Подводная лодка U001 «Запорожье» - виртуальная подводная сила флота ВМС ЗСУ

ПЛ «Запорожье»  на ходовых испытаниях после наконец завершенного ремонта в 2012 г.
ПЛ «Запорожье» на ходовых испытаниях после наконец завершенного ремонта в 2012 г.
ПЛ «Запорожье» на ходовых испытаниях после наконец завершенного ремонта в 2012 г.

Своим рождением и конкретно подводная лодка (ПЛ) U001 «Запорожье» ВМС ЗСУ (бывшая учебная ПЛ тактический номер Б-565 Краснознаменного Черноморского Флота ВМФ ВС СССР) и вообще все большие океанские торпедно-минные дизель-электрические подводные лодки проекта 641 - обязаны… застарелому лютому бреду. В июле далекого 1954 г., согласно Директивам Министра обороны Союза ССР и начальника Главного Штаба ВМФ Вооруженных Сил Союза ССР, - совместно Военно-Морской академией имени (тогда) Маршала Советского Союза Климента Ефремовича Ворошилова, существовавшей в те годы Военно-Морской академии кораблестроения и вооружения имени академика Алексея Николаевича Крылова и сотрудниками уже упоминавшегося Главного Штаба ВМФ под руководством адмирала Владимира Антоновича Алафузова была начата совершенно секретная научно исследовательская работа № 101 «Проблемы развития Военно-Морского Флота Союза ССР и применение его в будущей войне». Работа была завершена спустя два года, в 1956-м, и вплоть до самого конца 1980-х, аж до принятия «горбачевской» доктрины «разумной оборонной достаточности» - служила основой для разработки руководящих оперативно- тактических документов при строительстве ВМФ СССР – как его надводных и подводных сил, так и ВВС ВМФ (морской авиации).

В этой работе был сформулирован так называемый (неофицально) «план 300-288». Считалось, что для пресечения в случае войны с блоком НАТО океанской коммуникации между Восточным (Атлантическим) побережьем США и побережьями Норвегии, Дании, ФРГ (тогда включавшую в себя только западную часть нынешней Германии), Нидерландов, Бельгии, Франции, Британских островов и до Азорских островов, а далее в порты Франции и Великобритании, а также до западного (со стороны Атлантики) «устья» Гибралтарского пролива - необходимо ежемесячно топить не менее 300 транспортов и танкеров. Для этого считалось необходимым иметь к началу войны иметь минимум 300 океанских торпедно-минных подводных лодок. Конкретно была утверждена цифра в 288 ед., сведенных в 96 дивизионов по 3 подлодки. Дивизионы, в свою очередь, объединялись в 24 бригады (по 4 дивизиона, 12 ПЛ в бригаде), а бригады ПЛ - должны были быть сведены в 6 флотилий по 4 бригады в каждой (48 ПЛ во флотилии).

Каждая флотилия ПЛ должна была иметь свой постоянный пункт базирования (ПБ; фактически полноценную военно-морскую базу (ВМБ), но с той оговоркой, что несколько ПБ административно и в плане организации тылового и технического обеспечения сводились в одну ВМБ – так называемую «территориальную ВМБ»). Вместе с тремя-четырьмя бригадами средних подводных лодок аналогичных организации и составов, предназначенной для действий в прибрежных морях Европейского Севера СССР и у берегов Северной Норвегии - эта астрономическая по своей численности группировка должна была составить подводные силы Краснознаменного Северного Флота ВМФ Союза ССР.

План был феерически бредовЪ не только потому, что не учитывал ни общеэкономические и общепромышленные, ни конкретно судостроительные возможности СССР. Не учитывал он и катастрофической уязвимости заявленной системы базирования подводных лодок на Баренцевом побережье Кольского полуострова, побережье Архангельской области в районе Гирла Белого моря и Гирло-Беломорском и отчасти Баренцевом побережье Ненецкого автономного округа. Главная же ошибка заключалась в том, что «тщательные всесторонние расчеты необходимого наряда подводных сил для Северного океанского театра войны» были взятии не то, чтобы «с потолка», а прямиком позаимствованы из аналогичной по задаче и характеру работы еще времен второй половины 1930-х, проводившихся в Штабе «Фюрера подлодок» (начальника подводных сил) и Штабе руководства войной на море нацистского Кригсмарине. Каковые расчеты оказались тупо несостоятельными (что и показала со всей очевидностью Вторая Мировая война в той ее части, которая известна как «Битва за Атлантику»). Но даже если предположить, что расчеты тогда еще будущего гросс-адмирала и последнего главы Третьего Рейха Карла Деница и его веселой компании оказались бы верными - невозможно было не понимать, что за более чем 15 лет – они безнадежно устарели.

Как бы то там ни было - советские «товарищи в синем» руководствовались планом «300-288» почти вплоть до самого конца существования советского ВМФ. При этом хотя еще во время правления в СССР товарища Маленкова (1953-1955 гг.) было совершенно ясно, что будущее океанского подводного флота великих военных держав безраздельно принадлежат атомным ПЛ, - поскольку возможности СССР даже близко не позволяли построить столько атомных торпедно-минных подводных лодок (и это понимало уже даже туповатое советское высшее руководство), то военные судоверфи продолжали «гнать вал» «суррогатов» - дизель-электрические ПЛ (ДЭПЛ) и в 1950-е, и в 1960-е и в 1970-е годы. Одной из серий таких «суррогатов» и были ПЛ пр. 641.

По результатам исследований, выполненных в КБ-18 (ныне - российское ЦКБ «Рубин»), в октябре 1954 г. было принято совместное решение Главнокомандования ВМФ Союза ССР и Министерства судостроительной промышленности (МСП) о разработке технического проекта океанской ДЭПЛ большего водоизмещения, чем предшествовавшие субмарины проекта 611. Технический проект, который получил номер 641, был готов уже в 1955-м, а в июле того же года утвержден соответствующим Постановлением Совета Министров Союза ССР. Обводы легкого корпуса новой ДЭПЛ остались как у лодок 611-го проекта – в частности с носовой частью, которая существенно снижала маневренные и ходовые качества субмарины в подводном положении. Ограниченной осталась и подводная дальность плавания - что существенно снижало тактические возможности лодок нового проекта.

Строительство ПЛ пр. 641 (кодовое обозначение типа в НАТО - «Фокстрот»/«Foxtrot») велось на ленинградском судостроительном заводе №196 (ныне входит в федеральное государственное унитарное предприятие «Адмиралтейские верфи» в Санкт-Петербурге), где в 1958-1982 гг. было построено 75 субмарин. Всего планировалась серия из 160 подводных лодок, но в связи с переориентацией на строительство атомных подводных лодок серия ограничилась 57 лодками проекта 641 для ВМФ СССР. Для ВМС Индии было также заказано восемь лодок экспортного проекта I641, 6 подводных лодок проекта I641К были поставленные ВМС Ливии, по две лодки получили Польша (базового пр. 641) и Куба (проекта I641ДО). Со временем пошла и глубокая модификация проекта под шифром 641Б «Сом», которая стала третьим поколением советских послевоенных дизель-электрических субмарин. Впрочем, к началу прошлого десятилетия ДЭПЛ пр. 641 сохранились только во флотах Украины (одна) и Ливии (две).

Большая океанская торпедно-минная дизель-электрическая подводная лодка, которая носит теперь имя города Запорожье, был построен на Новоадмиралтейском судостроительном заводе (такое название носил тогда завод №196) под заводским номером «объект С-260». Корабль был заложен на стапеле 24 марта 1970 г. Строительство велось быстрыми темпами, и уже 29 мая 1970-го корпус новой субмарины был спущен на воду. А через несколько месяцев подлодка завершила цикл ходовых и государственных испытаний: за сентябрь - ноябрь 1970 г. субмарина прошла в надводном положении 1660 морских миль (236 ходовых часов; 1 морская миля равняется 1,852 км) и в подводном положении - 432 мили (188 ходовых часов). На сдаточных испытаниях Б-435 смогла развить наибольшую надводную скорость хода в 16,6 узла (узел равняется 1,852 км/ч), а наибольшая дальность плавания в надводном положении при скорости экономического хода 8,3 узла достигла 17700 миль. Наибольшая скорость подводного хода составила 16,05 узла, дальность плавания на перископной глубине под шноркелем (устройством для работы дизеля под водой) составила 12000 миль (при скорости хода под шноркелем в 8 узлов). При работе электродвигателя экономическим ходом дальность плавания в подводном положении была 456 миль, но скорость субмарины при этом не превышала 2-х узлов.

В десяти однотрубных торпедных аппаратах (шесть носовых и четыре кормовых) стандартного калибра 533,4-мм (21 дюйм) можно было применять новейшие (по тому времени) торпеды (боекомплект 22 единицы, включая 12 запасных). Обычно применялись противокорабельные торпеды типов 53-65М и 53-65К с пассивным акустическим наведением, принятые на вооружение в 1969-м году. Они имели дальность хода в 22 и 19 км соответственно, скорость хода в 44 и 45 узлов, глубину поражения надводной цели - до 14 м (53-65М) и до 12 м (53-65К), вес взрывчатого вещества в боевой части - 300 и 307 кг соответственно. Подводная лодка может также принять вместо торпед в кормовых торпедных аппаратах и запасных торпед 32 мины типов МДТ или РМ-2, либо 26 мин типа ПМ-2. Скорость постановки мин - 5 узлов, метод - изолированная постановка двух мин из трубы торпедного аппарата так называемым «воздушным выстрелом». Максимальная глубина ведения торпедной стрельбы или минной постановки - 80 м.

Подводная лодка Б-435 имела радиолокационную станцию обнаружения надводных целей типа «Флаг», станцию радиотехнической (радиоэлектронной) разведки «Накат», радиолокационный ответчик системы государственного опознавания («свой-чужой») «Хром-К». В верхней части носового края корпуса располагается гидроакустическая станция (ГАС) «Тулома», на верхней палубе - ГАС связи МГ-15 (а на ее крышке - ГАС МГ-13 для обнаружения работы ГАС противника) и в нижней части форштевня - ГАС «Арктика-М». Есть также ГАС шумопеленгования МГ-10, станция «Береста» (МГ-23) для определения скорости распространения звука в воде и ГАС аварийно-спасательной службы МГС-29.

6 ноября 1970 года был подписан приемный акт и подводная лодка Б-435 вошла в состав ВМФ СССР, где была передана в состав Краснознаменного Северного флота. Субмарина вышла на первую боевую службу в Атлантику в мае 1971-го.

До начала 1990 г. она входила, как уже говорилось, в состав Краснознаменного Северного флота, а потом перешла на Черное море, где вошла в состав 153-й бригады 14-й дивизии подводных лодок Краснознаменного Черноморского флота в качестве учебной подводной лодки и получила тактический номер 565 (в/ч-15019). После распада СССР лодка почти не выходила в море. Так, за 1994-й она находился в море только 16 суток, набрав лишь 82 ходовых часа. Субмарина прошла лишь 243,5 мили в надводном положении и всего 4,2 мили под водой. В 1995 г. она находилась в море вообще всего 4 часа, сделав 53-х мильный переход (в январе) под буксирами из Балаклавы в Южную бухту Севастополя.

В состав ВМС Украины субмарина Б-565 (бывшая Б-435) была передана с состава Краснознаменного Черноморского Флота ВМФ ВС РФ летом 1997-го года и 11 июля была переименована в «Запорожье» (тактический номер U001), а 21 июля официально вошла в состав ВМС Украины и 1 августа торжественно подняла национальный военно-морской флаг.

Снова под буксирами лодку перетянули 3 августа 1997-го года к причалу подводного плавания в Балаклаве. Но отсутствие работоспособных аккумуляторных батарей едва не поставило крест на судьбе первой украинской субмарины. На помощь пришли запорожские шефы из «Укрзалізниці», которые выделили 18 млн. гривен на проведение ремонтных работ, докование и закупку в Греции новых аккумуляторных батарей. Купленные батареи доставил из Греции в Севастополь в феврале 2003-го года украинский большой десантный корабль «Константин Ольшанский». Докование субмарина прошла в плавучем доке Балаклавского судоремонтного завода «Металлист» с августа 2002-го по 22 февраля 2003-го года. В 7 часов утра 28 февраля 2003 года буксиры ВМС Украины «Корец», «Кременец» и «Красноперекопск» вывели подводную лодку «Запорожье» из Балаклавы. В 14 часов «Корец» пошел в базу, а буксиры, которые остались, ввели в 15 часов субмарину в ковш Килен-бухты к причалу 13-го судоремонтного завода российского Черноморского флота. Специалисты этого завода и выполнили ремонтные работы, которые еще оставалось сделать. Благо, лодка им была знакома, так как завод уже ремонтировал ее в 1992-м году.

Но на этом сложный период в истории «Запорожья» не закончился. Предполагалось, что уже весной 2005-го субмарина сможет выйти в море и приступить к выполнению задач боевой подготовки. Однако, «не так сталося, як гадалося». Назначенное в конце июня 2003-го новое руководство Министерства обороны Украины во главе с генералом армии Украины (впрочем, «от СБУ») Евгением Марчуком поставило под вопрос целесообразность пребывания «Запорожья» в составе ВМС Украины. «Руководящая мысль» изменилась лишь в сентябре 2004-го с возвращением к руководству оборонным ведомством генерала армии Украины Александра Кузьмука. Но уже в феврале 2005-го состоялось очередное изменение руководства Министерства (которое возглавил полковник запаса Анатолий Гриценко). И снова возникли сомнения в целесообразности пребывания «Запорожье» в составы ВМС Вооруженных Сил Украины...

Можно уверенно утверждать, что «Запорожье» тогда уцелела лишь благодаря желанию заработать на ней деньги. Руководство, которое находилось во главе МО страны в 2005-2007 гг., что называется «на полном серьезе» считало, что «Запорожье» можно продать за границу как полноценный боевой корабль (в частности подводную лодку предлагали Ливии за сначала 70 миллионов, а потом – «всего» за 50 млн. долл. США!). Ясное дело, покупателей не обнаружилось, и субмарина продолжала стоять в ковше Килен-бухты. Отношение к подводной лодке изменилось лишь с очередным изменением руководства МО. В мае 2009-го года тогдашний начальник Генерального штаба - Главнокомандующий ЗСУ генерал армии Украины Сергей Кириченко сообщил, что «Запорожье» будет готова к началу испытаний приблизительно через месяц. Но снова произошли кадровые изменения. И снова изменилось отношение к единственной украинской подводной лодке...

Окончательно (как тогда казалось) судьба ПЛ «Запорожье» была решена лишь уже при следующем руководстве МО. Подводная лодка должна была завершить ходовые испытания до 31 мая 2011 г. и летом того же года войти в боевой состав флота ВМС Украины. Но на практике лишь 20 марта 2012 г. ПЛ покинула судоремонтный завод.

25 апреля 2012 г., завершив швартовые испытания, корабль покинул заводскую причальную стенку, и в надводном положении вышел из Севастопольской бухты в Черное море.

18 июля 2012 г. подводная лодка «Запорожье» во время ходовых испытаний успешно осуществила пробное погружение. Перед этим лодка крайний раз погружалась за 18 лет до этого.

Наконец, 26 июня 2013 г. были официально завершены работы по ремонту U001. «Все заключенные на ремонт подводной лодки «Запорожье» контракты выполнены в полном объеме. Успешно проведены ходовые испытания. Экипаж готов приступить к выполнению задач.» - заявил тогдашний Командующий ВМС ЗСУ вице-адмирал Юрий Ильин.

Но…, - в феврале 2014 г. началось то, что началось 21 марта российские военнослужащие взяли ПЛ под свой контроль. При этом среди экипажей U001 (их было два – основной и резервный) произошел раскол среди личного состава. Часть моряков (29 человек), задраились внутри корабля, отказываясь сдаваться, а вот остальные (72 чел.), во главе с командиром резервного экипажа капитаном 2-го ранга Робертом Шагеевым, приняли участие в захвате лодки и спуске украинского флага, а также демонтаже украинского герба и таблички с названием своего корабля. Позднее они изъявили желание продолжить службу в составе ВМФ России, а оставшаяся верной Присяге часть экипажа во главе с командиром основного экипажа подлодки капитаном 2-го ранга Денисом Клочаном покинула корабль и выехала из Крыма. Утром 22 марта над ПЛ был поднят русский военно-морской флаг, - что имело, впрочем, чисто символическое значение, — в состав Черноморского флота ВМФ ВС РФ, лодка так и не вошла.

С июля 2014 г. ПЛ находилась на временном отстое в Стрелецкой бухте Севастополя – Россия отказалась возвращать «Запорожье» ВМС Украины, а вместо этого там собрались утилизировать ПЛ. Соответствующее решение объявило МО РФ на тендере по утилизации ряда кораблей. В тендерных документах указывается намерение утилизировать одну ПЛ пр. 641 без указания - какой именно лодки? – но прекрасно известно, что в распоряжении у России есть только одна подводная лодка этого проекта - захваченная в 2014 г. украинская субмарина U001 «Запорожье».

В марте 2020 г. «Запорожье» перебазировали в бухту Инженерная, к ранее перемещенным туда захваченным другим украинским кораблям, катерам и судам: большому танкодесантному кораблю «Константин Ольшанский», большому кораблю разведки и управления «Славутич», противодиверсионному катеру «Феодосия», гидрографическому катеру «Сквира» и нефтесборному судну МУС-482. Объявлено, что ПЛ готовят к переводу на длительное хранение на ВМБ на «озере» (фактически – закрытой бухте, соединенной с морем узкой протокой) Донузлав.

Имеет ли смысл для Украины пытаться вернуть ПЛ «Запорожье»? Ее возраст - уже более 50-ти лет. Бесспорно, что хотя в свое время субмарины проекта 641 более-менее удовлетворяли тактическим и техническим требованиям, предъявлявшимся к тогдашним ДЭПЛ (хотя уже тогда имели оценку не «на «отлично»), военно-технический прогресс привел к довольно быстрому моральному старению «фокстротов». Подводная лодка проекта 641 в ХХІ веке очевидно глубоко устарела и может использоваться лишь в учебно-тренировочных целях. Хотя следует отметить, что на начало прошлого десятилетия в состав подводных сил ВМС Греции входили четыре подводные лодки, построенные в 1971-1972 гг. А половину подводных сил (две подлодки из четырех) Флота Национально-Революционной Армии Китайской Республики (Тайваня – не путать с Китайской Народной Республикой!) вообще составляют бывшие американские подводные лодки типов «Балао» и «Тенч» постройки аж, соответственно, 1944-го и 1946-го гг. (!!) Правда, обе они довольно радикально модернизированы в рамках программы «Гуппи II» в середине 1960-х.

Тайвань принял решение о реализации дорогостоящей и трудоемкой задачи строительства собственных подводных лодок после того, как Пекин помешал ему закупить подобные корабли за границей, используя экономические и дипломатические угрозы в адрес потенциальных поставщиков. В рамках проекта планируется построить восемь ПЛ. Первую должны ввести в строй к 2024 г. Таким образом – «тайваньская «Балао» прослужит не менее 80-ти лет!!!! А ведь не исключено, что лодочная программа Китайской Республики еще и задержится по срокам…

Кстати, визави ВМС Тайваня - ВМФ Народно-Освободительной Армии Китая (НОАК; это вооруженные силы КНР) – тоже имеют в своем составе «дизель-электрическую древность». ДЭПЛ пр. 031 (фактически - советского проекта 629), являющаяся носителем одной баллистической ракеты JL-2 («Цзюйлан-2», «Цунами-2»), - находится в составе «красного» китайского флота еще с 1964 г.

В любом случае - Военно-Морским Силам Украины нужны несколько новых (вновь построенных, или умеренного возраста «бывших в употреблении») подводных лодок. Однако это - лишь довольно неопределенная перспектива - и далеко-далеко не факт, что близкая.

Ну и в заключение – одна полуанекдотическая история из разряда «черных «городских легенд» русско-украинской информационной войны. Я не помню уже точно когда, но самое позднее к началу 2010-х гг. в Рунете вовсю форсили байку о «приваренной к пирсу «Запорожье». В качестве «доказательства» - выкладывалось обычно фото (да, совершенно реальное, не сляпанное в фотошопе) даже на первый взгляд вконец обржавевший и в конец же запущенной-заброшенной ДЭПЛ, судя по всему действительно приваренный к левой стенке ковша (это приблизительно тоже, что сухой док) какого-то судоремонтного завода.

Вот только… На фото было совершенно ясно видно: у этой неизвестной ДЭПЛ – четыре носовых торпедных аппарата. А как известно любому минимально интересовавшимися хотя бы краткими техническими описаниями подводных лодок пр. 641 - у всех лодок данного типа таких носовых аппаратов - шесть, расположенные в три яруса. А не четыре в два яруса, как на этой «сенсационной» фотографии. Четыре носовых аппарата имели советские средние морские подводные лодки проектов, предшествующих средним ДЭПЛ пр. 633, строительство последних из каковых было прекращено еще в середине 1950-х и к моменту распада СССР в советских флотах не осталось ни одной ДЭПЛ этих проектов – ни в боевом составе, ни как учебных. Все еще физически наличные тогда средние ДЭПЛ с шестью торпедными аппаратами (4 - носовых и 2 - кормовых) - находились в распоряжении ОФИ – отделов фондового имущества флотов - в ожидании утилизации (проще говоря - разделки на металлолом и извлечения драгоценных металлов из радиогидроакустического и электрооборудования). Вот так – от тупого незнания нюансов матчасти – и рушатся красиФФые легенды инфовойн…))