Ядерное оружие для Украины: БЛЕФ или ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ БУДУЩЕГО? Часть II: А если радиологическое оружие?

С временной утратой Украиной в марте 2014-го территорий Автономной Республики Крым и г. Севастополь и началом менее чем месяц спустя (14 апреля того же года) Войны на Юго-Востоке (АТО/ООС) в Украине вновь активизировалась дискуссия о желательности и возможности восстановления ею статуса военной ядерной державы. Возникли предложения о «суррогатной ренуклеавризации». 9 апреля 2015 г. тогдашний Секретарь РНБО Александр Турчинов сделал весьма громкое заявление, дискуссии на тему, высказанную в котром (подогретые дальнейшими заявлениями и действиями Радикальной партии Олега Ляшко (РПОШ)) не стихают (то затухая, то вновь активизируясь) и по сию пору.

На вопрос одного из журналистов: «Может ли Украина создать для сдерживания России т. н. «грязную бомбу» (радиологическое оружие)?» - г-н Турчинов вполне официально заявил, что «грязная» или «чистая» - это отдельный сугубо технологический вопрос, главное чтобы оружие было эффективным».

После чего г-н Турчинов добавил, что в Украине ведутся военно-технические программы в ядерной сфере, но информация по ним носит «закрытый» характер и поэтому раскрывать их детали общественности он не намерен. Это заявление вызвало весьма бурную и противоречивую реакцию – от оценки сказанного, как пропагандистский вздор от не вполне адекватного человека до горячей поддержки, как «здравой и своевременной инициативы», обещающей в уже относительно короткий срок создание простого и дешевого эквивалента «настоящему» ядерному оружию. В дальнейшем заявление г-на Турчинова было поддержано лидером РПОШ, народным депутатом Украины Олегом Ляшко, который в своем интервью от 25 марта 2016 г. относительно необходимости восстановления Украиной статуса «военной ядерной державы» упомянул, что в стране есть некий «задел разработок» в этой сфере. Естественно, что поскольку интересовавшимся людям хорошо известно - в УССР никогда не занимались разработкой собственного ядерного оружия в современном смысле этого слова, а только работали (причем - с технической точки зрения вполне успешно) в сфере радиологического оружия - вновь возникли подозрения в том, что теперь уже г-н Ляшко также имеет в виду под «восстановлением ядерного статуса» создание (по крайней мере – на первых порах) Украиной «грязной бомбы».

Инициатива РПОШ получила дальнейшее развитие в конце 2016 года, когда депутатами этой партии в Верховной Раде был внесен и официально зарегистрирован законопроект, предусматривающий выход Украины из Договора о не распространении ядерного оружия (ДНЯО; впрочем о том, что такая инициатива РПОШ последует, г-н Ляшко заявлял еще во время парламентской избирательной кампании 2014-го).

Несмотря на то, что, естественно, и тогда существовали, мягко говоря, определенные сомнения в серьезности вышепоименованных заявлений и инициатив, следует отметить, что уже сам статус озвучивавших их лиц не позволяет просто отбросить их, как нечто «маргинальное» и/или «полуанекдотическое». Секретарь РНБО, согласно действующим Конституции и законодательству Украины, является вторым лицом после Президента Украины в сфере координации действий государства в области национальной безопасности (фактически, Секретарь РНБО – это своеобразный «премьер-министр по вопросам национальной безопасности», чьи полномочия в этой сфере превосходят полномочия собственно Премьер-Министра Украины). Кроме того, не следует забывать, что на протяжении нескольких месяцев после «Революции Достоинства» - Александр Турчинов одновременно занимал посты Председателя Верховной Рады, и. о. Президента Украины и и. о. Верховного Главнокомандующего ЗСУ. Сосредоточив в своих руках такую полноту власти (и доступ к информации), которую никогда не имел ни один государственный деятель Украины со времен Симона Петлюры в период его пребывания на посту Головного Отамана Второй УНР в годы Войны за Независимость 1917-1921 гг.

Отдельного рассмотрения требует и вопрос о собственно радиологическом оружии и с технической и с военной точек зрения. В настоящее время под «грязной бомбой» принято обычно понимать самодельное взрывное устройство (СВУ), снаряженное обычным взрывчатым веществом и имеющие оболочку из порошковидных радиоактивным материалов, распыляемых при взрыве и вызывающие радиоактивное заражение местности. При этом само такое СВУ предполагается в качестве импровизированных мины, фугаса или боеголовки к импровизированной же ракете класса «земля-земля» с характеристиками примерно не более чем у ракет к известной реактивной системе залпового огня (РСЗО) «Град». Причем по не вполне ясным причинам такое оружие считается «гипотетическим» видом оружия массового поражения (ОМП). В частности, такой классификации придерживается Википедия, авторитет которой - несмотря на всю специфику наполнения и редактирования этого Интернет-проекта - настолько велик, что на нее иногда ссылаются в мотивировочной части своих резолюций даже суды некоторых стран (включая и США).

Между тем такой взгляд на радиологическое оружие совершенно неверен. С самого начала и вплоть до последней трети 1950-х гг. в СССР ввелись довольно значительные по объему работы по созданию вполне промышленных образцов радиологического оружия (относившегося в то время к одной из категорий атомного (по современной терминологии – ядерного) оружия и именовавшегося «атомным оружием на основе боевых радиоактивных веществ» (БРВ). Работы были начаты в 1951 г., как раз в УССР, - и уже в 1953 г. на баллистической ракете (БР) дальнего действия (по современной классификации – оперативно-тактической БР повышенной дальности) Р-2 были испытаны головные части «Герань» и «Генератор» (последняя была кассетной), снаряженные радиоактивной жидкостью, представляющей собой высокоактивные отходы атомной промышленности, растворенные в кислоте.

Согласно же справочнику «Ядерные излучения атомного взрыва», являющемуся официальным изданием Военного издательства Министерства обороны Союза ССР и вышедшему в 1956 г., БРВ снаряжались не только баллистические ракеты «земля-земля», но и авиационные бомбы, ракеты для РСЗО и даже минометные мины. Если учесть, что в то время в открытых изданиях МО СССР существовала «традиция» приписывания «вероятному противнику» тех образцов оружия, которые создавались для самих ВС СССР – можно предположить, что работы над «атомным оружием на основе БРВ» одними «Геранью» и «Генератором» далеко не ограничивались (большая часть данных о работах по БРВ времен СССР в РФ, Украине и Республике Казахстан до сих пор засекречена).

Более того, с учетом того, что известно о работах по БРВ в СССР - было бы по меньшей мере неосторожно делать вывод о «низкой эффективности» радиологического оружия, озвученный (и получивший широкий резонанс) израильскими военными специалистами после серии лабораторных и полигонных испытаний, проведенных в первой половине 2010-х гг. Эти выводы вполне обоснованны для «грязной бомбы» категории СВУ, но совершенно не годятся для оценки эффективности кассетных радиологических боевых частей, снаряженных высокорадиоактивной жидкостью или мелкодисперсной смесью, подрываемых радиовзрывателями на наиболее оптимальной высоте для заражения территории максимальной площади и имеющих большую массу (500 кг и более).

Такое радиологическое оружие может быть достаточно эффективным с точки зрения нанесения противнику экономического ущерба и производства психологического эффекта – принимая во внимания хотя бы те неизбежные последствия, которые влечет за собой необходимость дезактивации территории (особенно пораженной «пятнообразно», что парализуют всю социально-экономическую деятельность на территории, в пределах которых расположены указанные «пятна», а не только в пределах самих «пятен»). Итог представляется вполне очевидным: промышленно изготовленное на основе современных военных технологий радиологическое оружие, под которое имеется соответствующий носитель (например, та же оперативно-тактическая БР) представляет собой нечто значительно более серьезное и эффективное, чем просто «плод «больного воображения» или «самоделка на коленке».

Нельзя так же не отметить, что у Украины действительно имеются все возможности для создания полноценного боевого радиологического оружия – начиная от запасов высокорадиоактивных веществ для его снаряжения (причем тут есть богатый выбор) и кончая его носителями. При желании - в течении максимум двух лет можно просто воспроизвести «Генератор» (уменьшив его массу втрое) для имеющейся на вооружении тактической БР «Точка-У» просто извлеча из архивов ГП «КБ «Южное» соответствующую конструкторскую документацию. При этом финансовые расходы на такую программу будут весьма умеренными и (в отличии от гипотетической программы создания «настоящего» ядерного оружия) вполне посильными для Государственного бюджета даже при его нынешнем плачевном состоянии.

Таким образом, вопрос находится в чисто политической плоскости. А именно: оправдывают ли весьма скромные выгоды от создания радиологического оружия те внешнеполитические и неизбежно связанные с первыми экономико-финансовые издержки, к которым приведет принятия на вооружения ЗСУ «грязных» боевых частей к имеющимся и/или перспективным средствам доставки. Впрочем, здесь следует пояснить почему эффект обладания радиологическим оружием даже промышленного образца автор считает весьма скромным. Дело в том, что такое оружие не только не может быть использовано в качестве оружия первого удара против противника, обладающим ядерным оружием (так как практически неизбежно приведет к ответному применению этого самого ядерного оружия – только теперь уже «настоящего»), но даже и не обладает необходимым «потенциалом сдерживания». Ибо применение первым ядерного оружия (тем более - на сопредельных применяющей его стороне территориях) чревато такими издержками – от внутри- и внешнеполитических до экологических, что ответное ограниченное применения радиологического оружия не может рассматриваться противником, как сколько-нибудь серьезная дополнительная издержка (хотя конечно – как было показано выше – и добавит ему проблем). Таким образом - доктрина «асимметричного радиологического сдерживания» как ответ на допущение военной доктриной РФ возможности применения ею ядерного оружия первой не может рассматриваться, как достаточно обоснованная. А следовательно - фактически является бессмысленной.

Между тем, политические и связанные с ними экономико-финансовые издержки от попытки создать «радиологический военный потенциал» будет весьма велики. В свое время Государственный Департамент Соединенных Штатов уже вполне недвусмысленно заявлял, что любая попытка восстановления военного ядерного статуса - сделает Украину «страной-изгоем». Нет никаких оснований предполагать, что Государственный Департамент в этом вопросе блефует или что со сменой «первого лица» в Белом доме позиция Вашингтона в рассматриваемом вопросе поменялась.

Более того, из-за того, что в международном общественном мнении (имеющим в современной внешней политики - с учетом все большей и большей ее публичности - огромную силу) радиологическое оружие последнее четверть века устойчиво ассоциируется с «ядерным терроризмом» - можно уверенно предполагать, что реакция на создания Украиной радиологического оружия будет еще более негативно-болезненной, чем реакция на возможное создание ею «настоящего» ядерного оружия.

Такая реакция будет означать для любой политической власти в Киеве безусловное и полное политическое банкротство. Но вопрос в том: понимают ли всю политическую авантюристичность подобных идей те, кто их генерирует?

Здесь, конечно, возможна только субъективная оценка. Автор, как человек некоторое время проработавший вместе с г-ном Турчиновым и 12 лет – вместе с г-ном Ляшко - считает себя вправе уверенно утверждать, что степень безграмотности этих людей в самом широком значении этого термина может сравниться только с их самоуверенностью. Впрочем – ровно то же самое (а равно и такая же трусость при столкновении с реальной угрозой – пусть даже не характера угрозы физической безопасности) – характерна и для гг. Порошенко и Зеленского…

Однако, самым надежным «страховым полисом» от нежелательных «военно-ядерных экспериментов» в наших условиях является риск потерять/не получить в этом случае власть. Риск, каковой все перечисленные в этой статье люди ставят превыше всех других обстоятельств - включая и подлинные или ложно понимаемые, но искренне воспринимаемые как таковые, национальные интересы Украины. Как ни парадоксально, но в данном случае это, пожалуй, и к лучшему. Ведь как известно, политик принесший больше всего бедствий Европы за всю ее Историю – «фюрер немецкого народа и рейхсканцлер Великогерманской Империи» Адольф Гитлер – был человеком весьма твердых принципов, за которые не колеблясь отдал свою жизнь; но и к каким, однако же, последствиям (в том числе и для самой Германии) это привело??

Разумеется, чисто теоретически Украина при определенных обстоятельствах все же может бросить вызов миру и запустить программу создания радиологического оружия. Но для этого к власти в Киеве должны прийти радикалы вроде представителей «Национального Корпуса». Автор относится к числу тех, кто полагает (несмотря на «немейнстримность» данной точки зрения), что такой сценарий для Украины в обозримом будущем полностью исключить все же нельзя (хотя сейчас уровень популярности ультраправых в Украине и на уровне «статистической погрешности вблизи нуля»). Однако, во-первых, он остается маловероятным, а во-вторых: это уж точно произойдет (если вообще когда-то произойдет) не в 2023-2024 гг. или ближайшие к ним годы…