847 subscribers

Дон Филипе, самурай

Дон Филипе, самурай

В стране, которая чуть было не стала его родиной, его назвали Филипе. Дома - Хасекура Цуненага. Он отправился в Мексику в начале семнадцатого столетия, чтобы установить торговые связи. С ним были и другие японцы. Незнакомая страна настолько им понравилась, что они решили там обосноваться.

Это путешествие было долгим. Началось оно в октябре 1613 года в Стране Восходящего Солнца (впрочем, тогда Японию вряд ли так называли – европейцы еще слишком мало знали о других континентах), а завершилось в Акапулько, в испанской колонии.

Это было время, когда Новая Испания и другие страны Нового Света активно устанавливали дипломатические связи. С европейскими странами отношения были изначально – уж какие есть. Борьба за независимость от метрополий была еще впереди. Но у колоний появились и новые возможности - торговать с азиатскими странами. Во всяком случае, с некоторыми. Это было выгодно и удобно.

Надо сказать, власти Испании не особенно поощряли самостоятельность колоний. Это если очень мягко выразиться. Вообще-то ни одно иностранное государство не имело возможности установить дипломатические связи с испанскими колониями. Только с высочайшего соизволения монарха, и никак иначе.

Торговля Мексики с Японией вряд ли стала бы возможной, если бы в один прекрасный день один самурай не взбрело в голову отправиться в эту неизвестную страну с миссией.

Его полное имя было Хасекура Рокуэмон Цуненага. Он был человеком весьма знатным – императорского роду-племени. И служил самому Одноглазому Дракону Осу – великомеу Датэ Масамунэ. Одноглазый Дракон был полководцем и повелителем Сендая. Слава его падала и на тех, кто ему служил – то есть и на Хасекуру.

Правда, на государственной службе не все складывалось гладко. В один пренеприятнейший момент отец Хасекуры был обвинен в государственной измене Со всеми вытекающими последствиями. Старый самурая был казнен, и сына его ждала та же участь – такие в Японии тогда были законы.

Однако Датэ Масамура решил иначе. Он отправил своего опального соратника с миссией в незнакомую страну. Как ни странно, правитель стремился привлечь в свою странную как можно больше христианских миссионеров. Впрочем, стремление это было не столь духовным, сколь меркантильным. С христианскими странами можно было очень выгодно торговать. О существовании Новой Испании Датэ знал и очень не хотел, чтобы в его дела вмешивались испанские монархи.

Надо сказать, японцы были весьма дальновидны. Они прекрасно понимали будущее значение Мексики и то, что ее положение чрезвычайно удобно и выгодно. А то же время они стремились оживить торговлю на Тихом океане и сделать Японию основным перевалочным пунктом.

Вот и пришлось Хасекуре отправляться в дальний путь. Корабль отплыл из порта Цукиноура. Среди спутников были воины и купцы.

Путь был довольно длинным. На то, чтобы добраться до Новой Испании, понадобилось три месяца. Миссия прибыла в Акапулько в январе 1614 года. Первые японцы вступили на мексиканский берег.

Мексиканские историки пока что не нашли в архивах упоминания, что японцы предварительно попросили разрешения на высадку. Но это не значит, что такого документа нет. Но делегацию встретил наместник, так что, вероятно, договоренность все же была.

Гости побывали в нескольких городах. Хасекуру сопровождали несколько купцов. Они привезли с собой перец и лак Киото, и именно эти товары предложили местным жителям. Мексиканцы охотно соглашались, предлагая в обмен серебро. Серебро использовалось как деньги – на него можно было купить, например, местные продукты.

На этом миссия не закончилась. Нравилось это японскому правителю или нет, но разрешение установить отношения должен был дать испанский король Филипп. К нему Хасекура и направился. Он и попал ко двору Филиппа Третьего, и передал ему поручение своего правителя. Встретился и с понтификом Павлом Пятым. Испанский король собирался дать ответ позже.

Позже Хасекура крестился. Испанский король при этом присутствовал. Новое имя японского гостя было Филипп Франсиско Хасекура. Он снова отправился в Акапулько, а спустя несколько лет – в Манилу, куда и должен был прийти ответ испанского короля. Но никакого ответа не последовало.

Миссия оказалась не особенно удачной. Хасекура вернулся в Японию, однако делегация его изрядно поредела. Некоторым его спутникам настолько полюбилась Мексика, что они решили там остаться. И они были в какой-то степени правы.

Хасекура прибыл в Сендай... и был поражен тем, что там увидел. За это время сменилась эпоха – и направление политики. Началась эпоха Токугава. Япония закрывала границы, торговые связи обрывались. Кроме того, началось преследование христиан. Правда, особым указом императора Хасекура получил разрешение исповедовать христианство.

Установление дипломатических отношений с Мексикой откладывалось. На долгих два столетия.

В Акапулько его до сих пор помнят. Там есть место – площадь Японии со статуей самурая. Это и есть Хасекура Цуненага, первый японец, вступивший на латиноамериканский берег.