Ручеек жизни Эли потечет сам по себе, без участия матери

22 July
2k full reads
2,3k story viewsUnique page visitors
2k read the story to the endThat's 87% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Любовь, предавшая себя. Глава 31.

                                    Ручеек жизни. Фото автора канала.
Ручеек жизни. Фото автора канала.
Ручеек жизни. Фото автора канала.

Эльмира с Саматом встречались каждый день. Халима-апа разговаривала с дочерью сквозь зубы, но про Михаила больше не вспоминала. Про Самата тоже ничего не спрашивала, надеясь, что Эля перебесится и порвет с ним. Эльмира прощалась с прежней жизнью. Она-то точно знала, что ей остались считанные дни в родительском доме. Ручеек ее жизни теперь потечет сам по себе, без согласия матери.

Эля понимала, что огорчает маму своим непослушанием. Она любила мать. Очень. Эльмира знала, что она мамина любимица. Альбине, старшей дочери не было места в сердце матери. Уход за младшей сестренкой, Риммой, которая была на семь лет моложе Али, мать ей и доверила. Поэтому и к младшенькой не была так сильно привязана, как к Эле.

Альбина мыла Риммочку в бане, переплетала косы, водила в садик. Выходные Аля посвящала сестренке, водила в кино, в музей. Брала с собой и Эльмиру, иногда. Но такого внимания, как младшенькой ей не оказывала. Эля всегда напоминала Альбине: «Ты Риммочку любила больше. Нашлепаешь ее и тут же принимаешься обнимать и целовать. А мне надаешь подзатыльников, потом даже не смотришь в мою сторону».

Аля старшая, поэтому отвечала в доме за все. Пол должен быть подметен, все в доме прибрано, вещи все на своих местах. К приходу мамы с работы должна гореть плита, и вариться суп. По воскресеньям Альбина обязана встать раньше родителей, поставить самовар, затопить печь, если это зима. Аля уставала и срывалась на сестренках. Она могла их отругать, нашлепать, мама не вмешивалась.

Эльмира не представляла, что будет с мамой, когда утром не увидит дочь. Она с ума сойдет. К Альбине обращаться бесполезно. С тех пор, как вышла замуж, она ни разу не ночевала дома. Да и внучка раздражала Халима-апа. Думала-думала Эля и надумала вызвать на переговоры Римму. Сестренка училась в том же медучилище, которое окончила сама Эльмира.

Переговоры состоялись в среду. В отличие от Альбины, Римма любила мать. Любила сильно, какой-то болезненной ревнивой любовью. Услышав голос Эльмиры в трубке, она первым делом спросила, что мамой.

- Риммочка, с мамой все хорошо, но ты должна приехать домой в эту субботу. Сбежишь с последней пары и приедешь. Побудешь неделю дома, справку я тебе сделаю.

- Что случилось, говори толком. Почему я должна сорваться и ехать домой, у меня сессия на носу.

- Сестренка, я выхожу замуж. Мама против этого. Ты хотя бы дня три с ней побудь, если не можешь приехать на неделю.

- Почему она вдруг против. Заранее же было оговорено, что Миша придет из армии, и вы поженитесь.

- Я выхожу не за Михаила. Маме будет тяжело в первые дни. Приезжай обязательно. Приедешь, поговорим. Ладно, пока. Время заканчивается.

Самат пребывал в состоянии эйфории. Все разговоры о прошлом Эли проходили мимо него. Он никого не слышал и не слушал. Родители готовились встретить невестку. Позвали родственников: Люцию, ее мать, еще двоюродных племянниц, чтобы вымыть дом, проветрить постели, шторы сменить.

Даже мама Самата принялась помогать. Она мягким полотенцем протирала старинную посуду, которую Люция достала из сундука и перемыла теплой водой. Через два дня дом сиял чистотой. Деревянные стены и потолки отмыли с мылом, натирая мочалками. Вымыли и вычистили окна, стеклянные дверцы шкафов.

Даже воздух в доме стал другой. Самат приходил домой, садился в своей половине на диван и сидел некоторое время, не веря своему счастью. Он уже и не надеялся, что у него случится такая любовь. Думал, конечно, что нужно жениться, рожать детей. Хотел было уже этой осенью сосватать хорошую девушку, согласную жить в одном доме с его родителями и жениться. Судьба распорядилась по-своему. Спасибо ей.

Халиме-апа донесли, что родители Самата готовятся к обряду никях. Что уже и дом вымыли, пригласили на выходные тетю Самата, Насиму, чтобы она сделала чак-чак и испекла большой балеш, даже говорят, два. У Халимы ответ простой: пусть готовятся, моего согласия на этот брак дочь не получит. Против моей воли она не посмеет пойти.

Продолжение. Начало читайте здесь: Глава 1

Продолжение следует.