Часть 4. Как я стала "против" инклюзии.

16k full reads
20k story viewsUnique page visitors
16k read the story to the endThat's 83% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Дальше будет мое не популярное мнение про инклюзию. Оно легко может быть названо не экологичным, а я – еще легче могу попасть в жернова cancel culture после этого заявления. До поступления сына в школу я была просто всеми конечностями за инклюзию. Но это было такое «за» без разбора. Теперь я против инклюзии (тут важное уточнение) в текущих реалиях школы. То есть принципиально я конечно же «за», я уверена, что все цветы должны цвести вместе и тем самым украшать друг друга, но под чуткой заботой садовника. Садовник – это учитель и школьная администрация. К сожалению, в данный момент школьная система не готова реализовывать инклюзию эффективно. Пока страдает и особый ребенок и его нормотипичные одноклассники, и учитель.

Жизнь Ярослава, все такая же насыщенная и яркая, к тому времени уже омраченная школой, тем не менее продолжалась
Жизнь Ярослава, все такая же насыщенная и яркая, к тому времени уже омраченная школой, тем не менее продолжалась
Жизнь Ярослава, все такая же насыщенная и яркая, к тому времени уже омраченная школой, тем не менее продолжалась

Итак, с чем столкнулись мы, и как началась травля.

Примерно в ноябре первого класса в нашей жизни появился мальчик, назовем его Вовочка. Он пару раз стал темой «Ёшкиных» обсуждений. Ударил девочку по лицу, попытался спустить с лестницы одноклассника. От Ярослава я узнала, что Вовочка, действительно, «герой» класса и житья от него нет. Мы решили сначала, что это обычный хулиган, какие есть в любом классе, но Вовочка стал причиной почти ежедневных неприятностей нашего сына: то пристанет, то стукнет, то сломает конструкцию из «Лего». Ярослав сдачи не давал. Почему? Потому что Марьиванна сказала, что Вовочка особенный и трогать его нельзя. Ладно, решили мы и прочитали сыну лекцию о том, что действительно бывают особые дети и что толерантность — наше все.

В апреле проблема стала серьезной. Конфликты Ярослава с Вовочкой стали происходить все чаще и острее. Сын рассказывал о них неохотно, но со слезами. Отмахивался: не обращайте внимания. Но мы сложили для себя приблизительную картину. В то же время несколько мам написали мне личные сообщения следующего содержания: «В курсе ли вы, что вашего ребенка каждый день третируют? Дети дома рассказывают, что издевательства над Ярославом сродни тюремным. Защищать его они не смеют, так как боятся хулигана, плюс Марьиванна не разрешает Вовочку трогать». Одна из мам призналась, что у ее сына тоже были проблемы с Вовочкой полгода назад, потом все закончилось само собой. Другая мама сообщила, что одновременно с нашим ребенком Вовочка третирует и ее дочь. Всплыли совсем жуткие истории с прижиманием девочки к полу и требованием снять трусы (детям по семь лет!). В школьном чате «Ешкины» отмечали, что Вовочка тиранит детей в отсутствие учителя, в основном в гардеробе в конце учебного дня.

Кроме "девчачьих" хобби, были и обычные для мальчиков, (терпеть не могу эту классификацию), велик, например.
Кроме "девчачьих" хобби, были и обычные для мальчиков, (терпеть не могу эту классификацию), велик, например.
Кроме "девчачьих" хобби, были и обычные для мальчиков, (терпеть не могу эту классификацию), велик, например.

Мы с мужем отправились к Марьиванне и услышали от нее, что Вовочка, действительно, проблемный. Но (тут видимо мы должны были возрадоваться) он сидит один за партой, возле учительницы, на переменах она старается от него не отходить. На вопрос, инклюзивный ли он, деликатно ушла от ответа. Добавила, что вся семья Вовочки тоже проблемная, хотя мама вполне адекватна. Только на нее ни в коем случае нельзя выходить, чтобы не травмировать. Вовочка наблюдается у психологов и неврологов, со 2 сентября по нему регулярно собирается педкомитет, и вроде бы даже есть улучшения. По версии Марьиванны, проблемы были и у девочки со злополучными трусами, «потому что она провокатор и манипулятор (как все девочки)», а наш сын постоянно ее пытается от Вовочки защищать. Если бы не защищал, то и атак бы не было. А раз жалобы на Вовочку пишут и другие родители, значит, это уже вопрос администрации школы, нужно идти к директору младшей школы (назовем ее Роза Марковна).

Дачное строительство
Дачное строительство
Дачное строительство

На встрече с нами Роза Марковна сделала вид, что про Вовочку ничего не знает (а как же педкомитет?). И тем более ни про какие диагнозы (хотя меня сам диагноз не интересовал, мне было важно понять, инклюзивный или нет, и если да, чтобы создали условия). Не понимает, почему учитель называет его особым. Об упомянутой девочке тут же отозвалась как о провокаторе и манипуляторе (странно, про нее знает так подробно и вторит словам Марьиванны, а про Вовочку не слышала). Позже в кулуарной беседе она признается, что диагноз есть, но об этом - в следующих частях.

Ну и все равно девчачье - садоводство )))
Ну и все равно девчачье - садоводство )))
Ну и все равно девчачье - садоводство )))

Надо сказать, директор нас внимательно выслушала, законспектировала самое важное и обещала разобраться. Настойчиво выпытывала имена мам, которые мне писали. Не получив имен, попросила передать этим родителям, что открыта к разговору. Но умоляла не выносить проблему на весь класс и не приводить толпу.

И вот тут два правила адекватной инклюзии, которые я вынесла для себя:

1. Не скрывать, что ребёнок инклюзивный! Иначе в чем инклюзия? В том, что особого ребенка тихонько засунули в коллектив нормотипичных детей? Посадили одного, заставили учительницу не спускать с него глаз. При этом его эмоциональная сфера дает сбой, как ей и положено, но все списывают на то, что он «трудный». Трудных детей нет. А вот особые, действительно, есть. И если мы хотим настоящую инклюзию, то мы учим детей (и родителей этих детей) тому, что все мы разные, что есть вещи, которыми некоторые из нас не могут управлять, но все мы вместе можем друг другу помочь.

2. Нести реальную (финансовую, административную) ответственность за обеспечение особых условий для детей с особыми потребностями. В данный момент, согласно закону об образовании, любой ребенок с любыми ограничениями может учиться в любом классе. Но при этом должны быть созданы особые условия. Какие – решает комиссия. Обеспечить эти условия должен директор. А что будет, если он этого не сделает? Ответа я не нашла. Нам никто не рассказал, была ли подобная комиссия по Вовочке, какие особые условия были ему нужны. Просто, как данность, посадили его одного рядом с учителем, и она должна была не спускать с него глаз на перемене, что физически невозможно. Уже позже она в одном из разговоров проронит, что Вовочка достался ей, потому что у нее есть диплом тьютера. Видимо, наличие тьютера и было особым условием. Однако как оно было выполнено? Скажем прямо – через одну привлекательную часть тела. Педагог, вынужденный быть учителем для 26 детей и одновременно тьютером для одного - вот это, действительно, преступление, как по отношению к особым детям, так и к остальным, и тем более, к учителю.

Продолжение следует ...

А тут https://zen.yandex.ru/media/id/605c50e28c070b23ae88ed39/moi-syn-nikogda-ne-vernetsia-v-obychnuiu-shkolu-607ecb9213c71c1ca89d0705?fbclid=IwAR0DQ38cuTcWjFJ0Z5d-DZGpvSJcAn7_UHFRYXIid_N6CFa3D5gtdGOnAIc ещё одна история травли. Без инклюзивных детей. Но в остальном все, как у нас, под копирку

Заказать книгу "Травля: со взрослыми согласовано" можно тут.