867 subscribers

Тюрьма и школа

<100 full reads
126 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 75% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
Тюрьма и школа

Оставь надежду всяк, сюда входящий. Эту бессмертную фразу следовало бы написать на воротах каждого школьного двора. Не хотела ничего писать о событиях в Казани, но посмотрела видео с места события – дети, пытаясь спастись от вооруженного безумца, пытаются выбежать, но не могут одолеть высокий забор. Как ни кощунственно это звучит, но большая удача, что безумец был один и что успел застрелить девять человек, а не сотню. Хотя даже один погибший – это очень много и это всегда невосполнимо. Впрочем, статья не об этом и даже не о реакции российских властей, которая абсолютно предсказуема - ужесточить и усилить. Но защитят ли наших детей еще более высокий забор, дополнительные решетки на окнах, видеокамеры по периметру и охранник с пистолетом?

Я сама училась в те времена, когда никаких заборов в школах не было, равно как и турникетов с охранниками. Все проблемы решала техничка со шваброй. И не надо мне говорить, что тогда никто не врывался в школу с ружьем. Может, и врывался, просто мы об этом могли узнать лишь случайно. О таких вещах могли рассказать учителям на педсовете с просьбой не разглашать информацию.

При желании ничего не стоило раздобыть ящик боеприпасов времен войны – предыдущее поколение юных пионеров подорвалось на этом деле не полностью, на наш век тоже хватило. И совершенно запросто можно было принести что-то эдакое в школу. Но мы совершенно точно знали, что за свою безопасность отвечаем только мы сами. Может, взрослых накачивали на этот счет, не знаю. Но ответственности с нас никто не снимал, и мы это чувствовали.

Я училась в пяти школах – мы часто переезжали. У всех заборы были чисто номинальными, чтобы обозначить территорию. Входная дверь открывалась часов в семь утра и закрывалась в одиннадцать вечера, когда заканчивали работу кружки, вечерняя школа или институт. Случалось, что дети приходили в школу раньше положенного – их впускали. Кто угодно из родителей мог в любой момент зайти и передать забытую тетрадку или ключ. Перед лыжным походом мы могли собраться в вестибюле и подождать опаздывающих. И все знали, где находятся эваковыходы или запасные выходы через столовую и спортзал.

Заборы и турникеты появились сравнительно недавно. Когда с высоких трибун грозные начальники начали громко говорить о безопасности детей. Наверное, эти грозные начальники вообще не учились в школе – или учились, но в закрытых заведениях для аристократов или для малолетних правонарушителей, уж не знаю.

Возле моего дома есть хорошая школа. Еще совсем недавно ребятишки из нашего микрорайона бежали на занятия, легко преодолевая все преграды. А для моих соседий кратчайший путь на автобусную остановку лежал через школьный двор. По вечерам там собирались подростки из соседних домов – ученики этой же школы. Поиграть в мяч на спортплощадке, просто посидеть на ступеньках. Неприличные надписи на стенах и битые бутылки появлялись в укромных уголках школьного двора не чаще, чем везде.

Сейчас ребятишкам приходится обходить весь двор, потому что забор высокий, а калитка с нашей стороны всегда закрыта. И такие заборы – во всех школах. Это требуется по законодательству.

А теперь представьте, что на школу действительно решили напасть террористы. Для тренированных мужиков это что, преграда? Да бедолага охранник и оглянуться не успеет, как они этот забор выломают или взорвут, или просто через него перескочат – делов-то. И в окна ломиться не будут. Войдут через дверь, пристрелят охранника и пойдут дальше.

А вот дети выбраться из этой ловушки не смогут ни за что. Потому что это только на словах охранник должен открыть все выходы. Он просто не успеет этого сделать. И хлынут все в единственную открытую узенькую калитку (если открытую, конечно) и будут метаться в поисках щели, которой нет. Они окажутся полностью во власти нападающих. Деваться им некуда, да в основном они и не знают, что делать, несмотря на уроки ОБЖ, отнявшие изрядную долю учебного времени.

Между прочим, в мои школьные годы, которые принято считать безопасными, нас специально учили, как себя вести, если на школу нападет… ну не знаю, кто мог на нее напасть. До сих пор не знаю.

Современные школьники привыкли во всем полагаться на взрослых. Инстинкт самосохранения, конечно, никуда не девается, в случае опасности человек начинает действовать так, как он никогда не поступил бы в спокойной обстановке. И современные подростки, да и дети – вовсе не исключение. Начали же казанские ребятишки прыгать из окон. Но вот ведь какая штука. Это же тоже надо уметь. Если можешь прыгать со второго – у тебя куда меньше шансов разбиться, когда ты летишь с третьего. Ты примерно знаешь, как рассчитать прыжок, плюс-минус. Но сейчас, если ребенка на таком засекут, у родителей неизбежно возникнут разборки с органами опеки, и исход неизвестен.

У меня такое впечатление, что заборы и решетки на окнах – это вовсе не для детской безопасности. Это препятствие для законопослушных детей и законопослушных родителей, которые вынуждены трепать себе нервы, пытаясь передать забытый дома мобильник. И для того, чтобы люди с младых ногтей привыкали чувствовать себя под колпаком, а еще лучше – за решеткой. Чтобы им там было комфортно. И возникает вопрос, какой же враг народа это придумал. Ведь есть законы, есть подзаконные акты, которые все это регламентируют. Может, пора уже их пересмотреть – в сторону уменьшения, а потом и полного отказа от такой вот «физической защиты», как говорят на режимных предприятиях? Может, пусть школа снова станет домом, а не тюрьмой? И пересмотреть программы – не сомнительная «охрана безопасности жизнедеятельнс ти», после которой выпускник на голубом глазу моет включенные в сеть электроприборы, а отрабатывать правила поведения в реально опасных ситуациях? Впрочем, запертые за семью замками дети вряд ли смогут их применить – но с чего-то же надо начинать.