847 subscribers

Паучья фабрика

Паучья фабрика

Глядя на паутину, каждый раз думаю – вот если бы можно было сделать из нее ткань, что это был бы за материал? Нежнее самого тонкого шелка, наверное.

Этим вопросом задались и люди, которые воссоздают исторические технологии – и порой на их основе придумывают новые. Как иначе-то? Времена меняются, появляются новые материалы, и если к ним применить традиционные приемы, получится нечто принципиально новое. Но это в общем не про пауков, у них-то никаких новых материалов нет. Да и технологии те же, что и много тысяч лет назад.

В 2009 году в Американском музее естественной истории было выставлено удивительное полотно. Этот гобелен был целиком сделан из нити, которую производят пауки. Золотой шелк. Сделать такой паучий отрез, который заслуженно считается самым большим в мире, оказалось не так-то просто. Ученые и ремесленники много об этом думали. Удалось это сделать английскому искусствоведу Саймону Пирсу. Он специализируется на истории текстиля и различных технологиях его получения. Деловым партнером выступил американский бизнесмен Николас Годли. На то, чтобы сделать этот удивительный отрез, реконструкторам потребовалось пять лет – и кругленькая сумма, всего-то триста тысяч фунтов стерлингов. Ну, или почти четыреста тысяч долларов, если кому больше нравится американская валюта. Получился кусок ткани, достойный арабской принцессы – длиной почти три с половиной метра и шириной 1 м 20 см. В общем, на элегантное бальное платье хватит. Или для плаща. Или для шали. И даже для балдахина.

Это золотая парча. Саймон Пирс говорит, что на подвиги его вдохновили рассказ об одном французском миссионере, иезуите Поле Камбуэ – про то, как этот миссионер пытался сделать шелковые ткани из нитей паука. Такие попытки бывали и прежде. Однако Камбуэ считается первым человеком, которому это удалось.

Паутину вообще использовали в разных целях. Еще древние греки научились залечивать с ее помощью раны – и этот способ бытовал вплоть до восемнадцатого века, а в экстренных случаях применяется и сейчас. У Генрика Сенкевича описывается, как рану закрывают размоченным заплесневелым хлебом с паутиной, и это считалось самым обычным средством. Известны случаи, когда старинный способ помогал солдатам во Вторую мировую войну – когда не было возможность достать другие медикаменты.

Пауков, конечно, полно везде, кто бы спорил. Если бы спрясть паутину было так просто, это бы давно делали повсеместно – трудоемко, однако сырье возобновляемое. И относились бы к паукам совершенно иначе – их бы берегли как зеницу ока, обихаживали бы и не сочиняли бы про них страшных легенд.

Отец Камбуэ распространял учение Христово на Мадагаскаре. Кроме этого, увлекался археологией, биологией и другими науками, что для священнослужителя и путешественника того времени было совершенно обычным явлением.

Паучья фабрика

Пауки на Мадагаскаре, естественно, тоже имеются в количество, в том числе и весьма своеобразные. Паук – он и в Африке паук, однако качество паутины зависит от многих факторов. Нить тамошних пауков великолепно годилась не только для того, чтобы ее в раны заталкивать – можно было создать целое шелковое производство. Чем и занялся почтенный отец Камбуэ – со своим деловыми партнерами. Они работали с паучьей нитью так же, как и с волокнами, которые производит тутовый шелкопряд. Удовольствие было в тот момент затратным, однако в конце девятнадцатого столетия казалось чрезвычайно перспективным.

Самым известным изделием фабрики Камбуэ и его делового партнера Ногуэ был полный комплект постельного белья. Его-то и выставили на Парижской выставке в 1898 году, и он произвел самый настоящий фурор. Однако после этого комплект загадочным образом исчез, и его дальнейшая судьба неизвестна.

Этот-то комплект и вдохновил британца и американца на подвиги.И первая проблема, которую надо было решить – как поймать паука и заставить его отдать нити, если этого у него в планах нет.

У Камбуэ и его делового партнера Нагуэ была специальная машинка, которая одновременно вытягивала шелк из 24 пауков. Пауки при этом оставались живы-здоровы. Когда французы прекратили свой бизнес, о машинке, которую крутили вручную, долго никто не вспоминал. А реконструкторам она понадобилась. Они ее восстановили и даже усовершенствовали. Так что можно было начинать получать заветные нити.

Пауки годились не всякие. Пирс и Годли использовали вид Nephila inaurata. Это красноногие пауки, обитающие в основном в Восточной Африке, на юго-востоке этого континента и некоторых островах – в том числе, конечно, на Мадагаскаре. При этом паутину плетут только самки, у самцов нет необходимости заниматься такой ерундой. Паутина очень красивая, она мерцает на солнце и обычно служит для того, чтобы привлекать доверчивых насекомых или скрывать саму паучиху.

Реконструкторам пришлось поймать около миллиона таких пауков! Только в этом случае можно было рассчитывать получить отрез нужного размера. На их счастье, таких пауков на Мадагаскаре полно. Пауки, отдав заветную нить, вернулись в родные места, и на численность эта операция нисколько не повлияла. После того, как паучиха отдаст нить, она должна погулять на воле примерно неделю, после этого ее снова можно «доить». Нить выделяется только в сезон дождей, так что возня с пауками заняла несколько лет – добывать шелк можно было с октября по июнь.

Наконец, через пять лет ученые получили нужное количество шелка, а 80 ткачей сумели соткать гобелен. Его и выставили – сначала в Америке, а потом в Англии, в галерее Виктории и Альберта.

Так что производить паучий шелк и даже делать из него разные интересные вещи вполне можно. Ткань получается чрезвычайно прочной, но в то же время легкой и гибкой.

Но так ли уж это необходимо? Изготовителей поджидает множество подводных камней.

Пауков не стоит держать вместе. Красноноги в этом смысле не лучше других. Когда их много, они начинают пожирать друг друга, даже если пищи хватает. Ученые пытаются сделать «паучий» материал другими способами – например, вживив паучьи гены другим организмам. Но пока из этого ничего не вышло. Но исследования продолжаются.