847 subscribers

Диабетик, а ты не улетишь?

4,6k full reads
Диабетик, а ты не улетишь?

- А как вы питаетесь, если чувствуете себя вполне бодро? Я вот до обеда дотерпеть не могу, - спрашивает знакомая. Она тоже диабетик, но ей не так повезло в жизни, как мне. В том смысле, что не оказалось рядом с ней сведущего человека, который направил бы на путь истинный.

За то время, что я живу с этим диагнозом, я узнала про диабет достаточно много. Поэтому и выспрашиваю, в чем дело. Знакомая колет инсулин в восемь, как колола и я, пока еще сидела на инсулине. А потом? А потом она идет на работу.

Вот так сразу? Да, сразу. А ест она в обеденный перерыв, где-то часов в двенадцать. У меня от одного этого волосы становятся дыбом. Но я спрашиваю – а как впечатленьице? Да так себе, отвечает она. От голода готова на стенку лезть.

Меня интересует, что же она ест, вытерпев эти четыре часа. Немного фруктов или полкотлетки.

Я страшно удивляюсь, что человек вообще еще жив. И интересуюсь, кто же довел ее до жизни такой. Оказалось, она так и не собралась к эндокринологу, а инсулин ей назначил терапевт – естественно, не объяснив, что еще нужно делать.

Интересуюсь, какой по утрам сахар в крови. Не мерила. Как, вот так просто всадить двадцать кубов инсулина, без глюкометра, а потом не жрать до обеда? Охренеть можно. Я говорю – а есть не пробовала? Так меня ж разнесет. Ага, щаз.

Оказалось, что она не одна такая. Поэтому пришлось рассказать о своем режиме. В том числе и режиме питания.

Подъем у меня – чуть раньше восьми. Поначалу надо было четко по времени колоть инсулин, а потом привыкла. Ничего сложного, хоть я и сова по натуре и образу жизни. И сейчас, когда мне инсулин колоть не надо, а соответственно, не надо и каждый день измерять уровень сахара, привычка осталась. Потому что жрать все равно надо, и лучше в одно время.

Итак, допустим, я еще колю инсулин.Просыпаюсь. Первым делом – за глюкометр. Нормальный уровень сахара утром у меня был от 5.3 где-то до 6.1. Суть больше – не страшно, но надо быть повнимательнее. Показания записываем.

Дальше – инсулин. Шприц-ручка, колем в живот. У меня было поначалу 12 единиц. Потом постепенно снижали. Но не по щучьему велению, моему хотению, а по показаниям. Если сахар падает ниже 4,8 в течение нескольких дней – снижаем инсулин на 1-2 единицы. Так доктор прописал.

Ну вот. Инсулин сделан – иди, дорогая Креветка Ирис, кушать. И не просто перекус тебя ждет, а плотный завтрак. Хороший такой. Омлет с беконом, например. Или отруби с мясом. Или каша, опять же с мясом – кусочком вареной свинины или куриной ножкой. Ровно в восемь.

А вот после этого можно и делами заняться. Постель заправить, френдленту почитать, одеться на выход – не пойдешь же на работу в ночнушке. Так что вперед и с песнями. Рабочий день у меня не особенно строго регламентирован. Если бы я, как прежде, работала в детском саду – наверное, придерживалась бы какого-то другого режима. Пришлось бы вставать не в восемь, а в шесть. И перенести на два часа раньше все остальное.

Но пока – в восемь. Я топаю на работу (или еду на самокате, в зависимости от сезона). Незадолго до одиннадцати выпиваю стакан сливок, кефира или ряженки. А половине двенадцатого у нас редакционное чаепитие-планерка. Я тоже участвую. Наливаю себе чай и беру кусочек шоколада со стевией. Чай без сахара. Можно, конечно, набухать туда стевии или какого-нибудь другого подсластителя, но они уж очень противные на вкус, когда не в шоколаде.

В час у меня обед. И это – святое. Где бы я ни находилась. На работу таскаю с собой контейнер с кашей и сосисками. Можно, конечно, сходить в какое-нибудь кафе, но там нас, диабетиков, не жалуют. Вроде есть в меню отварная телятина или там рыба – а обязательно специй набухают. А я уж как-нибудь без них.

На полдник – могу выпить чашечку кофе. С ма-а-аленьким кусочком шоколадки или даже без него, меня не напрягает, хорошо сваренный кофе я люблю. Это можно и в кафе – даже лучше в кафе. Американо, например.

Ужин – в 17 часов. Ровно. И пять же – где бы ни была, война войной, а обед, то есть ужин, по расписанию. Ничего, привыкаешь есть и в парке, и в коридоре мэрии, и где угодно.

Дальше начинается самое интересное. Кровушка моя, кровушка. Опять достаем глюкометр – примерно в половину восьмого. Нормальный вечерний показатель – от 6 до 6.5. Случалось улетать и выше восьми, даже до десятки пару раз дело доходило, но это были разовые всплески. Начинала разбираться, откуда они взялись, и все быстренько приходило в норму. Кровушку взяли - второй укольчик. Все путем.

После этого – первый вечерний перекус. Чашечка чая с шоколадкой. Через полчасика – зеленое яблоко, хотя лучше его съесть в первой половине дня, но у меня не всегда это получается. В половине девятого – кусок сала или мяса. Перед самым сном – молоко или сливки, граммов 150-200.

- Да если я буду есть чаще, чем сейчас – меня разнесет, - сетует знакомая. А я ей пытаюсь объяснить, что все с точность до наоборот. Я-то ведь до влета в кому весила почти центнер, а сейчас – свои законные шестьдесят кило. Никто же не предлагает жрать сало килограммами и пить молоко – ведрами. Понемногу, но часто. И все будет в порядке. Но сначала – к доктору.

Кстати, а что делать, если диабетик, сидящий на инсулине, улетает в эмпиреи с голодухи? С собой надо всегда носить конфетку (обычную, без стевии) или там контейнер с сахаром (я носила коробочку из-под полосок для глюкометра) и бутылочку воды. Если чувствуешь, что уплываешь – съедаешь конфетку и запиваешь водой. Тем, кто ухитряется в таком состоянии попасть в больницу, колют обычно глюкозу.