О чем говорят утверждения «да сбудется Писание»?

Одна из самых существенных особенностей четвертого Евангелия, позволяющая сформировать правильный взгляд на свидетельства книги Откровение Иоанна Богослова, заключается в том, что Евангелие от Иоанна постоянно ссылается на различные пророчества и пророческие образы Ветхого Завета. Причем в это множество ссылок входят не только прямые обращения апостола Иоанна к книгам ветхозаветных пророков. Образных и аллегорических смысловых связей с ветхозаветными писаниями в Евангелии от Иоанна никак не меньше, чем буквальных, — так что в полноте этих прямых и косвенных ссылок связь евангельских событий с писаниями Ветхого Завета представляется не фрагментарной, а практически непрерывной.

В частности, можно отметить, что описания событий в Евангелии от Иоанна постоянно сопровождают слова «да сбудется Писание» или утверждения с аналогичным смыслом (сравн. – Ин.1:15-36, Ин.2:17, Ин.2:19-22, Ин.5:39,46, Ин.6:45, Ин.7:38, Ин.12:14-16, Ин.12:38, Ин.13:18-19, Ин.14:29, Ин.15:25, Ин.17:12, Ин.18:9, Ин.18:32, Ин.19:24, Ин.19:28, Ин.19:33-37 и т.д.). Причем в некоторых эпизодах подобные утверждения принадлежат Самому Спасителю, — а в других исходят от ап. Иоанна, который использует их и как сопровождающие события комментарии, и как авторские послесловия.

(Очевидно, что ап. Иоанн отмечает соответствие происходящих событий определенным текстам и смыслам Ветхого Завета выборочно, то есть не прибегает к подобным утверждениям везде, где это возможно. Однако даже с учетом этой оговорки частота подобных свидетельств такова, что евангельские события предстают в четвертом Евангелии единым мистическим процессом, по ходу которого ветхозаветные писания сбываются во всей своей полноте.

С другой стороны, если бы утверждения «да сбудется Писание» приводились в каждом эпизоде, где это допустимо по смыслу, — они звучали бы как рефрен, и утратили бы свою акцентированную значимость именно в тех местах, где их использует ап. Иоанн)

Множество и постоянство ссылок на тексты и образы ветхозаветных писаний, свойственные четвертому Евангелию, необходимо отметить еще и по той причине, что столь явного смыслового акцента нет ни у ев. Марка, ни у ев. Луки, — а в Евангелии от Матфея этот аспект выражен меньшим количеством прямых ссылок (при том, что общий объем текстов, как и количество описанных событий, в Евангелии от Матфея значительно больше, чем в Евангелии от Иоанна).

При этом Евангелие от Иоанна и Евангелие от Матфея в ссылках на ветхозаветные пророчества практически не повторяются, — и это обстоятельство убедительно подтверждает, что ап. Иоанн создавал свое Евангелие с учетом уже известных ему евангельских свидетельств синоптиков.

(Общими для ап. Иоанна и ап. Матфея можно назвать только обращение к пророчеству о «гласе вопиющего в пустыне», Ис.40:3, Мф.3:3, Ин.1:23, — и упоминание Зах.9:9 при описаниях въезда Спасителя в Иерусалим «на молодом осле», Ин.12:14-16 и Мф.21:4-5)

Н. Кошелев. Вход Христа в Иерусалим. 1890-1918 г.
Н. Кошелев. Вход Христа в Иерусалим. 1890-1918 г.
Н. Кошелев. Вход Христа в Иерусалим. 1890-1918 г.

Таким образом, есть все основания утверждать, что Евангелие от Иоанна представляет новозаветные события в виде непрерывного и всестороннего исполнение образов и пророчеств Ветхого Завета.

А поскольку в результате ап. Иоанн раскрывает не только сокрытые до времени смыслы предсказаний провидцев Божьих, но и подлинный масштаб Личности и Миссии Иисуса Христа (Который не просто «пришедший» согласно пророчествам, но Исполнитель всех библейских пророчеств), — ветхозаветные мессианские пророчества приобретают в четвертом Евангелии смысл прямых свидетельств об Иисусе из Назарета и Его Совершенном Завете ( а ветхозаветные пророки предстают в роли евангельских свидетелей, сравн. – «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей...», Евр.12:1)

Что касается общей панорамы исполнения во Христе и Христом всех прорисованных в Ветхом Завете мессианских смыслов, — ап. Иоанн собирает ее из великого множества отдельных фрагментов. Причем в это число входят и эпизоды, где об исполнении древних пророчеств свидетельствуют «второстепенные» детали и обстоятельства, которые как бы сопровождают основные события, исключая вариант, что подобное происходит в соответствии с замыслом человека. Например, так произошло с неожиданным отказом Пилата изменять надпись на кресте (Ин.19:19-22); и со жребием, который бросали римские воины, не желая разрезать хитон Спасителя (Ин.19:23-24); и с тем, что воины не перебили Его голеней, но пронзили Его ребра копьем (Ин.19:33-37), и т.д. То есть ап. Иоанн раз за разом дает понять, что те детали и обстоятельства, которые свидетельствуют об исполнении определенных ветхозаветных пророчеств, могли сложиться таким образом только в соответствии с Божественным Замыслом, — поэтому и воспринимать подобные «совпадения» возможно только как промыслительные свидетельства свыше.

И, как будет постепенно проясняться в ходе дальнейших рассуждений, книга Откровение Иоанна Богослова и в этом аспекте подобна Евангелию от Иоанна: все сюжеты и образы последней книги Св. Писания представляют собой прямые и иносказательные свидетельства об исполнении в новозаветные времена всех малых и великих ветхозаветных пророчеств.

__________________________________________________________________________________________

Спасибо за Вашу поддержку!

Подписаться на канал

Продолжение см. в статье: Пророческие образы Св. Писания: как будущее предопределило прошлое

Предыдущая статья: Библейские особенности верного свидетельства

Все публикации канала «Новозаветные смыслы Апокалипсиса» (список обновляется)