848 subscribers

«Копорское плато» - это про что?

«Копорское плато» - это про что?

Копорье – чудное место, но добираться туда – упорешься. Если есть машина, все в порядке – дорогу недавно отремонтировали, так что от Соснового Бора доедешь без приключений, если не застрянешь в пробке на Копорском шоссе. Да и от Петергофа тоже вполне достойный путь. А вот про автобусы этого не скажешь. Как добираться до Копорья и что там можно посмотреть, кроме знаменитой крепости, в которую к тому же сейчас не особенно пускают, я рассказывала вот здесь.

https://zen.yandex.ru/media/id/60546a8cd83d202eeec14995/kopore-postapokalipsis-607063037257160495afd43f

Заброшенных объектов там хватает, и относятся они к самым разным эпохам. Церковь на кладбище, усадьба Гревова, усадьба Куммолово – скоро их уже будет не спасти. Но, кажется, у них появился шанс на выживание хоть в каком-то виде. Копорье станет кластером «Копорское плато», которое войдет в геопарк «Ингерманландия».

Геопарк «Ингерманландия»

Геопарк – понятие сравнительно новое. Это территория, довольно большая, со всеми ее природными и историческими памятниками. Первые геопарки появились в Китае в 90=е годы прошлого века (и тут китайцы успели первыми!). Потом они стали развиваться в Европе, и сейчас их целая сеть. В России тоже есть несколько, главным образом в восточной части.

Само по себе понятие «геопарк» не означает, что на этой территории, скажем, нельзя строить дома или прокладывать дороги. Это значит, что строить надо с умом и с учетом местных особенностей. Для чего эти особенности надо просто-напросто знать. А создание геопарка как раз и предполагает разработку новых экскурсионных маршрутов и просветительские программы – в числе всего другого, разумеется.

А что такое «Ингерманландия»? Ну, это совсем просто. Это – название местности, где располагаются Санкт-Петербург, Ленинградская область и некоторые соседние регионы или их части. И острова Финского залива, кстати. И все их многочисленные памятники – исторические и природные.

Саблинские пещеры, Лава, Старая Ладога…

Строго говоря, геопарк не является особо охраняемой приодной зоной. Но такие зоны в него входят. На территории Ленинградской области и Санкт-Петербурга в некотором количестве такие зоны есть, но их пока немного. А через десять лет должно стать в несколько раз больше. В Ленинградской области, например, появятся еще 69. В основном за счет областного бюджета.

Есть несколько таких объектов и вокруг Копорья. Это каньон Копорки, например. Там можно посмотреть водопады – если лето не очень засушливое. Было, что Копорка пересохла вовсе – какие уж тут водопады… Но создание геопарка предполагает и восстановление некоторых объектов – и, естественно, предварительное их извучение. Так что, может быть, геологи разберутся, что за катаклизм произошел в этом районе, что с прудами и рекой стал твориться полный беспредел.

А еще тут есть родники. И Копорский провал, про который я уже рассказывала. И два основательных таких валуна – Петровицкий и Русич, о которых расскажу. Следы отступившего ледника. И карьер с окаменелостями. И пруды на Ломошке. В общем, есть где погулять, и рекреационная зона была бы очень кстати. А заодно и инфраструктура, а то даже перекусить негде, а на колонку в Ломахе местные жители периодически вешают объявление, чтобы приезжие воду не набирали – мол, мы за нее платим, а вы баллонами таскаете.

Копорское плато

Кому доводилось ходить в Копорье пешком или на велосипеде от залива или хотя бы от железнодорожной станции, знает, что дорога к крепости - испытание не для дохляков. Обратно - другое дело, под горку велик сам катится. А к крепости даже автобус, кажется, пыхтит и вздыхает.

Для той части геопарка, которая будет называться «Копорское плато», предполагается использовать уникальный рельеф местности. И сделать его еще более рельефным – в той части, где хотят построить горнолыжную трассу.

Дело в том, что одна из причин катастрофы, грозящей Копорской крепости, - то, что она постоянно привлекает каких-нибудь спортсменов. В прошлом веке это были в основном скалолазы, которым в голову не влетало, что они разрушают стены, когда вбивают крючья. Местные мальчишки эти крючья регулярно выдирали, что иногда кончалось плохо. Привлекает этот холм и лыжников – тоже бы не стоило, тем более что и кататься-то неудобно.

В общем, строительство горнолыжной трассы может стать очень полезным делом. Тем более что грунт для нее предполагается взять из котлованов, которые роют под фундаменты Ленинградской атомной станции. О строительстве могильника радиоактивных отходов прямо под стенами древней крепости речь уже не идет – и слава Богу. Строится только станция, вполне изящная и безопасная. Но грунт все равно куда-то девать надо, так почему не использовать его на общее благо? От желающих отбоя не будет – горнолыжные базы в Ленинградской области не пустуют. А местному бизнесу это даст хороший пинок для развития.

Но база – это еще не все. Создание рекреационной зоны позволит обиходить местные достопримечательности. Например, проложить дорожку к «Русичу» - пока что там даже в засушливое лето приходится пробираться по колено в грязи. Можно, например, обиодить окрестности Копорского провала – будь моя воля, так я бы там концерты проводила. Скамеечки поставить – и готово. И уж точно не бросать туда мусор.

И заброшки советского времени оприходовать можно, было б желание. И не только торговый центр, про который я уже рассказывала, но и пионерский лагерь, например. Это фантастика.

Дело на мази?

Собственно, «Ингерманландия» соответствует всем условиям, необходимым для создания парка. Это большая территория, с более или менее определенными границами. Памятников, природных и рукотворных – выше крыши, с лихвой бы хватило на европейскую страну средних размеров. Концепцию уже представили специалисты из ВСЕГЕИ. Идею поддерживает Общественная палата Ленинградской области и Вобщественный экологический совет. Да и областные власти не против вроде бы.

Это дало бы возможность хоть что-то сохранить в несчастных усадьбах наших дорогих «черных баронов», а то там скоро и сохранять-то нечего будет, ну разве что пруды. Есть уже и экскурсионные маршруты по этим местам, и очень хорошие.

В федеральном законодательстве определения «геопарк» нет, но региональные власти имеют право этим заниматься – и в некоторых регионах занимаются. Так что будущее «Ингерманландии» тоже просматривается, хотя пока и не так ярко, как хотелось бы многим.

���K