4 классных подростка, которые променяли TikTok на Пушкинский музей

Туда они бегут после уроков, там проводят выходные и находят друзей среди колонн

Пресс-служба музея
Пресс-служба музея
Пресс-служба музея

18 апреля в ГМИИ день самоуправления. Все экскурсии будут проводить участники проекта Пушкинский Youth. Это специальная программа музея для молодых людей от 14 до 21 – для них работает коворкинг в усадьбе Лопухиных, для них проводятся лекции и концерты.

День самоуправления – мероприятие, к которому ребята готовились как минимум полгода. Они подменят всех музейных сотрудников, кроме охраны: от экскурсоводов до работников гардероба. «Люмос» расспросил героев Пушкинский Youth о том, почему музей — отличное место для тусовки.

Маша Федотова

16 лет, 10 класс

Из личного архива Маши
Из личного архива Маши
Из личного архива Маши

Бабушка часто водила меня в детстве в театры и музеи. В Пушкинском мы бывали каждые каникулы. Помню, как бабушка мне рассказывала, кто такой Давид и как он победил Голиафа. А я бежала в Египетский зал смотреть на мумии.

Меня поразило, что так можно — просто прийти и рассмотреть настоящую мумию! Сейчас я понимаю, что это далеко не самое интересное в Пушкинском, но тогда меня это очень увлекло.

Два года назад мама прислала мне ссылку на «Клуб юных искусствоведов» — одну из программ направления Пушкинский Youth. Сначала я отнеслась к идее скептически. Подумала: ну, очередная учеба с лекциями и экзаменами. Потом решила попробовать и сделать свои выводы.

На первом занятии в КЮИ мы полтора часа изучали с ребятами картину Рембрандта « Артаксеркс, Аман и Эсфирь». Но мне было совсем не скучно! Мы обсуждали, что каждый из нас видит на этой картине. Сверяться с книжками и советоваться с искусствоведами было нельзя. Объяснили, что важнее всего — твои собственные чувства в момент встречи с работой.

Я прихожу в Пушкинский каждую неделю – иногда по четыре раза. Веду в рамках Пушкинский.Youth фотоклуб и чувствую себя на своем месте.

Стараюсь приводить своих школьных друзей в Пушкинский и увлекать их, показывать, что искусство — это не про даты и имена, как кажется на стандартных школьных экскурсиях.

Пресс-служба музея
Пресс-служба музея
Пресс-служба музея

В прошлом году акция «Я покажу тебе музей» проходила в онлайне – я читала Цветаеву в прямом эфире инстаграма Пушкинского. Я выбрала ее произведение «Дом» неслучайно. Марина была дочерью основателя музея, Ивана Цветаева, и этот стих как раз про Пушкинский. Про музей, который поэтесса воспринимает как свой дом. Цветаева пишет о родном фронтоне главного здания, про липы вокруг. Я почувствовала, что воспринимаю музей как-то так же.

В этом году карантинных ограничений, к счастью, меньше – на акции «Я покажу тебе музей» мы вживую покажем пластический перформанс. Танец для нас — тоже способ исследовать искусство. Участники перфоманса будут через движения выражать свои впечатления от произведений искусства, каждый выбрал свое. Я, например, «исследую» танцем скульптуру Ники Самофракийской.

Зина Гольман

18 лет

Из личного архива Зины
Из личного архива Зины
Из личного архива Зины

Когда подростки приходят в музей, всё, что они зачастую видят на холсте, — это человечки, животные, яблоки. Главное для них — то, нравится им работа или нет. Я не считаю, что это плохо — если картина вызывает какие-то эмоции и мысли, значит, искусство уже выполнило свою миссию.

Для меня искусство стало частью жизни с самого рождения. Мой папа владелец частной галереи Riva . Я даже выставляла несколько своих работ в нашей галерее. Но сообщества сверстников, которые разделяют любовь к арту и «серфят» со мной на одной волне, не хватало. Я о нем мечтала, и наткнулась на группу Пушкинского музея Вконтакте. Увидела объявление о дне открытых дверей в Пушкинский.Youth, так там и осталась.

На Дне самоуправления в этом году я буду участвовать в дискуссии про науку и искусство, проводить арт-квиз. Но самое классное, что мы отсняли видео-блог в стиле «ютьюбовских» роликов русского журнала Vogue «Что в сумочке у...». Только вместо Ирины Шейк и Беллы Хадид у нас героями были экспонаты – скульптуры и статуэтки. Моей «собеседницей» стала статуэтка жрицы Раннаи.

Мы вели съемки ранним утром, когда все залы были пустыми – это мощное впечатление. Кажется, будто ты остался наедине с великим прошлым.

Катя Евграфова

16 лет

Из личного архива Кати
Из личного архива Кати
Из личного архива Кати

Помню мой первый день в Пушкинском. Я была дошкольницей. Вошла с родителями в итальянский дворик, увидела этих больших лошадок (“Кондотьер Коллеони” Верроккьо Андреа и “Кондотьер Гаттамелата” Донателло) и пришла в восторг. Меня поразило, что кто-то мог своими руками слепить скульптуры таких гигантских масштабов.

Сейчас в фаворитах у меня не кондотьеры, а “Пьета” Микеланджело. Оригинал находится в Ватикане, в Пушкинском находится её слепок. Эта скульптура всегда вызывает у меня глубокие эмоции. Микеланджело изобразил Марию молодой девушкой, несмотря на то, что в тот момент она уже физически не могла быть такой молодой. Возможно, когда Мария берет в руки свое мертвого сына, она вспоминает, как он был маленьким мальчиком и лежал у нее на руках.

Пресс-служба музея
Пресс-служба музея
Пресс-служба музея

Когда я в первый раз сказала родителям, что пойду в Клуб юных искусствоведов, почувствовала, что становлюсь более самостоятельной. У нас в Пушкинский.Youth вообще очень свободно — с преподавателями мы общаемся почти на равных. Плюс, нет ни одного проекта, в котором обязательно участвовать — ты всегда можешь выбрать то, что по душе. Люблю бывать в коворкинге в усадьбе Лопухиных – это действительно наше место.

К Дню самоуправления я приготовила экскурсию по лицам экспонатов музея. Я подумала, что за год пандемии мы все отвыкли от одухотворенных лиц в общественных местах. Картины и скульптуры — это отличная возможность посмотреть на лица незнакомых людей вблизи и без масок, без риска для здоровья. Я начну экскурсию со скульптур Курос и Коро. Завершу ее “Портретом старика” и “Портретом старушки” Рембрандта.

Олеся Закиева

17 лет

Из личного архива Олеси
Из личного архива Олеси
Из личного архива Олеси

Я попала в Пушкинский, когда мне было семь лет: родители решили отвести меня на «какие-то развивающие занятия», чтобы было что-то в жизни помимо школы. Мама помнит, что после первого занятия я пришла в восторг. А я помню, как мы говорили об искусстве с экскурсоводами и рисовали, сидя на лавочках, прямо в залах.

Когда я стала постарше, то добровольно присоединилась к Клубу юных искусствоведов — и вот уже почти 11 лет я в музее.

Для меня Пушкинский никогда не выглядел строгим. Да и в его стенах со мной никто, никогда не говорил об искусстве скучно!

Помню, как в КЮИ мы однажды пытались в точности повторить всё то, что делают герои известных полотен. Однажды мы изображали “Завтрак на траве” Моне: я стояла где-то слева, была дамой в пышном платье. Казалось бы, такие развлечения не несут никакой особой смысловой нагрузки, но это заставляет тебя погрузиться в творческий процесс с головой.

На акции “Я покажу тебе музей” я буду проводить настольную игру, которую мы составили по коллекции Пушкинского музея. Мы раздадим участникам карточки, и у каждого будет своя роль — реставратор, смотритель, хранитель, посетитель и … похититель! В ходе игры нужно будет отвечать на вопросы о некоторых произведениях искусства. Сложнее всего будет похитителю: человеку, которому достанется эта роль, мы не дадим никаких карточек-шпаргалок. Его задача — сориентироваться и сделать так, чтобы никто не обнаружил: он в музее чужой и ничего не знает. Если похититель остается нераскрытым, то экспонат считается украденным.

Чтобы составить эту игру, мы общались с хранителями и узнали кучу интересного: например, что рамы могут быть едва ли не ценнее картин! По раме можно, например, проследить путешествие работы по миру. Я хочу, чтобы люди представили себя на месте разных сотрудников музея: узнали, как они мыслят и чем живут.

Если вы уверены, что каждый любитель музея в душе – сноб, вам надо в Пушкинский.Youth. Мы умеем веселиться покруче, чем ребята в Инстаграм. Только вместо ленты у нас – работы великих художников.

Пресс-служба музея
Пресс-служба музея
Пресс-служба музея

Интервью взяла: Анна Рыжкова