Вот забудешь что-то - и мучаешься, а как жить при потере памяти?

Вот забудешь что-то - и мучаешься, а как жить при потере памяти?

В предыдущей статье я начал рассказ о прекрасной книге Оливера Сакса "Человек, который принял жену за шляпу". Она содержит описание различных случаев поражения головного мозга, приводящих к изменению целого ряда функций, утрате, усилению или замедлению их развития. У человека, который принял жену за шляпу, - это утрата возможности синтезировать отдельные детали в единое целое, например, он не может видеть, воспринимать и запоминать человеческие лица, хотя отдельные детали лица вполне доступны для его восприятия.

В этой статье я хочу рассказать о другом случае, названном в этой книге "Заблудившийся мореход" и посвященном человеку, полностью утратившему свою память о последних нескольких десятках лет своей жизни. Но сначала давайте представим, что же значит память для человека.

Приходилось ли вам терять свою память? Знаете ли вы, что это такое, как себя при этом чувствуешь? Слава Богу, в моей жизни такие случаи бывали крайне редко и непродолжительно. Какие-то вещи забывают все: слово, дату, номер телефона или имя-отчество человека. В этих случаях мучительно пытаешься их вспомнить, а получается как правило тогда, когда расслабишься и отвлечешься от этой задачи.

А еще бывало раньше, что после бурной вечеринки утром помнишь только какую-то ее часть, а с определенного момента - ну совсем ничего или очень туманно. Вот это очень неприятно: пропадает часть жизни, в которой ты жил, что-то делал, говорил и, возможно, чувствовал, и даже думал, но ты совершенно не помнишь этой части, восстанавливаешь ее по рассказам более памятливых очевидцев и в лучшем случае не испытываешь стыда, а в худшем... Короче, плохо терять свою память!

Известный испанский и мексиканский кинорежиссер Луис Бунюэль писал:

Нужно начать терять память, пусть частично и постепенно, чтобы осознать, что из неё состоит наше бытие... Память - это осмысленность, разум, чувство, даже действие. Без неё мы ничто.

А что такое потеря осмысленности и разума, составляющих нашу личность?

Потеряв ногу или глаз, человек знает об этом; потеряв личность, знать об этом невозможно, поскольку некому осознать потерю.

Оливер Сакс достаточно много работал с людьми, страдающими амнезией, и писал, что

Сама возможность бесследно утратить большую часть прошлого заключает в себе особый, зловещий ужас.

При утрате кратковременной памяти и сохранении долговременной, человек теряет возможность ориентироваться в настоящем, но все же помнит свою раннюю жизнь и людей, ее населяющих. Так было с моей бабушкой, упавшей на улице и ударившейся головой, когда внутричерепная гематома в ее голове давила на определенные участки мозга. Капельницы, а затем оперативное вмешательство в ее случае помогли.

Намного хуже, когда страдают все виды памяти, и реальность рассыпается спустя некоторое время после своего осуществления. Оливер Сакс описывает это так:

Любой из нас имеет свою историю, свое внутреннее повествование, непрерывность и смысл которого составляют основу нашей жизни. Для сохранения личности человеку необходима непрерывность внутренней жизни. Потеря памяти приводит к необходимости эту историю выдумать.

Утрачивая свою жизнь, утекающую в бездну небытия, как вода утекает в песок, пациенты старались достроить свою жизнь недостающими деталями и связями, буквально выдумывая их. Причем иногда это приходилось делать непрерывно, так память утрачивалась также. Вот так несчастные вынуждены были бороться за свои распадающиеся жизнь и сознание.

Исследования механизмов памяти продолжаются и сегодня. По некоторым данным, человек активно задействует в своей жизни только 5% возможностей своего мозга. Чем же заняты остальные 95%? Возможно памятью, которая записывает весь поток приходящей к нам информации, включая зрительную, запахи, звуки, мысли и чувства.

При изучении эпилептических галлюцинаций, учеными было обнаружено, что мозг сохраняет точную запись всех переживаний. Известный канадский нейрохирург Уайлдер Пенфилд считал, что поток сознания человека регистрируется в полном объёме и может затем воспроизводиться. Оливер Сакс в своей книге писал:

Судя по всему, любой человек хранит в памяти практически бесконечное количество «дремлющих» отпечатков, которые в определённых условиях, особенно во время сильного возбуждения, могут «пробудиться». Такого рода следы навсегда впечатаны в мозг и, скорее всего, сохраняются на уровне подкорки, гораздо ниже уровня сознания. Там они могут существовать практически бессрочно в состоянии пассивного ожидания, вызванном либо отсутствием раздражителей, либо подсознательной блокировкой.

Представляете, какие возможности таит в себе наш мозг! Вот бы научиться произвольно вызывать такие подробные воспоминания о своем детстве и о самых счастливых минутах нашей жизни! Как это могло бы поддержать нас в минуты уныния и депрессии.

Конечно, в нашей жизни случаются страшные и тяжелые события, забывая которые мы сохраняем себя и свою психику от излишнего травмирования. И иногда такой уход от чего-то слишком ужасного и невыносимого для нашей памяти приводит к психогенной фуге, которая характеризуется

внезапным, неожиданным уходом человека из дому или с работы, утратой истинной идентичности и появлением новой самоидентификации. При этом возможны дезориентация и замешательство с последующей частичной или полной потерей памяти.

Но, к счастью, такие события редки, и в целом нашему сознанию и памяти удается справляться с причинами, способными привести к ним.

А что касается главного персонажа рассказа "Заблудившийся мореход" по имени Джимми, потерявшего память о нескольких последних десятилетиях своей жизни в результате запойного алкоголизма, то у Оливера Сакса возникали сомнения о сохранении у того личности и души. Однако монахини Приюта, в котором содержался Джимми, в ответ на его вопрос об этом, посоветовали понаблюдать за Джимми в церкви. Сакс пишет:

Наблюдая за Джимми в церкви, я осознал, что существуют особые области, где просыпается человеческая душа и где в благодатном покое она соединяется с миром. Те же глубины внимания и сосредоточенности обнаружил я и позже, наблюдая, как Джимми слушает музыку и воспринимает театр.

Эти наблюдения известного нейропсихолога оставляют надежду, что даже случаи с тяжелым поражением головного мозга, лишающие пострадавшего многих очень важных для его жизни функций, тем не менее оставляют для его личности возможности для реализации. Оливер Сакс считал, что

Случай Джимми может преподать нам не только клинический, но и философский урок: вопреки синдрому Корсакова и слабоумию, вопреки любым другим подобным катастрофам, как бы глубок и безнадёжен ни был органический ущерб, искусство, причастие, дух могут возродить личность.

На этой оптимистичной ноте я позволю себе завершить статью об утрате памяти, чтобы в следующих материалах рассказать о других утратах и избытках, например об утрате проприоцепции (знаете что это? ;)), афазии, обоняния и других функций. Надеюсь, вам было также интересно как и мне.

Если вам понравилась статья - лайкните ее пожалуйста, пусть она станет доступной большему количеству людей. А если вы хотите узнавать о выходе подобных статей в дальнейшем - подписывайтесь на мой канал, мне это будет очень приятно, а вам, я надеюсь, еще и полезно.