847 subscribers

Маленький калека

Маленький калека

Мне всерьез захотелось в Бразилию, когда я почитала тамошних поэтов. До этого тоже, конечно, хотелось, но только по четвергам ил Ливерпульской гавани. Но в один прекрасный день Евгений Владимирович Витковский подсунул мне стихи бразильских поэтов – и я погибла. Я мысленно оказалась на этом диком континенте, где столько всяких чудес… И начала знакомиться с тамошним искусством. Жаль, что пока не получилось побывать. Но хотя бы мысленно.

И первое, на что бы я хотела посмотреть – так это на то, что построил Алейжадинью, великий архитектор. Кстати, про него есть прекрасный бразильский фильм, и это отнюдь не мыльная опера, а самый настоящий шедевр. Но в русском переводе я его не видела.

Под влиянием просмотренного я написала несколько постов в Живой Журнал. Было это пятнадцать лет назад, часть постов исчезла, фотографии пропали почти все, так что пришлось все искать заново. И сократить исходный текст, хотя он был вовсе не плох.

***

Маленький калека

Много ли в истории найдется уничижительных прозвищ, которые бы звучали, как королевский титул – главным образом благодаря заслугам их обладателей? И прозвище «маленький калека» воспринимается как имя собственное и весьма громкое. Алейжадинью.
Правда, поначалу незаконнорожденный сын португальского строителя, скульптора, архитектора (Бог знает кого еще) и чернокожей рабыни – инвалидом не был. И звали его обыкновенным именем, и даже фамилия у него была - отцовская. Звался он Антониу Франсишку Лижбоа.
Когда он появился на свет – искусствоведы спорят до сих пор. Принято считать, что случилось это 29 августа 1730 года. Но «есть мнение», что это произошло на восемь лет позднее: умер Алейжадинью в 1814 году – и считается, что в возрасте 76 лет. Тогда получается, что год рождения его – 1738...Но 1730 год кажется более вероятным.
Отец его приехал в Бразилию из Португалии в 1724 году. Чего хотел Мануэль Франсишку Лижбоа в далекой стране, навсегда покидая сначала родной Одивелаш, а потом и – Лиссабон? Человеку с такими талантами в то время и в Европе работы хватало. На стройке он умел все.

Поехал за лучшей жизнью, и брата-плотника с собой взял. Поселились они в городке Вила Рика, которых позднее превратился в Оуру Прету. Там добывали золото, позже – бриллианты, и не все доходы уплывали в Португалию, много уже оставалось в карманах местных жителей.

Мануэль Франсишку решил, что городок ему подходит и устроился на работу плотником. Остальным его профессиям тоже нашлось применение. В конце концов он монополизировал всю строительную отрасль в регионе, открыл мастерские, где трудились и вольнонаемные мастера, и рабы. И влюбился он в чернокожую девушку по имени Исабель. И родила она Мануэлю Франсишко сына, которого назвали в честь родного дяди, Антониу Франсишку.
А в 1736 году отец женился. Нет, не на матери Антонио Франсишко –на Антонии Марии Фуншал, и родилось у них четверо сыновей... Но воспитывались они вместе – это зазорным не считалось. Хотя права на наследство бастард лишился, как только появились законные дети.

Зато он унаследовал отцовские талант и ремесло. С младых ногтей он лазил по стройке, присматривался, а порой и выполнял всевозможные задания. Учился рисовать, проектировать здания, украшать их... Особенно увлекался скульптурой и резьбой по дереву. Познакомился с Жоаном Гомешом Батистой – художником, учившемся в Лиссабоне. У местных монахов освоил грамоту (знал португальский и латынь), музыку, получил религиозное воспитание. Подростком начал работать в отцовской мастерской – плотником.

В Бразилии тогда строилось очень много церквей и монастырей, культурная конкиста шла быстро и энергично. Мастера любили такие заказы – церковники всегда хорошо платили.Антониу Франсишку повезло - он начал получать такие заказы. В молодости в Вила Рика он построил две великолепные, почти одинаковые церкви - для ордена кармелитов и для францисканцев. И если первую начинали строить под руководством Лижбоа-старшего, то вторая – самостоятельная работа его сына, так сказать, выпускной экзамен. В Бразилии только начиналась эпоха барокко. И сын сумел превзойти отца. И вскоре после этого Мануэль Франсишко отошел в мир иной. Это случилось в 1767 году, а два года спустя Лижбоа-сын стал фактически монополистом строительной отрасли в капитании.

Он быстро разбогател, но всегда знал, что делать с деньгами. Внешне он был не очень привлекателен – маленький, толстый, да еще и мулат. Те не менее, нашлась женщина, которая родила ему сына, которого тоже назвали Антонию Франсишку Лижбоа. О женщине мало что известно – пока, по крайней мере. Звали ее Нарсиша.

***

Маленький калека

Первые признаки страшной болезни появились в 1777 году. Антонию Франсишку сразу понял, что дело плохо, хотя и не мог сообразить, где заразился и чем. Сифилис? Проказа? Или какая-нибудь диковинная вирусная инфекция? Поговаривали даже, что он употребляет какие-то листья для того, чтобы развить свои художественные способности...
Вскоре он уже не мог двигаться без посторонней помощи. Его возили по стройкам, он наблюдал, как реализуются его проекты – и ради этого отдавал все заработанное одной религиозной организации.

Что бы это ни было – жить становилось труднее. Сначала потеряли подвижность ноги, потом руки…И скоро он мог двигаться уже только на коленях. Хорош строитель, неспособный взять в руки инструмент! И вся его жизнь ставилась под угрозу – он считался рабом по рождению, потому что рабыней была его мать. Отец выкупил и выучил. Антониу Франсишку был мулатом – однако сумел завоевать всеобщее уважение. Все это, и деньги впридачу, давала ему работа. Лишившись ее, он терял все.

***

Жизнь его уже тогда обросла легендами. Говорят, передвигаться по стране ему помогали представители некоего религиозного братства, и он отдавал за эту услугу почти все свои заработки... По другой версии, это были его же собственные рабы – то есть не столько невольники, сколько друзья и помощники. Они носили его на носилках, когда он был в Вила-Рика, и помогали садиться на лошадь, когда надо было отправиться в другое селение или город. История и имена их сохранила – Маурисио, Агостиньо и Женуарио.

Тогда он и получил свое прозвище. Алейжадинью. В творчестве был смысл его жизни. Он удалился от людей и вступил в братство Святого Иосифа. Его даже судьей избирают. Его, мулата, бывшего раба, калеку...Великого художника. И относились к нему уже почти как к живому богу. Первый великий художник, родившийся в Бразилии.

***

Последнее его значительное творение связано с политическими событиями в Бразилии. Заокеанский «доминион», по своим размерам в несколько раз превосходивший метрополию, начал соображать, что может жить и самостоятельно. Центром борьбы за независимость стал именно Минас Жерайс. Алейжадинью не мог участвовать в борьбе, но и в стороне оставаться тоже не мог.

Был заговор, в котором участвовали несколько известных деятелей культуры. Возглавлял его Жоакин Жозе да Силва Шавьер – по прозвищу Тирадентиш, зубодер. Заговор раскрыли, руководитель казнен, причем публично, остальные – кто на каторге в африканских колониях Португалии. Кто умирает в тюрьме, в числе этих последних – Клаудиу Мануэл да Кошта, поэт, с которым Маленький калека дружил очень много лет.

Мог ли Алейжадинью не отозваться на эту трагедию? Он отозвался – так, как мог отозваться художник. Он сделал скульптурный цикл «Страсти Христа» в церкви Бом-Жезус-де-Матозиньос в Конгоньаш-ду-Кампу.

Нет, он не изобразил своих друзей такими, какими знал их, и вовсе не из страха. Человеком он был смелым и решительным. Просто он был воспитан в католической культуре. Светское искусство в Бразилии того времени вообще еще не было развито. Художник мыслил иносказательно – библейскими образами. Которые его современникам были абсолютно понятны.

Маленький калека


Тирадентиш умирал со словами – Христос тоже погиб за правое дело. А современники отмечали и портретное сходство «сына человеческого», изображенного Алейжадинью, с погибшим руководителем заговора.
Композиция эта – одно из самых масштабных творений великого мастера. Получил он заказ в 1789 году – и был к тому моменту уже совершенно больным. Он вырезал из кедра 66 фигур. Часть работ выполняли помощники, среди которых были и трое его верных друзей – или рабов? Расписывали скульптуры лучшие бразильские художники того времени...Принято считать, что Христа и апостолов Алейжадинью делал сам, Но помощники делали эти фигуры под его руководством, да и идея всей композиции принадлежит ему.

***

Маленький калека

Вершиной его творчества стала композиция «Двенадцать пророков», установленная на балюстраде лестницы этой церкви... Выполнены фигуры из мыльного камня – изумительно красивого материала, придающего скульптурам особую пластику. Скульптуры не связаны сюжетом. Каждый пророк занят своим делом, своими думами...Но поставлены они так, что составляют единую группу, в каком-то фантастическом движении.... И каждый из них – говорит людям и миру свои слова, Алейжадинью не надо было писать памфлетов или говорить пламенные речи. Он – все сказал и так.
Это была последняя его крупная работа. Потом он уже мог делать только эскизы и чертежи. Он боролся с болезнью до последнего. Однако такие вещи в тот момент еще не лечили...
О последних годах Алейжадиньо не сохранилось почти никаких сведений. Слепой и почти полностью парализованный, он умер 18 ноября 1814 года.
Но остались его чудесные, радостные храмы. Остались скульптуры – памятник не только героям-инконфидентам, но и – человеческому духу, его неограниченным возможностям. Еще одно чудо света.