ВИРТУАЛЬНЫЕ ПОДВОДНЫЕ СИЛЫ ВМС ЗСУ – ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ

В настоящее время подводные силы флота ВМС ЗСУ – виртуальны. Единственная субмарина, номинально числящаяся в их составе - большая океанская торпедно-минная дизель-электрическая подводная лодка (ПЛ) U001 «Запорожье». Но во время Крымского кризиса февраля-марта 2014 г. эта ПЛ была захвачена в Крыму и возвращать ее Украине - РФ не намеренна. Да и Украина не добивается возвращения «Запорожья» себе.

И по весьма простой причине. Подлодка эта была физически устаревшей и малопригодной для действий на Черноморском морском театре военных действий (ТВД) еще в августе 1991 г., когда Украина провозгласила свою Вторую (или Третью – историки до сих пор не могут разобраться) Независимость и стало ясно, что молодое государство будет претендовать по крайней мере на часть сил, средств и воинских формирований Краснознаменного Черноморского Флота (далее - КЧФ) ВМФ Вооруженных Сил (ВС) СССР. Малопригодна для Черного моря ПЛ Б-565 (такое тактическое обозначение она тогда носила, а ее изначальное тактическое обозначение было Б-435) была, так как лодки этого проекта изначально создавались для океанских театров войны, на которых должны были оперировать Краснознаменные Северный и Тихоокеанский флоты ВМФ Советского Союза. Кроме того, ПЛ проекта 641 были изначально не очень-то удачны и вообще говоря - морально устарели, уже когда были еще на чертежным досках в далекие-седые середине 1950-х гг. А сейчас U001 - уже over 50 лет. Кроме того, за время с 2014 г. единственный подводный корабль украинского флота опять пришел в ужасное техническое состояние.

Впрочем, подробнее о U001 «Запорожье» и ее неяркой истории – можно почитать в специально посвященной ПЛ проекта 641 и конкретно этой подлодке статье автора, пройдя вот по этой ссылке а сейчас мы поговорим о возможном будущем подводных сил флота ВМС ЗСУ (если оно вообще есть, конечно).

Но сначала – одно общее уточнение. При общении с Читателями меня иногда упрекают в том, что я использую выражение в стиле «масло масляное» - «флот Военно-Морских Сил (ВМС)». Но на самом деле – все правильно: «военный флот» и ВМС/ВМФ – это отнюдь не понятия синонимы.

Во-первых – к военному флоту могут относится корабли, катера, суда обеспечения и плавсредства не только ВМС, но и других воинских формирований – даже юридически и организационно не относящихся к ВС вообще. В Украине, например, собственный военный флот есть у пограничников. Это МПО ГПСУ – Морская Пограничная Охрана Государственной Пограничной Службы Украины. Есть свои малые вооруженные плавсредства и у 73-го Морского Центра специальных операций Сил Специальных Операций/ССО ЗСУ. Флотам их назвать будет слишком громко, но мореходные, быстроходные и вооруженные пулеметом моторные лодки класса RHIB (Rigid-Hulled Inflatable Boat/жестко-корпусная надувная лодка) – отлично подходят для высадки на вражеское побережье малых групп разведчиков и диверсантов (когда это побережье сравнительно недалеко от «твоего» побережья и при достаточно спокойном море конечно).

Во-вторых (и это даже важнее) – ВМС – это не только флот, не только те самые подводные лодки, корабли, катера, суда обеспечения и плавсредства. ВМС – это еще и морская авиация, морская пехота, морской спецназ (впрочем, у нас он передан из ВМС в ССО, являющиеся отдельный видом ЗСУ), береговая оборона (в свою очередь делящаяся на береговые ракетно-артиллерийские части, почти ничем не отличающиеся от обычных общевойсковых соединений войска береговой обороны и береговые радиотехнические войска), береговая ПВО, формирования противодиверсионной борьбы («отряды ПДСС» - «противодиверсионных сил и средств»), войска связи и инженерные войска ВМС, части радиоэлектронной борьбы (РЭБ) Военно-Морских Сил, военно-морские базы (ВМБ) и пункты базирования (ПБ) сил флота ВМС, наконец – тыл ВМС. И это еще и не исчерпывающий список!

В составе некоторых ВМС государств Мира есть даже собственная, отдельная от имеющейся в других видах местных ВС, - военная полиция. Правда, в ВМС Украины, – такой нет; в ЗСУ единая Войсковая Служба правопорядка/ВСП на правах отдельного рода войск, подчиняющегося через Начальника ВСП – Главнокомандующему (оперативному) ЗСУ.

В «литоральных» («прибрежных») ВМС, рассчитанных исключительно или в первую очередь на обеспечение обороны своего побережья, действия в прибрежных водах и в т.н. «ближней морской зоне» - «кораблики с катерками» составляют обычно не более трети совокупной боевой мощи ВМС. Иногда – и еще меньше. Как у нас сейчас например, когда главным боевым компонентом ВМС является морская пехота, причем выполняющая в основном не «родные» десантные задачи морпехов, а роль войск береговой обороны. Вообще, все очень маленькое по меркам Мирового Океана, изолированное Черное море («залив Средиземного моря с узкой как бутылочное горлышко горловиной») – это как раз фактически либо прибрежные и внутренние (Азов) воды, либо эта самая «ближняя морская зона».

Нужно также заметить, что шанс создать хоть и маленькие и с, мягко говоря, не с самыми новыми подлодками, но все же хоть ограниченно годные к боевому применению подводные силы флота – у Украины все же был. Когда соглашение о разделе КЧФ между Украиной и Россией было, наконец, достигнуто – Главнокомандование русского ВМФ и командование ставшего русским КЧФ – предлагали передать ВМС ЗСУ еще две подлодки помимо «Запорожья».

«Под это дело» был даже сформирован в составе ВМС ЗСУ Отдельный дивизион подводных лодок под командованием капитана 1-го ранга Анатолия Югова. Во время «официального раздела» (фактический раздел начался еще в 1992-м) КЧФ СССР - Анатолий Югов был Председателем Комиссии ВМС ЗСУ по приему подводных лодок. Впоследствии он рассказывал: «Нам было предложено принять три подлодки, но обследование и анализ показали, что техническое состояние двух из них неудовлетворительное. В итоге - командование приняло решение принять только одну лодку проекта 641. Это большая дизельная подводная лодка, одна из лучших по своим конструктивным и техническим характеристикам».

С одной стороны – мнение Председателя «профильной» Комиссии – безусловно, заслуживает внимания. На тот момент (1997 г.) за плечами каперанга Югова был 18-летний опыт службы на Северном и Балтийском флотах, на его офицерском кителе, в числе других наград, – были орден Красной Звезды (получен в мирное время! – знающим «наградные порядки» в ВС СССР – это скажет о многом) и Орден Ливийской Революции 2-й степени (был советником у командира бригады ПЛ ВМС Ливии; в местных реалиях это фактически означало, что он этой бригадой на деле и командовал). Потом - шесть лет проработал преподавателем в Черноморском высшем военно-морском ордена Красной Звезды училище имени адмирала П[авла] С[тепановича] Нахимова, ставшем вскоре после получения Украиной Независимости Севастопольским военно-морским институтом ВМС Украины.

Но с другой стороны… Украина тем самым лишилась на неопределенный (но было понятно, что скорее всего длительный; весьма возможно даже, что очень длительный) возможности иметь хоть «маленькие-скромненькие-поношенные-плохонькие» и требующие больших относительно их численности усилий на поддержание подлодок и экипажей дивизиона в боеспособном состоянии - но все же реальные подводные силы. Куда более богатая (на секундочку: один только золотой, не считая других банковских металлов и валютных резервов, запас на начало этого года – больше 420-ти тонн!) Китайская Республика (Тайвань) – так как Украина в 1990-е – подлодками не «разбрасывается». В составе Флота ее Национально-Революционной Армии – до сих пор служат бывшие американские ПЛ типов «Балао» и «Тенч» постройки соответственно в 1944-го и 1946-го годов (правда, обе были радикально модернизированы в рамках американской программы «Гуппи II» в середине 1960-х).

Тайвань принял решение о дорогостоящем и трудоемком строительстве собственных ПЛ , после того, как коммунистический Пекин помешал ему закупить их за границей, используя экономические и дипломатические угрозы и давление на потенциальных поставщиков. В рамках проекта планируется построить восемь ПЛ. Первую должны ввести в строй к 2024-му. Таким образом, «тайваньская «Балао» прослужит не менее 80-ти лет! А ведь не исключено, что программа МО Китайской Республики по строительству новых ПЛ может и задержаться по срокам…

Кстати, визави ВМС Тайваня - ВМС ВС КНР (власти которой тоже претендуют на статус единственного законного правительства всего Китая) - Народно-Освободительной Армии Китая – тоже имеют в своем составе весьма «древнюю» подлодку: ПЛ пр. 031 (фактически ПЛ советского проекта 629), являющуюся носителем одной термоядерной баллистической ракеты подводного старта JL-2 («Цзюйлан-2», «Цунами-2»). Она находится в составе «красного» китайского флота с 1964 г. – уже более 45-ти лет. Правда, эта ПЛ уже давно используется в качестве не боевой, а «опытовой» - для различных испытаний и тестов, связанных с китайской программой создания и развития БРПЛ – баллистических ракет подводных лодок.

В любом случае, Военно-Морским Силам Украины «на еще вчера» нужны несколько новых (вновь построенных, или разумного возраста «бывших в употреблении») подводных лодок.

И еще один шанс сформировать собственные, пусть «компактные», но реальные подводные силы – ВМС ЗСУ таки выпал во второй половине «нулевых». 18 декабря 2007 г. Президентом Виктором Ющенко на пост Министра обороны Украины был назначен Юрий Иванович Ехануров, быстро ставший на этом посту большим сторонников приоритетного развития авиации и ВМС ЗСУ – причем в составе ВМС именно флота и морской пехоты. Среди прочих инициатив в этом направлении Юрия Ивановича был и зондаж в Германии (благосклонно, насколько можно судить, встреченный германскими федеральными властями) возможности получения двух-четырех германских ПЛ проекта 206, которые должны были в ближайшее (на тот момент) время выводится из боевого состава Бундесмарине (ВМС ФРГ). Как устаревшие (конечно, «устаревшие» только по очень высоким немецким стандартам) и подлежащие замене подлодками принципиально нового поколения проекта 214. После чего лодки проекта 206 должны были встать на консервацию и ждать продажи какой-нибудь небогатой стране (или на слом – если продать на экспорт не получится).

ПЛ Бундесмарине S-192 типа 206
ПЛ Бундесмарине S-192 типа 206
ПЛ Бундесмарине S-192 типа 206

Причем, речь тогда шла о закупке по цене, близкой к символической. Или даже вовсе о бесплатном получении лодок в рамках военной помощи (с оплатой нами только ремонта, необходимого боезапаса и подготовки экипажей; а также модернизации – если мы пожелаем ее сделать).

Но… 5 июня 2009 г. усилиями и лично «Бешенной Юльки» Юлии Владимировны Тимошенко и ее «БЮТ» – г-н Ехануров был отправлен в отставку, а вместе с его уходом были «отставлены» и проект получения от Германии ПЛ, и проект получения от США двух-трех ракетных фрегатов на тех же условиях, и проект формирования и развертывания в Крыму отдельного полка морской пехоты, и проект выпуска в Харькове для авиации Воздушных Сил Украины и на экспорт национальных версий китайского сверхзвукового учебно-тренировочного и учебно-боевого самолета JL-10/L-15. И еще целый ряд других, менее масштабных проектов и предложений Министерства обороны…

Разговоры о закупке для ВМС ЗСУ подлодок опять начались только в 2016-м.

«Наши планы предусматривают до 2020 года возродить в составе Военно-Морских Сил подводные силы в составе 2-4 подводных лодок. Подводные силы должны стать элитой флота и важным боевым, морально-психологическим и сдерживающим фактором в регионе», — заявил в конце января 2016 г. в интервью информагентству Defense Express тогдашний командующий ВМС Украины вице-адмирал Сергей Гайдук. Примечательно, что уже 15 апреля того же года Указом тогдашнего Президента Украины Петра Порошенко – г-н Гайдук был уволен с должности командующего с формулировкой: «Принимая во внимание позицию волонтеров и общественности, а также учитывая системные недостатки в выполнении служебных обязанностей и низкий авторитет среди личного состава».

Правда, Гайдук ни разу ни словом не обмолвился о конкретных типах или хотя бы желаемых основных тактико-технических характеристиках (ТТХ) желаемых к приобретению ПЛ. Зато – потом «лодочный вопрос» несколько раз публично поднимал преемник Гайдука Игорь Воронченко. Вице-адмиралу с образованием Ташкентское высшее танковое командное училище, после провозглашения Независимости Украины поступившим на службу в национальную гваридю (первого формирования, существовавшей в 1991-2000 гг.), ставшему вице-адмиралом из генерал-лейтенантов и никогда до того не командовавшему ничем «водоплавающим», кроме понтонного моста, личной моторки во время отдыха и собаки при охоте на болотную дичь – очень понравилась идея приобретения СМПЛ – сверхмалых подводных лодок. Да причем не «нормальных» классических СМПЛ (сейчас под СМПЛ понимают в т.ч. и полноценные «атакующие» подлодки нормальным подводным водоизмещением до 500 тонн), а СМПЛ диверсионных.

«К нам поступали предложения по закупке двух [сверхмалых подлодок]. Это очень удачный вариант применения и оттягивания непосредственно сил на море, а также переброски диверсантов. Еще есть такое понятие fleet in being, то есть имеем кое-что, что может оттянуть на себя очень большое количество его сил», — рассказал он в интервью «5 каналу».

«Адмирала-танкиста от жандармерии» конкретно заинтересовали СМПЛ хорватского проекта «Дракон». Интерес к ним был озвучен и непосредственно Министерством обороны - на недавнем брифинге в первой половине февраля 2020 г. Об этом заявил представитель департамента военно-технической политики, развития вооружений, военной и специальной техники МО, полковник Владислав Шостак.

Ну что ж, попробуем разобраться – что за «морской зверь страшный-врагам ужасный» этот «Дракон»? Drakon 220 - малоизвестный даже среди европейских специалистов по морским вооружениям проект СМПЛ, предлагаемый основанной в 2003 г. небольшой хорватской судостроительной компании Adria-Mar Shipbuilding Ltd, которая вот уже лет пять пытается продать его хоть кому-нибудь. В 2016-м - хорваты вели переговоры об этом с египтянами, в 2018-м — с филиппинцами (причем была информация, что с последними вроде Adria-Mar даже договорила о продаже двух своих «дракош»). В металле, однако, лодку до сих пор не воплотили, а ВМС Филиппин в итоге планируют получить две полноценные неатомные подводные лодки (НАПЛ) к 2027 г., закупив их у Республики [Южная] Корея, Франции или РФ (приобретение ПЛ было одобрено президентом Филиппин Родриго Дутерте в мае 2019 г.).

Сайт компании Adria-Mar Shipbuilding Ltd. обновлялся крайний пока раз еще аж 22 ноября 2016 г., когда компания объявила о презентации «линейки роскошных дизайнерских лодок для спортивной рыбалки». Причем на сайте Adria-Mar Shipbuilding ее СМПЛ – отсутствует в линейке предложений компании как таковая. Буквально – ни слова! (Что уже, каГБЭ, намекает…)

Так что о проекте Drakon 220 какую-либо инфу можно почерпнуть почти исключительно в хорватских СМИ и на профильных интернет-форумах этого маленького балканского государства. Итак, «Дракон» заявляется как «глубокая модернизация» построенных в Хорватии еще когда она была республикой в составе коммунистической единой федеративной Югославии («Социалистической Федеративной Республики Югославия»/СФРЮ) СМПЛ Type 911 Una, построенных в количестве шести единиц (Tisa (P-911), Una (P-912), Zeta (P-913), Soča (P-914), Kupa (P-915) и Vardar (P-916)) для ВМФ ЮНА («Югославской Народной Армии») на BSO - Brodogradilište Specijalnih Objekata (секретной «Верфи специальных объектов» в хорватском Сплите) с 1981 по 1989 годы. Они были созданы с целью скрытной установки минных банок (так называют морские и озерно-речные минные заграждения всего из нескольких мин) прямо в гаванях противника или на ближайших подходах к ним.

СМПЛ P-912 Una в экспозиции Музея морского наследия в Тивате, Черногория
СМПЛ P-912 Una в экспозиции Музея морского наследия в Тивате, Черногория
СМПЛ P-912 Una в экспозиции Музея морского наследия в Тивате, Черногория

Второй задачей СМПЛ типа Una была скрытная же транспортировка к вражеским береговым объектам и побережью малых групп морского спецназа (диверсантов, разведчиков, «ликвидаторов» важных персон врага) с ПСД («подводными средствами движения» - этакий микро-буксир для боевого-пловца-аквалангиста, одновременно являющийся транспортером для его вооружения и снаряжения) или даже без таковых. Это требовало от СМПЛ проекта 911 уверенно «работать» на совсем мелководье (лодки типа Una могли оперировать даже в районах с глубинами всего в 10 метров), недоступном для «нормальных» подлодок (даже малых и «нормальных» сверхмалых). Естественно, что такой профиль миссии, - требовал очень компактной конструкции подлодки. Но – за эту исключительную компактность ожидаемо пришлось заплатить. И дорого.

Лодки типа Una имели однокорпусную конструкцию, длиной 19 м наибольшей ширине 2,7 м и средней осадке в надводном положении 2,4 м. Водоизмещение – 76 т в надводном положении и 88 т - в подводном. Поскольку доставка морских коммандос было одной из двух их единственных задач, они были оборудованы шлюзовой мини-камерой для подводного выхода-входа боевых пловцов. Торпедное вооружение – полностью отсутствовало, хотя боевые пловцы могли нести на своих ПСД одну-две миниатюрные электроторпеды с дальностью стрельбы до 2-х кабельтовых (кабельтов – морская мера расстояния, равная 185,2 м) и боеголовкой с всего несколькими килограммами взрывчатки. Запускалась такая торпеда боевым пловцом вручную. Понятно, что такими, с позволения сказать, «торпедами», - можно было хоть минимально серьезно повредить судно тоннажем не более нескольких сот тонн.

Силовая установка югославских СМПЛ состояла из двух гребных электродвигателей мощностью по 18 кВт (по 24 л.с.), работающих на общий вал и питавшихся от двух групп аккумуляторных батарей. Двигатель и генератор для дозарядки батарей – отсутствовали (и это был очень серьезный недостаток). Максимальная скорость под водой составляла всего 8 узлов (14,8 км/ч; 1 узел равен 1,852 км /ч) и 7 узлов (13 км/ч) в надводном положении. Понятно, что имея такую маленькую подводную скорость, эти СМПЛ не имели никаких шансов атаковать суда торпедами в открытом море, даже если бы несли торпедное вооружение: скорость экономического хода даже самых тихоходных современных судов торгового флота – не менее 12 узлов, и СМПЛ типа Una элементарно не смогли бы их догнать. О боевых кораблях с их ходами от 18 узлов и выше – и говорить не приходится…

На наивыгоднейшем ходу в 3 узла (5,55 км/ч) СМПЛ типа Una имели максимальную дальность хода под водой до 270 морских миль (500 км; морская миля = 1,852 км). Максимальная глубина погружения была 120 м.

В соответствии с задачами, СМПЛ типа Una могли перевозить до шести морских спецназовцев (при собственном экипаже в четыре человека – но вообще нормальный экипаж СМПЛ типа 911 был шесть человек), вооруженных 6–12 штук диверсионных морских мин. Можно было взять четыре малые донные мины, закреплявшиеся снаружи корпуса подлодоки. Вместо донных мин типов AIM-70 или AIM-71, СМПЛ могли нести на местах их крепления четыре ПСД типа R-1, каждый из которых мог транспортировать две-четыре диверсионные мины или пару упоминавшихся выше микроторпед. Спецназовцев, естественно, лодка в этом случае брала на борт только четверых. Подлодка была также оснащена малогабаритным активно-пассивным гидролокатором западногерманского (тогда Германия еще не стала вновь единой) производства и радиостанцией.

С полным экипажем из шести человек лодки типа Una имели подводную автономность 160 часов, которая сокращалась до 96 часов, если на борту насчитывалось десять человек.

Во время Гражданской войны в Югославии - пять из шести СМПЛ типа Una были переброшены в Которскую бухту в Черногории, где продолжали служить в составе той же 88-й флотилии ПЛ ВМФ ЮНА, только ЮНА уже не СФРЮ, а Союзной Республики Югославия (СРЮ), «съежившейся до размеров Сербии и Черногории. А после того, как распалась и СРЮ – вошли на короткое время в состав черногорского флота (Сербия выхода к морю не имеет), но были сочтены восстановившим свою независимость маленьким но древним черногорским государством ему не нужными и четыре из них разошлись по военным музеям (самой Черногории, Сербии, Хорватии и Словении), а одна – банально пошла на слом.

Интереснее оказалась судьба подлодки Р-914 Soča. Она была захвачена хорватами в 1991-м в сухом доке на своей территории, была отремонтирована, и вошла в состав создающихся ВМС Хорватии.

В 1993-м загребский Brodarski Institut начал программу модернизации лодки. Корпус был удлинен на 1,4 м, чтобы появилось место, необходимое для установки одного дизель-генератора MTU мощностью 105 кВт (140 л.с.), чего так не хватало в оригинальной конструкции лодок типа Una.

Вместо одного устаревшего комбинированного гидролокатора – лодка получила два вполне на то время современных: активный STN-Atlas Elektronik PP-10 - и пассивным PSU-1-2, а также радар и портативное навигационное устройство, могущее использоваться совместно с GPS. Была также установлена новая система управления рулями.

В итоге - в 1996 г. Р-914 Soča была повторно введена в эксплуатацию уже под хорватским флагом как P-01 Velebit.

СМПЛ Р-914 Soča - она же (после перемены флага и модернизации) P-01 Velebit на береговом хранении в ВМБ «Лора» (Сплит, Хорватия)
СМПЛ Р-914 Soča - она же (после перемены флага и модернизации) P-01 Velebit на береговом хранении в ВМБ «Лора» (Сплит, Хорватия)
СМПЛ Р-914 Soča - она же (после перемены флага и модернизации) P-01 Velebit на береговом хранении в ВМБ «Лора» (Сплит, Хорватия)

Однако уже в 2001-м, после того, как истек ресурс наличного комплекта аккумуляторов лодки, ее эксплуатация была прекращена. Тут следует заметить (понимание нижеследующего сильно пригодится нам в дальнейшем), что «ходовые» (для гребных электродвигателей) аккумуляторы – в Мире являются буквально «штучным продуктом». Их производят считанные государства, каковых государств раз в десять меньше, чем государств, имеющих в своих флотах подводные лодки. И к числу таких «морских аккумуляторных государств» - ни Украина, ни Хорватия – никогда не относились, не относятся и относится никогда не будут (такида – Украина таки не «Вторая («Восточная») Франция»).

В феврале 2005 г. СМПЛ Velebit была поднята на берег, помещена на небольшую платформу на ВМБ Лора и с тех пор остается там. В июне 2006 г. МО Хорватии опубликовало «Долгосрочный план развития Вооруженных сил Республики Хорватской на 2006–2015 гг.», в котором, в частности, заявлялось, что:

«HRM (Hrvatska ratna mornarica - ВМС Хорватии) не обладают возможностями подводной войны. У них есть только одна подводная лодка, которая не пригодна для эксплуатации и была предназначена для постановки наступательных минных заграждений и транспортировки морского спецназа. Вооруженные силы Хорватии не сохранят свой подводный потенциал. Подводная лодка будет списана.»

В 2007 г. СМПЛ Velebit была выставлена ​​на продажу через государственное агентство «Алан», которое занимается продажей оружия, с начальной ценой в 8 млн хорватских кун (тогда это было примерно 1,07 млн EUR). В случае установки нового комплекта аккумуляторных батарей, новых гидролокаторов и капитального ремонта ПЛ - Velebit предполагалось продать по гораздо более высокой цене: около 15 млн евро . Но, учитывая, что продажи ни в том ни в другом качестве так и не произошло – в конце-концов было принято решение передать подлодку в дар какому-либо хорватскому музею. Однако по состоянию на 2018 г. – место «последней музейной стоянки» P-01 – все еще так и не было определено (более свежих данных на сей счет – у автора не имеется).

Ну а теперь, когда Читатель получил ясное (как надеется автор) представление: на базе какого «изделия-поделия» разрабатывается столько запавший в душу нашим флотоводцам Drakon 220 – немного о самом этом проекте.

«Дракон» должен быть довольно заметно длиннее и немного шире СМПЛ типа Una — 30,3 м длиной и 3,6 м шириной. Нормальное подводное водоизмещение – 255 тонн. Разработчик планирует вооружить его двумя 533,4-мм (21”, это стандартный калибр современных противокорабельных торпед, хотя появились уже и 650-мм торпеды) торпедными аппаратами с боекомплектом в четыре торпеды и (по желанию Заказчика) еще двумя пусковыми установками противокорабельных ракет (ПКР) с возможностью стрельбы или исключительно из надводного положения (технический уровень 1950-х гг.). Скорость – 10 узлов, максимальная глубина погружения — 150 метров, дальность плавания — 280 морских миль при скорости хода три узла или 31 миля на самом полном ходу. Автономность — до семи суток. Экипаж - пять человек. Кроме того, лодка может нести восьмерых боевых пловцов с их ПСД и до 16-ти больших морских донных мин (в т.ч. восемь – снаружи корпуса и еще восемь – вместо торпед). Вместо тех донных мин, которые возможно разместить вместо торпед – на борт можно принять четыре самотранспортирующиеся якорные или дюжину обычных малых якорных мин.

СМПЛ Drakon 220 - существующая пока только в виде проекта и модели
СМПЛ Drakon 220 - существующая пока только в виде проекта и модели
СМПЛ Drakon 220 - существующая пока только в виде проекта и модели

В общем, проект несколько посерьезнее, чем СМПЛ типа 911, но… - повторюсь, по основным ТТХ – это уровень второй половины 1950-х, а по отдельным этих ТТХ показателя (таким как подводная скорость например) – был бы сочтен устаревшим еще в годы Второй Мировой. Если заказывать «дракоши» - то это станет таким же ублюдочным псевдорешением проблемы создания подводных сил флота ВМС ЗСУ, как ранее имевшие место быть ублюдочные решения по строительству серии «пародий на бронекатера» проекта 58155 «Гюрза-М» для Азовского моря или «бронированные десантно-штурмовые катера» пр. 58181 «Кентавр» (которые могут взлететь на воздух от одной пулеметной очереди – настолько они «бронированные» и «штурмовые»).

Ну и «вишенкО в тортЪ» - у Adria-Mar нет не только опыта строительства ПЛ и боевых кораблей и/или катеров вообще (из судов военного назначения компания пока строила только патрульных катера береговой охраны с пулеметным вооружением), но и… даже собственной верфи! Adria-Mar Shipbuilding Ltd. размещает полученные ею заказы на сторонних предприятиях-субподрядчиках. В общем, все говорит за то, что со своей очередной «блестящей идеей» наши флотоводцы и чиновники МО – явно поторопились. Или же их привлеки те самые «роскошные дизайнерские лодки для спортивной рыбалки»…

По счастью, «адмирал от танкожандармерии» г-н Воронченко – был 11 июня прошлого года снят Президентом Зеленским с поста Командующего ВМС ЗСУ. У Зе – и это очень мягко говоря - не сильно много заслуг перед Украиной и ее Народом. Но эта – точно зачтется ему на Страшном Суде хоть и в маленький, но в безусловный «+». На должность же Командующего ВМС был назначен контр-адмирал Алексей Неижпапа. В отличие от своего предшественника – он профессиональный моряк с двумя высшими военными образованиями из которых первое – специально-военно-морское, а второе (Национальный Университет обороны) соответствует тому, что раньше назвалось Военная Академия генерального штаба. Кроме того, адмирал Неижпапа – первый Командующий ВМС Украины, не изменявший Воинской Присяге; он никогда не отрекался от Присяги «на верность «социалистическому Отечеству», и за свою жизнь присягнул только один раз – на верность Народу Украины.

Неудивительно, что разговоры об исключительной «нужности» нашему флоту хорватских «слабанных мутной фирмой на коленке «дракончиков» технического уровня 1940-х-1950-х гг. – при новом Командующем как-то сразу подутихили до полного беззвучия на сию тему...