Иван Ведь – «шпионские игры» в Хабаровске

На фото: Иван Титович Ведь и РПУ Р-250
На фото: Иван Титович Ведь и РПУ Р-250
На фото: Иван Титович Ведь и РПУ Р-250

Иван Титович Ведь родился в 1920 г. в крестьянской семье на Украине. С 1937 г. в подразделениях радиоконтрразведки органов госбезопасности СССР. В 1945 г. в составе оперативно-разыскной группы участвовал в войне с милитаристской Японией. В 1952 г. выполнял специальные задания на территории КНДР. Награжден Орденом Красной Звезды и медалями. Пенсионер, подполковник в отставке. Живет в Хабаровске.

В ЕГО личном деле, хранящемся в селе Лермонтовка, где он жил до 16 лет, написано: «Иван Титович Ведь. Учился в школе. Работал на сельской почте до 1936 года. Затем исчез в неизвестном направлении». Согласитесь, карьеру контрразведчика парень начал просто классически! ПОСЛЕ окончания семилетки Ваня пошёл работать на почту: учиться дальше в селе было негде, а семья большая. Через некоторое время он отправил заявку на курсы радиооператоров, объявление о которых однажды увидел на стене на работе. Надо было получать какую-то профессию посерьёзнее почтовой.

И вот по весне мне приходит вызов: мол, курсы начинаются такого-то, приезжайте. А какие курсы не написано. Раз так, я продолжаю работать дальше. А через некоторое время приходит повторный вызов: курсы радиооператоров начинаются 4-го мая, срочно выезжайте! Почтовый начальник Ивана рассердился: Да куда ты собрался, оставайся! Но Ваня взял фанерный чемоданчик, к которому мама привязала бечёвкой подушку, и отправился в Хабаровск.

Город был в то время совсем не тот, что сейчас: всего-то от нынешней улицы Ленина до Серышева. Тротуары деревянные - в их прогнившие доски постоянно проваливались ноги. И девяносто процентов мужского населения - женщин в Хабаровске практически не было. Это уже потом жена красного командира Хетагурова обратилась в центральной газете с призывом «Девушки, на Дальний Восток!». И патриотично настроенные барышни со всей страны хлынули «на край света» спасать дальневосточных мужчин от одиночества.

На наши 9-месячные курсы приняли 12 человек, из которых я был самым молодым. Занимались и жили на улице Калинина, 24. Вскоре после окончания учёбы нашу службу, изначально относившуюся к комитету связи, передали в НКВД. Так я и попал в РКС - службу радиоконтрразведки.

Сапожки «Джимми» и японская азбука

НОВОЯВЛЕННЫМ чекистам выдали форменную одежду: пальто-реглан, шапку-кубанку, галифе, гимнастёрку с нашитым чекистским значком и краги из свиной кожи. Ремень с портупеей и кобурой прилагался. Однако молодые и франтоватые чекисты краги не носили. Платили им, по тогдашним временам, хорошие деньги, 850 - 950 рублей в месяц, и они запросто могли позволить себе хромовые сапожки «Джимми» - самый «писк моды» конца 30-х.

Чем мы занимались в мирное время? Например, шифровками японской жандармерии. Они-то думали, что мы не в курсе их азбуки катакана, и передавали свои сообщения практически в открытую. Но мы эту азбуку знали, и к началу войны у нас уже была полная информация по количеству и расположению их техники. Кстати, с переводом радиооператоров в подчинение НКВД сменилось также место жительства и работы Ивана и его коллег. Их перевели на Красную Речку, где в здании православного храма и разместилась первая РКС.

Это был Зорге!

СКАЖУ честно, объявление войны мало кого удивило. Люди были к ней готовы: не только мы, чекисты, но и обычное население несколько лет жило в ожидании. В пакт о ненападении с Германией, подписанный Молотовым, никто не верил. А наша служба на случай войны даже готовила радиооператоров, специализировавшихся на работе с партизанами.

С началом войны из магазинов исчезли все продукты: они оседали в специальных схронах в близлежащих лесах в том числе и для всё тех же потенциальных партизан. В то время Ивану пришлось принимать участие в секретной операции Х-11, о подробностях которой он узнал лишь 30 лет спустя. Наша группа из трёх человек работала на приёме сообщений от советского агента за границей. Однако отправкой сообщений ему же занималась совершенно другая группа: ни мы, ни они, естественно, не знали, что задействованы в одной операции: у чекистов распространяться о своей работе было не принято...

И только в 70-е годы, уже выйдя на пенсию, Иван Ведь узнал от своего приятеля (а тот в свою очередь от своего!), что Х-11 эта была операция легендарного Рихарда Зорге!

Мы сопоставили даты, и действительно вышло, что, как только арестовали группу Зорге «Рамзай», операция Х-11 была закрыта. Сейчас ходят слухи, что Зорге был двойным агентом и именно потому его сообщение о наступлении немцев Сталин не принял всерьёз. Но я считаю, что это всё просто ерунда!

Однажды во время приёма шифровки от Зорге в аппарат Ивана ударила молния.

Я как раз не успел принять две последние группы шифровки, в которых содержались данные о следующем выходе на связь. Меня сильно оглушило слух восстановился только через две недели. К счастью, приём дублировался в другом городе, поэтому данные не пропали. Несмотря на то, что аппаратура у нас была допотопная (фанерный ящик с вставными катушками), предусмотрены были любые неожиданности.

Кстати, позывные советских чекистов выбирались просто: открывалась книга «История ВКП(б)» на определённой странице и с определённой же строчки набиралась шифровка.

Предатели и недотёпы

НА ЧЕКИСТСКОЙ службе Ивану приходилось сталкиваться с самыми разными нарушителями от обычных недотёп, влезших в радиочастоты по незнанию, до настоящих предателей. Однажды под видом геологов нам пришлось ехать в командировку аж на Чукотку: была запеленгована радиостанция, тексты с которой не поддавались расшифровке. Когда мы оказались на месте, сигналы пропали. «Засветились!» решили мы. Выехали из населённого пункта на виду у всех, а ночью тайно вернулись и просидели в «засаде» десять дней. На одиннадцатый сигналы возобновились.

Источником таинственных шифровок оказалась обычная войсковая радиорубка, а «шпионом» солдатик, который применял передатчик в качестве зажигалки, высекая из него искры. Когда же поражённые чекисты спросили, почему он не пользовался «зажигалкой» последние десять дней, парень признался, что просто... сидел на гауптвахте. Его отправили туда снова. Куда строже наказали матроса из Комсомольска-на-Амуре, чьё судно стояло на ремонте в порту. По оплошности командования радиорубка на время ремонта не была опечатана, и матрос, настраиваясь на частоту завода им. Гагарина (КнААПО), влезал в переговоры во время испытания самолётов. Вклинившись, он передавал сообщения типа «Уходи, вижу маленький слева!». Нас послали разобраться, и мы его запеленговали. Командование было наказано, матрос осуждён.

А в 1955 году на Курилах удалось задержать настоящего предателя. Пеленгаторы поймали сигналы советской радиостанции, с которой передали сообщение в Америку о расположении на Курилах локаторных станций. Сразу же «на дело» снарядили группу чекистов. Сигнал шёл с острова Итуруп. До него добирались тяжело, попали в шторм. Но зато поймали предателя на месте, прямо за передачей очередного сообщения. Им оказался начальник местной гидрометеостанции. На частотах для радиолюбителей он состыковывался с американцами и передавал им секретную информацию в надежде, что они потом... приплывут и заберут его к себе в благодарность за сотрудничество. Он согласился работать под нашу диктовку, передавать американцам дезинформацию. Не знаю, что стало с этим человеком потом. Не исключено, что его приговорили к расстрелу.

В 1971 году Иван Титович (довольно рано, в 51 год), вышел на пенсию, но без работы не скучал абсолютно.

Если кто-то, выйдя на пенсию, начинает скучать это точно не про меня. Я так устал, что кинулся отдыхать на всю катушку. Мы с женой купили надувную лодку, ездили на рыбалку, бывали на курортах. Потом стал писать стихи и, самое главное, купил дачу, на которой работал до 80 лет пока однажды не очнулся лицом в грядке.

Со своей второй женой, Валентиной Константиновной, Иван Титович познакомился уже в зрелом возрасте.

Получилось так, что нас свело несчастье: у меня погиб муж, потом умерла от порока сердца годовалая дочь, рассказывает Валентина Константиновна. И у Ивана Титовича была похожая беда: он потерял дочь и жену, оставшись с двумя сыновьями-подростками. Нас познакомила общая приятельница, и мы встречались полтора года.

Как настоящий чекист, Иван Титович не спешил рассказывать будущей супруге о том, что работает в органах.

Как-то мы заговорили про отпуск, и он обмолвился, что у него бесплатный проезд. «Может, он железнодорожник?» подумала я. Когда же выяснилось, что он из КГБ, меня это особо не испугало: я тоже имела допуск к секретным объектам в строительной сфере, где тогда работала.

По материалам Татьяна Владина (Аргументы времени). Хабаровск. 1910

Для своих друзей и подписчиков предлагаю почитать его книги

Справка: Ветеран Управления ФСБ России по Хабаровскому краю Иван Титович Ведь опубликовал две части своих воспоминаний – в 2007 году вышел его первый сборник «Служба «Р» к 70-летию отечественной радиоконтрразведки и содержал описания малоизвестных эпизодов работы дальневосточных чекистов. Вторая книга вышла в 2008 году - «Рассказы из жизни радиоконтрразведчика», посвящена детским и юношеским годам автора, рассказы о буднях сотрудников госбезопасности чередуются с охотничьими и рыбацкими историями. Воспоминания ветерана интересны любому читателю, интересующемуся историей Дальнего Востока и отечественных спецслужб.

Подпишись, не ленись на мою живопись! )) А главное - пишите, и присылайте свои истории жизни на farreastdv@mail.ru