Призрак замка Борисово в арбитраже

Наша жизнь полна таинственного и мистического. Во всяком случае, при рассмотрении некоторых дел в арбитражных судах можно сделать такой вывод.

Некая компания А. поставляет производственное оборудование другой компании Б., которая использует его в своей деятельности. Компания А. поставляет, некий представитель компании Б. принимает, но на документах не расписывается. Документы принимаются и передаются руководству на подписание. Руководство не спешит подписывать. Может быть, оно пьет чай с утра до вечера, может быть, оно занимается производственными вопросами или смотрит фильмы, мы это не знаем. Но только документов о принятии оборудования в итоге нет. Вернее они есть, но не подписанные, некий человек без доверенности расписался только в том, что принял для передачи сами документы. Оборудование стоит, работает, приносит прибыль, компания Б. ни подписывать ни оплачивать не спешит.

Конечно, тут стоило бы сделать лирическое отступление и поругать того, кто дал команду передать оборудование без надлежащим образом оформленных «не отходя от кассы» передаточных документов. Нет уполномоченного доверенностью лица, и/или он не хочет подписывать передаточные документы – отлично, разворачиваемся и уезжаем. Пробег машины в любом случае стоит во многие разы меньше оборудования. Может быть, в какие-то старые времена крепостного права его бы стоило даже и выпороть. Но уже что произошло, то произошло, и мы возвращаемся к основной линии нашего повествования.

Компания А. не особо спешит с требованиями денег, но рано или поздно ситуация начинает затягиваться до неприличия. В конечном итоге компания А. обращается в правоохранительные органы. Правоохранительные органы по заявлению выезжают на место и убеждаются в полной материальности оборудования и в том, что оно стоит на месте у компании Б. и работает. То есть, казалось бы, никакой мистики. И по результатам опроса должностных лиц компании Б. появляется отказное постановление, из которого следует, что оборудование материально, находится во владении Б., никаких злых умыслов по присвоению его у Б. не имеется, и спор может быть разрешен в судебном порядке.

Но это только на данном этапе.

Компания А., окрыленная громогласными заверениями представителей Б., о чистоте их помыслов и готовности на перспективу рассчитаться, готовит и подает с нашей помощью иск в арбитражный суд.

И вот тут-то и начинается мистика.

При рассмотрении дела представитель компании Б., некий видавший виды юрист, не менее громогласно заявляет о том, что оборудования нет. Мы, в принципе, были готовы к любому развитию событий. И подготовили ряд вопросов представителю. Не является ли отсутствие оборудования следствием падения Тунгусского метеорита? Может быть, он упал в 1908-м году прямо на поставленное в 2015-м оборудование? Не находится ли оно в Бермудском треугольнике, кем-то перенесенным в среднюю полосу России? Или, может быть, оно, будучи сделанным из железа, было притянуто в районе Курской магнитной аномалии? Нет, печально качал головой представитель Б., ему неизвестно о подобных аномалиях. Более того, оборудования и вовсе не было. Данный сильный ход стороны ответчика мы тоже могли предвидеть. Представитель ответчика был настолько силен, что он изменил не только реальность, но и историю. Целая цепочка исторических событий как бы зависала в воздухе. Коварно улыбаясь и предчувствуя свою победу, мы бросили на чашу весов Фемиды бумажные творения местных наследников майора Анискина, которые подтверждали не только материальность оборудования, но и нахождение его в феодальных владениях – замке компании Б. и, более того, рассуждения должностного лица Б. об этом оборудовании. И спросили, как представитель компании может прокомментировать эти документы. Ответ представителя компании Б. был достоин истинных дипломатов Горчакова и Громыко… Он не может прокомментировать эти документы никак. А оборудование есть? Нет, это призрак, оборудования нет.

Мы, конечно, готовы к любому развитию событий, и к такому тоже. В таких случаях следует представлять документы и полагаться на то, что решение суда будет законным и обоснованным.

К сожалению, в данном случае суд первой инстанции занял позицию царя из известного мультфильма «Кто расскажет небылицу». «Верю, верю, каждому твоему слову верю, дорогой представитель ответчика», сквозило из смысла решения суда. Следующий…

После оглашения решения суда об отказе в удовлетворении иска мы и сами начали сомневаться. Оборудование представлялось нам в виде некоего фантома, призрака, который мистическим образом, то появляется, то исчезает в таинственном замке – владениях компании Б. Что надо, чтобы он вновь появился? - думали мы. Может быть, этому поможет ночная буря с раскатами грома и молнии? Может быть, надо прочесть заклинания из древней магической книги? Или может быть, он появляется 29 февраля каждого високосного года и надо, чтобы заседание суда было назначено именно на эту дату?

Гром и молнии над таинственным замком (фото из открытых источников)
Гром и молнии над таинственным замком (фото из открытых источников)

Но, не имея под рукой древней магической книги, не имея возможность явиться в таинственный замок ночью во время бури или ожидать 29 февраля, мы решили подойти к делу более практично, изложив все наши аргументы в виде апелляционной жалобы. Громы и молнии мы в данном случае метали на бумаге в адрес суда первой инстанции, который допустил дематериализцию оборудования в своем решении, между тем, как имеющиеся документы подтверждали полную его материальность.

Продолжили мы их метать и в судебном заседании арбитражного суда апелляционной инстанции. И хотя было не 29 февраля, все-таки наши громы и молнии поразили душу и сердце судей апелляционной коллегии, которые приняли решение: решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска.

Выйдя из зала судебных заседаний, мы закрыли глаза и открыли их вновь. Был солнечный день, но оборудование стояло в нашем воображении на подворье совершенно не таинственного замка, и было совершенно материальным. Вот так было покончено с призраком замка Борисово.