап. Вопросы взаимодействия этих полков отработаны до мельчайших деталей, летчики полков хорошо изучили действия друг друга и это облегчало взаимодействие в полете. Достаточно сказать истребителям 273 иап – кто ведущий у штурмовиков 431 шап и они уже строят свой боевой порядок применительно к тем тактическим приемам который является излюбленным для данного ведущего.

Хуже обстояло дело с взаимодействием между 99 и 148 полками. Изношена материальная часть, слабая маневренность МИГ-3 на средних высотах заставляет истребителей забираться выше, оставляя нижнюю полусферу бомбардировщиков незащищенной, а также не составляют единого боевого порядка с бомбардировщиками, в результате летчики 99 ббап отрицательно смотрели на подобные прикрытия и предпочитали лучше использовать облачность чем надеяться на МИГ”ов. …

ЯК-1 как правило держались на одном уровне с прикрываемыми штурмовиками или бомбардировщиками или с небольшим удалением и превышением. МИГ”и же как правило ссылаясь на плохую маневренность своего самолета забирались на высоту отрываясь от прикрываемых ими бомбардировщиков».

Конечно, возможно, что МиГ-3 «свежего» выпуска, да еще к тому же и оснащенные предкрылками, вели бы себя лучше, но по понятным причинам «свежим» МиГ-3 в мае 1942 года взяться было неоткуда. Поэтому в условиях, когда один тип истребителей «избегал воздушного боя», попытаемся провести сравнение оставшихся трех типов машин. В таблице 22 рассмотрена условная живучесть истребителей разных типов в майских воздушных боях.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Говоря о том, почему живучесть в воздушном бою «стареньких» И-16 оказалась выше достаточно современных ЛаГГ-3 и Як-1, можно отметить несколько моментов.

Во-первых, следует упомянуть вопрос уровня подготовки летного состава полков. Как привило, весной 1941 года на самолетах старых типов продолжали летать полки, сформированные еще до войны или переформированные в самом ее начале путем разделения довоенных полков 4-эскадрильного состава на два полка нового штата – по две эскадрильи в каждом. Эти полки к весне 1942 года имели опытные, закаленные в боях экипажи, и, рискну предположить, что в ряде случаев их боялись выводить в тыл для переучивания на новую матчасть по причине того, что на них «держалось небо» соответствующего участка советско-германского фронта. Истребители же новых типов зачастую получали вновь сформированные в ходе войны полки с наспех обученными пилотами.

Во всяком случае оба полка ВВС Юго-Западного фронта, которые в мае 1942 года продолжали летать на И-16, были своеобразными «крепкими орешками» – оба они участвовали в Великой Отечественной войне с первых ее дней и оба еще в марте 1942 года представлялись к присвоению почетного наименования «гвардейский». О высоком уровне подготовки летного состава этих полков можно судить из следующих документов.

Боевая характеристика 43 истребительного авиаполка от 23.03.1942 г. с представлением к званию Гвардейского и награждению орденом «Красное Знамя»: «За те-же успехи правительством СССР награждены из состава полка орденами – 56 человек. Кроме того представлено к высшей Правительственной награде званию «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА» 11 летчиков.

Особо выдающиеся летчики, имеющие от 130 до 250 боевых вылетов и сбившие каждый от 3-х до 5-ти самолетов противника следующие: Капитан ШИШКИН, ст. Лейтенант БУБНОВ, Лейтенант ФАДЕЕВ, Лейтенант ДЬЯЧЕНКО, Лейтенант БУШИН, Лейтенант ДЕРКАЧ, Лейтенант ШВЕЦ, ст. Лейтенант РОМАНОВ, ст. Лейтенант КИКТЕНКО, Младший лейтенант ОСТРОУХОВ, Мл. Лейтенант КУПРИЯНЧИК.

Лично Командир полка Подполковник СЮСЮКАЛОВ награжден 4-мя орденами, из которых орденом «Красная Звезда» за участие в отечественной войне. Военком полка – Батальонный комиссар ЩЕРБАКОВ за участие в отечественной войне награжден орденом «Красная Звезда».».

Боевая характеристика 282 истребительного авиационного полка и ходатайство о преобразовании полка в Гвардейский: «За время Отечественной войны по 15.3.42 г. полк сделал 2366 боевых вылетов, при общем налете 2316 часов. … Награждено орденами СССР – 52 человек. Представлено к званию ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА – 6 человек, к Правительственным наградам – 70 человек».

К сожалению, прибывший только 13 мая 1942 г. на Юго-Западный фронт 254-й истребительный авиаполк подобными героями-орденоносцами похвастать не мог. Известное высказывание о том, что важнейшей частью любого оружия является голова его владельца, в полной мере характеризует использование новеньких ЛаГГ-3, полученных этим полком с Горьковского авиазавода.

2 мая 1942 г. вышло Постановление ГКО Постановление ГКО № 1682 «Об укомплектовании и обеспечении Юго-Западного и Южного фронтов», которое в частности предписывало: «... для усиления авиации Юго-Западного направления: а) передать к 5 мая 1942 года для 28-ой армии 254 истребительный авиаполк Лагг-3 и 52 бомбардировочный авиаполк Су-2». Однако, задержки с получением матчасти от заводов-изготовителей (52-й бап вообще не успел вернуться на фронт до конца мая) стали не единственной проблемой на пути выполнения требований ГКО.

На 21 новый истребитель, которые полк всё-таки получил, имелось всего 10 летчиков. В связи с этим для отправки на фронт срочно «при 2-м ЗАП полк был доукомплектован молодым летным составом в количестве 9 человек, который полностью программы по переучиванию не закончил». Уровень подготовки пополнения оказался настолько слаб, что для перелета из-под Горького в Воронежскую область к полку распоряжением Отдела Укомплектования и формирования ВВС КА были прикомандированы 3 летчика из 2-го запасного авиаполка и 737-го истребительного авиаполка «с немедленным возвращением в свои части после посадки в БУТУРЛИНОВКЕ». Молодые же летчики отправлялись в Бутурлиновку пассажирами самолета «Дуглас». Впрочем, и те, кто летел «своим ходом», оказались не на высоте: один из перегоняемых новеньких ЛаГГов был разбит на промежуточной посадке в Моршанске.

По прибытию полка в Бутурлиновку выяснилось, что за время пути обстановка на Юго-Западном фронте серьезно обострилась и молодой, слабо обученный полк придется бросать в бой без предварительного доучивания пополнения. Поэтому, если 5 летчиков 737-го ИАП пришлось вернуть в свою часть, то трех летчиков 2-го запасного авиаполка, перегонявших ЛаГГи 254-го ИАП, распоряжением Командующего ВВС Юго-Западного фронта оставили в составе 254-го ИАП. Оставшийся «дисбаланс» самолетов и летчиков был уменьшен за счет передачи 5-ти ЛаГГов во 2-й ИАП ВВС 28-й Армии (еще один ЛаГГ-3 вместе с заместителем командира эскадрильи старшим лейтенантом Григоровичем был передан «в полк майора Козырева»; еще один летчик был отправлен вызволять из Моршанска восстанавливаемый там ЛаГГ, разбитый при посадке старшим лейтенантом Шерстяниковым).

В итоге 13 мая 254-й ИАП в составе 13-ти ЛаГГ-3 перебазировался на аэродром Белый Колодезь, где вошел в состав ВВС 28-й Армии и с 14 мая приступил к боевым действиям. Всего с 14 по 22 мая 1942 года полк произвел 114 боевых вылетов (на прикрытие своих войск – 87 вылетов, на сопровождение Ил-2 – 21 вылет, на разведку – 6 вылетов) общим налетом 97 часов 35 минут. В ходе 14-ти воздушных боев, в которых в общей сложности участвовало 54 наших самолета и 58 самолетов противника, летчики полка сбили три самолета противника (1 Ю-88, 1 Ме-109 и 1 Хш-126) и предположительно подбили еще два (1 Ме-109 и 1 Хш-126).

В то же время собственные силы полка за неделю боев «сточились» с 13-ти истребителей всего до двух. Безвозвратные потери составили три ЛаГГа: один ЛаГГ был сбит в воздушном бою, еще один не вернулся с боевого задания, третий относился к небоевым потерям (сорвался в штопор над своим аэродромом). Еще 5 истребителей требовали заводского ремонта (4 из них к 22 мая уже были отправлены в ремонт), еще 4 – полевого ремонта (один из них в 22 мая уже был введен в строй).

В итоге 23 мая 1942 года только прибывший на фронт 254-й ИАП «распоряжением Командующего ВВС ЮЗ Фронта перебазировался в ХРЕНОВОЕ для укомплектования материальной частью», оставив один исправный и четыре требующих полевого ремонта ЛаГГа 2-му ИАП. Одновременно в родной 2-й ЗАП возвращались все три его летчика. Тем более, что один из них (лейтенант Котов) получил ранение (к счастью, легкое и к 22 мая был выписан из госпиталя) – очевидно, командующий ВВС ЮЗФ решил не доводить дело «до греха» и не нести лишнюю ответственность «за самоуправство».

Что интересно, с отводом в тыл проблемы 254-го ИАП с летным составом не закончились. Во-первых, его командир отмечал, что «6 человек молодого летного состава находящихся в штате нашего полка полностью программы переучивания не закончили». И хотя для ввода их в строй требовалось всего 5 – 7 дней, но на этом пути имелась одна крупная неприятность – в полку отсутствовала «спарка» Як-7 или УТИ-4, на которой собственно подготовку новичков и можно было завершить. Во-вторых, в не таком уж и многочисленном полку (16 летчиков) командир отмечал трех (включая командира звена, разбившего истребитель при посадке в Моршанске), которые «по причинам слабой техники пилотирования требуют перевода в другой род авиации».

В общем, не удивительно, что при такой подготовке летного состава 254-й ИАП в мае 1942 года в среднем имел всего 38 вылетов на 1 безвозвратную потерю самолета.

Вторым моментом, который следует учитывать при сравнении живучести истребителей «старых» и «новых» типов, является распределение числа вылетов по видам боевого задания. Как уже отмечалось выше, у истребителей И-16 34% всех боевых вылетов совершались на разведку, а у истребителей ЛаГГ-3 и Як-1 этот показатель составлял всего 10,4% и 3,7% соответственно. Не отрицая возможности ведения воздушного боя или сбития зенитным огнем противника во время разведывательного вылета как таковой, следует всё-таки признать, что возможности уклониться от боя у самолета-разведчика гораздо выше, чем у самолета, отправленного на прикрытие своих войск или штурмовку войск противника. В отчете ВВС 6-й Армии за май 1942 г. в разделе о ведении авиаразведки прямо указывается: «Разведка днем производилась … с максимальным использованием солнца и облачности для скрытого подхода в район разведки и ухода от истребителей противника».

И вот тут оказывается, что основную тяжесть воздушных боев в небе над Харьковом вынесли на себе как раз истребители новых типов. Так из общего числа 2585 вылетов на прикрытие своих войск и переправ, на сопровождение своих бомбардировщиков и штурмовиков, а также на перехват самолетов противника истребители ЛаГГ-3 и Як-1 совершили 81,2% вылетов, а И-16 – только 15,3%. Удельный вес полетов на эти виды заданий у истребителей ЛаГГ-3 относительно совершенных ими вылетов составил 82,9%, у Як-1 – 68,6%, а у И-16 – только 44,7%.

Также истребители новых типов совершили в 2 раза большее число вылетов с задачей атаки войск и аэродромов противника по сравнению с И-16. У Як-1 удельный вес ударных вылетов составил 26,4% от общего числа полетов, у И-16 – 21,3%, у ЛаГГ-3 – 6,7%.

Собственно, о том, как распределялись задачи боевых вылетов по типам самолетов, прямо сказано в разделе «Выводы» отчета деятельности ВВС 38-й Армии за май 1942 года: «2. Истребители И-16 под управлением опытных летчиков 282 ИАП умелой и непрерывной разведкой обеспечивали вскрытие основных группировок противника на фронте армии – это давало возможность наземным частям быстро изготавливаться для противодействия.

3. Истребители ЛАГГ-3 в основном выполняли задачи прикрытия бомбардировщиков и штурмовки войск противника».

Вполне уместно будет вспомнить, что и в апреле 1942 года 282-й истребительный авиаполк был рекордсменом по числу боевых вылетов, совершенных с целью ведения разведки: из 205 боевых вылетов, совершенных самолетами полка, 81 вылет или 39,5% был разведывательным. Лидировали И-16 в апреле и «в общем зачете» по числу вылетов на разведку среди самолетов ВВС Юго-Западного фронта: из 166 дневных вылетов на разведку 94 было совершено истребителями И-16 (56,6%), 29 вылетов – штурмовиками И-153 (17,5%), 28 вылетов – бомбардировщиками Су-2 (16,9%), 10 вылетов – истребителями ЛаГГ-3 (6%) и 5 вылетов – истребителями Як-1 (3%).

Кстати, этот же фактор – распределение числа вылетов по виду боевого задания – следует иметь и при сопоставлении живучести ударных самолетов. Например, И-153 ВВС ЮЗФ в мае 1942 года совершили 329 боевых вылетов, из которых 174 (52,9%) на разведку и только 155 (47,1%) на атаку войск противника. В то же время штурмовики Ил-2 243-го, 285-го, 431-го и 619-го ШАП на 634 ударных вылета по войскам и аэродромам противника выполнили всего 2 разведывательных полета.

Говоря об истребителях И-153, используемых в мае 1942 года под Харьковом в качестве штурмовиков и разведчиков, полагаю уместным процитировать такую фразу из отчета штаба ВВС 6-й Армии: «Ввиду малого количества оставшихся в строю истребителей – боевые действия ВВС 6 Армии за период 20-31.5.42 имели ограниченный характер, ибо «СУ-2» и «ЧАЙКИ» прикрывать было нечем, а попытки действовать без прикрытия приводили к тяжелым потерям и к невыполнению боевых задач». В то же время в отчете РАГ-4 о штурмовиках Ил-2 (431-й ШАП) имеется следующая запись: «Характерно, что в бой с истребителями противника вступали наши штурмовики ИЛ-2 и в результате проведенных 2 воздушных боев, как-бы попутно с выполнением задачи на штурмовку наземных войск противника. Штурмовики сбили 3 самолета противника» (в отчете РАГ-4 все три сбитых 431-м ШАП самолета идентифицированы как Ме-109). Еще одно интересное описание использования штурмовиков Ил-2 в качестве истребителей содержится в отчете штаба ВВС ЮЗФ об итогах работы за ночь с 19 на 20 мая. Вечером 19 мая в 19.55 7 бомбардировщиков Ю-88 произвели налет на аэродром Купянск, в результате чего было убито 2 и ранено 4 человека, а также сожжен на земле один истребитель Як-1. «В это время в воздухе находилось 22 самолета, из них 6 ИЛ-2 возвращались с боевого задания и над аэродромом завязался воздушный бой – в результате 2 Ю-88 сбиты и упали в районе КУПЯНСК».

Третий фактор, который следует иметь в виду при обсуждении высокой живучести истребителей И-16 в битве под Харьковом, также был связан с особенностями боевого использования, а не конструктивными особенностями самого самолета, является распределение районов боевых действий.

Если все истребительные авиаполки, оснащенные самолетами новых типов, действовали в самом пекле сражения за Харьков, то один из двух полков, оснащенный истребителями И-16 (43-й ИАП ВВС 21-й Армии), находился на северном фланге Юго-Западного фронта и в мае 1942 года в ключевых событиях воздушной битвы – противодействии усилиям Люфтваффе по срезанию Барвенковского выступа советских войск – не участвовал. Разница в условиях действий в полосах разных армий Юго-Западного фронта хорошо видна даже на примере сравнения только полков, летающих на И-16. Так, если 43-й ИАП ВВС 21-й Армии совершил 467 боевых вылетов, в том числе 116 на атаку войск противника и 319 на прикрытие своих войск, и при этом потерял безвозвратно только 3 самолета, то 282-й ИАП действовавшей южнее 38-й Армии безвозвратно потерял вдвое больше И-16, совершив всего 77 вылетов на прикрытие и 73 вылета на атаку, а остальные 269 вылетов из общего числа 419-ти (64,2%) 282-й ИАП производил только на разведку.

Однако, сравнение истребителей разных типов между собой будет неполным, если рассматривать только их «оборонительные» свойства и не учитывать «наступательные». Всё-таки война в воздухе – это игра не в одни ворота, а для истребителя возможность сбивать самолеты противника является одной из важнейших. Сопоставление условных наступательных возможностей советских истребителей разных типов, продемонстрированных в небе над Харьковом в мае 1942 года, представлено в таблице 23 (подчеркну, что в таблице к числу побед отнесена только категория «сбито самолетов противника», а подбитые машины не учитывались).

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Комментарии, как полагаю, не требуются. Столь низкая эффективность И-16 отчасти может быть объяснена перечисленными выше факторами: морально устаревший истребитель оказывался «не там и не тогда», чтобы набрать большое количество побед в воздушных боях. Однако, интересен и сам вопрос, почему И-16 «держали подальше» от участия в воздушных боях? Полагаю, ответ будет понятен, если таблицу 23 преобразовать таким образом, чтобы исключить разведывательные вылеты, вероятность вступить в воздушный бой в ходе которых была довольно мала. Как видим, даже с учетом подобных уточнений И-16 как истребитель был в 1,5 хуже ЛаГГа и в 3 раза хуже Яка.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Кстати, если подобным образом модифицировать таблицу 22, то средняя живучесть И-16 снизится с 98,44 вылетов на 1 потерю до 65 вылетов – в 1,5 раза! Аналогичные показатели истребителей новых типов при этом останутся почти прежними: у ЛаГГа живучесть снизится с 38,36 вылетов на 1 потерю до 34,38 вылетов, у Яка – с 27,8 до 26,77 вылетов на 1 потерю.

В таблице 25 представлен пересчет полученных результатов в итоги боевых действий в воздухе при совершении 1000 боевых вылетов.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Как видно, истребитель Яковлева обеспечивал самую высокую скорость итоговой «зачистки» неба от самолетов противника, несмотря на якобы самую низкую живучесть, превосходя ЛаГГ в 3,4 – 4 раза, а И-16 – в 3,4 – 5 раз. Истребитель же ЛаГГ имел схожую с И-16 скорость «перемалывания» самолетов противника, несмотря на то, что также существенно уступал И-16 в живучести.

Что означают на деле приведенные в таблице 25 показатели? Напомню, что всего истребителями И-16, МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1 Юго-Западного фронта в мае 1942 года было совершено 3676 боевых вылетов (истребители И-153 92-го ИАП использовались в качестве штурмовиков). При этом было безвозвратно потеряно 93 своих истребителя и сбито 155 самолетов противника. В таблице 26 представлена оценка результатов деятельности ВВС ЮЗФ, если бы при тех же условиях (число самолето-вылетов, совершенные истребителями фронта за месяц) все истребительные авиаполки ЮЗФ были бы укомплектованы каким-то одним типом самолетов.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Конечно, полученные в таблице 26 результаты нельзя рассматривать напрямую. Так, очевидно, что если в случае перевооружения всех истребительных авиаполков ЮЗФ на И-16 и сбитии ими всего 71 самолета противника (т.е. вдвое меньше, чем было уничтожено в реальности), Люфтваффе, понесут существенно меньшие потери в истребителях и, следовательно, «дополнительные» истребители противника собьют еще большее число советских самолетов. Последние, в свою очередь, из-за больших потерь совершат меньшее число самолето-вылетов и тем самым еще сильнее снизят число потерь противника... Снижение числа вылетов И-16 до 3000 – 3500 (без учета более сильного противодействия Люфтваффе) будет соответствовать 57 – 67 сбитым самолетам противника. Для достижения же полученного в реальности результата (155 сбитых самолетов противника) истребительным авиаполкам ЮЗФ, полностью перевооруженных на И-16, потребуется совершить 8078 боевых вылетов – в 2,2 раза больше, чем в реальности! Соответственно при этом будет безвозвратно потеряно 82 своих истребителя.

В случае же с «поголовным» перевооружением истребительных авиаполков Юго-Западного фронта на Як-1 и совершении ими тех же самых, что и в реальности 3676 вылетов, понесенные безвозвратные потери в 132 машины. Это означает, что истребительная авиация ЮЗФ «сточится в ноль» еще до того, как успеет совершить искомые 3676 самолето-вылетов (напомню, что в реальности к концу мая ВВС ЮЗФ уже испытывали сильный недостаток истребителей). Однако достигнутый в реальности результат (155 сбитых самолетов противника) истребительные авиаполки ЮЗФ, перевооруженные на Як-1, достигнут всего за 2124 боевых вылетов. При этом будет потеряно только 76 своих истребителей. Соответственно до полученного в реальности «порога стачивания истребительной авиации ЮЗФ» (93 безвозвратные потери) Яки успеют совершить еще 472 боевых вылетов, за время которых будет сбито еще 34 самолета противника. То есть при том же числе собственных безвозвратных потерь, что и в реальности, истребительные авиаполки ЮЗФ, летая на Як-1, совершат 2596 вылетов (70,6% от числа вылетов, совершенных в реальности) и собьют при этом 189 самолетов противника (на 21,9% больше, чем в реальности).

Таким образом, с учетом воздействия изменившейся численности истребителей противника «поголовное» перевооружение (без доведения до штатной численности, а только с заменой фактически имевшихся машин) истребительных авиаполков Юго-Западного фронта на Як-1 обеспечивало, как минимум, 190 – 200 сбитых самолетов противника, а аналогичное перевооружение на И-16 – лишь около 50 – 60 сбитых самолетов противника.

Разумеется, полученные результаты носят довольно приблизительный характер. Это связано как с относительно небольшими размерами выборки, так и с не совсем идентичными условиями ведения боевых действий (см. например различия 43-го и 282-го ИАП). С точки зрения корректности условий сравнения может представлять интерес действия авиационных полков, действующих в пределах полосы одной армии (таблица 27). Как видно, и при таком подходе наилучшими показателями обладает Як-1.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Таким образом, полученные результаты в очередной раз подтвердили простую истину о том, что наши предки не были глупее нас, и раз они отдавали предпочтение истребителям конструкции Яковлева, то на то были соответствующие объективные причины, не имеющие ничего общего с современными «теориями заговора».

7. Действия 3-й Ударной авиагруппы

Необходимо еще раз подчеркнуть, что перечисленные выше данные относятся непосредственно к ВВС Юго-Западного фронта. Однако в ходе Харьковской операции участие принимала авиация, не входящая в состав ЮЗФ. Во-первых, это были ВВС 9-й и 57-й Армий Южного фронта, во-вторых, 3-я Ударная авиагруппа Резерва Ставки, в-третьих, Авиация дальнего действия. Особенности вопросов подчинения приводят к тому, что при описании воздушной составляющей боев за Харьков весной 1942 года деятельность этих авиационных соединений, как правило, остается нераскрытой.

УАГ-3 формировалась на основании директивы заместителя Наркома обороны № 33890сс от 16 марта 1942 г., в соответствии с которой должна была состоять из 58-го бомбардировочного полка (Пе-2), 211-го и 245-го штурмовых авиаполков (Ил-2), 32-го, 563-го и 581-го истребительных авиаполков (все Як-1), а также 818-го и 819-го дальнебомбардировочных авиаполков (Ил-4). Во исполнение этой директивы 17 марта из Москвы в Старобельск прибыло 7 человек управления: командующий группой генерал-майор авиации Л.А. Горбацевич, начальник штаба группы полковник М.В. Комаров, заместитель начальника штаба по тылу полковник А.М. Воронежский, старший инженер по вооружению военинженер 1 ранга В.И. Беляев, офицеры штаба старший лейтенант Ф.С. Луговской и И.В. Чистяков, а также зав.делопроизводством М.Я. Маслова (уже на следующий день управление группы переехало в Лисичанск). 18 марта в состав группы вошел 211-й ШАП (121 человек личного состава, в т.ч. 19 летчиков и 83 человек техсостава), 20 марта – 245-й ШАП (122 человека, в т.ч. 19 летчиков и 83 человека техсостава), 23 марта – 146-й ИАП (125 человек, в т.ч. 23 летчика и 86 человек техсостава) и 818-й ДБАП (164 человека, в т.ч. 13 летчиков, 16 штурманов и стрелков-бомбардиров, 29 воздушных стрелков, 96 человек техсостава), 7 апреля – 789-й ИАП (120 человек, в т.ч. 20 летчиков и 85 человек техсостава), 12 апреля – 714-й НЛБАП (101 человек, в т.ч. 18 летчиков, 19 стрелков-бомбардиров и 49 человек техсостава), 26 апреля – 581-й ИАП (124 человека, в т.ч. 18 летчиков и 88 человек техсостава). Уже во время боев на Харьковском направлении директивой командующего ВВС ЮЗФ от 18 мая 1942 г. в состав УАГ-3 также передавались 248-й и 770-й истребительные авиаполки и 66-й штурмовой авиаполк (всего 46 летчиков).

До начала Харьковской операции УАГ-3 находилась в полосе Южного фронта, где вела ограниченную боевую деятельность.

211-й и 245-й ШАП, а также 714-й НЛБАП до 11 мая 1942 г. боевых вылетов не производили.

146-й и 789-й ИАП в период с 8 по 20 апреля базировались на аэродроме Провинкино, где находилось 6 авиаполков, имевшим в общей сложности до 100 самолетов разных типов. При наличии всего одной взлетно-посадочной полосы и непригодности остальной части аэродрома, одновременно с получением и изучением новой материальной части 146-й и 789-й ИАП производили тренировочные полеты по кругу, отрабатывали взлет, посадку, слетанность и методом патрулирования в воздухе и дежурства на земле прикрывали аэродромы Половинкино, Старобельск, Тацинская. Всего за этот период на патрулирование было произведено 215 вылетов общей длительностью 194 часа 21 минута, встреч с воздушным противником не было боеприпасы не расходовались. В последующий период до 10 мая продолжали патрулирование в воздухе и дежурство на земле, прикрывая аэродромы Половинкино, Старобельск, Тацинская, вели воздушные бот с истребительной авиацией противника в районах прикрытия (20 апреля аэродром Половинкино был атакован группой в составе 9 Ю-88, 4 Ме-109 и 3 Ме-110) и вылетали на перехват одиночных самолетов противника.

818-й ДБАП, базируясь в Ростове, совершал ночные бомбардировочные удары по аэродромам противника. Так, на аэродром Сталино вылеты совершались в ночь с 24 на 25 апреля, ночь с 29 на 30 апреля и в ночь с 30 апреля на 1 мая. Кроме того, в ночь со 2 на 3 мая был нанесен удар по аэродрому Мариуполь. Всего дальними бомбардировщиками полка произведено 26 боевых вылет общим налетом 54 часа 27 минут. Какие еще самолеты привлекались к этим вылетам, сказать трудно, но общее число самолетовылетов равнялось 241, а общий налет – 197 часов 45 минут. При этом было израсходовано около 25,9 тонн авиабомб (32 ФАБ-250, 137 ФАБ-100, 20 ЗАБ-100, 13 РРАБ-3, 11 ЗАБ-50, 2 САБ-25, 14 САБ-15, 90 АО-10, 29 ЗАБ-5, 120 ЗАБ-2,5), 47 РС-82, 877 снарядов ШВАК и 3363 патрона ШКАС.

Перед началом наступления войск ЮЗФ на Харьков, полки УАГ-3 были перебазированы в его полосу и привлечены к поддержке войск Юго-Западного фронта. Так, 8 мая 714-й НЛБАП перебазировался с аэродрома Половинкино на аэродром Левковка. 10 мая по этому же маршруту перебазировался 789-й ИАП. В этот же день в Левковку прибыл с аэродрома Тацинская 211-й ШАП. А 13 мая в Левковку перебазировался с 12-ю самолетами 581-й ИАП. Также 10 мая на аэродром Малая Камышеваха перебазировались 146-й ИАП (с аэродрома Старобельск) и 245-й ШАП (с аэродрома Котельниково.

Работа в интересах ЮЗФ началась в ночь с 10 на 11 мая, когда 818-й дальнебомбардировочный авиационный полк, базировавшийся в Ростове, силами 6-ти ночных экипажей совершил 12 самолетовылетов на бомбардировку аэродрома и железнодорожного узла в Запорожье (всего было сброшено 106 ФАБ-100, 17 ЗАБ-100, 30 АО-10 и 28 САБ-25). В эту же ночь 714-й ночной легкий бомбардировочный авиаполк совершил налет на штаб 44-й пехотной дивизии противника, расположенный в Андреевке. Утром 11 мая 211-й и 245-й штурмовые авиаполки под прикрытием 146-го и 789-го истребительных авиаполков вылетели на штурмовку аэродромов Павлоград и Красноград, однако самолетов противника не обнаружили и отбомбились по запасным целям и одиночным самолетам, вероятно, ремонтировавшимся у ангаров. После полудня этого же дня (в 12.30 – 13.50) 211-й ШАП под прикрытием 789-го ИАП совершили налет на Харьковский аэродром. Всего 11 мая в полетах участвовало 18 Ил-2.

Днем 12 мая и в первой половине дня 13 мая авиаполки 3-й Ударной авиагруппы работали в интересах 6-й Армии ЮЗФ. Однако с 12.00 13 мая и весь день 14 мая по приказанию Командующего ВВС Юго-Западного фронта все силы 211-го и 245-го ШАП под прикрытием 146-го, 581-го и 789-го ИАП были перенацелены для действий в районе Чугуев, Каменная Яруга, Зарожное, Рогань по скоплению бронетехники противника, осуществляющего контрудар по «северной» группе ЮЗФ, наступавшей на Харьков со стороны Старо-Салтовского плацдарма. С рассвета 15 мая и до вечера 17 мая усилия 3-й Ударной авиагруппы вновь были перенесены в полосу 6-й Армии для поддержки 21-го и 23-го Танковых корпусов. С 16.00 17 мая действия УАГ-3 были перенацелены на противодействие войскам группы Клейста, наносившим удар по южному фасу Барвенковского выступа.

Всего за период с 11 по 28 мая включительно 3-й Ударной авиагруппой совершено более 1625 самолетовылетов (нет сведений о числе ночных вылетов легких бомбардировщиков, совершенных в ночь с 10 на 11 мая), в том числе: силами истребителей – 732 вылета, силами штурмовиков – 404 вылета, силами легких бомбардировщиков – не менее 446 ночных вылетов, силами тяжелых бомбардировщиков – 43 ночных вылета. Также проведено 1272 небоевых вылета.

В этот период штурмовики и бомбардировщики авиагруппы наносили удары по материальной части самолетов, спецтранспорту и живой силе противника ночными экипажами на аэродромах Сталино, Запорожье, Рогань, Чугуев, Мариуполь, Таганрог, дневными экипажами: Павлоград, Красноград, Харьков-центральный. В том числе ночными экипажами 818-го ДБАП произведено по аэродрому Сталино 4 налета (20 самолето-вылетов), Мариуполь – 2 налета (7 самолето-вылетов), Запорожье – 4 налета (12 самолето-вылетов), Рогань – 1 налет (7 самолето-вылетов), Чугуев – 1 налет (5 самолето-вылетов).

Всего за период действий УАГ-3 проведено 57 воздушных боев с участием 290 самолетов с нашей стороны. Заявки на победу в воздушных боях составили 52 самолета (41 бомбардировщик и 11 истребителей) сбитыми и еще 8 (3 бомбардировщика и 5 истребителей) – подбитыми. Ударами штурмовиков на земле уничтожено 7 бомбардировщиков противника.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Всего самолеты УАГ-3 сбросили на противника не менее 5542 авиабомб (20 ФАБ-250, 418 ФАБ-100, 43 ЗАБ-100, 2451 ФАБ-50, 5 ЗАБ-25, 52 АО-25, 565 АО-10, 701 АО-2,5, 794 ЗАБ-2,5, 470 ЗАБ-1, 53 САБ-25) общей массой не менее 184 758 кг (нет данных по числу боеприпасов, израсходованных в налете на Андреевку в ночь с 10 на 11 мая и в налетах на аэродромы противника утром и днем 11 мая), а также 1932 РС-82.

Собственные безвозвратные потери группы составили 63 самолета: 10 было сбито в воздушных боях, 3 – сбито зенитной артиллерией противника, 7 уничтожено на земле, 3 сожжено на земле из-за невозможности эвакуации и больше всего – 40 самолетов не вернулось с боевого задания. Кроме того, небоевые потери составили 1 катастрофу и 7 аварий.

В таблицах 29 и 30 представлены данные о боевой деятельности авиационных полков за время нахождения в составе УАГ-3. К сожалению, напрямую использовать эти данные вместе с приведенными выше сведениями о боевой работе частей, непосредственно подчиненных Юго-Западному фронту, некорректно, так как часть вылетов (пусть и достаточно малую) самолеты УАГ-3 совершили в апреле 1942 года, что хронологически выходит за рамки исследования деятельности авиации ЮЗФ.

ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года
ВВС Юго-Западного фронта в цифрах. Май 1942 года

Следует признать, что несмотря на то, что все данные о работе УАГ-3 взяты из одного и того же документа, внимательное сравнение, например, числа израсходованных авиабомб, приведенного в разных частях документа, по некоторым позициям противоречит сведениям, взятым из другой части того же документа.

В какой-то мере интерес может представить анализ потерь самолетов УАГ-3 на земле. Эти потери могут быть разделены на две группы: потери, понесенные в результате авиационных ударов противника по нашим аэродромам, и потери, обусловленные оставлением неисправных самолетов в окружении. Всего непосредственно от ударов авиации противника УАГ-3 потеряла 7 самолетов (20 апреля один Ил-2 245-го ШАП уничтожен прямым попаданием бомбы на аэродроме Половинкино, 16 мая один Ил-2 211-го ШАП сожжен Ме-109 при атаке аэродрома Левковка, 18 мая один Ил-2 245-го ШАП сожжен Ме-109 при атаке аэродрома Бригадировка, также 18 мая один Ил-2 211-го ШАП сожжен Ме-109 при атаке аэродрома Мал.Камышеваха, 19 мая один Як-1 248-го ИАП уничтожен при бомбардировке аэродрома Куриловка, также один У-2 звена управления УАГ-3 19 мая сожжен Ме-109 при атаке аэродрома Левковка, 20 мая один Ил-4 818-го ДБАП сожжен Ме-109 при атаке аэродрома Левковка). При эвакуации из окружения авиаполки УАГ-3 вынужденно оставили 4 самолета (один Як-1 146-го ИАП, севший на вынужденную посадку после боя с истребителями противника в районе с. Михайловское; второй Як-1 146-го ИАП был сожжен на аэродроме Мал.Камышеваха при отходе; один Як-1 581-го ИАП уничтожен при отходе с аэродрома Меловой Яр; один Ил-2 245-го ШАП сожжен при отходе с аэродрома Мал.Камышеваха).

Также, возвращаясь к теме сравнения истребителей разных типов, можно отметить, что истребители Як-1 146-го, 248-го, 581-го и 770-го ИАП авиагруппы, совершив 835 боевых вылетов и приняв участие в 51 воздушном бое, сбили 46 самолетов противника, потеряв при этом 20 своих машин. Таким образом, истребители Як-1 УАГ-3 характеризовались значениями 41,75 вылетов на одну потерю и 18,15 вылетов на одну победу. Путем усреднения с показателями истребительных полков ЮЗФ (973 вылета, 71 победа, 35 безвозвратных потерь) получим для истребителей Як-1 в мае 1942 года на Юго-Западном направлении средние значения 32,87 вылетов на одну потерю и 15,45 вылетов на одну победу.

8. Действия ВВС Южного фронта

Сведения о деятельности авиации Южного фронта в период проведения советскими войсками наступления на Харьковском направлении и обороне на Барвенковско-Изюмском направлении, имеющиеся у автора, еще более скромные.

Известно, что 288-й бомбардировочный авиаполк ВВС 57-й Армии на 1 мая 1942 года имел 18 самолетов Су-2 (всего, включая неисправные), а к 1 июня их осталось 14, хотя безвозвратные потери за май составили только 2 самолета Су-2 (при этом погиб 1 человек). При этом за май полком было совершено 146 боевых вылетов общей продолжительностью 127 часов.

40-й истребительный авиационный полк ВВС 9-й Армии на 1 мая 1942 года имел 18 И-16, 1 УТИ-4 и 2 У-2. Безвозвратные потери полка в мае составили 3 истребителя И-16, сбитых в воздушных боях, 1 учебно-тренировочный самолет УТИ-4, уничтоженный на земле, и 2 самолета У-2 (один сбит огнем зенитной артиллерии противника, второй не вернулся с боевого задания). К 1 июня 1942 г. в составе полка оставалось 12 И-16 и 1 УТИ-4. В течение мая месяца истребители И-16 полка совершили 740 вылетов общей продолжительностью 690 часов, самолет УТИ-4 – 13 вылетов общей продолжительностью 5 часов, самолеты У-2 – 125 вылетов общей продолжительностью 111 часов.

170-й истребительный авиаполк ВВС 9-й Армии на 1 мая 1942 г. в своем составе имел 15 истребителей ЛаГГ-3. Всего в мае самолетами полка было совершено 414 вылетов общей продолжительностью 272 часа. Безвозвратные потери полка в мае составили 8 самолетов, из них 7 было сбито в воздушном бою и 1 не вернулся с боевого задания. К 1 июня в полку осталось 10 истребителей ЛаГГ-3.

Однако к решению задач в полосе находящихся на южном фасе Барвенковского выступа 57-й и 9-й Армий привлекались не только авиационные полки, находящиеся в непосредственном подчинении этих армий, но и другие части ВВС Южного фронта. В книге В.Антипова и Д.Краленко «Война в воздухе. Харьков, май 1942: хроника событий» приводится такие сведения: «Единственный в ВВС Южного фронта полк, имевший на вооружении самолеты Пе-2, был задействован для удара по аэродрому Константиновка. 19 мая пять Пе-2 8-го ГвБАП нанесли бомбовый удар по этому аэродрому, на котором сконцентрировалось большое количество самолетов противника, а на следующий день четыре «пешки» того же полка повторили налет. По данным агентурной разведки, в результате этих двух ударов 19 и 20 мая на аэродроме было уничтожено 40 самолетов противника (18 и 22 – соответственно в первый и во второй день)».

Известно, что в мае 1942 года 8-й гвардейский бомбардировочный полк совершил 256 боевых вылетов общей продолжительностью 374 часа. Безвозвратные потери полка в мае составили 2 самолета и 6 человек. При этом число бомбардировщиков Пе-2 в полку снизилось с 19-ти на 1 мая (всего, включая неисправные) до 17-ти на 1 июня.

9. Транспортировка грузов окруженным войскам

После замыкания кольца окружения вокруг группировки войск Юго-Западного фронта, которую возглавил генерал-лейтенант Костенко, была осуществлена попытка наладить снабжение силами авиации.

В суточных докладах штаба ВВС ЮЗФ отмечается 151 ночной вылет на транспортирование и сброс грузов: 9 вылетов (из них 3 транспортными самолетами) осуществлено в ночь с 23 на 24 мая, 2 вылета – в ночь с 24 на 25 мая, 35 вылетов (7 «тяжелыми кораблями» и 28 самолетами У-2) в ночь с 25 на 26 мая, 69 вылетов (12 самолетами «Дуглас», 3 ТБ и 54 самолетами У-2 и Р-5) в ночь с 26 на 27 мая, 36 вылетов (18 «тяжелыми кораблями» и 18 легкими) в ночь с 27 на 28 мая. При этом малое количество вылетов, совершенных 24 – 26 мая, объясняется плохими метеоусловиями. Например, 11 вылетов, совершенных в ночь на 24 и на 25 мая были вообще единственными ночными вылетами, осуществленными ВВС ЮЗФ в указанный период.

По сброшенным грузам можно сказать следующее. Известно, что в ночь с 26 на 27 мая было сброшено: 304 152-мм снаряда, 1160 патронов ПТР, 89 750 винтовочных патронов, 369 000 патронов ТТ, 5400 кг автобензина и 800 кг масла. В ночь с 27 на 28 мая легкими самолетами было сброшено 44 ПДММ и 6 ПДББ, а группой тяжелых кораблей: 76-мм осколочных снарядов для дивизионной артиллерии – 35 мешков, 76-мм осколочных снарядов [вероятно, для полковой артиллерии] – 27 мешков, 76-мм [вероятно, бронебойных] снарядов – 60 мешков, патронов ПТР – 12 мешков, 82-мм мин – 83 мешка, патронов ТТ – 12 мешков, дизельного топлива – 20 бачков, автобензина – 48 бачков, бензина Б-70 – 2 бачка, бензина КБ-70 – 6 бачков.

Из сведений, представленных ВВС армий ЮЗФ, известно о 90 ночных вылетах на помощь окруженным войскам. Так, 623-й легкий бомбардировочный авиационный полк 6-й Армии на самолетах Р-5 совершил 35 ночных вылетов на транспортирование грузов (перевезено 7600 кг грузов), 709-й легкий бомбардировочный авиационный полк 28-й Армии на самолетах У-2 – 31 ночной вылет на транспортирование грузов, а 598-й легкий бомбардировочный авиационный полк 38-й Армии на самолетах У-2 совершил 18 ночных вылетов на транспортирование грузов и еще 6 ночных вылетов – на высадку десанта. Правда, в последнем случае нет однозначных сведений о том, что десант высаживался именно в рамках помощи окруженным войскам ЮЗФ в 20-х числах мая. Это могла быть и высадка разведывательной группы в начале операции.

В документах ВВС 21-й Армии есть упоминание о 15 вылетах «на спецзадание» по распоряжению Командующего ВВС ЮЗФ. Вероятно, под этим также понимается транспортировка грузов окруженным войскам (во всяком случае, в документах ВВС 6-й Армии число вылетов «на спецзадание» точно соответствует числу ночных вылетов самолетов Р-5 «на переброску грузов»).

В отчетах УАГ-3, как показано выше, упоминается доставка 4400 кг боеприпасов и горючего самолетами У-2 714-го ночного легкобомбардировочного авиаполка.

Кроме того, есть упоминания и о том, что к снабжению окруженных войск привлекались не только транспортные самолеты или легкие ночные бомбардировщики. В книге В.Антипова и Д.Краленко «Война в воздухе. Харьков, май 1942: хроника событий» приводится воспоминания Маршала Аваиции И.И. Пстыго, бывшего в то время заместителем командира эскадрильи 504-го штурмового авиаполка: «В те дни майор Болдырихин и объявил полку, что наша дивизия поступает в распоряжение командующего ВВС Юго-Западного фронта генерала Т.Т.Хрюкина. Вскоре наш 504-й штурмовой перевели на полевую площадку несколько южнее Уразова. Некоторое время всем полком летали сбрасывать мешки с сухарями оказавшимся в окружении войскам. Я лично сделал восемь вылетов, под завяжу груженный сухарями».

10. Вместо заключения

Данная работа первоначально рассматривалась лишь как вводный раздел к «авиационной» части альтернативы про Харьковское сражение, и потому, разумеется, никак не может претендовать на полное и всестороннее описание воздушной битвы на Юго-Западном направлении в мае 1942 года. Она не имеет целью описать общий ход воздушного сражения за Харьков и/или его отдельных боев, а представляет собой попытку дать справочный материал, иллюстрирующий размах и масштаб случившейся битвы в воздухе. Грубо говоря, хотелось дать интересующимся людям информацию о том, сколько вылетов совершили те или иные авиационные полки, сколько было самолетов, какие задачи они выполняли, сколько бомб сбросили ударные самолеты, насколько эффективны были истребители, какие калибры авиабомб использовались наиболее часто.

Конечно, представленное «статистическое приложение» нельзя считать исчерпывающим и законченным. В первую очередь, по причине отсутствия однозначных данных о противнике: количестве самолетов, участвующих в боях с той стороны, числе совершенных ими самолето-вылетов, количеству и массе сброшенных авиабомб, потерь самолетов и наземной техники, уничтоженной советской авиацией. При этом трудности составляют не только проблемы с получением данных из немецких документов, но и присущая противнику скромность в описании собственных потерь (хотелось бы подчеркнуть, что в представленной работе автором в число безвозвратно потерянных наших самолетов включались те машины, которые после полученных боевых повреждений смогли дотянуть до своих аэродромов, но после посадки которых принималось решение о нецелесообразности восстановления; аналогично учитывались самолеты, которые не ставились в ремонт из-за тяжелой степени повреждений, полученных вследствие аварий в небоевой обстановке). Во-вторых, автору так и не удалось в полной мере охватить действия всех советских авиационных частей, принимавших участие в боях на Харьковском или Изюм-Барвенковском направлениях. Здесь прежде всего речь идет об авиационных полках Южного фронта и Авиации дальнего действия. В то же время нельзя не отметить описание работы Авиагруппы №3, как привило, «ускользающей» в современных исследованиях из-за особенности подчинения. В-третьих, даже в имеющихся у автора документах авиационных частей и соединений, участвовавших в боях на Юго-Западном направлении в мае 1942 года, осталось огромное количество интересных фактов, вполне достойных публикации. К сожалению, уместить полученную информацию в рамках одной статьи у автора не получилось. В связи с чем имеются определенные планы по написанию не только «цифровой», но «словесной» статьи, построенной на наиболее интересных, по мнению автора, цитатах из отчетных документов авиационных штабов Юго-Западного фронта. Также не нашли достойного рассмотрения в «цифровой» части подробные сведения о потерях наших самолетов: распределения числа потерь по причинам и полкам, распределения по степени тяжести повреждений, способам и времени восстановительных ремонтов и т.д. Кроме того, в представленной работе имеются определенные неточности, связанные с разногласиями цифр в исходных документах. Также автор не исключает несовпадения ряда показателей в разных таблицах в связи с тем, что в ходе написания статьи поступали новые сведения из вновь скаченных с ресурса "Память народа" документов.

Тем не менее, предлагаемая работа представляется вполне достойным исследованием, нацеленным на увековечивание памяти наших дедов и прадедов, с честью вынесших испытания Великой Отечественной войны, а порой и отдавших жизнь за то, чтобы на смену горькому маю 1942-го пришел победный май 1945-го...