14 subscribers

Кто из советских офицеров нарушил воинскую присягу в 1987 году?

Самолёт Матиаса Руста на Красной Площади в 1987 году (фотография из открытых источников)
Самолёт Матиаса Руста на Красной Площади в 1987 году (фотография из открытых источников)

В Газете.Ру есть статья про Матиаса Руста, посадившего в 1987 году свой легкомоторный самолет возле Кремля: https://www.gazeta.ru/army/2017/05/28/10696505.shtml

Цитирую статью (отдельные фрагменты статьи взяты в абзацы таким образом, что часть текста пропущена):

Оперативный дежурный КП бригады майор Криницкий не стал сразу объявлять цель нарушителем госграницы и продолжил уточнение характеристик объекта и его принадлежность, пока Руст не вышел из зон видимости РЛС бригады. Заместитель дежурного майор Черных, согласно донесению, зная реальную обстановку и то, что цель идет со стороны Финского залива к береговой черте, «действовал безответственно» и присвоил ей номер только в 14.37. Оперативный дежурный КП дивизии подполковник Карпец не потребовал четких докладов и уточнения типа и характера цели, «нарушив тем самым требования о немедленной выдаче цели на оповещение», а также порядок принятия решения о взлете дежурных экипажей для опознавания цели.
Оперативный дежурный на КП 6-й армии полковник Воронков, получив информацию о цели, спустя минуту — в 14.46 — привел в готовность №1 дежурные силы 54-го корпуса ПВО и разрешил наконец подъем дежурной пары истребителей 656-го полка в воздух с задачей одному из них перекрыть границу, другому — опознать нарушителя режима полетов. Спустя еще пять минут на КП армии прибыл ее командующий — генерал Герман Кромин, который взял на себя руководство дежурными силами. Он привел в готовность №1 все соединения и части 54-го корпуса ПВО. Командиры трех зенитных ракетных дивизионов 204-й гвардейской бригады в Керстово, находившихся на маршруте полета Руста, доложили, что цель наблюдают и готовы к пуску ракет. Поднятый в воздух МиГ-23 старшего лейтенанта Пучнина до 15.00 ждал, пока начальник смены Регионального центра единой системы управления воздушным движением зоны ответственности ВВС Ленинградского военного округа полковник Тимошин даст разрешение на вход в район воздушного пространства.
В 15.31 с аэродрома Тапа был поднят второй истребитель. Повторился прежний порядок наведения с задержкой перед зоной ответственности ВВС Ленинградского военного округа. Только в 15.58 на высоте 1,5 тыс. м советский летчик оказался в районе цели, но визуально ее не обнаружил и вернулся на аэродром базирования без результата. К тому моменту советские радары потеряли слабый сигнал от низколетящего одномоторного самолета Руста и переключились на сопровождение напоминавших его отражений от метеообразований.
После получения сведений от 6-й армии Московским округом ПВО в 16.32 были включены РЛС 2266-го радиотехнического батальона в городе Старая Русса Новгородской области, а в готовность №1 переведены дежурные экипажи на тверских аэродромах Андреаполь и Хотилово. Подъем двух истребителей оттуда к обнаружению цели не привел: летчиков продолжали наводить на призрачные метеообразования.
Как выяснилось позже, потерянный самолет-нарушитель в 16.16 был обнаружен дежурной РЛС 1074-й отдельной радиолокационной роты 3-й радиотехнической бригады 2-го корпуса ПВО в Тверской области. Данные цели до 16.47 в автоматическом режиме выдавались на КП вышестоящего радиотехнического батальона. На КП 2-го корпуса ПВО на специальной аппаратуре «Протон-2» позже нашлись данные проводки самолета-нарушителя с 16.18 до 16.28, однако из-за низкой подготовленности соответствующих расчетов информация не была использована.
К 17.36 на КП Московского округа ПВО появился заместитель командующего МО ПВО генерал-лейтенант Бражников, который, оценив обстановку, в течение нескольких минут поставил задачу на приведение в готовность №1 дежурных сил зенитных ракетных войск 2-го корпуса ПВО и приказал искать цель радиолокаторами подсвета цели комплексов С-200. Это тоже не принесло результатов, так как к этому времени Руст прошел границу ответственности вышеназванного корпуса. Задачи прикрывающей Москву 1-й армии ПВО особого назначения поставлены не были. В 17.40 самолет Матиаса попал в зону действия гражданских радаров Московского аэроузла. В плане самолет не значился, осуществлял полет с нарушениями правил, связи с экипажем не было. Это серьезно угрожало безопасности воздушного движения в Московской авиационной зоне. До выяснения ситуации администрация аэропорта Шереметьево прекратила прием и отправку пассажирских лайнеров.
В 18.30 самолет Руста появился над Ходынским полем и продолжил полет к центру города. Решив, что приземлиться на Ивановской площади Кремля невозможно, Матиас предпринял три безуспешные попытки приземлиться на Красной площади. Размеры последней позволяли это сделать, но на брусчатке находилось много людей. После этого немец принял рискованное решение — приземлиться на Москворецком мосту. Развернувшись над гостиницей «Россия», он начал снижение над улицей Большая Ордынка, включив посадочные огни. Постовой службы ГАИ во избежание аварии на мосту включил красный свет светофора. Посадку Руст выполнил мастерски, если учесть, что ему пришлось снайперски попасть в область между растяжками контактной троллейбусной сети. Это произошло в 18.55. Подрулив к Покровскому собору и выключив двигатель, Матиас вышел из самолета в новеньком красном комбинезоне, поставил колодки под шасси и начал раздавать автографы.
Руководством страны были сняты со своих постов три маршала Советского Союза и около трёхсот генералов и офицеров.

Возникает вопрос: они были сняты заслуженно (по причине нарушения присяги) или по надуманным предлогом?

Значит, надо начинать разбираться с самим текстом воинской присяги СССР (с 1947-го до 1992 года):

«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооружённых Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным Воином, стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников.
Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству.
Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины — Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооружённых Сил, я клянусь защищать её мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.
Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».

Получается, что если маршал запретил генералам сбивать гражданский самолёт и далее запрет последовал вниз по цепочке полковников, майоров и капитанов, то они ни в чём не виноваты, потому что беспрекословно выполняли приказы не только маршала, но и Верховного Главнокомандующего Михаила Сергеевича Горбачёва?

Напишите, пожалуйста, в ваших комментариях, кто из советских офицеров нарушили воинскую присягу в 1987 году.