Серебряный пёс. Книга.

22 July

Серебряной искрой сверкнули мгновенья,
Как северный ветер – подул и унёс,
По жизни со мною прошёл эти годы,
Серебряной сказкой серебряный пёс.

Автор стихов Л.Г.Фокина

Глава первая
Как у меня появилась собака

Собаку я хотела с детства. Эта проблема стоит перед многими детишками. Ребенок хочет собаку, а родители не разрешают её завести. Вот и у меня было так же. Сколько не просила маму, а у нас всё решала и решает по сей день мама, мольбы оставались не услышанными. Мама любила порядок в доме. Правда, у меня была слабая поддержка в виде папы, но мама пресекала любые наши поползновения насчёт животных в доме. Единственное, что папа смог отстоять, это два аквариума. Рыбок у нас было видимо-невидимо. Папа часами просиживал у своей акватории, а я продолжала канючить:
- Мам… у подружки в школе овчарка щенков родила, можно, я одного возьму?
На что получала всегда один и тот же ответ:
- Только попробуй принести! Как только переступишь порог, понесешь щенка обратно. Выйдешь замуж, хоть слона заводи.
И счастливые времена настали. Я вышла замуж. Мы с мужем тут же завели полусиамскую кошку, вскоре родился ребенок. Мой муж вырос с кошками, и не мыслил своей жизни без этого пушистого зверька. Кошки кошками, но я-то хотела собаку! Жили мы бедно, на породистую собаку денег не было, и я несколько лет подряд, таскала в дом щенков дворняжек. При виде них кошка щерилась и лезла драться, а муж на следующий же день, отправлял меня на птичий рынок, где я их благополучно пристраивала, отдавая за бесценок. Всё это продолжалось долго, пока, однажды, мне не позвонил папа. К тому времени мои родители развелись, и папа жил один, он и сейчас живёт один, имея у себя двух подобранных с улицы кошек и трех подобранных с улицы собак. Так вот. Звонит папа и взволнованным голосом кричит в трубку:
- Ты же хотела собаку! Породистую! Я подобрал бультерьера. Ему от силы год или два. Приезжай и забирай. Долго ходил с ним по улице искал хозяина, но никого не нашёл. Он сам ко мне пришёл. Улёгся под дверь спать, видимо, дома перепутал.
- Папа, - воскликнула я, - ты же тоже хотел собаку. Оставляй его себе, раз он сам к тебе пришёл. Это судьба!
- Ты знаешь, - замялся папа, - он у меня уже два дня, и я его побаиваюсь. Пёс привык спать в кровати, вечерами он запрыгивает в постель и ложится головой на мою подушку. Я всю ночь глаз не могу сомкнуть. Как увижу его зубы, так страх разбирает. А как он, гад, храпит. Скинул бы его с койки на пол, да боюсь, вдруг укусит? Он, между прочим, мою швабру вчера перекусил, как карандаш. А недавно соседка зашла попросить соли, так он прыгнул с места ей прямо в грудь, она еле-еле успела захлопнуть дверь с той стороны. В общем, забирай его и воспитывай сама.
Я тут же сказала мужу, что поехала за собакой, даже не обратив на него внимания. Муж побелел и сильно призадумался, у нас тогда была маленькая дочка шести лет.
Но… судьба распорядилась иначе. Когда я приехала к отцу – собаки у него не было. Видя моё разочарование, папа радостно высказался:
- Ты знаешь, я пошёл с Булем встречать тебя к метро, и надо же такому случиться, нашёлся его хозяин. Он уже несколько дней его ищет. Даже денег за него дал, за то, что я его взял домой, кормил и гулял с ним. Пёс оказался выставочным и очень дорогим.
Разочарованная уехала домой.

В выходной день муж предложил съездить на «птичку». Прикупить деталей. В те времена на «птичке» можно было купить всё: резиновые лодки, сапоги, кактусы, аквариумы, разнообразных птиц и животных, в том числе и различные детали. Пока муж ходил по рядам, я естественно, отправилась смотреть щенков. Нет, я понимала, что собаки у нас не будет, но хоть посмотреть-то я могу на собак? Ходила-ходила, смотрела-смотрела, пока не уперлась взглядом в одну женщину, у которой на руках сидел двухмесячный кобелек жесткошерстной таксы, и такие глаза были у этого малыша, не оторваться. Женщина, поймала мой взгляд: «Берите! Ваша собака. Очень недорого отдам, если, что с деньгами подожду. Отдадите, когда сможете. Задаток оставьте и всё.»
Я бросилась сквозь ряды искать мужа, чтобы поставить его перед фактом, что сейчас же забираю щенка. Добежала до рядов с деталями – мужа нет. Туда-сюда, нет и всё тут. Побежала по собачьим рядам, про себя думаю: «Наверное, купил что ему нужно, и пошёл меня искать в собачьих рядах.»
Неожиданно на него наткнулась. Он стоял возле яслей, в которых копошились щенки. Огляделась. Сидит старичок, довольно бодрый, рядом с ним внук, мальчишка лет одиннадцати, перед ними стоят ясли. В них бесятся три маленьких лайки: две девочки и один кобелек. Ясли ходят ходуном. Присмотрелась и засмеялась. Полуторамесячный кобелёк с голубой шерсткой и белой проточиной, идущей через весь нос, щерился, злился, рычал и гонял своих сестричек. Гонял что есть силы, то одну с рычанием завалит в углу, то другую. Те уже и не знают, куда от него скрыться. Кобелек только пуще злится, зубы мелкими иголками, слюна летит во все стороны. Поднимаю глаза и вижу своего супруга, активно договаривающегося с дедом:
- Сейчас, у нас с собой таких денег нет. Не могли бы Вы оставить нам этого щенка, - показывает на кобелька, - до следующей субботы. У меня, как раз зарплата будет, и я за ним приеду.
Дед усмехнулся, кивая седой головой:
- Ладно, оставлю. Только дольше субботы ждать не буду. У меня ещё три лайки в вольерах, да и на охоту скоро уезжаю в Белоруссию, мне надо скорее щенков продать. Пишите адрес: поселок Нахабино, звероферма норок, улица Почтовая, дом пять. Да вы по лаю услышите. Собаки у меня все рабочие. Мы с ними постоянно ловим убежавших с фермы норок. Они чужих людей за версту чуют. У меня две суки и кобель. Причём в кого этот пошёл, - показал на кобелька, - не знаю. Настоящий чертёнок: кусачий, злющий и окрасом ни в папу, ни в маму. Мать у него белая, отец бурый, а этот зонарно-серым будет, видимо, в бабку. Но смотрите… - усмехнулся дед. - С норовом вырастет. Для охоты это хорошо, а если в городе жить, проблемы будут.

В следующую субботу мой муж уехал в Нахабино. Когда он вернулся из большой спортивной сумки выкатился голубой, толстопузый шарик. Шарик встал на короткие толстые лапки и громко заявил о себе:
- Тяв!
В коридор тут же вылетела наша кошка Кася. Ровно секунду она смотрела на щенка, затем подлетела к нему и со всего маха, врезала щенку когтистой лапой. Тот с диким ревом покатился по полу. Я, естественно, подхватила его на руки, твёрдо решив, больше это сокровище, никому не отдавать.
Щенок долго сидел у меня на руках, прижимаясь всем тельцем, а согревшись, начал покусывать своими зубами-иголками мою руку.
С этого дня между кошкой и щенком началась непримиримая борьба за выживание, длившаяся шесть долгих месяцев, и чуть не закончившаяся трагедией. Через полгода пёс подрос и попытался задушить кошку. Был тогда сильно наказан, но, тем не менее, после этого инцидента, прожил с кошкой бок о бок, ещё восемь лет. Кася ушла из жизни в очень почтенном возрасте, умерев от старости.
Когда мы уходили на работу, приходилось рассаживать их в разные места. Касю запирали в комнате, а щенка на кухне. Кошке на тот момент было уже семь лет, и она привыкла быть всеобщей любимицей.
Имя ему выбирали недолго. Почему-то глядя на него, сразу пришла на ум повесть Джеймса Оливера Кервуда «Казан». Главным героем которой был метис лайки и волка. С этого дня началось моё знакомство с лайками.
Что такое ошейник, Казан узнал через несколько дней, получив в подарок на свободолюбивую шею ярко-красный ремешок из мягкой ткани. Подарок ему не понравился. Он катался по полу, рычал, визжал, пытаясь отделаться от отвратительной удавки. Он выворачивал голову, как сова на сто восемьдесят градусов, пытаясь сгрызть ошейник прямо на себе. Привык к этой гадости, лишь через пару-тройку дней, окончательно умаявшись в борьбе за свободу.
После прививок в три месяца, Казан в первый раз пошёл на улицу. Про прививки надо сказать отдельно. Я пригласила врача на дом. При виде шприца щенок ощерился. Мы его отловили, перевернули страдальца на спину, врач воткнула иголку в нежную плоть, на внутренней стороне бедра. Казан исторг крик, зарезаемой на скотобойне свиньи.
Врачиха засмеялась: «Ну и характер! Ему не больно. Это протест.»
Следом Казан попытался тяпнуть благодетельницу за палец, но та увернулась, предугадав действия поганца.
И вот мы вышли в первый раз на улицу. Первая прогулка запомнилась надолго. На улице я опустила его на землю и прицепила поводок. Казан озверел от веревки. Он-то собирался идти гулять, куда ему хочется! А тут его посадили на удавку. У подъезда началась форменная истерика. Я дернула за поводок, дабы побудить Казанчика, двигаться, но не тут-то было. Щенок упал на спину, и с диким рычанием, которое только смог исторгнуть из маленькой пастишки, начал извиваться на асфальте. Вокруг нас собрались прохожие, все сочувствовали маленькому узурпатору, называя меня живодеркой. Сколь ни пыталась я объяснить, мол, пёс проявляет характер, и его нужно ломать уже сейчас, люди ополчились капитально.
Пришлось взять Казанчика на руки. Что тут началось! Он изгрыз мне руки в кровь. Мелкие зубы впивались в мою плоть с такой яростью, что я чуть ли не кричала от боли. Прижав мелкого монстра к себе, я кинулась в небольшой пустой скверик, отпустив кровопийцу на землю, предварительно сняв с него поводок. Через секунду голубой шарик, со скоростью звука, укатился в неизвестном направлении. Искала я его минут десять. Казан не собирался гулять под чьим-либо присмотром и зло тявкал: «Иди отсюда! Сам разберусь, что мне делать.»
Домой пришла с окровавленными руками и визжащим щенком. Так началась наша совместная, пятнадцатилетняя жизнь с собакой, которая перевернула мой устоявшийся мир.

Глава вторая
Первая поездка на дачу

Услышав о том, что мы завели щенка, моя мама пришла в ужас. Около месяца она со мной не разговаривала, и не ездила к нам в гости, говоря, что вместо того, чтобы больше заниматься с дочкой, мы завели какую-то поганую собаку, которую она ни знать, ни видеть не желает. Вопрос мама поставила прямо: «Или я или собака.»
А я была счастлива. Наконец-то у меня есть мой пёс, но и с мамой я ссориться не хотела и, однажды, решила взять щенка с собой на дачу. На даче у нас жили бабушка с дедушкой. Жили постоянно. Дом большой, кирпичный, участок десять соток. Дед разводил кроликов, держал кур, и была у них маленькая дворняжка по кличке Вильма.
Вильму дед купил давно, тоже на Птичке. Брал её, как лайку, однако до размеров лайки Вильма не дотянула, а со временем превратилась в мелкую черную собачонку, со стоячими ушами и пушистым хвостом, висящим поленом. Но одна черта в Вильмином характере была уникальной, она была потрясающе умна. У бабушки кругом были грядки с огурцами и помидорами, она делала соленья на всю семью. Заготовок было много, чтобы хватило на всю долгую зиму: солёные огурчики, помидорчики, компоты из сливы, вишни, смородины. Вильма старательно обходила грядки, и ходила только по дорожкам. Эта черненькая бестия сообщала деду лаем, что крольчиха родила крольчат, а курица вот-вот снесёт яйцо. Она была звоночком, если приходили гости или соседи. Вильма обожала деда, сопровождая его безо всякого поводка и ошейника до магазина. Ходила с ним на местный пруд купаться. Исправно гоняла с участка кошек. А ещё Вильма умела ловить мышей, которых в бабушкином подполе было, довольно, много. Лишь с одной мышью Вильма подружилась. Это был Джуниор. Белый лабораторный мышь, которого мы с мужем привезли на дачу, когда проводили там один из отпусков. Джуниор свободно бегал по дому, спал на Вильминой лапе несколько дней, пока, не пришла серая мышка-невеста, и не увела его с собой. По всей видимости, Джуниор завёл семью. Больше мы его никогда не видели. Зато видели впоследствии белых и пятнистых мышей в доме.
Казанчику на тот момент исполнилось четыре месяца. Он впервые отправился с нами на дачу. В сумке он ехать не захотел, он себя считал большим и самостоятельный. Всю дорогу пробежал сам, и лишь под конец, ужасно умаявшись, а от станции надо было идти пешком минут двадцать, он улёгся под кустом черемухи, показывая, что больше, ходить не может.
Приезд Казана на дачу, восторга у родственников не вызвал. Обрадовались ему лишь Вильма, почувствовав весомую помощь в гонении кошек, и дед, который обожал свою Вильму.
Казанчику на всё это дело было наплевать, он впервые вырвался в незнакомый мир, и сразу же кинулся на исследование бабушкиных грядок. Уже через десять минут, бабушка отчитывала нас с мужем: за поломанные листья огурцов, за раскопанную клубнику, за фигурную композицию посередине дорожки, ведущей к туалету типа «очко».
Вильма старалась показать щенку все свои владения. Она отвела его к кроликам. Кролики вызвали у Казана полный восторг. Он залился лаем и начал рычать на клетки. Это была дичь. Но апофеозом всего, стала его встреча с курами. При виде бегающих комков перьев, у Казана началась истерика. Он впиявился первой же курице в хвост, повиснув на нём пиявкой. Пеструшка была в шоке, бросившись со всех ног бежать по участку, не разбирая дороги. Бегала она долго, и через некоторое время, Казан отвалился сам. Из его пасти торчал приличный пучок перьев, вырванный из хвоста наседки.
За сие действие бабушка его по головке не погладила, а привязала на веревку возле сарая, и как следует, отчитала нас с мужем. На всякий случай, бабушка врезала веником и Вильме. Вильма расстроилась, понимая, что на неё началась опала. Забилась под дом, буравя оттуда всех, затравленным взглядом.
Ещё через некоторое время, мы услышали душераздирающий визг Казана. Он был настоящим пылесосом. Тянул в пасть всё, что в неё влезало: палки, пакеты, траву, камни. Застали мы его все на той же дорожке, ведущей к туалету, где он сидел в позе орла, голося не своим голосом. Быстро подбежав к нему, я его приподняла и обнаружила. Казанчик славно отобедал круглым камнем, который теперь прочно застрял на выходе. Камень пришлось выковыривать руками. По сей день для меня загадка, как довольно крупный булыжник прошел весь кишечник, и с собакой ничего не случилось?
Чтобы окончательно не допечь родню своим щеночком, мы взяли Вильму, Казана и отправились на берег местного пруда. Было жарко, и мой муж полез купаться. За ним тут же в воду прыгнула Вильма. Казан бегал по берегу и до последнего не решался ступить лапами в воду, пока и я не залезла в пруд. Увидев, что оба хозяина уплывают, и даже Вильма вместе с ними, Казан с разбегу шлепнулся в воду, и погрёб за всеми остальными. Как только он доплыл до моего мужа, тут же попытался забраться к нему на голову. Мужу это дело не понравилось, и он одной рукой отгреб Казана от себя, тогда Казан погреб ко мне, и тоже попытался взгромоздиться на плечи. Но и у меня желания тонуть не было, поэтому я отбивалась, как могла. На берег я вылезла вся расцарапанная когтями. Казан был счастлив и мокр, глазёнки его хитрюще блестели.
Неугомонная Вильма вылезши на берег, решила показать Казану лошадь. Это была её ошибка. Увидев первого в своей жизни лося, Казан кинулся за дичью. Подпрыгнул и попытался повиснуть у неё на хвосте, за что чуть не получил копытом. Мы ужасно испугались, думая, что сейчас потеряем щенка. Впоследствии эту страсть к лошадям Казан перебороть так и не смог, каждый раз, когда ему удавалось найти лошадь, он пытался впиться ей в сухожилие задней ноги, несколько раз это было смертельно опасно для него. В моменты охоты он становился абсолютно глухим к командам хозяев. Когда его впервые увидели настоящие охотники, сказали, что это лайка-смертник, из тех, которые в молодом возрасте погибают на охоте, из-за очень большой вязкости к зверю. Учитывая это, я для себя решила: «Казан никогда не поедет на охоту на крупного зверя.» Возможно, именно это решение, и дало возможность прожить ему долгую жизнь.
Все люди и собаки вернулись домой довольные и счастливые. Первая поездка удалась на славу.

Глава третья
Собачья площадка

В четыре месяца мы с Казаном пошли искать подходящие места для выгула. Казан уже научился ходить на поводке, и теперь несся вперед метеором, натягивая поводок, как струну. Гуляли мы с ним, практически, бегом. Ходить медленно, в силу юного возраста, лайчонок не мог.
Обходя окрестности, мы набрели на высотный дом на Котельнической набережной. Из арки, выходящей наружу, доносился лай множества собак, и мы решили сходить проверить, что же там такое? Оказалось, в высотке есть собачья площадка. Точнее, официально её тогда не было, просто собачники собирались на спортивной площадке, огороженной двухметровой рабицей. В основном, поздно вечером, когда там никого уже не было.
Войдя в калитку, мы обомлели. Кого тут только не было: роскошный черный терьер Генри, ризеншнауцер Кешка, тигровый боксер Дэник, черная английская спаниельша Анфиса, дворянин Антошка, афганская борзая Нут, две немецких овчарки, московская сторожевая Бари. И между ними шнурком носился четырехмесячный цвергшнауцер Билли Бонс.
Казан извивался на веревке: «Отпускай скорее! Быстрее! Не могу больше стоять. Вижу медведя!»
Через секунду лайчонок врезался в гущу больших собак, подбежал к московскому сторожевику Бари, и мертвой хваткой вцепился тому в хвост, повиснув на нём энцефалитным клещом. Бари округлил глаза, повернулся посмотреть, что же это такое прилипло к его хвосту?
Юный цверг тоже подскочил к хвосту Бари, и повис на его хвосте вторым клещом, бок о бок с Казаном. Сторожевик ошалел от наглости мелкотни. Сильно замахал хвостом и утробно зарычал, но два поганца отцеплять не собирались. С этого момента, между Казаном и Билли Бонсом зародилась дружба, продлившаяся всю их пятнадцатилетнюю жизнь, впрочем, как и наша дружба с хозяйкой Билли Бонса. Чуть позже к ним примкнул тигровый боксер Дэник, который был лишь чуточку старше Казана и Билли Бонса.
Мы вместе с хозяйкой цверга, бросились отрывать своих питомцев от хвоста несчастного сторожевика, который врезал бы хорошенько обоим, но собачьи законы запрещают бить детей и женщин. Билли Бонс по характеру был ещё хлеще лайчонка. Он тоже не давал спуску своей хозяйке, и сейчас, из-за отвратительного поведения, а Билли попытался отгрызть руку собственной благодетельнице, болтался подвешенным за шкирку качаясь в её руке, аки маятник. Его глаза горели неугасимым огнём, никаких угрызений совести он не испытывал. Рядом с хозяйкой цверга, скакал козлом Казан, вымаливая, чтобы она поскорее заканчивала свою экзекуцию и отпустила друга, именно сейчас он понял, что перед ним настоящий друг, такой же: смелый, кусачий, наглый и бесстрашный.
С этого дня они разбойничали вместе. Они задирались к овчаркам, они таскали за шерсть афганскую борзую, они укатывали до полного изнеможения спаниельку Анфису. Апофеозом в тот вечер была попытка повиснуть с двух сторон на брылях сторожевика Бари, после чего тот собрался с духом, и решил разобраться не с лайкой и цвергом, а со мной. Грозно зарычав, попёр на меня всей тушей. Памперсов в те времена не выпускали, они мне очень бы пригодились. Слава богу, хозяин Бари вовремя остановил своего пса.
В последующие прогулки Билли Бонс показал Казану приёмчик, который лайчонок запомнил на всю жизнь, и которым он с успехом пользовался впоследствии.
Билли Бонс жил в семье не один. Он был сводным братом ризеншнауцера Кешки. Доходило до смешного, когда ризен и цверг шли с хозяйкой по улице, к ним часто подходили прохожие и спрашивали, показывая рукой на цверга: «Это щеночек вашего большого пса? Он вырастет таким же?»
И хозяйка долго рассказывала о том, что это две совершенно разные породы, выведенные для разных целей и, единственное, что есть общего между ними, так это то, что обе породы происходят из Германии.
Так в чем же заключался приёмчик цверга Билли? А вот в чем. Билли Бонс задирался к ризену с первых дней появления в доме, и постепенно выяснил, лучше всего можно урезонить, здоровенную дубину Кешу, укусом под интимную часть тела, зовущуюся в народе «бубенцами». Как только цверг хотел привлечь к себе внимание, он тут же кусал Кешу под хвост. Ризен тряся головой садился, чтобы прикрыть срам, а цверг беспрепятственно брал то, что хотел. У Казана этот приёмчик назывался «взять за гачу». Взять за гачу профессиональный приём лаек на охоте при задержании медведя. Именно таким образом, они держат зверя до подхода охотника.
Восторгу Казана не было предела! Вместе с Билли, они могли составить музей «бубенцов». По жизни из-за этого они заварили не одну, и не две драки.
Теперь у нас появилось место выгула и друзья.

Глава четвертая
Как кошка с собакой

Тем временем дома, между кошкой Касей, и молодым наглым лайчонком, полным ходом шли разборки за хозяйскую любовь и территорию. При каждом удобном случае, кошка нещадно лупила Казана. Дома постоянно стояли: ор, шипение, летали клочья выдранной шерсти с обоих соперников.
В разных углах квартиры, постоянно слышался истошный визг. Вот шерстяной ком катается в коридоре, вот раздаются звуки «убиенного» на кухне, вот раздались вопли из ванной комнаты. Наша жизнь состояла из постоянного разнимания домашних любимцев. Вздували обоих. В руках с двух сторон висели с горящими глазами два всклокоченных зверька: шипящие, рычащие, извивающиеся. Несколько раз в пылу драки доставалось и нам с супругом.
Однако, были и подвижки, в отношениях между борцами. Оба научились совместно красть еду. Стоило мне забыть что-нибудь съестное на столе, как кошка залезала на стол, сбрасывала еду на пол, спрыгивала, и у них с Казаном наступало временное перемирие за общим столом. Однажды, я забыла на столе килограмм варёной колбасы, и ушла на работу. Вернувшись вечером домой, открыв дверь, очень удивилась. Никто меня не встречал. Подумав самое плохое: «Видимо, мои звери поубивали друг друга» пошла в кухню.
На порог выползли два поросенка, приветственно кивая головами. На полу валялась маленькая металлическая пипка от колбасной обертки. Поросята не могли ходить. Оба обожрались колбасой так, что едва двигались. Им было не до драк, и не до встреч. Они раздулись, как шары. По ушам получили тоже, оба.
В другой раз кошка Кася виртуозно влезла на плиту, открыла носом крышку сковородки с мясом, и начала когтем выдергивать кусочки азу для себя любимой. Казан сидел внизу и ждал, когда какой-нибудь кусочек сорвется с когтя кошки, и упадёт на пол. Там их и застукали. Казан спрятался под кресло, а кошка Кася получила по заднице тапком. Спустя несколько минут, в отместку за битие тапком, я обнаружила посередине кухни характерную кучку.
Третий случай был вопиющим. Я размораживала холодильник, чтобы его помыть, и все продукты сложила на лоджию. Казан внимательно наблюдал: где, что и как лежит. После чего тихонько прошмыгнул на балкон, стырил двухсотпятидесятиграммовую пачку дрожжей, и благополучно её сожрал, выплюнув фольгу. Через полчаса щенок раздулся, начав газовую атаку на окружающих. Он ходил и пукал, ходил и пукал. Мы уже начали задыхаться всей семьей. Открыли все окна, наконец, мои нервы не выдержали, и я повела Казана на прогулку. На собачью площадку он приплелся с раздувшимся животом, выпускающий едкие газы. Выслушав мою историю, собачники зашлись диким хохотом, а владелец русско-европейской лайки Пыжика, предложил дать Казану сахарку, для пущего фейерверка.
Но окончательно накал борьбы, не спадал. Однажды утром в выходной день, я проснулась от душераздирающих криков с кухни. Орали трое: щенок, кошка, муж. В исподнем, рванула турманом на место происшествия. Муж стоял посередине кухни, держа в одной руке лопаточку, которой переворачивают блины, другой за шкирку, извивающуюся и шипящую, как раскалённая сковорода кошку. Казан сидел под креслом, вытаращив глаза, и не высовывался. А дело было так.
Муж решил сделать приятное дело для всей семьи, встал пораньше, и в одних трусах, отправился печь блины на завтрак. Размешал тесто, разогрел сковородку, плюхнул тесто в сковороду, и будучи абсолютно сонным, решил присесть. Сел. Да не просто сел, а на щенка Казана, который мирно спал в кресле. Маленький лайчонок до смерти испугался придавившей его огромной туши, и заорал не своим голосом: «Убивают!»
Супруг от неожиданности подскочил свечкой вверх. Тем временем, кошка, давно искавшая удобного случая отлупить щенка, тут же примчалась в кухню. Увидев орущего псёныша, прыгнула в кресло, вцепившись когтями в ненавистную, ушастую голову. Её лапы заработали, как у чемпиона мира по боксу. Казан, взвыв ещё громче, попытался отбиться от разъяренной фурии. Муж бросился разнимать боксирующих, и от неожиданности, выронил блинную лопатку на пол. Одной рукой схватил за шкварник кошку, другой за загривок - щенка. Оба повисли в его руках, но на этом, дело не закончилось. Если Казан затих, соображая, что предпринять дальше, то Кася продолжала работать лапами во все стороны. И теперь её когти достигли цели. Она полоснула когтями по голой груди мужа. Вот тут и раздался, тот самый, душераздирающий вопль, от которого мы с дочкой подскочили в кроватях.
Когда я прибежала на кухню, муж уже выронил щенка и лопатку, пытаясь отодрать от своей груди Касю. Но не тут-то было. Кася была в боевом экстазе. Глаза её, съехались от злости к переносице. Она сделалась ужасно страшной и косой Её хвост яростно бил из стороны в сторону. При этом она шипела, почище сковороды, на которой горели блины.
Кое-как оторвав любимицу от мужа, мы сели рассматривать боевые раны супруга. Грудь его была располосована от шеи до самого пупка. Царапины были не глубокие, зато кровоточащие. Ещё с неделю после этого случая, супруг оправдывался перед мужиками на работе, что его побила кошка, а не жена. Все согласно кивали головой, но остались в полной уверенности, что у его жены крепкие ногти и твёрдый нордический характер: «Знаем, знаем, мы этих кошек! Сами бывали драны. Вот, бывало, придешь поздно домой с собрания, а дома кошка нападает. И ничего ей не объяснишь, все-таки животное. Домашняя питомица: в халате, бигуди на голове, ногти накрасило назавтра. И в ход свои ножи. Не увернешься - пропал.»
Про Касю можно писать отдельную книгу. Кася родилась кошкой, про которую смело можно сказать «не промах». В этом зверьке, промахов действительно, не было. В данной вариации, природа-матушка постаралась основательно. Энерджайзер был заряжен с первых вздохов. Шкодливая морда очаровывала узревших пушистое чудо, в первый же момент. Голубые глаза-сапфиры, производили такой эффект, от которого, вы не поверите, в основном падали в обморок, приходящие к нам в гости, мужчины. Однако, после второго взгляда, мало кто оставался довольным. Обычно, входящий гость кидался с протянутыми руками и восторженными словами:
- Ой, какая киса! У-сю-сю, - и прикасался к голове кошки.
Второй крик, раздавался через секунду, громкий и надрывный:
- А-а-й… Блин. Кровь. Перекись. Быстрее. Зверюга. У-у-у…
Все, кто приходили к нам повторно, больше руки не протягивали, потому что боялись протянуть ноги, и поэтому, крайне уважительно относились к мадмуазель Касе. А также к месту отдыха, где возлежало: гибкое, упругое тело красавицы. Садились гости поодаль от сиамки, соблюдая неприкосновенное расстояние, составляющее сантиметров семьдесят. Если дистанция не соблюдалась, Кася лениво вытягивала когтистую лапу в сторону нарушителя границы, и начинала медленно вылизывать кулачок, нежно подмуркивая пришельцу. Следующим действием был зевок. Кася зевала, показывая ряд белых красивых клычков, и лениво обводила присутствующих взглядом.
Мой супруг, полюбил эту бестию, какой-то сумасшедшей, полыхающей любовью. Это была страсть, которая мне и не снилась. Кася всегда первая встречала его у двери. Она первая ела, первая получала порцию ласковых слов. Я все время была на вторых ролях, так сказать, на подхвате. Мне доставались слова: «Ужин готов? Я с работы, между прочим. Кошка ела?»
Королеву кошачьего племени любили. Очень любили. Боготворили. Девизом семьи у нас было: «Всё лучшее детям и кошкам!» Семь лет в квартире царила кошка, в жилах которой текла древняя сиамская кровь. Квартиру Кася охраняла не хуже собаки. Даже лучше, ибо, входящие не воспринимали кису, как угрозу собственному здоровью. А зря. На этом сгорел не один гость нашей квартиры. Каждый наш недогляд за гостем и Касей, кончался кровавыми царапинами, запахом йода и зеленки.
С появлением в нашем доме щенка, царственной особе был нанесен непоправимый удар по достоинству. Вот и представьте себе, когда два твёрдых характера, сталкиваются на одной территории.

Пес подрастал, ему было около шести месяцев, когда он решился на вендетту. Подкрался к кошке, взял ее пастью за хребет, приподнял и начал трясти, как шкурку, я сначала подумала, что он играет…. Не тут-то было. Пёс размахнулся, пытаясь стукнуть кошку об стенку. Я знала этот жест, он пытался сломать ей хребет (к тому времени, он мне продемонстрировал, как грамотный охотник давит крыс, на местной помойке). Я подскочила к нему, и вытащила несчастную кошку из пасти. Казан был сурово наказан, а Кася более двух часов, сидела в шоковом состоянии на одном месте, напоминая фарфоровую статуэтку, с неестественно расширенными глазами.
После этого случая ситуация повернулась в обратную сторону. Любимцы перестали драться, но, когда мы уходили из дома, кошка на пол не спускалась.
Самое интересное произошло потом. Приблизительно через год, они, все-таки подружились. Сдружила их совместная защита территории. Дело было так. У нас часто собирались гости, а однажды в квартиру зашел наш дальний родственник абхаз, женившийся на племяннице моего супруга. Собак он боялся, зато увидев Касю, испытал немой восторг. Только-только скинув ботинки, с криком:
-Вах, какой красавиц! Вах, какой глаза! Голубой глаза, красивый кошка,- рванул к подоконнику, протянув руки к пушистому созданию.
На наши вопли:
- Не трогай кошку! Лучше собаку погладь, она не тронет.
Мы услышали: «Слушай, да? Что я кошку не трогал, да? Кошка не собак…»
Кася подпустила его поближе. Её глазки загорелись красным огнём. Такими глазками, пугают непослушных детей. Как только руки южного родственника приблизились к ней, мгновенно взвилась в прыжке. Однако, и у нашего абхазского родственника на удивление, реакция оказалась неплохая. Он схватил тюлевую штору, висящую на окне, и прикрылся ею. Кася с шипением повисла на тюле, в сантиметре от лица бедолаги. Вот тут пёс и решил: «Нашу кошку, да, кто-то трогает! Хоть и вредненькая, но своя.»
Казан молча подбежал, прочно схватив неудачника, зубами за галстук. Получилась удавка. Родственник стал: багроветь, синеть, хрипеть. Выпустил тюль, пытаясь двумя руками разжать злополучный галстук.
Все происходило в долю минуты. Кася продолжала висеть на тюле с горящими глазами, пес делал рывки галстуком. Подбежали мы и остальные гости. Сняли пса с галстука, и усадили несчастного родственника за стол. Потом мы успокоили кошку. Отвели на кухню Казана. Остальные гости веселились от души. Стоял здоровый, задорный смех. Да, что там смех, это было ржание. Бедолага «удушенный» весь вечер сидел тихо. Тосты говорил полушепотом, в туалет отпрашивался у всего стола. Но зато, какое уважение кошка снискала в его глазах. О ней, он с неподдельным восхищением, рассказывает до сих пор. Звучит это примерно так: «Касья, это настоящий дикий кошка, как русский женщина. У нее голубые глаза и белый-белый шерсть. А сердитая какая!? Квартиру, лучше собаки охраняет.»
В тайне, наш родственник полюбил Касю той же страстью, что и супруг. Вскоре после знакомства с ней, он завел у себя дома огромного рыжего кота Кузю. Про Кузю отдельная история. Кузя унаследовал от хозяина настоящий южный темперамент, «переубивав» кучу местных соседних котов. У него оборванные уши, сломанный хвост и периодически подбитые глаза. Кузя не пропускает ни одной уличной тусовки, так как летом, проживает на даче А по дачной округе носится толпа рыжих, мяукающих отпрысков.
Именно после того случая, пёс и кот подружились. Мы даже, пару раз, обнаружили их на диване, мирно спящими спина к спине. Однако, при нас, сохранялась война. Когда мы возвращались с работы, к нам бежали, распихивая друг друга, восемь лап. Кошка шипела, пёс рычал. Потолкавшись, две головы утыкались в руки.
Второй случай, их сблизил, еще больше. Однажды, к нам в гости зашла моя подруга с тигровым боксером Дэником. Добрейшей души пёс. Они с хозяйкой пришли по делу, позвать Казанчика на вечернюю прогулку. Когда Дэник робко вошел в коридор, я естественно, придержала Казана.
- Ага!
На пружинистых ногах из комнаты вышла Кася, и широко расставив лапы, встала против боксера, как борец японской борьбы сумо. Глядя широко открытыми глазами на врага, кошка медленно наступала: «Кто тут настоящий боксёр? Сейчас посмотрим. Сейчас, ты узнаешь полосатый, что такое тайская борьба!» У неё распухли губки и растопорщились усы. Дальше последовал молниеносный бросок в морду Дэника, в район глаз. Боксёр взвыл дурным голосом. Лайка Казан воспринял этот вопль, как призыв:
- Гадом буду, наших бьют! - и рванулся к ошалелому другу, с целью добить.
- Вот тебе раз! А куда же дружба делась? – изумились мы.
Пес, явно, встал на сторону кошки. Еле-еле мы оторвали Касю, от морды несчастного, добрейшего Дэньки. После этого случая, его хозяйка сказала, что больше они к нам в гости приходить не будут.
- А ещё, - добавила она, - у вашей кошки склочный характер потому, что она старая дева. А такие девы, как известно, отличаются своеобразным, сине-чулочным нравом.
Несмотря ни на что, Казан, прожил с Касей бок обок восемь лет, когда кошка умерла, он первым сообщил нам о несчастье. Случилось это глубокой ночью. Казан молча подошёл к моей кровати, и толкал меня носом до тех пор, пока я не встала. Подвёл меня к остывающему телу кошки, и еле слышно заскулил. Так тихо, чтобы никто больше не проснулся. Рыдая, я вынесла тело на балкон, и только утром, обо всём рассказала мужу с дочкой. Я поняла, что он всю ночь не смыкал глаз, охраняя Касю.
В этой главе я хотела показать, что дружба иногда складывается: трудно, тяжело, но именно такая дружба, становится крепче цемента. Никакой злости у Казана к Касе не осталось. Он её полюбил, хотя до последнего гонял от своей миски с мясом, и от своей миски с водой.
Кушали они так. Пёс ел из мисок на полу, кошка ела в то же время, что и Казан, но на подоконнике, ровнехонько над его чавкающей головой. Она всегда любила смотреть, что дают ей, а что собаке. Не обделили ли её царское высочество?
Когда не стало Каси, мы не рискнули ещё раз заводить кошку, потому что не были уверены, что Казанчик её примет. К сожалению, на улице для него кошки вовсе не были табу, и он их исправно гонял. Даже Касю он постоянно проверял на вшивость, частенько подталкивая её носом к порогу квартиры: «Погуляй детка в общем коридоре», - справедливо считая, ежели кошка в квартире - это наша кошка. В коридоре же совсем другое дело, в коридоре – наших нет. А значит, я за себя не отвечаю.

Глава пятая
Взросление

В пять месяцев у Казана начали меняться зубы, а с ними и характер. По восемь часов в сутки он оставался один. Мы все уходили на работу, дочка пошла в первый класс, оставаясь до шести вечера в школе, в группе продленного дня. У молодого лайчонка оставалась масса свободного времени, он мог заняться своими делами. Для начала, от скуки выгрыз на кухне линолеум. Это была огромная дыра радиусом около метра съеденная до бетона. Он стал интересоваться нашей обувью, и вскоре, все ботинки пришлось переставить на полку, где лежат шляпы. Но самое главное у него проснулся интерес к книгам. Страсть к чтению в нём пылала неугасимыми искрами. Он стал настоящим библиоманом. Именно тогда, один мой знакомый увлекся Карлосом Кастанедой. Привёз мне почитать первый том этой увлекательной книги. Если бы он знал, кто прочитал Кастанеду первым. Буквально на следующий день я нашла объёмный томик полностью съеденным, осталась только обложка. Я пришла в ужас, кинувшись по магазинам искать замену. Мне надо было найти такую же книгу, с идентичной обложкой, чтобы никто ничего не заметил. Обегав кучу магазинов и книжных развалов, стало ясно, точно в таком же переплете книг нет. В конце концов, окончательно упарившись, пошла в ближайший книжный магазин, с просьбой продать первый том Кастанеды. В магазине ответили, что в розницу тома не продаются. Пришлось купить девять томов, а потом и прочитать их.
Вторую книжку Казан прочитал по программированию. Это была очень редкая книга, за которой муж гонялся по всей Москве, и однажды, неосторожно оставил её на холодильнике. В прочтении книги Казану помогала и Кася, которая скинула книжку на пол, а уж там читатель нашёл своё счастье. Когда мы вернулись домой, посередине коридора лежала огромная куча рваных бумажек, на которой мирно дремал Казан. Мужа я тогда еле откачала, приложив массу усилий, дабы он не прибил читателя на месте.
Зубы у Казана зудели днём и ночью. Собачники подсказали мне один ход. Во-первых, надо было наломать крупных сучьев разных пород деревьев и, слегка, отварить их в подсоленной воде – это давало занятие для чешущихся десен на пару часов. Во-вторых, меня научили мастерить игрушки для особо одаренных щенков. Способ крайне простой. Взять пустую пластиковую бутылку, бросить в неё несколько сухих горошин или бобов, на худой конец мелких камушков, затем привязать к бутылке веревку и на улице гонять пса за погремушкой. Впоследствии, я ещё оборачивала погремушку кусками меха и перьями утки. Их приносили те же собачники и знакомый охотник. Казан от погремушки был в полном восторге. Мы с мужем раскручивали веревку с гремящей бутылкой - он её ловил. Правда, играть мы могли только, когда поблизости не было других собак, не дай бог в поле зрения Казана появлялся конкурент, не задумываясь, кидался в драку. Драться он начал с пяти месяцев.
Точно таким же лидером рос и лучший друг Казана цвергшнауцер Билли Бонс. Он тоже начал взрослеть и теперь его душа просила хлеба и зрелищ. Мы частенько гуляли вместе. Встреча двух проказников происходила так. Мы выходили на улицу, подходили к подъезду соседнего дома, в котором жили цверг Билли Бонс и ризеншнауцер Кешка. Ризен тоже был молодым псом, ему было всего полтора года. Дверь подъезда открывалась, оттуда аки на лыжах, выезжала моя подруга. Билли узрев идущего на встречу Казана растопорщивался, превращаясь в подобие дикобраза. Все волоски на его теле вставали дыбом. Рявкал он так, что люди, идущие мимо нас по улице, в страхе оборачивались. Казан в ответ посылал волчий вой, чем приводил в ещё больший панический страх прохожих, за несколько секунд, те прижимались по сторонам улицы, и с блуждающими глазами прибавляли ходу. Многие бежали обгоняя друг друга, пытаясь остаться незамеченными.
Чайники не понимали, что это горячая встреча двух друзей. Бонс с вздыбленным загривком подходил к лайке и начинал дико рычать. Казан тут же ощеривался в ответ, всё это подкреплялось мощным лаем ризена Кешки.
Бонс:
- В глаз хочешь?
Казан:
- Только сунься, оторву бороденку.
Кешка:
- Или мы идём на собачью площадку, или я сейчас обоих оттреплю.
После бурного приветствия. Все трое рыча и ворча, спешили отправиться на «песодром». Сценарий прогулки разворачивался приблизительно в таком ракурсе.
Как только три разбойника врывались в калитку, начиналась суматоха. Все трое начинали искать либо мальчика для битья, либо прекрасную девочку. У Бонса уже в пятимесячном возрасте сформировалась милая привычка стравливать крупных псов между собой, а после этого, мелко перебирая лапками, залезать на ручки к своей очаровательной хозяйке.
Гулял в ту пору на площадке черный терьер Генри. Трехгодовалый, уверенный в себе здоровяк. Мирный, ласковый, но строгий. Генри терпеть не мог задир. Зато у юного цверга с лайкой, прямо-таки, шило кололо в одном месте. Как только увидят Генри, так начинают его задирать. Выглядело это так. Пока Казан внимательно присматривался в какое место лучше куснуть чёрного медведя, Бонс не терял времени даром. Вставал покрепче на лапки и, тряся бороденкой, грозно смотрел на черныша. Бонса начинало лихорадить при виде этой черной туши. С маниакальным блеском в глазах, поджав заднюю ногу, Бонс вприпрыжку несся к Генри:
- Такой сладенький и без охраны? Всего один укус, вам оформят свидетельство о смерти и изготовят венки!
Дальше подключался лайка Казан, который ревел почище медведя гризли:
- Всё отлично ребята, воин должен внушать страх, - и кидался в атаку.
Начинались ужасы вечернего городка. Черныш бить поганцев не собирался, но поставить их на место, было необходимо. Он честно пытался догнать двух мальцов, чтобы их взять за шкирку и хорошенько пару раз встряхнуть, но оба юнца были слишком шустрыми для него, поэтому бегая за гадёнышами между деревьями по горке, Генри впечатывался огромной головой в один из тополей. Как правило, лобовой удар сбивал его с мыслей, и он садился, соображая, что делать дальше? Приведя голову в порядок, Генри менял тактику, начиная ждать мелких гадов, чтобы они подступили ближе. Казан лез нарываться дальше, а цверг бежал подкусывать брата ризена, дабы он им помог.
И вот однажды, Генри все же поймал Казана. Взял наперехват и уже собрался хорошенько оттрепать, но тут на площадку пришла красивая ротвейлерша.
Единственным, кто нашёл быструю управу на неуправляемых цверга и лайку, была молодая Дарли. Она имела чудную привычку брать всех кобельков за гачу. Дарли ждала, когда кто-нибудь из собак начнет играть в перетяжку. Игра простая. Нужно найти большую палку и тянуть её с двух сторон на себя. Как только кто-то из собак затевал игру Дарли начинала развлекаться. Медленно, этаким мини-бронетранспортером, а ей самой было восемь месяцев, подходила к играющим, и так же медленно, со вкусом брала понравившегося ей кобелька за бубенцы. Почти тут же раздавался душераздирающий визг жертвы, и почти такой же визг хозяина жертвы. А дальше, как в немом кино, ротвейлершу отрывают от несчастного кобелька, с помощью все той же палки, с которой до этого он играл, потому, что разжать зубы противной Дарли, по-другому не удавалось. Свою хозяйку она ещё на тот момент плохо слушалась, и всякие дурацкие команды вроде «фу» или «плюнь», до неё доходили с большим трудом. С Дарли, вообще, пришлось долго заниматься. До неё всё доходило медленно, зато наука прочно застревала в её голове. После того как у Дарли отнимали трофей, мы дружно начинали откачивать хозяина жертвы, советуя, как ему лучше лечить израненную часть питомца. Дарли брала за гачу всех кобелей независимо от ранга, возраста и породы. Это не значит, что она так делала каждый раз, но никто не мог предположить заранее, когда ей взбредёт в голову «поиграть». Зато при появлении Дарли, все кобели научились почтительно сидеть, пока она обходила территорию площадки.
Пока ещё Казана и Билли взрослые псы не трогали, точнее, не били. Ждали, пока те подрастут.

Кошмарно вёл себя подростком Казан и на улице. Никогда не забуду его выходки, за которую меня могли просто прибить без суда и следствия. Мы шли с ним вдвоём на прогулку. Недалеко от собачьей площадки, Казан устроил скандал. Он хотел, чтобы его отпустили с поводка, а я совершенно не просекла его мысли и сдуру отпустила его. Оказалось, пёс вынюхал здоровенного кота. Точнее кот вынюхал лайчонка и залез на дерево, где и угнездился на тонкой ветке, и теперь с каждым порывом ветра, качался из стороны в сторону, как большая новогодняя конфета на ёлке. У Казана, тут же пошла работа мысли: уши встали домиком, хвост круче свился в кольцо, лоб наморщился. На морде повис вопрос: «Как снять кота?» Поводок с него уже сняли, оставалось дело за малым.
Под деревом стоял припаркованный дорогущий джип. Казан ровно секунду смотрел на машину, а дальше он ничего лучше не придумал, как прыгнуть на капот джипа, и начать подпрыгивать вверх, целясь в усатую морду котяры, пытаясь снять «гниду» с ветки. Машина взвыла сиреной, Казан же самозабвенно исполнял танец джига, прыгая с капота на крышу и обратно. Как хорошо, что я носила на первых порах в кармане прикорм. Подозревая, что сейчас с берданкой в руках выйдет хозяин автомобиля, я поняла, сейчас на капоте будут лежать три трупа: Казана, мой, а кошачий будет лежать поверх наших с ним тел. Быстро выхватила кусок сыра из кармана куртки (примечание: за кусок сыра мой пёс мог продать родную маму), и так же шустро ретировалась. Доносившиеся крики и проклятья за моей спиной доказали правильность моего решения. Без трупов не обошлось бы.
Ещё у Казана появилась маниакальная страсть пылесосить улицы. Чего только я не вытаскивала из его пасти. Он обладал ураганной мощью. Сверхмощный пылесос, с мощным мотором и большой силой всасывания на щечках со щеточкой. Использовать такую мощь можно, лишь, будучи уверенным, что, несмотря на сильный поток воздуха, частички пищи не покинут пределы мешка-пылесборника-собаки. Обычно при использовании лайко-пылесоса возникает вопрос: «А насколько шумно он работает?» Он работал бесшумно и очень быстро. И все это благодаря специальной системе шумоподавления, которая не нарушит сон членов стаи.

Одним из примеров может послужить вот эта история. Однажды осенью, мы мирно гуляли на собачьей площадке, делясь впечатлениями прожитого дня, когда Казанчик пошёл носом по земле. Никто особо не обратил на него внимания, ну бегает псёнок и ладно. Только у меня в голове забродили смутные сомнения. Решила понаблюдать за ним. Смотрю притих. Наблюдаю дальше. Начал красться серой тенью к потенциальной добыче. Сначала подумала, что он вынюхал голубя, или ворону. Птичек он всегда очень уважал, однако дело обстояло иначе. Дабы не возмутить спокойствия не только хозяев, но и собачьих братьев, Казан не стал показывать, что его что-то там заинтересовало. Умом и сообразительностью он отличался с глубоко детства. Мы бы и не увидели ничего интересного, если бы в тот исторический момент, его дружок цверг не пригляделся внимательнее к Казану, и не решил проверить лично, что это там серая, наглая морда вынюхивает на горе в кучке прелых мокрых листьев. Билли знал, что ничего просто так не происходит, бодро подскочил к куче и резко сунул бороду в середину. В ответ раздался утробный рык: «Нельзя дать всем всё, ибо всех много, а всего мало.»
Собственно, на рычание мы и обратили внимание, вместе с хозяйкой цверга, когда тот, оскалившись, резво отскочил от Казана и рванул по пересеченной местности назад. Он не захотел дальше связываться, с агрессивно настроенным дружком. Билли был очень умён. Знал, когда стоит настоять на своём, а когда – нет.
В глазах лайчонка полыхала зеленая ярость. В его пасти торчал средних размеров полиэтиленовый пакет с какой-то дрянью внутри. Содержимое пакета, запах объясняли нам, это скорее всего, не доеденный бомжами ленч, причём недельной давности. Охнув про себя, понимая, что глиняную горку вот так за пять секунд не взять, мы с подругой решили с двух сторон сделать крабий захват юной обжоры. Тут уж подруга не удержалась и вспомнила четверостишье Леонида Филатова из знаменитого произведения «Про Федота-стрельца, удалого молодца»:

Так и зыркает, подлюка,
Чтобы стибрить со стола!
Он тебе — все "йес" да "йес",
А меж тем все ест да ест.
Отвернись — так он полгорки
Заглотнет в один присест!

Да уж энтот твой Казон,
Потрескать вовсе не дурен,
Сунь его в воронью стаю —
Отберет и у ворон.
С виду гордый — "я-а" да "я-а",
А прожорлив, как свинья,
Дай солому — съест солому,
Чай, чужая — не своя!..

Мы карабкались на гору с возможной для нас скоростью, но надо учитывать, на нас были надеты толстые свитера, куртки, чуть ли не ватные штаны и огромные сапоги, так как грязь стояла, непролазная. Казан же глядя на наши потуги взятия мокрой глиняной преграды, медленно заглатывал полиэтиленовый мешок. Сперва он ел его медленно, по мере сокращения расстояния с нами, челюсти собаки ходили все быстрее, в момент, когда я его почти уже схватила, он сделал судорожное движение головой, сжал покрепче челюсти и последний кусок полиэтилена, медленно поехал по его пищеводу.
Вы, когда-нибудь видели, как рука по локоть уходит в пасть любимца? Страшное зрелище.
Одной рукой я держала разжатую, но сопротивляющуюся, клацающую челюсть, другую по запястье воткнула любимцу в горло. Ну и что? Да ничего. Не ухватила ни кусочка. Из пасти на меня смердило дыхание достоисторического существа. Глаза пса были выпучены и довольны. Я взмолилась: «Господь, исцели этот хребет, сделай его прямым и пусть он никогда не сгибается…»
Отпустив пылесос, я горечью обнаружила, что от меня воняет чем-то тухлым. По руке скользила слизь. Зато на нас с подругой воззрился ангел. Сытый ангел. Голод прирожденного охотника и неудовлетворенное любопытство.
- Ну и что делать, - спросила я хозяйку цверга, как скоро у него начнётся агония?
Подруга, поразмыслив, дала пару дельных советов:
- Дай дома подсолнечного или вазелинового масла, если не выйдет, следи за поведением.
Дальше пошло описание симптоматики заворота кишок, которые обладая повышенной мнительностью, я тут же прочувствовала на себе. В животе скрутило, появилось ощущение, что я раздуваюсь, как шарик, закачиваемый газом. Глаза выпучились, подруга же продолжала вещать:
- Расслабься и пусть вас тащит по течению. Все равно спасения не будет, даже если ты прямо сейчас бросишь эту собаку, этот город, этот материк, планету и эту галактику навсегда... Смотри симптомчики. Помнишь две недели назад? Он уже ел пакет. Через неделю вышел беспрепятственно. Ждите.
По моему лицу поползла кривая усмешка. На второй день кончик пакета показался на выходе. Всё это время Казанчик оставался бодрым и веселым.
Помимо всего прочего, к пяти месяцам Казан взялся охотиться не только на котов и птичек, но и на наши ноги. Дома после прогулки он отдыхал, ел, немного спал и начинал загонять зверя. Залегал где-нибудь в углу, видимо, насмотревшись у кошки, как это делается, и вылетал с рыком из засады впиявливаясь чешущимися зубками в наши ноги. С этим мы боролись долго. Была и ещё одна неприятная привычка. Как только мы заходили в квартиру, он кидался нас обожать и встречать, и с каждым днём его толчки в наши бренные тела, становились всё более ощутимы. Пришлось взяться за процесс воспитания. А вот тут у нас всё не здорово получалось. Как ни наступали мы ему на задние лапы, когда он передними вставал на нас, как не пытались бить его коленом в грудь, всё было без толку. Книжки по кинологии я забросила подальше, поняв, что они мало мне помогут. Кинулась звонить по кинологам, да по дрессировочным площадкам, кто бы меня взял с моим оболтусом, позаниматься. Три совершенно независимых друг от друга кинолога в один голос, дружно послали нас к егерю, и только туда. Каждый из них, видя наше сокровище, ставил вопрос прямо: «Мы собаку переломаем, но это будет забитое существо, исполняющее команды. Пары энергии, вырывающиеся из этого пса, нужно спускать на охоте и притравках по зверю. И вообще, зачем мы взяли в городскую квартиру, агрессивного охотничьего пса, нуждающегося в активном образе жизни.» С кинологией мы успокоились.
На площадке у нас тогда гулял один охотник, у него тоже была лайка, правда, русско-европейская. Звали его кобеля Пыжик. Пыжик был рабочим псом. Андрей Владимирович предложил начать месяцев с семи возить Казана на притравки в Подмосковье, что из этого вышло расскажу дальше. Мы поняли одно - Казану нужно настоящее дело. Он от природы обладал потрясающими жизненными силами. Его энергии с лихвой хватило бы на две собаки. И буквально через месяц, мы получили тому подтверждение. Казан в первый раз решил попробовать на вшивость своих хозяев.

Глава шестая
Иерархия

В шесть месяцев у Казана появились новые зубы. Красивые и блестящие. Он ими так и сверкал. Пёс и сам был ужасно доволен новым приобретением. Пища теперь кусалась замечательно, палки разгрызались моментально, кошка Кася при виде его улыбки забиралась повыше. Он подрос, возмужал и начал пытаться на улице поднимать заднюю лапу, как взрослый кобель. Однако, по-прежнему, пока ещё делал свои делишки дома. Погуляет-погуляет и домой всё принесет. Частенько раннее утро у нас начиналось с криков супруга, наступившего спросонья в очередную лужу. Ладно лужу… бывало и похуже куда наступит. А лужи становились всё больше и больше. Энергия из молодой лайки била ключом. Мы приступили к домашней дрессировке, на предмет освоения основных команд: дай лапу, голос, сидеть, лежать, ко мне, фу.
 Сидеть, лежать, взбрехивать по команде и давать лапу Казан научился быстро. Лучшим стимулом для него всегда был сыр. Беда состояла в другом, за сыр он делал всё, без сыра - ничего. Можно было обораться, толку не было, никакого. Я пыталась показывать ему все команды на личном примере, но, сколько не садилась вместо него, сколько не ложилась, сколько не подавала голос, Казан смотрел на меня, как на умалишенную. Кончилось всё тем, что собственный супруг, увидев меня лежащую на полу и гавкающую, заявил, что пора меня лечить в специализированном учреждении с незатейливым названием «жёлтый дом», никаких сомнений относительно моего здоровья, у него не осталось. Он расписал мне всю дальнейшую перспективу Красивые молодые мальчики приезжают по вызову, быстро оценивают ситуацию, и увозят в зеленой карете.
На улице дело с командами обстояло ещё хуже. Самое ужасное было с команду «фу». При резком выкрике «фу», Казан не только не собирался исполнять команду, он принципиально становился глухим. После того, как я «фукая» сорвала голос, пришлось немного угомониться и думать, как же всё-таки, выходить из положения.
На прогулках стала приставать к хозяину Пыжика, с вопросами, как мне себя вести? Андрей Владимирович всю жизнь содержал охотничьих собак, и можно сказать, на лайках – собаку съел. Внимательно выслушав мои проблемы, он говаривал:
- Буквально сегодня Пыжик издевался над моей восьмидесятилетней тещей. Он не даёт ей спускаться с дивана, когда нас с женой нет дома, и рычит на старушку, если она пытается свесить ноги с кровати. Отлупил его хорошенько. Даже за задние ноги подвесил и потряс. Ну и что? Пыж обиделся на меня, но ведь завтра он опять на неё охотиться начнёт. Поэтому слушай сюда. Как только твой пёс, а он вот-вот начнёт, возьмётся на вас порыкивать, пресекай это дело сразу. Иначе, всех перекусает. Поверь мне! Лайке, тем более кобелю, нужна очень твердая рука. Желательно мужская, но, как я понял, твой супруг приобрёл тебе развлечение, а сам продолжает любить свою кошку? Так? Кстати, кошка ещё жива?
Я усмехнулась:
- Пока, жива. Всё так. Но супруг сразу сказал, я к собакам равнодушен, теперь у тебя есть пёс, вот и занимайся с ним.
Андрей Владимирович обомлел:
- И он приобрёл тебе охотничью лайку? Замечательно! С охотничьими лайками не всякий здоровый мужик справляется, а он женщине доверил. Ну-у… что я могу тебе сказать, или ты всё выдержишь сама, или собаку придётся отдать.
Я ужаснулась:
- Как это отдать? Я же его выкормила с полуторамесячного возраста? Между прочим, мы кушаем всё самое лучшее. Мясо вдоволь, рыбу отварную раз в неделю, творог, каши, два раза в неделю яйцо, тёртую морковку с яблоком, кальций принимаем, всё это сбрызгиваем подсолнечным маслом. Да он растёт, как на дрожжах!
Андрей Владимирович внимательно посмотрел на меня:
- Да-да. Про украденные дрожжи я помню. А теперь серьезно. Срочно занимайся воспитанием пса. Когда перекусает всех, тогда узнаешь, почём фунт лиха.
Разговор наш прервал очередной конфликт на собачьей площадке. Гулял у нас в ту пору метис лайки, серый, наглый и очень воинственный пёс по кличке Дик. Хозяйка своего Дика обожала, но справляться с ним не умела. Дика постоянно видели в разных концах района, он был знатным бегуном на длинные дистанции. О! Знала бы я сама, что в дальнейшем ждёт меня по этому поводу. Дик был очень задиристым псом, и сейчас, зайдя на площадку, столкнулся с московской сторожевой Бари. Кто и что из них сказал друг другу, мы не поняли, но результат их беседы впечатлил всех. Случилась драка. Первым бросился сторожевик Бари, пытаясь массой подмять под себя Дика. Хозяин Бари, молодой человек в очках, страшно гордился своей мощной собакой и теперь, улыбаясь смотрел, как Барюша мочит Дика, но он плохо знал Дика. Дик применил такой приём, который у нас остался в легендах. Упал на спину, чего собаки никогда сами в драках не делают, Бари над ним наклонился, чтобы схватить его за брюхо, и вот тогда, Дик, со всей мощи схватил мёртвой хваткой огромный кожаный нос сторожевика. Бари орал так, что из окон высунулась добрая часть сталинской высотки. Нам пришлось осторожно отрывать Дика от носа Бари. Когда это удалось, нос Бари превратился в кровавое месиво. С того дня Бари больше никогда Дика не замечал. Расстройству хозяина Бари не было предела. Он только что не плакал от огорчения и злости на своего охранника. Приговаривая, что и Казан, гадёныш, вырастет такой же скотиной, и не ошибся.

О Бари и его хозяине стоит рассказать отдельно. Не зря говорят, что псы похожи на своих хозяев. Оба были большие любители пива.

История о Бари

Бари был молодым огромный псом породы московская сторожевая. Рыже-белая шуба, большая голова, коричневые уши, свисающие по бокам головы, яркие карие глаза. Спокойный, уверенный в себе пёс, с мудрым взглядом. Впрочем, мудрость в глазах Бари, скрывала бесов внутри. Хозяин в нём души не чаял. В нём сквозила гордость за свою собаку. Приходя на собачью площадку, он часами рассказывал о своём любимце.
Как-то раз хвастался-хвастался "барин папа" о том, какой большой, какой сильный (самый-самый сильный), какой бесстрашный у него пёс, - ризен, мол, ерунда, лайка и того хуже, и нет дескать собак равных по уму и силе московской сторожевой, ну, разве что, бойцовые породы и дохвастался.
В тот день мы встретились с хозяином Бари на асфальтовой дорожке, ведущей к собачьей площадке, он в очередной раз начал нам рассказывать о своей собачке, и пока договаривал фразу: «Барюша, любого возьмет. Никому не уйти от такой собаки... Один вид этого колосса, убьет любого насмерть. При виде его народ анализы сдаёт…», как на дорожку, ведущую к месту, где в травке копался Бари, вышла абсолютно пьяная девица и обвела мутным взглядом присутствующих. Мы попали в её фокус. Наши собаки: ризеншнауцер, цверг, лайка были на коротких поводках, и не представляли для неё угрозы, сам же сторожевик сосредоточенно копал ямку.
Девушка была настолько пьяна, что даже мы увидели в её глазах вместо одной дорожки две. Дама явно решала дилемму, по которой из них идти. Дорожки шли параллельно, на обеих было шесть человек и шесть собак. Фокус не сводился. Русскому человеку, вообще, часто по вечерам тяжело фокус наводить, но эту национальную особенность, мы опустим. Грязно выругавшись, младая дева, рявкнула: «А-… ну-у...трах-тах-тах…разойдись! Пройти нельзя, порядочному человеку!»
Хозяин Бари напрягся, осознав, что вот сейчас, сейчас он и продемонстрирует остальным, какой у него пёс. Другой такой возможности, может, и не представится. Пусть хозяйки ризена и лайки, воочию увидят, что такое московская сторожевая в деле.
- Бари! Взять нарушителя!
Бари поднял от ямки невинные огромные глаза, посмотрев с недоумением в сторону папаши:
- И чего, мы так орем?
Хозяин Бари, напрягался:
- Бари, чужой! Остановить нарушителя!
Наши собаки зашлись лаем. Мы их еле держали, а хозяин Бари, всё не унимался. Сторожевик же явно тормозил. Наконец, он медленно оторвался от ямки и пошел в сторону шатающейся девицы. Затем не спеша повернулся, внимательно посмотрев на хозяина. Глаза его говорили: «Может, не надо ее брать, она и пахнет-то отвратительно». По лицу хозяина понял: «Надо!»
Девушка, тем временем, старательно, наводила фокус на огромную собаченцию, двигающуюся в её сторону. Наконец, уразумев, что пёс идет точным курсом на неё, она раздвинула на всю ширину руки в стороны, вдохнула грудью побольше воздуха и, собрав все силы, чтобы не упасть, с диким криком: « А-а... Убью!» побежала на Бари.
У бедного Бари приключился нервный тик. В его глазах запрыгали стрелочки, отсчитывая секунды до убиения. Увидев, что девицу никак не обойти, он развернулся назад и сигнальной ракетой рванул к хозяину. Добежав до "предводителя войн" с алкоголиками, Бари спрятался за ноги хозяина, и тихонько высунул большой кожаный нос между его коленками. Нос был горячим, огромная голова нервно подергивалась.
Дикий хохот потряс старушек, дремлющих на ближайшей лавочке. Девица, добежала до торчащего носа Бари, остановилась, зашаталась и уставилась на коленки оппонента, до последнего пытаясь сохранить равновесие. Человек звучит гордо, а пьяный человек, да еще женского полу устоявший на двух конечностях, целящийся кулаком в кожаный нос собаки, торчащий между двух ножонок хозяина - это виртуоз природы.
Бари понял, что сейчас получит в пятак. Хозяин попытался воззвать к разуму девицы, но эта сторона её уже не интересовала. Её задели, её травили собакой, в ней пылал праведный гнев. Мадам медленно перевела взгляд вверх, сжала кулак покрепче, и выставила его перед собой, уставившись на поблескивающие, запотевшие очки хозяина собаченции. На её лице, появилась счастливая, детская улыбка: «Что там нос? Врезать по очкам, куда интереснее.»
Замахнувшись, девица собиралась опустить кулак ровно в пенсне, но её от замаха занесло в сторону и, запнувшись о бортик асфальтовой дорожки, она села на пятую точку. Ситуация разрешилась неожиданно. Мимо проходил вполне трезвый молодой парень, который принялся поднимать пьяную девицу, а хозяин Бари, схватив питомца за шиворот, выставил средний палец руки, поправил на носу очки и, откланявшись, с несущимися на голову сторожевика проклятиями, отправился домой.
Остальные участники драмы икали от хохота. На зелёной травке кувыркались молодой человек и амазонка. Поднять девицу с первого раза парню не удавалось. За первой попыткой следовали вторая, третья. Борьба нанайских мальчиков увлекательное зрелище. Наконец, девушку переместили на лавку к старушкам, чем доставили им большое удовольствие. Теперь они принялись живо обсуждать молодых женщин: «Дескать, славянки издревле считались крепкими, не всякий и мужчина- то - справиться с нашей российской женщиной. А очкарику-то досталось…и поделом ему.»

А Казанчик всё мотал себе на ус. Он пока побаивался метиса Дика и не лез к нему, предпочитая, проводить время с Билли и добряком Кешкой. Прошло немного времени и в компании наших собак появился ещё один товарищ. К нам на собачью площадку пришла новая девушка с молодым тигровым боксерчиком. Он был на пару месяцев старше Казана и Билли. Дэе был веселым, любил поиграть и всякие гадкие шуточки лайчонка и цверга, очень ему нравились. А шуточки у двух поганцев были свои. Во-первых, они обнаружили дырку в сетке рабице огораживающей собачью площадку, и теперь, спокойно во время прогулки вылезали за её пределы, а потом втихаря возвращались назад. Мы бы никогда не узнали об этом, если бы в этой дыре не застрял Кешка, который тоже захотел пойти погулять без хозяйки, а дыра для него оказалась маловата. Во-вторых, юные разбойники охотились из засады на Бари, немецкую овчарку Арго и русско-европейскую лайку Пыжика. Взрослые псы их пока ещё терпели, но было видно, что терпение скоро закончится. В-третьих, оба любили подшутить над людьми, считая, что можно построить не только себе подобных, но и «человеков» тоже.
Казан разбегался, подпрыгивал за спиной человека, срывал с его головы шапку, и начинал носиться с ней по всей площадке. Билли, естественно, его всячески поддерживал, помогая на бегу удерживать трофей. Сами понимаете, в каком виде шапки возвращались владельцу. Потом Казан научился отбирать у детей, а у нас на собачьей площадке иногда гуляли дети вместе с родителями (не грудные, конечно, в основном а подростки), игрушки. В частности, у внучки хозяина белой боксерши Кристы, Казан отобрал дорогущую куклу Барби. Он нам такие гонки по пересеченной местности устроил, что мы долго вспоминали об этом инциденте. В итоге, дети больше игрушки с собой не брали, если видели на площадке Казана. Мне его выходки стоили больших нервов.
С воспитанием у нас дела продвигались крайне туго. Дома пёс все команды выполнял без запинки. На улице тоже выполнял, если бы не было «если». Слово «если» включало в себя: бежит кошка или крыса, едет велосипедист или мотоциклист, бегут мальчишки с палками или не дай бог, на встречу идёт, какой-нибудь незнакомый кобелишка. На самом деле этих «если» было гораздо больше. Проще говоря, пока пёс не завёлся, он всё понимал, всё соображал, но стоило ему войти в раж, это становился неуправляемый пёс, гнущий свою линию до последнего. Это принесло как много плохих последствий, так и много хороших. Иногда эти черты спасали нас от неприятностей. Умение принять решение в разрез с мнением хозяина, не каждая собака, может себе позволить. Казан никогда не боялся наказаний. И даже будучи наказанным, оставался при своём мнении, что и показывали его дальнейшие действия.

О хулиганстве

Однажды был у нас такой случай. Цверг Билли помогал белой боксерше Кристе снять тренировочные штаны с хозяина. Криста не хотела идти домой, никому не давалась в руки, и Билли подсказал ей, как можно обезоружить её папашу. Забежал сзади хозяина Кристы, потянув его за штанину треников. Криста посоображала пару минут, и приняла кардинальное решение, схватив сзади треники за резинку охватывающую талию её любимого хозяина, после чего мощно рванула штаны вниз, полностью оголив нижнюю часть папаши. Хозяину стало не до боксерши, теперь, он лихорадочно пытался прикрыть срам, в итоге, играя собственными штанами в весёлую игру «перетяжка». Славно тогда все повеселились.
Кстати, Кристу хозяин в течение всей её жизни, никогда пальцем не тронул. А поскольку он был стопроцентным прибалтом и, несмотря на то, что в Москве прожил уже более тридцати лет с русской женой, говорил с акцентом, поэтому в тот день на площадке, было крайне весело. По округе разносился голос: «Крыста плохая дэвочка.»

Воспитание Билли Бонса, тоже шло не лучшим образом. Сколько хозяйка не наказывала его за буйное поведение, Билли оставался самим собой. Наказывали его так. Хозяйка брала его за шкирку и подвешивала высоко над землей. Правда, на самого Билли это особого впечатления не производило. Он болтался маятником из стороны в сторону, и угрюмо молчал. По истечении наказания, через пять-десять минут, по площадке носился прежний разбойник, полный огня и шкодства.
И вот однажды наш Казан задался вопросом: «А не показать ли Вам, дорогие хозяева, кто здесь альфа?» и начал пробовать нас на вшивость, начав проверку с моей дочки.
Однажды, будучи дома, стал приставать к дочке со своими игрушками (у него была куча теннисных мячей, всякие пищалки), чтобы она покидала ему мячик, палку, ещё что-нибудь. Дочка стала кидать ему всякую всячину, и тут, якобы в игре, Казан налетел на неё и укусил зубами за ногу, после чего сразу же отскочил, как будто ничего не было. Дочке тогда было всего семь лет, она заплакала, на ноге появилась кровь. Когда же я прибежала в комнату, пёс сделал вид, что ничего не происходило. Начал меня обхаживать со всех сторон, хвостом вилять, руки лизать: «Мол, она сама на сучок напоролась.» Однако, я всё поняла. И будучи морально готовой, к сюрпризам, поступила с ним так. Попросила дочку перестать плакать, а она у меня очень терпеливая девочка во многих отношениях, взяла её за руку, подвела к Казану, положила её руку ему на загривок, и резко своей рукой, воткнула его в землю. Казан зарычал, заартачился и попытался цапнуть меня. Честно говоря, я струхнула, но и понимала, что именно сейчас, должна буду сделать решающий шаг. Несмотря на грозное рычание, оскаленные и щелкающие зубы, трясущуюся рядом дочку, скрутила, что есть силы ему загривок, и села на него верхом, придавив его всем весом к полу. Казан извивался, аки уж на сковородке, пытаясь не только вылезти из-под меня, но и хорошенько цапнуть. Понимая его потуги, я для себя решила не слезать с него до тех пор, пока он не перестанет кочевряжиться и не смирится. Ждать пришлось несколько минут. Вынесенный урок был таковым. Казан видел, что дочка его может вздуть, но не совсем был в этом уверен. Со мной он временно затаился, решив испробовать следующую попытку, чуть позже. Сейчас на его счету была только одна ступенька, взятая вверх по лестнице иерархии, это кошка Кася. Второй ступенькой к его триумфу в стае должна была стать моя дочка, третьей я, поскольку «сука», и последним, надлежало добить вожака - моего мужа. И тогда он Казан Казанович Казанов, автоматически становился вожаком стаи.

Глава седьмая
Детско-юношеский максимализм

Лайка Казан взрослел. Ему исполнилось восемь месяцев. Он перестал делать свои делишки дома, научился гордо поднимать заднюю лапу, щедро орошая кусты, громко заявляя миру о себе. В восемь месяцев стал задирист к другим кобелям. Первое, что он предпринял на собачьей площадке, это жестоко подрался с Пыжиком. Подрался до крови. Дырки остались на память у обоих. С этого дня, мы гулять вместе с Пыжиком, не могли. В скором времени, мы вообще, мало с кем могли гулять: ни с двумя немецкими овчарками Арго и Бароном, ни с доберманом Диком, ни с метисом лайки Диком. Ещё чуть позже случился конфликт с московским сторожевиком Бари, который давно накопил раздражение на Казана, и теперь, хотел прибить не только его, но и меня, заодно. С остальными кобелями поменьше Казан держал нейтралитет, лишь бы не гавкали на него. Правда, на него поплёвывал черныш Генри, но он и не собирался выяснять, кто старший на площадке. Генри и так был уверен в себе. Он твёрдо знал, кто этот старший на самом деле. Суки в счёт не шли.
Зато у Казана теперь были хорошие друзья: Кешка, боксер Дэник, Билли Бонс. Вчетвером они строили всю собачью площадку. Вместе они начали ездить на длительные прогулки в Измайловский и Кусковский парки. Мы специально стали их чаще вывозить на пяти-шестичасовые прогулки, дабы спускать пары. Цверга мы обычно в дальние вылазки с собой не брали. Когда на дорожках парка появлялось трио, состоящее из молодых, крупных кобелей, многие собачники стали нас обходить стороной. Первая же вылазка в Измайловский парк, привела к хорошему результату, по воспитанию наших драчунов. Шкодили все трое неимоверно. Казан нашёл кучу лошадиного помёта и пришёл в такой экстаз, что тут же вспомнил о своих охотничьих задатках. Внутренним чутьём он знал: «Чтобы правильно начать охоту на дичь в парке, надо убрать свой запах, а как это сделать?» и поступил по-волчьи, извалявшись в конском навозе по самые уши.
Кто не знает, зачем это делают собаки, рассказываю. Псы, таким образом, изничтожают свой собственный запах. Это делается для подхода к потенциальной добыче с подветренной стороны. Добыча не должна ощущать запаха псины. Правда, многие городские собаки делают это исключительно для собственного удовольствия, но корни этого явления лежат очень глубоко.
Прогулка началась многообещающе. Все три пса, впервые попали в лес, и теперь, молча, растворились в кустах. Сначала они нанюхались новых запахов, потом поняли, что можно беспрепятственно рыть землю и пить из луж, потом души всех троих запросили приключений, а где их взять? И началась засадная охота на любых пробегающих, ничего не подозревающих собак. Кешка, Дэник и Казан вынюхивали жертву и неожиданно вылетали на неё из кустов, исключительно, с целью попугать. Первым они до смерти напугали среднего пуделя, который мирно нюхал цветочки, ожидая свою хозяйку. Потом шуганули спаниельчика. А вот следом они нарвались, хорошо. По узенькой тропинке парка шёл мужик с кобелем взрослой кавказкой овчарки. Шли своей дорогой, никого не трогая, когда на них вылетели из кустов три наших дуремара. Вылетели и обступили кольцом. Это они сделали зря, свою ошибку, поняли сами. Кавказец быстро сориентировался, вырвался из рук хозяина, и нацелился на Казана, который скакал перед его мордой, аки вошь на гребешке. Казан был нагл и самоуверен, но не идиот. Осознав, что дядя кавказец шутить не будет, лайкан тенью растворился в кустах. Кешка выработал другую тактику, он зашёл сзади кавказца, однако, увидев позорное бегство Казана, тоже отступил назад, растворяясь в тех же кустах. И только прямолинейный во всём боксёр Дэник, ещё постоял пару секунд, но тоже не рискнул нарываться в одиночку, и позорно покинул поле боя.
После этого случая, друзья стали осторожнее, но не более того. Драк они заварили много. Сейчас Вы скажете, а где же были Вы хозяева? Куда смотрели? Отвечу, зачастую мы просто не успевали добежать до места преступления, а водить собак по огромному парку на поводке было жалко, да и опыта у нас было маловато. У нас это были первые собаки, а как известно в такой ситуации, учиться взаимопониманию, приходится всем.
Вообще, ездили мы много, практически, каждый выходной. Бывали курьёзы, как в этой истории.

Бешеной хозяйке семь верст не крюк

Решили мы однажды с хозяйкой боксера Дэника съездить в парк Кусково. Собрались. Настроение отличное. Удивительно, но собаки всегда чувствую настроение своих хозяев, каким-то внутренним чутьём угадывая, что предстоит длительная прогулка. Оба пса что Дэник, что Казан знали, если мы берем с собой маленькие рюкзачки, значит, идём гулять надолго. По дороге купили себе копченую курицу, дабы не проголодаться, водички, и отправились к железнодорожной станции. Удобнее было добираться на электричке. Настроение у собакевичей улучшалось на глазах. Только вошли на платформу, смотрим идет электричка. Расписание мы посмотреть не успели. Я и говорю хозяйке Дэна:
- Поехали.
Она, словно почуяв что-то, почему-то засомневалась:
- Да ты не торопись, - говорит, - давай расписание посмотрим, вдруг электричка не останавливается в Кусково.
А на меня, то ли жара накатила, то ли ослиное упрямство, скорее всего и то, и другое, пру своё и всё тут:
- Поехали, там все электрички останавливаются. Ехать-то всего две остановки, может, одну проедем лишнюю, ерунда.
Думать было некогда, электричка остановилась, мы впрыгнули вместе с собаками в вагон, сели недалеко от двери, приготовившись выходить через остановку. Казан и Дэн ерзали на месте, словно заводные, в окошко тянуло незнакомыми запахами.
Чувствуем, что-то не так складывается… Электричка не только ход не сбавляет, она разгоняется. Смотрим, одна станция промелькнула. Мы переглянулись между собой, и я бодро выдала:
- Вот и отлично. Сразу остановимся в Кусково.
Однако по матюгальнику, раздался голос машиниста: «Уважаемые пассажиры! Электропоезд проследует до города Железнодорожного без остановок.»
- Ёкарный бабай… - только и вырвалось.
Хозяйка Дэна буравила меня глазами. Но поскольку она была по специальности доктором, и привыкла к разным пациентам, сдержалась, лишь по её лицу скользнула легкая улыбка, а голубые глаза хитро прищурились:
- Расслабься. Теперь до славного города Железнодорожного нам ехать не меньше тридцати пяти минут. Но собакам-то этого не объяснишь!
Боксёр и лайка рвались к выходу.
- Гулять, скорее гулять.
Запахи леса доносились в открытое окошко, а поезд на всех порах мчался вперед. Больше всех возмущался Дэн. Весь извёлся. Охал и стонал от нетерпения. Хозяйка, его успокаивала:
- Дэн, вот приедем в город Железнодорожный, сядем на электричку в обратную сторону, и погуляем. - Посмотрела на изнывающего лайчонка. - И ты не ерзай. И нечего на курицу косить. Её, пока, есть не будем. Ложитесь-ка вы ребята под лавки.
Собакам очень не понравилось наше предложение. Они не понимали, почему мы не можем остановить поезд? Мы, конечно, обсудили версию остановки поезда стоп-краном, но за это неминуемо попали бы в отделение полиции, и отделались немалым штрафом. А уж за гавканье на власти, штраф могли бы и утроить, поэтому, настроение у всех начало портиться.
Минут через сорок мы прибыли в город Железнодорожный и вывалились на платформу. Дэн и Казан рвались вперед:
- Скорее, скорее пошли, отсюда. Вон туда в кусты и дальше…
В этот миг раздался голос диспетчера: «Уважаемые пассажиры! Через пять минут с платформы номер три отправится электропоезд до Москвы.»
Ждать не пришлось. Мы поедем обратно в Кусково. Оглядевшись в поисках нужной платформы, поняли, чтобы на неё попасть, нужно быстро перебежать длиннющий мост, тогда через сорок минут мы будем в Кусково, с обратной стороны. Подтянув к себе поводки с собаками, мы начали заталкивать изнывающих псов на лестницу. Псовые дружно сопротивлялись. Дэн грозно загавкал, Казан утробно зарычал. Подгоняя их сзади пинками, вскарабкались на мост, протащили до их нужной платформы, приготовились к посадке.
Но тут снова раздался голос диспетчера: «Уважаемые пассажиры! В связи с изменением расписания, поезд до Москвы отправится с первой платформы через десять минут.»
Кинув взор в сторону указанной платформы, мы пришли в ужас, нам предстояло еще раз перейти мост, вернутся на ту платформу, с которой мы только что ушли, и там дожидаться поезда. Но вот как объяснить псам, что нужно еще побегать в жару по ступенькам?
Под злобное пыхтение любимцев мы снова потащились через мост. Спустившись на платформу номер один, мы десять минут с хозяйкой Дэна боролись за гордое звание «альфа». Началось выяснение с нашими питомцами, хотят ли они ещё куда-либо ехать? Оба огрызались, рычали и упирались всеми четырьмя лапами.
Пассажиры от нашей стайки, шарахались в разные стороны. Дэн поигрывал мускулами под тигровой кожей, Казан ненавязчиво показывал клычки: и нам, и публике. Подошла электричка. Затащив волоком собак в вагон, мы устроились в отдельном купе. Впрочем, желающих сидеть с нами и нашими раздраженными собаками, и так не было. Электричка разогналась, проехала одну станцию, не останавливаясь, вторую, когда раздался голос машиниста: «Уважаемые пассажиры! Электропоезд из города Железнодорожного следует до Курского вокзала с одной остановкой «Серп и Молот»». Это была как раз та остановка, на которой мы садились.
Пересказывать какой нервный смех начался у моей подруги, не буду. Сколько добрых и ласковых слов я услышала о себе, сколько яда проглотила? А уж какими глазами на меня смотрели собаки и подруга. Они мне припомнили всё. Вспомнили про Сусанина, хотя к полякам мои родственники, никакого отношения не имели. Единственное, что я смогла возразить на это: «Друзья, запомните два золотых правила психотерапии! Правило первое. Мелкие тревоги - это пустяк. Правило второе - все тревоги мелкие.»
Но отклика в их душах, конечно, не нашла. Подруга только съязвила, глядя на мою бодрящуюся физиономию, и широкую заискивающую улыбку:
- Покажите мне человека, у которого всё хорошо, и я найду у него шрам после нейрохирургической операции.
Чтобы хоть как-то загладить свою вину перед собаками, мы достали курицу и слямзили её, поделившись с боксером и лайкой. Когда мы прибыли на станцию «Серп и Молот», и выкатились на платформу, желания гулять уже не было ни у кого. В общей сложности мы прокатались два с половиной часа. Единственной отрадой в нашем путешествии, приятным воспоминанием о прогулке, осталась курица. Смачно плюнув на перрон, мы отправились восвояси, на свою собачью площадку. Впрочем, и там собаки гулять в тот день отказались.
Это небольшая зарисовка, но с поучительным моментом. К восьми месяцам жизни Казанчика, я поняла, что лаек нужно выматывать до полного изнеможения, именно тогда, с ними становится легче управляться, да и многих подвигов можно будет избежать, но это отступление.

В восемь месяцев Казан начал свои побеги. Он хорошо изучил все мои действия и привычки, и теперь правильно полагал, что, если, имеешь хорошие мозги, можно много достичь в этой жизни, не удручая свою дураковатую хозяйку, не обременяя её слабый ум, слишком активными действиями, которые она не в силах правильно истолковать. Побеги Казан совершал с регулярностью в два-три дня, занимавшие по времени не менее двух-трёх часов. Проворачивал он это так. Мы приходили на площадку, Казан делал вид, что он осматривает территорию, ждёт друзей, вынюхивает кошек, но, как только калитка отворялась, и в неё заходил кто-то из собачников, он пулей вылетал в калитку и скрывался со скоростью звука. За ним вылетала я, но догонять его было, все равно, что бежать за ветром. С этого времени я приобрела хорошую физическую форму, так как наматывала круги по району, боясь, что Казан, ввяжется в какую-нибудь переделку. Обычно, находила либо на помойках, где он копался в отбросах, либо гоняющимся за бродячими псами, с целью выяснить свои силы, и физическую подготовку. Точнее – подраться бегал.
И вот в один из таких дней, Казан убежал, а я никак не могла его найти. Обежав уже в четвертый или пятый раз весь микрорайон, обойдя все подворотни, все стоянки машин, где могли быть псы, охраняющие эти самые стоянки, рыдая, что не справляюсь с собственной собакой, я пробегала мимо большой заброшенной, точнее «замороженной» стройки и услышала громкий собачий лай. Сообразив, возможно, Казан там заварил очередную кашу, влезла под забор стройки. Ворота были наглухо закрыты. И наткнулась на прелестную картину. Рядом с большим котлованом сидела огромная стая бродячих собак, в количестве восьми-девяти крупных, разномастных псов. Псы сидели кругом, в центре круга стояла течная сука, на которой висел Казан. Весь всклокоченный и с помятой шерстью. Процесс женитьбы шёл полным ходом. Пёс развязался в почти, что детском возрасте, безо всякой помощи секс инструкторов. По его виду было понятно, что даму сердца он отбил в борьбе, что он весь покусан, и что псы, больше с ним связываться не желают, а поэтому уступили ему пальму первенства. Сука была страшной, облезлой и в годах. Сунулась было снять его и наказать, но не тут-то было, вся стая развернулась ко мне. С глухим рычанием, псы начали прижимать меня назад к воротам забора, куда я благополучно и вылезла, понимая, что здесь на стройке, мои кости найдут не скоро. Так и просидела у ворот, не помню сколько времени, пока, не закончилась свадьба, после чего под воротами показалась довольная ушастая голова Казана. Обругала его, треснула поводком, но он даже не обратил на это внимания, лишь покорно подставил шею, чтобы я прицепила поводок, и сам пошёл домой. Дома он навернул хорошую миску еды, и завалился спать, оставив меня в глубоких размышлениях. Тогда у меня закралась плохая мысль: «Наверное, не справлюсь с этой скотиной! Придётся его отдать какому-нибудь охотнику.» Угу… Семена любви были посеяны глубоко.

Глава восьмая
Друзья и подруги

Друзей не может быть много. Лучшие друзья приходят в юности и остаются с нами до старости. Так сложилось по жизни и у лайки Казана. Тремя наиболее близкими друзьями ему стали: ризеншнауцер Кешка, цвергшнауцер Билли Бонс и тигровый боксер Дэн. Были у Казана и другие друзья, были попытки подружиться с другими собаками, но они оканчивались по-разному: где дружбой, где нейтралитетом, где мордобитием. Хотя бывали драки и между тремя друзьями. Само собой, разумеется, дружили собаки, дружили и владелицы собак. Вот об этом и пойдёт рассказ в этой главе. Сначала я немного расскажу о характерах трех лучших друзей Казана.

Билли Бонс или храброе сердце льва - в маленькой груди цверга

Все-таки немецкие породы отличаются от российских, китайских, японских, итальянских, английских и других. Похоже, собакевичи приобретают национальные черты, свойственные определенной группе населения нашей планеты. Возьмем немцев: высокие, сильные, крепкие, уверенные в своих силах, достаточно прямолинейные по характеру, и самое главное, послушные дисциплине. У немца самое главное - порядок. Этими качествами отличаются, и немецкие собаки: громким голосом (шнауцеры, таксы, доберманы, ротвейлеры, немецкие овчарки, боксёры и доги), статью, хорошей дрессируемостью. Они крепки, бодры, веселы, уверены в своих и чужих силах, и конечно, очень смелы.
Все из выше перечисленного присутствовало у цвергшнауцера Билли Бонса. Всё, кроме железной дисциплины. Таким разбойником был этот пёсик, каких ещё поискать надо. Розовый язычок из пастишки маячком, ушки на макушке, борода и усы круглосуточно в боевом положении, хитрые глазёнки, из-под модной челки, так и сверкают: «Чтобы еще такого сделать? Как бы повеселиться, чтобы день не прошел, зря?». С самого утра Билли мучился вопросами.

Расскажу об одном случае. В один из вечеров Билли крупно повезло с весельем. Он возвращался с хозяйкой с прогулки домой. Как и обычно этот маленький пёсик бодро семенил лапками, боево топорща бороду и усы. Гусар! Путь маленького разбойника лежал мимо больших труб теплотрассы, около которых пригрелись три, довольно крупные дворняги. Они мирно дремали под трубами, пока их покой не нарушил Билли Бонс. Дворняги вскочили и ринулись на нарушителя. Да с таким взбрехом, что хозяйка от неожиданности выпустила поводок из рук. Билли был счастлив: «Гусары устоят!»
Пёсик затрясся мелкой дрожью. Нет, не от страха, а от спортивной злости. Кто держал эту породу, прекрасно представляют, что шнауцер, это не порода - это состояние души. Борода маленького бойца заходила ходуном. С рёвом, достойным рабочей таксы в норе при захвате барсука, Бонс бросился в атаку. В середину стаи шаровой молнией ворвался сгусток мышц. Дворняги от такого хамства замолчали, а затем с визгом бросились врассыпную. Храбрый цверг выбрал самую крупную псину и погнал её, как львица зебру. И тут ему свезло. Один из псов не выдержав напора, решил пролезть между трубами теплотрассы, где плотно застрял. Перед мордочкой цверга, замаячил мишенью, черный зад с хвостом-поленом. Искушение было велико. Маленький разбойник зверски вцепился в штанину дворянина. Застрявший пёс взвыл дурным голосом, взывая к небесам о спасении. Но Билли повис на анналах оппонента мертвой хваткой, сжимая зубы крепче и крепче. Все это происходило в считанные секунды.
Увидев это безобразие, хозяйка спохватилась, крепко взяла Билли за задние лапы, попытавшись отодрать его от несчастного дворянина. Однако, у неё ничего из этого не вышло. Для чего выведена порода «сверхшнауцеров»? Правильно! Крыс ловить! Подумаешь, крыса размером со среднюю лайку. Главное, правильно захват сделать.
С грехом пополам, хозяйка все же оторвала его от филейной части дворняги, но сам боец продолжал яростно трястись и переминаться на лапках. Ей ничего не оставалось делать, как взять шкодника на руки, и нести его домой, успокаивая нервную систему.
Любая заварушка, случающаяся на собачьей площадке, или по пути домой, не обходилась без участия маленького бесёныша. Билли всегда мог постоять за себя и за других. Более того, этот маленький пёс, однажды, спас свою хозяйку от гадюки. Загрыз змею прямо на грядках, где хозяйка обрабатывала цветы.
Билли неоднократно начинал на собачьей площадке драку с псами, много крупнее его самого, зачастую, его просто приходилось вытаскивать из общей кучи «драчующихся», пока его просто-напросто, не затоптали в общей сваре. Он прожил длинную жизнь, пятнадцать лет, и очень тяжело уходил, пролежав последние два месяца полностью парализованным. Но он оставил о себе память у всех наших собачников. Его запомнили красивым, умным и очень смелым пёсиком.

Вторым другом Казана - был ризеншнауцер Кешка. Ризен был на полтора года старше. Красивый, огромный, сильный, черный пёс, обладающий очень миролюбивым характером. Кешка терпеть не мог всяческих драк и, по возможности, всегда их избегал. Любил покушать, своровать вкуснятину, выпить пива и погорланить в своё удовольствие. Настоящий немец. В драки ввязывался только тогда, когда необходимо было кого-либо защитить. Даже когда ему привели невесту, Кешка ужасно растерялся. Эту слёзную историю, хочу поведать Вам.

О вязках. Для взрослых.

Однажды нам с подругой пришлось вязать её ризена Кешку. Вязать, в переводе на человеческий язык – сыграть свадьбу. Так случилось, что Кешку увидела на улице хозяйка очаровательной ризенши, а так её девочка была в самой поре для выхода замуж, то она и попросила, чтобы отцом будущих детей стал Иннокентий. На самом деле Иннокентий был вовсе не Иннокентий, а Кельвин-ван……, очень длинное звание имел по паспорту. Сам Кешка невесту не просил, к сожалению, эти вопросы решают хозяева.

Назначили день свадьбы, пригласили инструктора по вязкам. Подруга попросила меня, на всякий случай, прийти на сие событие, так как, возможно, понадобится помощь. Честно говоря, я слабо себе представляла, что из этого выйдет, но отказать было нельзя. Наступил день женитьбы Бальзаминова, тьфу, Кешки. До этого его не вязали, от хозяйки он не убегал, а посему, представления о взрослой жизни имел, весьма смутные.
Свою невесту до этого дня никогда не видел. В назначенный день и час в квартиру к Иннокентию, смерчем ворвалась бородатая брюнетка с озорными глазами. Все знают, ризены собаки крупные, с нордическим характером, отважные, смелые и не дураки подраться. Кешка был полной противоположностью другим немецким представителям в своей породной группе. С детства обладал робким характером и не выносил драк. Никогда в них сам не ввязывался, и любил гулять в компании других кобелей. Правда, он страдал другими наклонностями, не свойственными шнауцерам: обожал подбирать всякую гадость с помоек, активно собирал пластиковые бутылки, неоднократно был застигнут за воровством продуктов со стола, умыканием пластиковых бутылок с пивом. Само пиво Кешка не любил. Он любил процесс отъема хлебного напитка у хозяев. Любил игру «веселые старты», потому что после изъятия пива, за ним стаей гонялись гомо сапиенс. С собачьими же девушками, ризен был всегда галантен, никогда к ним особенно сильно не приставал, если что, с упоением вязал подрастающих щенков. С робостью у него были связаны и неприятные моменты жизни, его умудрялся построить на счет раз, братан Билли Бонс. Билли каждый день демонстрировал Кешке, кто первым будет кушать, и кто первым будет знакомиться с дамами. При непослушании Кешки, цверг кусал его под бубенцы, после чего Кешка смиренно садился или старался уйти куда-нибудь в сторонку. Зная, какие непростые отношения между ризеном и цвергом, зная, о предстоящей вязке, Билли отправили в гости. Все понимали, что жениться цверг ризену не даст, так как сразу же оккупирует даму и, выпросив у хозяев табуретку, приступит к бракосочетанию сам.
Мы все собрались в доме у Кешки в ожидании инструктора. На мои вопросы:
- На кой чёрт такому здоровому парню, как Кешка нужен инструктор?
Подруга отвечала:
- Ты же знаешь, какой Иннокентий у нас робкий. Ему надо помочь!
Наконец, инструктор прибыл. Это был крепкий молодой человек в очках, с перебинтованной от локтя до запястья правой рукой. На наш вопрос:
- Что с рукой?
Инструктор бодро ответил:
- М-м… Вчера неудачно вязал ротвейлера. Злобный гад, попался.
Хозяева ризенши, и мы с подругой, тихонечко усмехнулись уголками губ: «Посмотрим, посмотрим на инструктаж. Ризены собачки не простые.»
Пока мы знакомились с инструктором, невеста исследовала квартиру жениха. Отогнав рыком Кешу с прохода, поела мяса из миски хозяина, попила водички, и теперь играла в Кешины игрушки. Инструктор протрубил общий сбор, приказав всем построиться: «Значится так. Сейчас хозяева невесты берут ризеншу в оборот, и ставят её на позицию. Хозяйка ризена торжественно ведёт жениха на знакомство и бракосочетание.»
Мы постарались исполнить данные нам указания. Хозяева отловили ризеншу, она была очень недовольна, и прочно зафиксировали её посередине комнаты. Мы с подругой, соответственно, отловили Кешку, и повели его к даме. Но как только Кешку пододвинули под нос ризенши, дама скривила лико, и со всей дури рявкнула на будущего супруга:
- Пошел, вон! Дурак! Сунешься ближе, бороденку вырву.
Кешка, в ужасе отскочил в сторону, прижимаясь к собственной хозяйке: «Мадам, не улыбайтесь - это страшно. Не хочу жениться. Она противная-я-я… Пусть катится туда, откуда пришла. Пусть игрушки мои, не трогает. Чего зыркаешь, подлюка! Не очень-то хотелось с тобой знакомиться.» Развернулся и галопом понесся в соседнюю комнату.
За ним рванули мы с подругой, включая, инструктора по вязке. Втроём зажали жениха в угол. Пёс тряс бородой, сел, и вообще не желал выходить из помещения. Секс-инструктор присел перед собакой и начал Кешку гладить сначала по голове, потом по спине. Кешка перестал трястись, и немного успокоился, затем перешёл с поглаживаниями на Кешкин живот, потом в пах, а вскоре и вовсе взялся за рабочий инструмент. После этого движения Кешка подскочил, его глаза вылезли из орбит, он встал в немом потрясении. Однако следом расслабился и решил, что инструктор гораздо лучше отвратительной ризенши, и возможно, всё обойдется и так. Малой кровью.
Хозяева ризенши всё это время держали монстриху зафиксированной и теперь начали подавать голоса:
- Долго нам её держать? Можно покурить?
Но инструктор решил им спуску не давать, грозно рявкнув:
- Нет! Держите её. Мы с Иннокентием, практически, готовы. Сейчас придём. Надевайте намордник на девицу, вижу, она здорово у вас кусается.
За дверью послышалась возня. Потом борьба. Затем вздохи и, наконец, хриплый голос позвал нас:
- Ведите. Мы готовы.
Выйдя из комнаты, мы чуть не полегли от смеха.
Ризенша стоит в наморднике, хозяин держит её за голову мертвой хваткой, хозяйка висит на её попе, вцепившись в задние лапы.
У инструктора глаза вылезли на лоб:
- Да вы чего? С ума сошли! Ну-ка…быстро освободите место у заднего прохода, для жениха.
После этой фразы все согнулись от смеха, только сам Кешка решил под шумок смотаться, но инструктор, как клещами держал его одной рукой за холку, другой за рабочий инструмент, попутно подтаскивая всё ближе и ближе к даме. Ризен упирался, как мог. Инструктор, вполне его удовлетворял, а идти к этой мегере он не собирался.
Ризенша, тоже почувствовала, что-то неладное, и оглянулась. Оказалось, сзади к ней волокут, какого-то козла. Дама забрыкалась всеми конечностями, но хозяева, слегка придушив её ошейником, навалились вдвоем на её голову. Невеста, клацая сквозь намордник зубами, взяла и легла на пол. Тогда хозяин подлез под ризеншу, приподнимая её собственной спиной. Затем встал на четвереньки, ровнёхонько под своей собакой, и теперь питомица, практически, повисла у него на спине. Картина была еще та. Стоящий на четвереньках мужчина с крупной чёрной собакой, висящей на спине. Хозяйка невесты, всё это время, камнем висела на шее мученицы.
Кешу доволокли до «брачующейся». Втроём взгромоздили жениха поверх дамы. Точнее поверх двоих. Хозяина на четвереньках и ризенши. Инструктор произвел необходимые манипуляции, рыкнув на нас с подругой: «Держите крепче, чтобы не сбежал. Будем дожидаться «замка»».
Мы с двух сторон припали к страдальцу, подпирая Кешу телами, сзади. Инструктор отпустил собак, взял сигаретку, и начал ходить кругами вокруг нашей пирамиды. Пять минут ходит, десять. Пирамида стоит не шелохнувшись. Зло зыркает придушенная невеста, жалобно пыхтит жених, все остальные дергаются в такт, и молчат. Через пятнадцать минут, мы дружно взмолились:
- Наверное, они уже поженились? Сил больше нет держать, собачки все ж крупные. Может, отпустим их, сами разберутся!?
- Не разберутся! - Парировал инструктор сексуальных услуг. - Ещё пять минут подержите, хотя, хорошо бы с полчасика, а уж тогда выйдете из клинча.
Приблизительно через десять минут, в полном бессилии, мы начали отпадать от пирамиды по одному. Собаки оставались в той же позе. Все вздохнули с облегчением:
- УРА! Кажется, все получилось!
А потом мы дружно пили чай на кухне. Кеше по совету инструктора, налили куриный бульон с яйцом, а невесту (теперь жену), заперли в отдельной комнате, так как она порывалась набить морду супругу, за порушенную нравственность.
Через положенное время Иннокентий стал отцом. Родилось шесть чудесных малышей: три девочки и три мальчика, один из которых был робок, боязлив и вороват. Кешу же больше, никогда, не вязали. Ничего хорошего от женщин ризеншнауцер не ждал, напротив, пёс твердо укрепился во мнении: «Дамы - это зло, которого можно избежать. Пусть их любят другие.»
Вот таким был Кеша. Не подумайте, что трусом, это не так! Кеша был очень сильным, уравновешенным и смелым псом, он просто не любил скандалов. Кешка прожил двенадцать лет, и умер от заворота кишок. Случилось это неожиданно. В феврале, сразу после своего дня рождения, он хорошо поел и пошёл на прогулку. Неожиданно пёс стал на глазах раздуваться, хозяйка испугалась, и отвезла его в клинику. В тот же вечер его прооперировали, он вышел из наркоза, но сердце и печень не выдержали, и к утру, Кеши не стало.

С тез пор прошло несколько лет. Сейчас у подруги снова живут ризеншнауцер Гришка и цвергшнауцер Никита. Никиту хотели усыпить в Финляндии, но моя подруга, так и не смирившаяся со смертью Билли Бонса, кинулась спасать больного пёсика. Узнав о том, что с ним хотят сделать, она специально договорилась через интернет, чтобы Никитку подержали ещё несколько дней, и съездила за ним в Санкт-Петербург. В Питере девочки с форума помогли ей взять больного цверга у финнов, и она привезла его домой, но это уже другая история.

Третьим другом Казана, был тигровый боксёр Дэн: смелый, умный, красивый, мощный и очень добрый пёс. Отличительной чертой Дэна была прямолинейность. Если Казан и Билли Бонс постоянно хитрили, то Дэн всегда всё воспринимал таким, как есть. Он смело бросался защищать хозяйку и друзей от всех неприятностей, обожал детишек, верил людям и никогда не укусил бы человека просто так, и именно с ним, приключилась эта история.

Как украли боксера, да сильно пожалели об этом

Произошла эта история, несколько лет назад. Никто не догадывался о том, что в нашем районе действует мафиозная банда по краже выставочных, молодых собак. Действовали в банде несколько человек. Причем, некоторые из них, весьма, неплохие эксперты по определенным породам. Эти люди прекрасно разбираются в экстерьере, возрасте, рабочих качествах определенной группы собак.
Трёхлетний Дэник был призером нескольких выставок, и принадлежал к элите российских собак. Он был хорошо обученным псом, с отличием окончивший школу ОКД. Всегда слушался и обожал свою хозяйку. В один из дней, его хозяйка работала в вечернюю смену. С боксером некому было гулять и, она попросила своего брата, помочь ей. Зная, что пёс хорошо обучен, послушен, никуда не уходит от хозяйки, брат совершенно спокойно отпустил собаку с поводка. По дороге на собачью площадку им нужно было пройти мимо большой арки. Дэник забежал в арку первым, а когда вслед за ним из арки вышел брат, собаки на улице не оказалось. Пробежав всю улицу туда и обратно, он понял: «След пса простыл.»
На следующий день, вся в слезах, к нашим собачникам примчалась хозяйка боксера. Мы кинулись патрулировать улицы, вместе со своими псами, рассыпавшись по всему району. Расспрашивали всех лоточников, хозяев уличных кафешек, продавцов цветов, но получали один обескураживающий ответ: «Нет! Никто тигрового боксера не видел.»
Весь район был обклеен объявлениями о пропаже. Обзвонили приюты. По газете "Из рук в руки" обзвонили всех, кто занимается частным поиском собак. Тишина.
Через три дня поисков, неожиданно раздался звонок в квартире хозяйки Дэника. Звонил мужчина, который начал очень уверенно расспрашивать хозяйку о пропаже собаки, и неожиданно, попросил её продать родословную.
Хозяйка даже не сразу нашлась, что ему ответить?! В совершенном шоке, спросила цену. Мужчина, не встревая в дальнейшую беседу, потребовал триста долларов за родословную.
Она начала спрашивать, может быть, ей заплатить за возврат собаки?! Но человек по телефону ответил, что собаки у него нет, и что она теперь проживает в другой семье, а человек, который взял боксера, хочет получить родословную.
Хозяйка попыталась вразумить звонившего: «Собака известная. Участвует в международных выставках. Её знают эксперты. Новому владельцу нет смысла выставлять такую собаку. В ответ услышала, что никто пса выставлять, не собирается.
Сообразив, что дело непростое, хозяйка Дэна решила действовать хитростью. На следующий день она обратилась на телефонную станцию. Выяснила из какого района поступил звонок. Оказалось, из нашего района. По номеру телефона узнала адрес. Снарядила брата-виновника вместе с двумя его друзьями на поиски этой квартиры.
Дальше сюжет разворачивался по сценарию детективного романа. Подойдя к квартире, брат и его друзья, позвонили в дверь. Дверь открыл дядечка неопределенного возраста, очень похожий на наркомана со стажем, каковым он на самом деле и оказался. Втроём молодые мужчины быстро прошли в квартиру, и припёрли наркомана к стенке. Мужик сильно растерялся, и очень пожалел, что открыл дверь. Сначала он сделал вид, что вообще, не понимает о чём идёт речь, но после распечатки с телефонными переговорами, неожиданно сознался:
- Да я звонил. Мне не хватает денег на наркоту. Друзья два дня передерживали собаку у меня в квартире. Потом куда-то её увезли. Пёс огромный, тигровый, злобный.
На вопрос:
- Куда увезли?
Ответил:
- Не знаю.
Пришлось немного «поуговаривать» наркомана, и вскоре, он вспомнил телефон подельника. После полученной информации, брат и товарищи отправились домой. Дома дозвонились по нужному номеру. Трубку поднял мужчина, весьма, уверенный в себе. Он тоже сначала прикинулся, что не понимает в чем дело, что ребятки не туда попали, но брат сообщил ему о разговоре с наркоманом, и тогда пошел другой вариант беседы. Этот мужчина неплохо разбирался в боксёрах. Он сыпал профессиональными терминами, и даже рассказал, как элементарно крадется кобель любой породы. А делается это так. Собаку, некоторое время «присматривают», разъезжая в машине по улицам. Смотрят всё: возраст, экстерьер, с кем выгуливается, в каком доме живёт. Вычисляют время прогулок. Намечают день кражи. Затем берут в прокате машину, на заднее сиденье которой сажают течную суку, и ни один кобель, как правило, не отказывается прыгнуть внутрь салона.
Дэнька попался по отработанной схеме. Он выбежал из арки, наткнулся на автомобиль, в стоящей машине была распахнута дверца, оттуда пахло вкусными духами «Золотой Сальвадор Дали» и он, не раздумывая, сам прыгнул на заднее сиденье.
Любой собачник, поймет, что для пса это была сырная мышеловка. Дальше было всё просто. Дверца захлопнулась, машина укатила. Все произошло за несколько секунд.
Брат внимательно выслушал историю про кражу, и поинтересовался:
- А где теперь – то, собака?
- Собака у нового богатого владельца. - Ответил мужик. - В семье, состоящей: из неработающей жены и двух детей.
Далее вор-эксперт продолжил разговор на интересующую его тему:
- Собака очень хорошая по экстерьеру, но ей необходимо «выправить документы». Новый владелец «крутой» и бумажка ему нужна «крутая», - и тут же посетовал. – Пёс злой, кусается и ничего не жрет.
Выслушав монолог, брат хотел и туда с друзьями наведаться, но сообразил, что там подготовятся к встрече. Стали они с сестрой размышлять, как вернуть собаку.
Но жизнь тем и прекрасна, что преподносит сюрпризы. Буквально, на следующий день, позвонил тот самый, мужик-эксперт с предложением встретиться, чтобы отдать собаку. Встретиться, не здесь поблизости, а в дальнем районе Москвы, на пустыре, поздно вечером. И поставил ещё одно условие, чтобы хозяйка за содержание своего пса заплатила двести евро. У неё немного отлегло на душе, но закрались подозрения: «Почему, так спешно, решили вернуть собачку?»
Эксперту пришлось разъяснить ей ситуацию. Всё было банально просто. Не выдержал добряк Дэник своих мук. Не выдержал… покусал жену крутого мужика, вместе с детишками. Пошел «Ва-Банк», готовясь после содеянного умереть. Хотел его прибить новый русский, да пожалел. В тот же день отвез назад "эксперту". А тот человек занятой. У него уже другие краденые собачки. Ему Дэник не нужен. Да и держать такую псину опасно – озверел пёс.
От всего этого, хозяйку чуть не хватил удар. Она готова была вернуть Дэна на любых условиях. Выхватив трубку телефона из рук брата, стала договариваться о встрече. А к встрече нужно было подготовиться.
Вечером того же дня, команда, состоящая из трёх человек, поехала на своей машине на незнакомый пустырь. Хозяйка пошла на пустырь одна. В машине остался муж. Следом за ней, за углом дома, крался брат, чтобы видеть, что происходит. Через некоторое время, услышала, как подъехала машина. Хлопнула дверца. Навстречу ей двигался мужчина. Он был без собаки. У женщины упало сердце. Она подумала о самом страшном, что могло случиться с её собакой. Дэна убили. Мужчина подошел и протянул руку:
- Давай деньги.
- Верни собаку.
- Пёс сидит в машине, давай деньги.
- Отдам, как только увижу собаку!
И в этот миг! О, чудо! По пустырю пулей понёсся комок мышц. Дэн сидел в машине с шофером, и унюхал хозяйку. Грудью вышиб дверь такси, точнее шофер так его испугался, что сам приоткрыл дверцу, вылетел на чужой, черный, злой пустырь, и побежал.
Как, произошла встреча двоих?! Описать не получится. Хозяйка Дэника бросила деньги в руку мужика, и они побежали вдвоём к своей машине.
После произошедшего, около месяца Дэник бросался на всех незнакомых мужчин, а потом жался к ногам хозяйки, боясь отойти от неё, даже на метр. Никогда до этого случая, да и после него, Дэнька никого из людей не кусал. Он был добрейшим, умнейшим псом.

Вот такая история произошла с нашим любимым боксёром. У меня долго не хватало духа написать эту историю. Теперь, мы узнали, что процветает и такой бизнес. Хочется сказать всем хозяевам, самое главное, бороться до конца. Искать. Любовь всё побеждает, и это не сказки.
К сожалению, Дэн ушёл очень рано, в возрасте восьми лет. У него был рак. Хозяйка, будучи медиком, боролась за его жизнь до самого конца. Пёс четыре месяца жил на лекарствах и обезболивающих, мужественно сражаясь с болезнью, но есть вещи, которые победить нельзя. Сейчас у хозяйки Дэна живёт другой тигровый боксёр Сенька. Это другие истории.

Были у четырёх друзей и общие недруги. Немецкий дог Цезарь. Мощный, уверенный в себе пёс, который ни во что не ставил всякую шелупонь, вроде наглой компашки, состоящей из: полоумной лайки, оручего ризена, играющего мышцой боксера и козявки цверга. Цезарь справедливо полагал: «Придурков надо учить либо по одному, либо мочить всю кучу сразу.» Очень скоро с Цезарем мы гулять не смогли. Однако есть хорошая история и про Цезаря.

Цезарь

Цезарь великолепный немецкий дог палевого окраса: мощный, красивый, умный. Есть у него одна особенность. Он любит на прогулке посидеть рядом со своей хозяйкой на лавочке. Подойдёт к лавочке, понюхает её, повернется тылом, и медленно зад на лавку опустит. И такой у него вид при этом! Римский сенатор, не меньше! Важный. Напыщенный. Невозмутимый. Лаврового венка на голове не хватает. Посидит, посидит, да и пойдет владения проверить.
Однажды, к хозяйке Цезаря приехала подруга. Порадовались подружки встрече, пообнимались, пошли, как водится, чайку попить. Пили-пили, разговоры разговаривали. Подруга попросилась выйти, а хозяйка на кухне осталась. Подруги нет и нет. Неожиданно раздался вскрик, потом всхлип какой-то, и все звуки из ванной комнаты доносятся. Пошла хозяйка посмотреть: «Что же там происходит?»
А там…на биде из фарфора восседает Цезарь. Голову отвернул в сторону, хвост свешивается вниз, не шелохнется. Подруга хозяйки стоит тут же, согнувшись пополам от хохота, и только всхлипывает.
Хозяйка всполошилась:
- Ох… Совсем забыла сказать, чтобы ты не пугалась. Цезарь, если сильно в туалет хочет, биде иногда пользуется. Сейчас я его сниму. Он ведь сам не уйдёт, пока я полотенцем не оботру ему попу.
У подруги от смеха уже икота началась. Цезарь от повышенного внимания к своей скромной персоне заволновался, заерзал на биде, начал издавать странные звуки. То шумно вздохнёт, то по тигриному засопит, то слюной закапает. Хозяйка его ободряет:
Подожди малыш. Сейчас, мамочка вытрет тебя. Не пугай гостью своим рыком, - и шасть к нему с полотенцем. Цезарь приподнялся, подставил нужную часть под полотенчик и, лишь, после этого удовлетворенно выдохнул.
А подруга все закатывается в дверях. Хозяйка посмотрела на неё и спрашивает гостью:
- Ты что хохочешь то? Тебе же плохо будет! Всё закончилось.
- А-а…- всхлипнула подруга. - Такая жопа на биде.
В общем, на площадке, много чего происходило. Например, однажды к нам привели ирландскую волкодавшу, с русским именем Фрося.

Рассказ от имени Казана

Припомнилась как-то лайке Казану мадам Фрося. Эту женщину тогда никто не смог взять: ни ризеншнауцер Кешка, ни боксер Дэник, ни цверг Билли, ни серебристый пудель Мишка, ни сам, старый ловелас Казанова. Фрося была ирландским волкодавом палевой окраски. Когда эта «бляндинка» ввалилась на собачью площадку, у всех кобелей от изумления разом повываливались языки из пасти. Такой большой и красивой женщины ни один из них в своей жизни не видел. Фрося была повыше немецкого дога, и флегматична, как мадам Грицацуева из произведения Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Кобели местного розлива, выглядели против нее, сущими карликами. Зайдя на площадку, дама медленно обвела взглядом, стайку кобелей страждущих любви. По её глазам было видно, никто из мужичков - не впечатлил.
- Размерчики не те, разве, что ризен? Этот, еще, куда ни шло, но остальные, - эх-х…- вздохнула Фрося, вяло рявкнув. - Привет, дебилы! Чего языки вывесили, как белые флаги? Бить не буду.
Больше всех тогда завелся Билли. У него прямо-таки истерика случилась при виде большой белой женщины. Бороденкой трясет, на месте подпрыгивает, и глазами так и буравит, так и буравит девицу. Ха-ха… Куда ему с его сорока сантиметрами в холке. Табуретку-то цверг, не захватил.
С минуту кобели думали, как подступиться к девушке, затем разом снялись с места, облепив Фросю со всех сторон. Цверг пристроился к правой передней лапе, пудель к левой. Боксер Дэник повис на задней левой лапе, лайка Казан на правой лапе, а ризен Кешка, так разволновался, что остался без доступа к телу, поэтому нервно тряхнув бородой, пристроился поверх боксера Дэника и… начал совершать возвратно-поступательные движения. Фрося, не сходя с места, с изумлением взирала на мужиков, гроздьями свисающих с её конечностей. Что удивительно, они даже не ссорились между собой, полагая, что такого большого тела, хватит на всех.
- Сексуальные маньяки! - подумала она, и сделала несколько шагов в сторону.
Мужички висели намертво, все чего-то от неё хотели, и дрыгались. Кульминационным моментом изнасилования ирландского волкодава явилось действие, совершенное хозяйкой ризена и цверга. Той стало стыдно, за своих двух сексуально озабоченных обормотов. Она решила оторвать, хотя бы ризена. Собрав волю в кулак, удачно пристроилась поверх спины Кешки, пытаясь оторвать его от общей пирамиды. Остальные хозяева в немом ступоре наблюдали странную конструкцию, ходившую ходуном.
Огромный волкодав стоящий посередине площадки, висящие на нём гроздья собак всех цветов и размеров, и хозяйка ризена, висящая последней, дрыгающаяся в такт вместе со всеми, бесполезно пытавшаяся призвать к порядку собственного пса.
Тем временем Фросе, кобели осточертели, и она красиво встряхнулась, легко раскидав вокруг себя, словно фантики, разномастных идиотов. Те посыпались, кто куда. Ризен в обнимку с хозяйкой шлёпнулись на землю рядом с Фросей. Обиженно тявкающая лайка отвалилась под ноги красавице. Незаметно отлетел цверг, так же незаметно улетел в сторону пудель, изогнувшийся в форме велосипеда, а с ними и плоскомордый боксер со свисающими слюнями.
Фрося, еще раз, обвела глазами поверженных ухажеров, фыркнув напоследок: «Стадо сексуально-озабоченных придурков, ей богу!»
Хозяйка Фроси поддержала любимицу:
- Маньяки! Маньяки! Больше… мы к вам в гости, не придём! Развесили слюни!
Больше ту женщину не приводили, а жаль… Казан тогда подумал про себя: «Всем миром мы бы уговорили барышню! А может, надо было начинать уговаривать хозяйку? Чтобы окончательно свести женщину с ума надо быть не только воплощением её сокровенной мечты, но и её ужаснейшего кошмара.»
Вот такие зарисовки получились о друзьях и подругах Казана. Зарисовок много, все не опишешь. За пятнадцать лет у меня их накопилось более трехсот, надеюсь, что выбрала лучшие.

Глава девятая
Охотник

Охотничьи качества у Казана начали проявлять рано, буквально, с рождения. Будучи трёхмесячным щенком, он охотился на всё, что движется: летящие листики, бумажные пакеты, птиц, крыс, кошек. Как только он замечал любой движущийся предмет, нос его начинал ходить из стороны в сторону, он припадал на лапках к земле, и через мгновение, с рычанием мчался за предметом охоты. Приблизительно с пятимесячного возраста, мы начали с ним выезжать на природу, практически, каждые выходные. Часто выбирались в большие парки в пределах Москвы и за город в лес. Мы так и не сходили ни на одну из притравок, убоявшись, что потом не справимся с ним в городских условиях. Казан от природы обладал характером лидера, а усиливать это качество, было нельзя. Нельзя потому что Казан гонялся не только за дичью. Он легко мог укусить человека и кусал. О покусах и об охоте, напишу в этой главе. На самом деле это самая важная глава, потому что в ней я попытаюсь раскрыть сущность западносибирской лайки.
Что такое лайка в лесу! Лайка в лесу - это, прежде всего, охотник. Лишь только забежав в лес, Казан превращался совершенно в другую собаку. Полудикую, грозную, умеющую как тень появляться из кустов, и так же внезапно исчезать.
Обычно Казан забегал в лес в ошейнике. Мы тогда ещё не знали, чем это грозит, а опасности были большие. Два раза его в лесу крали, он приходил домой спустя несколько часов, с обрывками веревки на шее. Приходил измученный и битый. Было видно, что он перегрызал веревки, кусался, его лупили, но все же, он шёл домой. После этих случаев пёс сам научился справляться с этой проблемой. Во-первых, он никогда в лесу не подходил на расстояние вытянутой руки к чужим людям, во-вторых, я увидела интересную вещь. Однажды, я своими глазами увидела, как он избавляется от ошейника. После случаев с кражами стала оставлять ошейник свободно висящим на шее Казана, и теперь он продемонстрировал, как он умеет освобождаться, от ненужного ему аксессуара. В лесу он отбегал от меня на несколько метров в сторону и начинал тереться шеей о низко висящие сучья. До тех пор, пока ожерелье не стягивалось, и не оставалось одиноко висеть на суку. После чего, пулей несся в лес.
Лайки уходят в лесу от охотника на два-три километра, и это нормально. Натасканные собаки убегают в поисках дичи, у Казана это была генетическая память. Первый урок охоты он преподал мне в возрасте девяти месяцев, поймав белку прямо на земле, и вынеся её в зубах на показ: «Мол, смотри хозяйка, я не зря ем свой хлеб. Наша первая белочка.»
В тот раз белку он не отдал. Точнее отдал, но не просто так. Вынес из леса живую белку, но на просьбы отдать её, мне не ответил. Занёс зверька в кусты, сломал ему хребет, и лишь после этого, положил трупик у моих ног.
За свою жизнь, при любой возможности, Казан ловил любого дикого зверька. Задавил много дичи. Особенно много передавил птиц. Бичом для нас стали домашние: куры, утки, гуси. Платили неоднократно. Вся наша борьба с этим вопросом свелась к нулю. Казан научился обманывать нас. При нас он кур и гусей не замечал, но стоило отвернуться, и дело было сделано. Но ни птицу, ни зверя, он никогда не трепал, и не жевал. Убивал и оставлял дичь лежать, в надежде, что мы её подберем.
Самая большая проблема у нас сложилась с лошадями. Казан их загонял, как лосей, и неоднократно, был на грани смерти от удара копытом. Происходило всё это в естественных условиях в лесу или парке, там я всегда отпускала его побегать. Частенько случалось, что мы напарывались на лошадей, где и начинался мой кошмар. Если он начинал охотиться, никакие команды не могли его остановить. Он начинал загонять лошадь «волчьим способом», сначала гнал животное вперед, затем пытался подкусить сухожилие задней ноги. Описывать сколько проблем я получила - не буду. Просто хочется показать характер охотничьей лайки. Могу сказать одно, пёс у меня получился «золотой», в отношении оплаты неприятностей.

О натаске Казана

Мы его никогда не натаскивали, по простой причине, мы не были охотниками. Да мы ездили в походы каждый год, да мы рыбачили и много ходили по лесу, но никогда у нас в доме не было ружья. Впоследствии, я сильно переживала, что не смогла дать своей собаке самого главного дела – охоты. Потом успокоилась. Из всех знакомых мне рабочих лаек, по-настоящему рабочих, тех, которые не просто ездят на притравки, а охотятся в тайге, до возраста Казана никто не дожил, знаю, если бы Казан начал охотиться, ушёл бы от нас в молодом возрасте. К сожалению, он был лайкой смертником, что это такое сейчас объясню. Есть лайки осторожные - их большинство. Такие лайки, загнав крупного зверя, только держат его до подхода охотника, то есть они делают выпады, лают, опять же делают вид, что кусают, на самом деле, слабо прикусывая зверя. Смертники же, а таких среди лаек достаточно: и кобелей, и сук - идут бороться со зверем. Они не просто лают, они начинаю кусать. Кусать сильно! Зверь звереет, особенно, если это барсук, росомаха, медведь, кабан и очень часто, вступают в прямую борьбу с собакой. Лайки смертники погибают рано, как правило, они живут не более четырех лет. Несмотря на то, что лайки собаки очень вёрткие, к пяти-шести годам они эту верткость отчасти теряют.
Большая проблема у нас была и с ежами. Обычно в лесу их много. Казан ни одного ежа мимо себя не пропускал. Найдя ежа, он его обегал кругом, трогал лапой. Ёж, понятное дело, оставался недовольным таким обращением, тут же скатывался в шар. Казан, увидев перед собой живой мячик, начинал его закатывать в листья. Как следует, обкатав до состояния гладкого колобка, брал в пасть, поднимал голову повыше, и со всего маха бросал о землю. Ёж фыркал, но не раскрывался. Это могло продолжаться очень долго. У Казана были исколоты все губы и нёбо, пузырилась кровь, но он трудился над ежом, не покладая лап. Уводила его со скандалами, таща за собой по лесу, на ошейнике или поводке. Ежи в лесу для нас были бичом, отвлечь его могли только белки и птицы.
Больше всего меня напугал Казан, когда мы приехали в гости в Шатуру. Один из местных жителей предложил прогуляться на лесное озеро, где водятся бобры. Если бы знать заранее, чем это закончится, пёс, вылетев к озеру, моментально вынюхал бобров. Озеро было большое, посередине него торчала бобриная хатка. Одно мгновение, и он поплыл на середину озера к хатке. Мужик, который нас привел, пришёл в ужас. По всему озеру стояли сетки для рыбы. Опасность состояла в том, что как только, Казан, достиг бы бобриной хатки, оттуда вылез бы старый бобер-самец и начал бы атаку на собаку. В воде с бобром шутки плохи, а кругом сети. Итог был бы плачевен. Старый бобрина, скорее всего, оглушил бы собаку мощным хвостом, и пёс запутался бы в сетях. Как я кричала с берега не своим голосом, о том знает только лес, уже готова была прыгнуть в озеро, в чём была, но мужик меня остановил, сказав: «Куда лезешь, дурында! Сама в сетях запутаешься.»
Плохо помню, как мне удалось его отозвать. Пришлось пойти на хитрость, срабатывавшую не один раз, зная, что Казан очень волнуется, когда в лесу хозяйка без присмотра, просто побежала резко в лес. Лишь после этого Казан развернулся и поплыл обратно.
Там же в Шатуре Казана укусила в пах гадюка. Шатурский район - это сплошные болота и торфяники, гадюк там море. Несмотря на то, что я это знала, разве собаку, тем более лайку удержишь в лесу на веревке? Дачный участок родственников располагался крайним к лесу. Пока я сидела на участке и принимала солнечную ванну, мой родственник гулял с Казаном по лесу. Казан очень любил сопровождать знакомых ему людей, особенно в лес. Вернулся родственник один. Крайне удивилась:
- А где Казан?
- Сейчас, придет, наверно.
- Как это?
- По-моему, его шмель укусил, - ответил родственник. - Бегал-бегал по поляне, потом прыгнул в траву. Взвизгнул и залег. Я его звал-звал, а он не пошёл. Вернётся! Ты же его знаешь. Он всегда далеко уходит, и не дозовёшься его. Не хозяин я ему, вот и не слушается.
Через полчаса шатающейся походкой вернулся Казан. Я попыталась подойти к нему, но пёс глухо зарычал, пробежал в дом, и забился под стол. Естественно, полезла к нему. Он часто дышал, по его телу пробегали судороги. На мои попытки хотя бы погладить, пес лязгал зубами, и начинал дышать ещё чаще. Втроем: мой муж, родственник и я, вытащили собаку из-под стола. Накрепко связали ему морду полотенцем, т.к. иначе все были бы изрядно покусаны. Положили его на обеденный стол, на бок. В паху увидели огромную опухоль, с двумя чёткими точками. Опухоль уже приобретала синеватый цвет. По ней узором вились темные прожилки.
У гадюк очень длинные ядовитые зубы. Их яд в основном действует на кровяные тельца и кровеносные сосуды жертвы. Это может вызвать сильную опухоль и кровотечение. Стало ясно, Казан охотился, нашел гадюку, попытался ее затоптать передними лапами, и получил молниеносный укус в пах.
Так как же быть, если гадюка все же укусила? Прежде всего, не паниковать. Постараться, как можно скорее, доставить пострадавшего в больницу. Обычно от укуса гадюки люди редко погибают и то, не от яда гадюки, а от неправильного лечения. На месте укуса бывают видны две глубокие ранки от ядовитых зубов (иногда ранка бывает одна). Кровь в них быстро запекается, и кровотечения почти не бывает. Окружающие ранку ткани быстро отекают и синеют. Отек болезненный и может распространяться. Повышается температура, появляется озноб, тошнота. Жгут накладывать не следует, так как это вызовет застой крови и даже омертвение тканей, а распространение яда не задержит. Кроме того, перетягивание конечности жгутом замедлит рассасывание отека и усилит боль. Нельзя смачивать ранку керосином, прижигать, закрывать паутиной. Пить, пострадавший, должен как можно больше. Это способствует частичному выведению яда из организма. Через неделю отек, как правило, рассасывается, и больной поправляется.
Казан, напрочь отказывался от воды, а из-за того, что было очень жарко, опухоль росла на глазах. Я обегала всех соседей с просьбой отвезти меня с собакой в Москву, но поскольку дачный поселок был еще слишком мал, всего несколько домов, с машиной оказался лишь один мужичок, который согласился отвезти нас только утром. Ждать до утра было опасно, и мы уговаривали его еще часа два, после чего он все же сжалился над нами, и повёз нас в город. Пока мы ехали Казану стало лучше, он стал пить воду. В Москве мы показали его врачу. Врач осмотрел укус и ободрил нас, сказав, что пик уже прошел, а у лаек очень крепкий организм, если бы это была собака другой породы, исход мог быть печальным.
Оказывается, для собак, страшно получить укус в нос, гортань или пах. Укус в нос и гортань тут же вызывает удушье. Пах снабжен очень большой сетью кровеносных сосудов, и яд очень быстро разносится по организму. Нам выписали Бутадионовую мазь, питье и щадящие прогулки. Урок пес усвоил на всю оставшуюся жизнь. Теперь в лесу, если он находил гадюку, то взвизгивал писклявым голоском, и несся метров на триста в сторону, мог и за меня забежать спрятаться.
А вот западносибирская лайка Динка, у которой от Казана, родились шесть чудесных щенков, всю жизнь ловила гадюк, уничтожая их. Более того, за всю жизнь, она ни разу не была ими покусана.

Теперь немного о самих охотничьих лайках.

Все охотничьи лайки кардинально отличаются от ездовых лаек и представителей шпицовых, с которыми их частенько путают. Никоим образом охотничья лайка не похожа характером на этих собак. Давайте разберемся. В России существуют четыре основные породы, выведенные на нашей территории: карело-финская лайка, русско-европейская лайка, восточно-сибирская лайка и западно-сибирская лайка. Поведение их в корне отличается от поведения других отродий лаек, так как они выведены специально для охоты по крупному зверю. Специализация охотничьих лаек медведь, кабан, лось, волк, росомаха, куница, соболь, белка, птицы. Всё зверье мне просто не перечислить. Охотничьи лайки универсальны, именно поэтому высоко ценятся российскими, а теперь и зарубежными охотниками.  Чтобы понять, что такое охотничья лайка, давайте, посмотрим несколько справок, ибо сама лучше не расскажу.

Основные специфические черты и возможности лаек отдельных пород

Название лайки утвердилось за четвероногими помощниками охотников Севера только во второй половине девятнадцатого века, хотя в качестве промысловых эти собаки использовались гораздо раньше.
Лайки - многочисленная группа охотничьих собак Севера и Сибири, которая отличается не только внешними признаками. Они отличаются мощным строением, развитой мускулатурой, косым разрезом глаз, высоко поставленными треугольными ушами, и туго закрученным в кольцо хвостом, прижатым к спине или бедру, но и быстротой, живостью, сообразительностью, уравновешенностью, бесстрашием - словом, теми чертами характера, которые и делают из них выдающихся и универсальных охотников.
Лайки собаки среднего роста с густой шерстью разного окраса. Например, русско-европейские лайки в холке 52-58 см, черные или черно-пегие. Это удобно, так как на охоте не позволяет спутать быструю, азартную собаку со зверем. Восточносибирские лайки более крупные в холке 55-63 см, могут часами преследовать зверя по остывшему следу. Западносибирские лайки также выше среднего роста в холке 54-60 см. Наиболее распространённый окрас серо-пегий, палевый, рыжий. Темперамент очень уравновешенный, хотя и живой.

Лайка - лучший помощник охотника

В условиях Севера и Сибири основным видом промысла до последнего времени является белка. Промысловая охота на белку с лайкой в зависимости от сроков выпадения глубокого снега продолжается от тридцати до сорока пяти дней. Никакими ловушками не отловить охотнику столько зверьков, сколько отстреляет он за этот период с хорошей, чутьистой лайкой.
Лайка работает по всякому зверю и птице.
Помимо чутья, во время работы лайка пользуется сильно развитым слухом и острым зрением. Эти органы чувств у лайки развиты не слабее, чем у лисицы и волка.
Своим спорым аллюром — характерным поскоком на поиске — хорошая лайка за рабочий день проскакивает до 80 и более километров.
В зависимости от быстроты поиска и степени развитости чутья, слуха и зрения работоспособная лайка за день обыскивает от 200 до 300 га. За осенний промысловый сезон, который длится около сорока дней, охотник с хорошей лайкой осваивает от 6 до 10 тысяч га наиболее лучших охотничьих угодий.
Помимо белки, охотник с лайкой добывает горностаев, хорей, соболей, куниц, а попутно, если собака приважена, и не один десяток глухарей, посаженных и облаянных остроухим помощником. Если же в районе промысла заляжет хозяин леса медведь, лайка даст знать своему хозяину и об этом.
Зная, какой клад представляет хорошая, породная, рабочая лайка, все охотники должны заботиться о сохранении и восстановлении чистых пород этой собаки.

Рабочие качества лайки

Для охотника рабочие качества собаки едва ли не более важны, чем ее наружные, экстерьерные отличия. Рабочие качества лайки слагаются из врожденных задатков, которые развиваются с помощью натаски и закрепляются тренировкой на охоте.
Чутье — это комплекс трех чувств: обоняния, зрения и слуха, которыми пользуется лайка на охоте.
Поиск у хороших лаек быстрый, дальний и правильный. От быстроты зависит площадь обследуемых угодий. Манера поиска на кругах при энергичном галопе, временами переходящем на рысь. При осмотре дерева хорошая лайка обегает его кругом или слегка царапает ствол.
Слежка состоит в том, что собака преследует уходящего зверя или птицу, пока не посадит их на место. Посадив зверя, она лает, подавая сигнал хозяину.
Голос лайки звучный и доносчивый. Облаивая зверя или птицу на дереве, собака тем самым задерживает их до подхода охотника. Хорошие лайки облаивают каждого зверя и каждую птицу по-разному. Манера облаивания - ценное качество собаки.
Вязкость - это настойчивость собаки, которую она проявляет при поиске, слежке и облаивании зверя или птицы. Собака, отличающаяся большой вязкостью, не бросит свежего следа, пока не посадит зверя или птицу на дерево.
Приемистость и злоба к зверю особенно хороши при охоте по норным зверькам. Этих зверьков лайка должна не только разыскать, но и при случае схватить и придушить. Без злобности к зверю с лайкой нельзя было бы охотиться и по крупному зверю, в частности по рыси, лосю и медведю.

Дрессировке лаек

Присущая лайкам злобность не должна приглушаться в собаках, особенно, если они будут притравливаться по крупному зверю. Поэтому их дрессировка предусматривает два непременных требования:
1) не брать пищу из чужих рук и не подходить к посторонним;
2) придушивать (но не рвать) зверьков и птицу после выстрела хозяина или после того, как они пойманы самой собакой.

Западно-сибирская лайка - одна из самых популярных и распространенных пород охотничьих собак у нас в стране, одна из немногих аборигенных (коренных) российских пород, наша гордость. Ее популярность объясняется не только функциональной и природной красотой, но и прекрасными рабочими качествами, универсальностью, а также выносливостью и способностью замечательно адаптироваться к самым различным природным условиям и условиям содержания.
Распространенное мнение, что эти северные собаки плохо чувствуют себя в городских условиях или на жаре, неверно. Правильнее, считать эту породу приспособленной к резко континентальному климату. Густой и плотный подшерсток "волчьего" типа позволяет лайкам легко переносить самые разнообразные климатические и погодные условия. Характерно, что лайкообразные собаки подобного типа с густым и плотным подшерстком встречаются также и в жарких районах Центральной и Средней Азии (Казахстан, Киргизия, Монголия) и даже близ экватора, в Африке.
Сейчас западно-сибирских лаек можно встретить практически везде. Широко распространились они в Европе и на американском континенте. Ближе других стоит эта порода и к исходному "волчьему" типу и, вероятно, меньшей степени доместицирована (одомашнена). Во всяком случае, признаки, связанные с длительным одомашниванием: деформация черепа и скелета, уменьшение размеров головы и головного мозга, редукция зубов, утрата определенных "диких" качеств, в том числе и чутья у лаек практически не выражена. Это подтвердили и исследования С.Корытина (1968), отметившего большее развитие чутья у западно-сибирской лайки, и поныне связанной в своем происхождении с коренными собаками промысловых районов, по сравнению с другими породами лаек и другими специализированными породами собак. До сих пор эта порода сохранила и разнообразие морфотипов и значительный потенциал генофонда.

Добавлю, по внешней красоте, трудолюбию, хитрости, преданности, работоспособности - лучше породы, нет. Казана мы всего один раз планово вязали с западно-сибирской лайкой из Хакасии. Динка жила в соседнем доме у врача-гомеопата, и была подарена ей местными охотниками, в одной из экспедиций по Хакасии. В помёте было шесть щенков: три девочки, и три мальчика.
Судьба щенков сложилась по-разному. Пять щенков попали в руки к охотникам, и лишь один к обычной женщине, но она с ним не справилась и, в конце концов, он тоже переехал жить за город на частный участок. Две дочки Казана уехали в Турцию в горы. Обе проявили себя великолепно по охоте на горных козлов. Турки приехали на следующий год за кобелями, оценив по достоинству качества этих великолепных охотников.
Одна девочка попала в Омскую область к зоологу, но погибла, не достигнув восьмимесячного возраста. Она начала охотиться на диких сурков, и подхватила разновидность чумки, от которой наши прививки не подействовали.
Сын Казана Кешка прожил в соседнем доме до двенадцатилетнего возраста, и умер раньше отца. Погиб от инфаркта. Незадолго до своей смерти, передрался с молодым боксером, еле оправился. После той битвы раны у обеих собак были очень глубокими. Кешка, как и его папаша Казан, обладал характером лидера. Последняя драка с боксером показала, что он слабеет. Кешка сильно переживал из-за этого. По сути, он так и не смог справится с собой, больше психологически, нежели физически.
Гулять с сыном Казан не мог. Они тут же начинали выяснять, кто из них круче. Динка погибла рано, в возрасте восьми лет. Вот её история.

О любви...

Любовь штука непредсказуемая. Любовь не купишь за деньги. Любовь нас спасает. Достойны ли мы огромной любви нашего четвероного друга?

Динка жила в соседнем доме и обладала отменными охотничьими качествами. Это была уникальная собака, которая элементарно ловила и уничтожала гадюк. Больше о таких собаках не слышала. Привезли её из далекой Хакасии. Её подарили местные охотники, в благодарность за лечение. Хозяйка Динки врач - гомеопат, кандидат медицинских наук по роду своей работы, постоянно ездит в экспедиции для сбора редких трав, из которых потом делает различные лекарственные препараты.

Динка была мелочницей, так как охотники в той местности, в основном брали с собаками хорька и куницу. По сложению она была небольшой, вёрткой, очень подвижной собакой, именно за счет вёрткости, она и научилась брать гадюк. Знаю ещё одну собаку цвергшнауцера Билли Бонса, который на своём дачном участке поймал и убил гадюку. Но это один раз. Динка же немало их переловила.
А уж сколько крыс передавила на местных помойках. Сын Динки – Кешка, тоже отлично ловил крыс, но так и не научился мастерству ловли гадюк. Он их боялся и осторожничал при встрече с ними.
Каждый год Динка вместе с хозяйкой ездила на сбор трав и, однажды, обстоятельства сложили так, что взять её в экспедицию не разрешили. Она осталась на даче с братом хозяйки. Тосковала, плохо ела. И вроде бы все было ничего. Только ближе к приезду хозяйки, вдруг стала вялой. Есть стала, всё меньше и меньше. Кешка бегал, и всё было в порядке, а Динка как-то уж очень загрустила. Приехала хозяйка. Динка встретила её вяло. Повезли её к ветеринару. Диагноз пироплазмоз (закусали клещи). Врач хозяйку успокоил. Собаку вылечить можно. Стали её лечить, а ей все хуже и хуже. Отвезли и Кешку к врачу, проверить, оказалось, он тоже перенес это заболевание на ногах, но оклемался сам, безо всяких лекарств. Динку положили под капельницы. Несмотря на лечение, ей становилось всё хуже. Собака таяла на глазах, становилась всё грустнее и грустнее. В конце концов, она отказалась кушать, а потом и пить.
Что только не делала хозяйка. Она уговаривала Динку. Она не отходила от неё. Плакала, просила поесть. Ничего не помогало. Через неделю лечения, Динка вздохнула, посмотрела в глаза человека, и умерла. Она так решила сама. Хозяйка это поняла. Потому что они всегда были вместе, рядом, ели из одной миски.
- А раз не взяли, - решила для себя собака, - стала не нужна.
Динке было всего восемь лет. Для лайки это не возраст.
На душе у хозяйки повис тяжелый валун. Она приходила к нам с Казаном на собачью площадку, и не могла сдержать слез. Лайки очень умны.
Вот как любят нас наши собаки. Любят так, как мы порой не способны их любить и, если завел друга, не предавай его. Он жизнь за тебя отдаст. Отдаст просто так, потому что ты есть! Он любит тебя таким, каков ты есть! Спасибо им за это, они помогают нам, спасая своей любовью.
Мы, довольно много, ходили в походы. Одну из историй расскажу.

Озеро съезжее

Несколько лет назад, мы с друзьями, три семьи и две собаки, решили съездить отдохнуть на природу. Выбрали Новгородскую область, озеро Съезжее. Поездку решили организовать на машинах. В наличии у нас было только две машины. Нам пришлось долго прикидывать, как всех правильно рассадить. В одну машину села семья из трех человек, и я с их эрделем Ирвиным. В другой машине, ехал наш друг, стаж вождения шесть месяцев, его дочь с подружкой, мой супруг с нашей дочкой и лайкой Казаном. Дорога предстояла длинной. Десять часов без перерыва.
Мы были счастливы, что вновь выберемся в дикую природу, но больше всего боялись, за нашего новоявленного водителя Андрея, на такие дальние расстояния, он выезжал в первый раз.
Настал день отъезда. Выехали в шесть утра. Наша машина шла первой, Андрей держался строго за нами. Пока шли по Москве, мы его несколько раз теряли из виду, но выехав на Ленинградское шоссе, все восстановилось. Доехали отлично.
К вечеру приехали на место. На лесное озеро, около четырёх километров длину. Белые ночи. Сосны. Комары. Поставили палатки.
Посередине лагеря водрузили Андрюшину палатку, а по бокам две оставшиеся. В одной палатке эрдельтерьер Ирвин обосновался, с другой стороны лайка Казан. И начали наши бравые парни делить территорию. Казалось бы, места всем хватит. Целый лес. Да, но лагерь.
Дойдут псы с двух сторон до Андрюшиной палатки, и давай рычать. Ирвин был постарше, ему пошел девятый год, и он уже начал седеть, Казану же тогда было пять лет. Эрдель как увидит лайку, сразу заводится:
- Пошел отсюда серая морда, не видишь, тут приличные собаки отдыхают…
- Да, ладно кудрявый, посмотри на свою бороденку? Сейчас кудри-то разовьем.
- Да, ты баранкой-то не очень тут размахивай, а то с одной дыркой от бублика останешься.
- Я с дыркой, а ты без уха и без кудрей…
Андрюха выйдет из палатки, рявкнет на них, вроде как разойдутся. У самого Андрея дома остался крупный немецкий овчар и супруга. Овчарку не взяли по одной причине. Он был большим любителем драк, и на дух не выносил других кобелей, при этом, мирно уживаясь в квартире с двумя кошками, которых нежно вылизывал, каждый божий день.

На второй день пребывания на озере, мы построили из сосен столовую: стол и две длинные скамьи. Ох, если бы мы знали тогда, чем закончиться это для наших бойцов. И один и второй, в драках участвовали, не один раз. И у того, и у другого, наглости в мордах, что божьей росы в глазах. В первый же обед два всклокоченных собачьих лица встретились под столом. Едва успели растащить.
Миски псам навалили из общего котла, и разнесли подальше, в разные стороны. Эрдель свою миску смел со скоростью звука, подумав при этом, что и серому гаду - есть дадут. Казан же, напротив, отказался от пищи. Морду отвернул, сгинул в лес, и нет его. Нет двадцать минут, тридцать, сорок, лишь через полтора часа, вынырнул из леса серой тенью, и мирно свернулся калачиком у нашей палатки, однако, спать ему было некогда. Каждая минута на счету. Только заснул покрепче: «Бам-с» утки прилетели. Сели посередине озера. Какой же охотник выдержит? Казан бегом к озеру, плюх в воду. На середину гребет, а по ширине озеро около двух километров. Походники наши переполошились. Скорее резиновую лодку надувать. Муж только рукой махнул: «Да ну его…не утонет. Живучий гад.»
Хозяин Ирвина волновался гораздо больше: «Ребята пес туда доплывет, а обратно… сил не хватит. Ирвин, точно не доплывет. Быстрее качаем. Быстрее спускаем. Садимся. Гребем.»
Пока мы лодку надували, пока на воду спускали… Казан уток с воды поднимает, и поднимает. Сам злится, фырчит, плыть старается бесшумно. И ведь, никто не стреляет! Мужчины гребут к псу, как на соревнованиях, а Казан только на них зыркает зло из воды: «Шумят. Всю дичь распугают!»
Утки, увидев подмогу, снялись с водной глади и улетели. Тогда Казан к берегу быстрее лодки по водной глади пошел, глиссер, а не собака. Вылез, схватил палку, и давай с ней носиться переполненный чувствами.
Походники, тем временем, не спеша назад догребли, и диву дались, что пёс не только не устал, а еще и прыть у него увеличилась. Первый день кое-как пережили.
На следующее утро мы с супругом и дочкой проснулись от того, что наша палатка с бешеной скоростью раскачивалась из стороны в сторону. Вылетев пулей наружу, увидели, что около сосны, к которой привязана наша палатка, стоит корова, над которой в экстазе трудится огромный бык. Здоровый бык. Корова млеет от удовольствия, а палатка вот-вот рухнет.
Испугавшись, что мы сейчас лишимся крова, я зашептала мужу на ухо: «Возьми прутик, отгони их от сосны, иначе конец нашему жилью.»
Глаза поднимаю, вижу по всему нашему лагерю, бродит стадо коров. Андрюша в цветных семейных трусах и легкомысленной панамке, с прутом вокруг своей машины носится, пытается, один всё стадо построить. Коля с женой, вокруг своей тачки, насмерть стоят. Эрдель Ирвин гоняет молочные бидоны, сметану взбивает. А Казана нет.
Муж спросонья, и правда, хватает прутик «щёлк» по заднице быка. Бык взревел. Скатился с коровы, и на моего мужа пошёл, рогами вперёд. Ой, не знала я, что он у меня такой прыткий. Муж убежал мгновенно.
Вдруг, откуда ни возьмись, из кустов Казан вылетает, и на быка прёт. Погнал его, метит под бычье хозяйство вцепиться. Сценарий развернулся по-другому. Бык оказался не дурак, и развернулся на лайку. Глаза налились кровью, и пошел коровий сын, на прямой таран. Казан увернулся и за коровой нацелился. Догнал её и схватил за вымя. Весь лагерь замер от звука падающей на землю туши. Коля кричит: «Ребята на зимовку остаемся! Мяса хватит до следующего лета!», и тут же издаёт вопль, потому что стадо, прямой наводкой направилось на него. Пришлось ему собраться с духом, и попытаться направить коровью массу, в сторону от лагеря. Жена Николая всё это время медленно пятилась задом к лесу. Их сын растворился где-то в новгородских лесах, а эрдель Ирвин продолжал носиться и гавкать, в середине движущейся массы коров.
А уж после падения коровы и, вообще, кошмар начался, потому что взбудораженное стадо стало смерчем носиться по лагерю. Кругом коровьи лепешки, от страха минирование лагеря пошло быстрее. Упавшая корова вскочила на копыта, и понеслась вслед за всеми.
Стала искать мужа - нет его. Нашла позже. Он нервно сворачивал козью ножку на берегу озера. Один Андрюша стоял у своей машины, и заходился здоровым смехом, так как стадо, плавно его обошло, направив все усилия на Колю. Всклокоченный Коля ни на йоту не отступал от автомобиля. Упершись в бампер, грозно размахивал хилым прутиком. Таким прутиком, только комаров от носа гонять. В итоге, кое-как нам все-таки удалось перенаправить стадо в сторону от лагеря, а пьяных пастухов, мы нашли чуть позже, когда сделали вылазку на машинах за свежим молоком в близлежащую деревню.
Пару дней нам удалось прожить, относительно спокойно, пока за завтраком Андрюша не стал жаловаться на Казана. Мы с супругом давно уже обратили внимание, что по нескольку раз за ночь, Казан, выскальзывал из палатки и куда-то исчезал. Через некоторое время пёс возвращался в палатку и продолжал спать. Теперь его отлучки обнаружились. Андрей долго терпел и, наконец, решил вынести мучивший его вопрос на общее собрание. Получив свою порцию каши за завтраком, Андрей попросил тишины. Собак на время кормежки, мы теперь привязывали к соснам, во избежание убийства друг друга. Выяснилось, что Андрюша плохо спал из-за чистого воздуха, и по этой причине, часто вставал ночью и бродил по лагерю, и близ него. Казан же, чуть услышав непонятные шорохи, шел поверять: во-первых, Андрюшу; во-вторых, Ирвина.
Первым делом Казан подходил к Андрею, затем подкрадывался к палатке Ирвина. Естественно, из жилья эрделя раздавалось глухое рычание. Казан, понятное дело, не переходя грань палатки, делал фэ в ответ. Андрюша, чтобы избежать драки, и дать поспать остальным, намеренно шёл на берег, или в лес, маня за собой лайку. В итоге, Казан провожал Андрея в ночных прогулках, потом доводил его до палатки, напоследок ещё раз рыкал на Ирвина, после чего шел досыпать в родные пенаты.
И третье, сказал потупясь Андрюша:
- Поганый пёс, не дает мне спокойно сходить в туалет. Никуда от него не денешься. Только пойду в сторонку он, тут как тут, смотрит на меня. А я так не могу!
За столом раздались хлопки в ладоши, и громкие овации. Оказывается, Казан сопровождал не только Андрея, но и всех остальных. Он успевал везде, как недремлющее око, это был третий глаз каждого, кто задумал сходить по нужде.
После разборок ночных полетов Казана, все ушли на рыбалку. Казан же ушел в неизвестном направлении. Обнаружил его Коля, в трех километрах от лагеря, где ушастый с упоением давил птичек. Давил и прикапывал. Тогда, мы еще не поняли почему? Все разъяснилось позже. Эрдель Ирвин питался регулярно из общего котла, Казан же, вообще, ничего не ел из миски. Он смотрел, как накладывают кашу с мясом эрделю, скандалил с Ирвином, и удалялся в новгородские леса. И вот однажды, в один из белых вечеров, дочка радостно мне сообщила: «Мама, я видела, как Казан из земли подтухших птичек выкапывает и съедает, вместе с перьями, клювом и когтями. Но это ещё не всё. Еще я видела, у него на берегу творожок прикопан. Причём, прикопан в песок, и его омывает вода. Мама, а он ест один! Чтобы никто не видел.»
Пёс питался сам и неплохо питался. Главное, чтобы никто запасы не обнаружил. Теперь нам стали понятны его отлучки. А птичек он прикапывал на сутки, чтобы мясо «созрело», и никогда, не ел его сразу.
Следующая часть повествования печальная. Зрел конфликт с Ирвиным. Случилось всё быстро. Я загорала, Колина жена лежала рядом. Мы славно беседовали. Ирвин подошел со стороны своей хозяйки, Казан с моей. Сцепились они над нашими телами в один миг. Куда нам голым деваться? Попытались их за задние лапы растащить, но у них даже зубы переклинило. Подбежали мужья, начали помогать нам, растаскивать драчунов. Еле-еле общими усилиями, мы их расцепили. Раны были у обоих. У Казана дыры на шее, и в районе ушей. У Ирвина одно ухо наполовину оторвано, и рассечено веко. Мы пытались в походных условиях обработать раны у обоих псов, но у эрделя картина была хуже. Утром Коля за семьсот километров повез пса в Москву, оставив нас отдыхать дальше. Приехал только через сутки. Ирвину пришлось зашивать ухо и веко. Оставили его с бабушкой и дедушкой на даче. Отпуск был испорчен. Но самое печальное, с тех пор нас в походы больше не брали, потому что у всех наших друзей по собаке, и все кобели. А нам оставить Казана было не с кем.
А здесь описана одна из рядовых прогулок.

В лесу

Мы выбрались в лес. Молодой шестимесячный ризенёнок Гришка, старый умудренный опытом лайка Казан, трое чудаков-хозяев. Недалеко от Москвы за городом Люберцы, есть замечательная станция Вялки, весьма приятное местечко, в сосновом лесу. Было очень жарко. Как сказал Антон Павлович Чехов: «Погода была достаточно хороша для того, чтобы повеситься».
Пыхтящие и несчастные три человека, и две собаки, выползли на перрон. Покрутив головой, наш единственный мужчина предложил всем грибникам и грибничкам, до подхода к лесу натянуть панамки, так как можно было получить тепловой удар, на что мы аккуратно ему заметили, что фуражка в жару, часто деформирует голову. Однако наш единственный мужчина не растерялся, заметив нам: «Чтобы гулять с ангельскими женщинами, нужно иметь дьявольское терпение.»
В общем, пока мы обменивались любезностями, как коты обычно обмениваются с собаками приветствиями, втянувший носом воздух лайка Казан понял: «Пожалуй, пора установить новые тарифы для всех прибывших на отдых: «активный», «пассивный» и «противный»». Активный - это Казан, который ощущает себя в лесу, аки лосось на нересте. Пассивный - это его хозяйка, которая в связи с жарой слабо шевелит кедами, тормозя общее движение. Действенный метод против неё, слегка отстать, сделать ощутимый прикус за гачу, а ежели не среагирует, то и под неё, что обычно действует гораздо лучше, и с воплями: «Кто же твоя мать, собака серая!» Она становится гораздо шустрее и бодрее. Противные - все остальные, кто тащится сзади, тормозя по ходу движения к лесу. А спорить с тренером по борьбе, может, только тренер по стрельбе.
Послушный ризен Гришка радовался всему: что мы сошли на перрон; что предстоит длительная прогулка; да просто тому, что светит солнышко и рядом любимая хозяйка.
- Что с него взять? – думал Казан. - Молодой, наивный, с ясными глазами. Еще не знает, что такое лес. А лес это – такое, такое… в общем, кроме лайки никому не понять.
С большим интересом неопытный Гришка наблюдал скульптурную группу из двух персонажей Казана и его хозяйки: «Я знаю, кто в доме хозяин, а ты сейчас узнаешь, кто хозяин в лесу.»
Гришка с изумлением увидел, что обе стороны обладают изрядным упрямством. Это была красивая растяжка поперек платформы, нервировавшая обе противоборствующие стороны. Борьба проходила молча, под натужное пыхтение борцов. Основная группа двигалась медленно и нудно. Хорошо двигался Казан. Подняв носовой компас четко на полосу леса, работал тягачом. Последнее, что увидел Гришка, хозяйка Казана пожелала удачи своим спутникам, помахала им панамкой, Казан помахал им баранкой и они с ним въехали в лес. До них слабо доносились отдаленные разговоры: о грибах, ягодах, комарах, слепнях.
Как только мы вошли в лес, я сняла с Казана поводок. Казан зарылся мордой в мох, жадно вдыхая в себя чудесный, неповторимый запах. Он его пьянил, звал, будоражил кровь. Казан резко разогнал свои килограммы, совершив через поваленную сосну фантастический прыжок. На фоне голубого неба промелькнуло упитанное тельце, приземлившееся где-то в кустах. Это был полет тяжелого американского бомбардировщика Б-52. Заколыхался, затрещал и развалился на куски, разбомбленный колючий куст малины. Зыркнув на нас раскосым глазом, пёс бесшумно растворился в лесных анналах.
Потеряв из вида питомца, мне пришлось дожидаться грибников с веселым и послушным Гришкой. А вот и они пыхтящие и хлопающие себя ладошками по всем частям тела. Стали обсуждать, что можно найти в июле месяце в тридцатиградусную жару?
На нас стали слетаться стайки крылатых разбойников, жаждущих крови. Те самые, про которых Скотт Круз сказал, что с точки зрения биологии, если что-нибудь вас кусает, оно, скорее всего, - женского пола. Внезапно, послышался легкий шорох, из кустов высунулась серая морда.
- Ага! Ясненько, - подумал Казан, - они собираются что-то там собирать? Какие-то грибы? Понял. Грибы - это ежи. Находишь такой большой колючий «гриб», он фыркает, хрюкает и подпрыгивает. Главное в этом деле правильно его взять в пасть. А делается, это так. Обкатываешь его в листиках, берешь покрепче и бросаешь об землю. Гриб злится, пытается в нос тебя уколоть…. Тут главное не сдаваться. Покатать его подушкой лапы и закатить в лужицу, там эти самые грибы отлично расправляются, после чего берешь его в корзину-пасть и несешь мамке на ужин. Правда она ругается и сама, как ёж начинает подпрыгивать «фу, да фу». А чего фырчит? Все в ней вроде неплохо, а грибы собирать не умеет. Ладно. Поиграем в другую игру. Слышишь любимая? Чукчи играли в жмурки и потерялись. Угадай кто чукчи? Правильно, большие голые собаки на двух ногах. Ходят в двух шагах друг от друга и все время кричат «ау», а нос им на что? Нюхать - это целое искусство, а от них репеллентами за километр тянет. Нет, чтобы обваляться во мху пополам с землей и слиться воедино с окружающей природой. Сами себя выдают. Вот смотрите, как с мошками бороться нужно. Садишься на задние лапы, а передней лапой ловко сшибаешь комаров между глазом и ухом и не надо зажигательную джигу на месте исполнять. Танцоры.
Тем временем ризен Гришка с упоением вылетел навстречу лайке:
- Где ты был, чучело серое? Почему с брылек слюна капает? Что ты делал в кустах?
Умудренный жизнью Казан быстро ответил Гришке:
- Пошли, кое-что тебе покажу, - и скакнул в сторону. Гришка бросился за ним.
Мы нашли их по радостному гавканью Грини. Это было болото: ржавое и вонючее. Мы обнаружили последнее место на планете, где еще не ступала нога человека. Место размером тридцать сантиметров в подмосковном лесу, под елкой, между пчелиным гнездом и муравейником. В середине по самую серую шейку стоял Казан. Гришка не рискнул лезть, а посему радостно носился по его краешку. В куче вонючих брызг мелькали лапы, купированные уши и мятущаяся борода. Все что нам оставалось, это сфотографировать купальщиков, и попытаться отозвать их из этого чудного места.
- Мда… сказала я, - стариков надо убивать в детстве. Дорогой мой Казан! В тихом омуте - черви водятся.
Казан, поводя елейными глазками, и прекрасно осознавая, что никто его не полезет доставать, только буркнул в ответ:
- Давай хозяйка! Залезай в болото. Ага. Не хочешь? Это тебе не мыло по тазику гонять. - И углубился дальше.
Как я ни причитала стоя на краю вонючего болота, толку было ноль. Охрипнув и плюнув на Казана, мы двинулись в чащобу. Грибы не находились. Лес становился всё гуще. Мы забрели в какой-то непролазный бурелом. Чертыхаясь и злясь на самих себя, решили хотя бы перекусить. Сняли рюкзаки, достали курицу. На запах тут же появился Казан Казанович, собственной персоной. Его горящие глаза говорили, что он готов перекусить после купания. Нас окутало облаком такого запаха, на который стали слетаться все мошки леса. Курицу есть расхотелось.
Активизировался ризененок Гришка, он решил сделать все, чтобы курица уронилась, и включил свой компостер, щелкающий точно перед куриным тельцем. К рюкзаку, в который мы хотели засунуть курицу, псы нас не подпускали, дабы жареный трофей не исчез. Пришлось быстро разорвать куриную тушку, и по-братски разделить на пять кусочков. Заглотили мясо одновременно, чтобы не возникало споров, по оставшемуся мясу. Изменили маршрут. Вышли на чудесную полянку с земляникой, и все было бы хорошо, но, Гришка решил помогать сбору ягод, посчитав, что лучшая ягода - придавленная. Нагибаешься, протягиваешь руку к ягодке, черная мохнатая лапа наступает на неё. В глаза тебе заглядывает очаровательная бородатая мордашка: «Это я её нашёл. Смотрите вот ещё одна, и вот, а рядом большая, я собрал быстрее.»
– Уйди, узурпатор! – отбрехивались мы, наблюдая искреннее недоумение в хитрых глазенках. - Гриша! Всемирное Общество Охраны Земляники заявило, что если и дальше собака будет делать икру из ягод и других растительных братьев, то в конце 21 века не останется ни земляники, ни собаки, ни человека, ни 21-го века.
Хорошо, что в жизни, всегда есть место «пофигу». Сбор ягод мы благополучно закончили, и даже, нашли пару сыроежек, а также один большой белый гриб. Собрались всей командой рассмотреть его. Он был не червивый. Опять исчез куда-то серый брат. Пошла искать. По подозрительному чавканью в глубине чащи, нашла. Изумление было велико. Огромная поваленная сосна с вывернутыми корневищами, из-под которых светятся два карих выпученных глаза. Яма с глиной, наполненная водой. И в этой яме, опять же по уши, сидит мой питомец, молча прихлебывая отвратительную жижу. И до того у него довольная морда, что даже жалко его выгонять оттуда. По лесу эхом прокатился мой вопль: «Лучше даже не вылезай оттуда, волчья твоя натура.»
На крик сбежались все. Гришка честно ругался на Казана, вместе с человеками. Казан философски слушал, и, не собираясь вылезать из ямы. Плюнув на корни и серого гада, мы пошли вперед. По удушающему запаху, догоняющему нас, мы поняли, что после большой бучи возле ямы, охладившийся пёс, радостно скачет сзади. Неожиданно запах исчез, а через несколько минут, мы услышали отрывистый характерный лай, и рванули через пни на голос.
- Белка!
Казан нашел след, взял его, честно посадив зверька в кроне. Орал он на весь лес. Сколь долго мы не объясняли ему, что пришли за грибами, пёс уперся намертво:
- Снимайте её, иначе, я не знаю, что с собой сделаю. Сидит кисточками трясет. А-а…Ну хоть палкой её, что ли сшибите.
Спас нас, как ни странно, появившийся ниоткуда гражданин в трусах и майке, который бегал по лесу. Видимо это какой-то новый вид спорта, бег по лесу с препятствиями. Пока Казан голосил на белку, Гриня взял охрану на себя, с ревом ринувшись на лесного пришельца.
- Вы должны так посмотреть на врага, чтобы у него анализы потекли. Вас тут не бегало. - Сказал Гриня.
Казан тут же отвлекся от белки, и побежал на помощь товарищу. А уж, как побежали мы! Закрыв собственными телами, вставшего ступором бегунца, с большим трудом успели провернуть операцию «перехват», и отпустить спортсмена с миром.
После пережитых потрясений, решили отправиться восвояси, так как поняли, что собирать, что бы то ни было, нам сегодня больше, не придется. Мальчишки наши уже набегались. Казан и вовсе, пока был перекур, подошел к ближайшему валежнику, разрыл его, подкопал себе ямку, и устроил лежку.
Чудесные приключения закончились. Мы доплелись до станции. Сели в электричку. В электричке собак никто не видел, зато слышался хороший сапожницкий храп, и разносился упоительный аромат духов под названием «Глина-тина», благодаря которому с нами никто не садился.
Казану снился сон. Молодая здоровая лайка десяти лет залезла в крону дерева, и поймала огромную белку, размером с сурка байбака. Рядом в тяжелом полузабытьи, метался черный бородатый Гришка. Ему тоже снился дивный сон, он догонял бегуна, который бежал все медленнее… и споткнулся и р-р…Гришка взял его во сне, и глубоко, удовлетворенно вздохнул.

Теперь, о неприятностях с покусами. Людей Казан кусал, врать не буду. Кусал не просто так, а по своим соображениям, и в этом, безусловно, была моя вина, не отрицаю. Но поскольку это была моя первая собака, ошибки я тоже совершала впервые. Могу сказать одно. Практически никогда, собаки не кусают просто так. Все рассказы о том, что: «Я шел, никого не трогал, собака меня укусила…» Вранье. У меня бывали такие ситуации.

За укус в попу и полученный синяк в суд

У нас есть закрытая площадка, обтянутая сеткой рабицей, выделенная специально для выгула собак. На дверях площадки висят большие таблички предупреждающие, что здесь выгуливаются псы. Ситуация сложилась такая. Поскольку на площадку есть три входа с разных сторон, контролировать двери, крайне сложно.
Однажды, с задней двери площадки резко распахнулась дверь, и к нам с криками забежали двое мальчишек. Казан добежал до них, и укусил одного мальчика за ягодицу. Я увела собаку, заставила мальчишку снять штаны, чтобы посмотреть какую травму, нанесла моя собака. Оказалось, получен синяк, а мальчишка сильно напуган. Отправила мальчика домой, попросила, чтобы он смазал место укуса йодом, в целях дезинфекции, а также предупредил маму, что собака привита. Сама осталась на площадке гулять дальше. Через некоторое время прибежала мама мальчика, и заявила, что сейчас она приведет участкового милиционера, и составит на меня протокол. Поскольку, было уже десять часов вечера, участкового она не нашла, и привела своего мужа. Муж оказался спокойней, чем жена, и отреагировал более мирно, только спросил, привита ли собака? Собаку мы прививали каждый год, и все документы о прививках у меня были. Казалось бы, разобрались. Прошёл год. История с укусом всплыла снова. Мы с Казаном идя на собачью площадку, случайно встретились с отцом мальчика, и он напомнил об укусе:
- У меня проблемы с мальчиком, после укуса вашей собаки.
- Какие?
Папа ответил:
- Мальчик просыпается по ночам. Боится, что его опять укусит собака. Подаю на вас в суд.
Вот так. И ещё очень долго, мы с папой решали вопрос, платить мне пожизненно за его мальчика или нет.
Второй случай был куда хуже.

Как моя собака укусила…

Однажды мы гуляли с Казаном на собачьей площадке. Площадка имеет три выхода с разных сторон, оборудована специальными табличками. Меня окликнула знакомая девушка, и я подошла к решетке, чтобы с ней поздороваться. В этот момент, с задней двери, на площадку зашел молодой человек с девушкой, и мой пёс, молча, бросился на них. Казан укусил молодого человека за ногу. Раздался истошный крик. Подбежала. Молодой человек был кавказской национальности, как позже выяснилось чеченец, держался за ногу и орал, что мне с площадки теперь не уйти. Схватил свой мобильник, и начал вызванивать своих друзей, говоря им, что хочет замочить одну собачку, и разобраться с бабой. Я предложила осмотреть место укуса. Мы подняли штанину, там оказались две прокушенные дырки в районе колена. На штанине тоже была небольшая дырка, в том месте, где впиявились клыки моего пса. Парень визжал:
- Давай! Делай, что-нибудь! Замочу твою собаку. Пошли к тебе домой. Будешь оказывать мне первую помощь. С площадки не уйдешь…
Пришлось ответить:
- Таблички читать умеешь? Они на каждой двери.
- Я плевал на твои таблички! Ходил здесь, и буду ходить. Сейчас пришибу твою тварь, и ты мне за всё ответишь.
Разнервничавшись, попросила знакомую девушку, с которой здоровалась, принести на площадку: перекись, вату, йод. Девушка убежала за медикаментами, а я осталась с укушенным гражданином, который мне предложил сходить в магазин "Спорт Мастер", купить ему новые спортивные штаны, хотя прекрасно было видно, что штаны с рынка. Дальше он начал хамить. Сдерживалась, как могла. Все это время девушка молодого человека, пыталась его успокоить. Но надо знать восточных мужчин, чтобы представить, как они разговаривают с женщинами. Исключительно, русский мат, с отшвыриваниями её рук от себя.
Вскоре пришла моя знакомая с аптечкой. Мы еще раз подняли штанину, стали промывать перекисью ранки. Там и всего-то были две небольшие ранки, на которых выступила кровь. Смазали их йодом, забинтовали бинтом, чтобы грязь не попала. Молодой человек взял мой домашний телефон, сказав, что он обратиться в травмпункт. Дружки его так и не подошли.
На следующий день он мне позвонил, с предложением дать ему ветеринарный паспорт с прививками. Я допустила ужасную ошибку. Отнесла ему паспорт с прививками за девять лет, и попросила сразу же вернуть, как только он будет не нужен. Он вежливо закивал: «Конечно, зачем мне эта книжка.»
На следующий день снова раздался звонок:
- Уезжаю за город. У меня ужасные травмы ноги, повреждена связка, я спортсмен, не знаю, как тренеру теперь объяснять покусы. В общем, с тебя триста убитых енотов за штаны, и моральный ущерб. Позвонишь по такому-то телефону, встретишься с моим братом, передашь ему деньги, взамен получишь паспорт собаки.
Ответила:
- Таких денег у меня нет. Подавай в суд. Он положил трубку. Через пятнадцать минут раздался второй звонок. Это был другой голос.
- Слушай женщина. Мне эти твои суды-муды, не нужны. Подумай хорошенько, можешь, даже несколько дней. Человек обижен на тебя. У тебя могут случиться большие неприятности. В паспорте все данные: владелец, адрес, телефон. Позвоню завтра.
Начала сопоставлять факты. Звонок с мобильного телефона, явно с улицы, слышны еще голоса, значит, звонят компанией. Голос без акцента, в отличие, от голоса укушенного.
На следующий день опять звонок:
- Собирай деньги, сколько тебе нужно времени?
Нервы натянулись, как канаты:
- Не могли бы Вы мне сказать, с кем я разговариваю? Как Вас зовут? Где Вы живете?
В ответ услышала:
- Сейчас я тебе все расскажу…И про то, какие у тебя неприятности будут, и как зовут…Мы, тебя сами найдем.
Честно скажу, испугалась. Побежал мой муж к нашим собачникам за советом. Хорошо, что мы оказались, дружной командой. Помогли друзья собачники, спасибо им за совет. Даже предложили на встречу сходить вместе.
Когда в следующий раз раздался звонок, мой муж взял трубку сам:
- Все переговоры будем вести через моего адвоката, наше заявление лежит в милиции.
На том конце трубки образовалась пауза:
- Зачем это в милицию? Перезвоню завтра.
На следующий день отнесла в милицию заявление. Участковый выслушал меня и вынес резюме:
- Во-первых, правда на твоей стороне. На площадку зашел - его проблемы. Во-вторых, паспорт отдавать нельзя было, подставила себя сама. В-третьих, давай телефон мобильника, который тебе "брат" оставил.
Дала номер телефона, и милиционеры отпустили меня домой, сказав, что позвонят сами, когда разберутся. Тут возникла даже комическая ситуация.
- А я все телефоны отключила, ничего больше слушать не хочу.
Милиционеры покатилась со смеху:
- Давайте, - говорят, - забаррикадируйтесь дома, отрубите всю связь с внешним миром. Да, и на работу не ходите. Все телефоны надо включить, все звонки слушать, нам по ходу дела докладывать. Дальше наше дело, не Ваше.
Вечером снова раздался звонок. Звонил укушенный.
- Меня зовут Эмиль. Мне суд не нужен. У меня временная прописка. Давайте так разберемся. Когда Вы возместите ущерб?
Муж опять начинает разговаривать сам:
- Встретимся в опорном пункте.
На том конце провода застыла тишина. Трубку бросили, раздались гудки.
Больше звонков не было. Вскоре перезвонили из милиции, парня этого нашли. Он оказался гастарбайтером, работающим на рынке. В ходе разбирательств с милицией выяснилось, что собачья площадка для собак была выделена домом, но не зарегистрирована официально, как самостоятельный объект. Вот теперь и думай, как разрешать такие ситуации? После этого случая, гуляла только в компании со своими собачниками. Паспорт на собаку пришлось восстанавливать. Вот такая история.

Нисколько себя не оправдываю в этой ситуации, просто хочу показать, что бывало всякое. Мне не хочется выставлять моего пса «святым», он им не был, но это был характер, фактура и это был друг. Не подчиняющаяся мне слепо собака, а друг, иногда принимающий решения самостоятельно.

Ещё одна из лучших историй, связанных с послушанием Казана. Казан был очень хитёр, умён, и прекрасно приспосабливался к любым ситуациям. Это любимая история.

Очки, челюсть, девочки...

Однажды, нам с мужем нужно было уехать по срочному делу на два дня, и не с кем было оставить нашу лайку. Долго мы мыкались и, наконец, решили уговорить нашего пожилого родственника семидесяти лет последить за псом. Покормить его, погулять с ним два раза в день.
Родственник со скрипом, но согласился, понимая, что у нас безвыходное положение. Мы, ему расписали, что и как будет кушать пёс, как с ним гулять. Договорились, что он будет жить в квартире один. Стало быть, остаётся подъезжать в течение двух дней утром и вечером к нам домой. Накормить и выгулять собаку.
Уезжали мы с тяжелым сердцем. Оставили деду в холодильнике: мясо, поводок и намордник. Ошейник на собаку надели сразу, попросив не снимать, чтобы можно было всегда Казана схватить при нестандартной ситуации. Попросили гулять с ним только на поводке, и желательно, недалеко от дома. Также предостерегли сразу о необходимости обходить стороной, всех встречающихся собак, ибо Казан драчлив.
Дед кивал: «Да-да, все понял.»
Мы уехали. Описывать свое моральное состояние не буду, я просто извелась за эти два дня, и как оказалось, не напрасно.
В первый же день, отгуляв утром положенное время, дед прикинул, что ездить из Выхино на Таганку далеко, и решил увезти Казана к себе домой. Ехать с псиной на троллейбусе ему показалось долгим, и он решил отвезти собаку в автолайне. Они с Казаном доехали отлично. Единственная неприятность состояла в том, что деду пришлось поскандалить с водителем по поводу ушастого пассажира. Казан шестьдесят один сантиметр в холке, не маленький, да и внешность у него волчья, плюс, когда пёс нервничает, вешает хвост поленом, и тогда, его совсем трудно отличить от серого собрата. В автолайн Казан зашел, держа хвостом поленом. Граждане пассажиры, притихли. Дед у них, доверия не вызывал, ибо он был поджарой конституции, и все подумали, что собаченцию таких размеров, он вряд ли сможет удержать, но всё обошлось.
Почувствовав себя великим собаководом, он справился с трудной поездкой, дед решил сразу же отгулять вторую часть программы и, подойдя к местной школе, отпустил Казана с поводка. Неожиданно для него, с другой стороны школьного двора, вынырнули две крупные собаки: кобель немецкой овчарки и молодой кобель русско-европейской лайки. Казан, был бы не Казан, если бы тут же не сцепился с обоими кобелями. По земле покатился клубок рычащих тел. Дед растерялся, но решил не лезть в это дело, в общем-то, и не зная, что предпринять, чем ужаснул хозяев овчарки и лайки, так как они поняли, что разнимать собак придётся им.
Кое-как расцепив катающихся кобелей, и отогнав Казана в направлении деда, хозяева высказали ему в непечатных выражениях всё, что они думали по этому поводу. А именно, чтобы дед с такой "тварью" гулял отдельно по ночам и по кустам. Их можно было понять.
Сам же дед оценил, слегка струсил, но оценил, что это такое гулять с крупной собачкой. Дома он навалил псу каши со щами, мясо он не взял, и улегся на диванчик.
Плотненько поужинав, Казан понял, что здесь можно всё, и полез к деду на диван, хотя дома, в присутствии нас, пёс даже думать об этом не мог. Полизал деду руку, в знак благодарности за ужин и хорошую прогулку, и посапывая, улегся рядом. Дед устал за день, к тому же он набрался впечатлений, и решил сидя на диване перед телевизором, попить чайку с печеньем.
- Ага!
Казан, лёжа рядом с дедом на диване, корректно просил печенюшку, но, видя, что тот жадничает, наподдал ему носом под руку, с горячим чаем. Облив себя кипятком с головы до ног, дедуля рассердился, и согнал хама с дивана.
Наступил поздний вечер. Дедушка расстелил постель и улёгся в кровать. Через минуту кровать содрогнулась. Рядом с ним на подушку легла собачья голова. Пёс придвинулся к нему плотнее, и крепко заснул. Всю ночь дед боялся пошевелиться, оставаясь под впечатлением клыкастой, храпящей во сне волчьей головы на подушке. Беспокойно проведя ночь, утром встал больным человеком.
Вторую прогулку отгуляли нормально. Ходили по кустам, по обочинкам, на поводке, старательно обходя собачников. Кстати, слух о дедке с неуправляемой лайкой, мгновенно прокатился по району и, теперь, их местные собачники вежливо обходили стороной. И всего-то деду оставалась продержаться вечер, да ночь, утром мы приезжали, но…закон подлости никто не отменял. Случилась кульминация. Выбрав время попозже, чтобы народу было поменьше, дедуля отправился гулять. Погода стояла тёплая, ласковая, он по дороге и расслабился. Вечер тихий, спокойный, умиротворяющий и тут, как назло, навстречу деду попались две молодые обворожительные девушки, и ладно бы они прошли мимо, так нет, решили спросить у него, как им пройти на Ташкентскую улицу.
- Вот счастье-то, - мысленно вспорхнул дед, вспоминая свои семнадцать лет. Расправил грудь, заулыбался, раскланялся. Девушки в мини юбках, ножки точеные, глазки блестят, совсем забыл, зачем он вышел погулять. Распушив перья, пустился в длинное обсуждение путей, ведущих к Ташкентской улице, а чтобы пёс ему не мешал, он прикрутил поводок к запястью. В этот момент, в соседних кустах зашуршал кот, вышедший на вечернюю охоту, и пока, улыбающийся дед, кланяясь, рассказывал, размахивая руками по какому маршруту двигаться молодым нимфам, Казан, унюхав кота, совершил мощнейший рывок в кусты.
Вот и все. Международный гид улетел пузом по асфальту, прямо в колючий куст. Замечу, лайки никогда не лают, когда совершают нападение. Лают они, только если видят дичь, и не могут её достать, сообщая хозяину о местоположении зверька.
Вставная челюсть деда вывалилась на дорогу, и быстро покатилась в сторону. Очки слетели с носа, не удержавшись он хлопнулся оземь, аккурат на них, мгновенно, раздавив стёкла. Одежда затрещала по швам. Да-а… это был конфуз! Оказаться в таком положении перед наядами, беспомощно лежащим в кустах, лицом вниз, и разматывая накрепко привязанный к запястью поводок. Это было ужасно.
Бедному старикану трудно было держать марку перед дамами. Бодро вскочив, он измудрился двумя руками выдернуть Казана из куста, хотя, оттуда раздавалось неистовое шипение, защищающегося кота. Затем собравшись с духом, попросил девушек помочь ему. Но у него резко ухудшилась речь (челюсть была далеко), да и девочек он плохо видел, темно было.
Девушки, умирая от хохота, подали ему разбитые очки, и он тут же нацепил их на нос. Ему стало несколько легче. Нашли вставную челюсть. Она откатилась на два метра. Прицепив зубы, дед решил, что еще не всё потеряно, и принялся лобызать ручки благодетельницам: «Погоды, нынче стоят изумительные…»
Девчонкам стало его жалко. Они частично ответили ему взаимностью, проводив его с собакой до подъезда и, помахав ему на прощанье прелестными ручками.
Вернувшись домой, снова покормив Казана щами, дед начал подсчитывать убытки, нанесенные ему псом:
1. Разбитые вдрызг очки;
2.Грязная вставная челюсть;
3.Порванная в нескольких местах рубаха;
4 Облитая сладким чаем вторая рубаха;
5.Облитые тем же чаем брюки, лежащие в стиральной машине;
6.Синяки.
Утром, с первым же маршрутным такси, он приехал к нам домой, специально не сняв рваной рубахи, в кармане которой лежали злополучные очки. Как только, мы ввалились в квартиру, улыбающийся дед продемонстрировал нам урон: «Больше...НИКОГДА! Слышите! Никогда не просите меня оставаться с вашей собакой. Как хотите! Собака должна: либо жить на дачном участке, либо помещаться в карман.»
Мы изо всех сил пытались сохранить на лицах сочувствие, но от хохота просто складывались пополам. Конечно, это больше не повторялось. Зато дед с тех пор регулярно звонил и спрашивал, как здоровье Казана, признавался ему в любви, и осторожно спрашивал: «Как погуляли? Ничего интересненького не приключилось? Передайте ушастому привет. А с девочками, - ещё долго не мог успокоиться, - пес был не прав...»

Все нюансы описать просто невозможно, поэтому, если мне удалось, хоть немного показать, каким был Казан – это здорово. У нас с ним было много историй. К сожалению, начала писать о нём, когда ему уже было больше семи лет. А начала о нём рассказывать, потому что друзья стали просить записывать истории. Собственно, если бы не Казан, никогда не было бы историй и о других собаках, животных, природе и человеке.
Спасибо тебе мой пёс!

Глава десятая
Собачий юмор

Мне кажется неправильным утверждение «Собака – друг человека», больше нравится «Собака и человек – друзья». Правда, это относится не только к собакам, но и к любому другому животному, живущему рядом с нами. Но все же, хочется написать именно о псах, которые идут с нами рядом по нашей трудной и нелегкой жизни. Загляните в глаза вашему другу - увидите необъятный мир Вселенной, сконцентрированный в пристальном взгляде на обожаемого хозяина. Удивительно, но радоваться вашему приходу с работы, так как умеют собаки, наверное, больше не умеет никто. Во всяком случае, такой радости от супруга не дождешься. Глядя на нахмуренные брови домочадцев и влюбленный взор питомца, начинаешь понимать истинные чувства, испытываемые обеими сторонами.
Выбираем мы породу тоже не просто так. Сначала копаемся в справочниках, читаем, внимательно анализируем: рост в холке, бородатая морда или нет, стоят уши или висят, купированный хвост или смешной баранкой закручен вверх, есть ли складочки на коже, как у младенца (шарпеи) или это совершенно гладкая кожа. А выбираем подчас на Птичьем рынке у кого глаза добрее, или на улице встречаем несчастное существо, которое подошло приласкаться. Если бы умела рисовать, то рисовала бы собачьи глаза, потому что они самые прекрасные и преданные во всем мире. И даже те, кто выбирает клубного щенка, заранее планирует взять самого бойкого, порой берет того, кто первый залез на ручки и почему-то не отходит от вашей ноги, заглядывая в лицо. Мы долго думаем, мальчик лучше или девочка, а берем противоположный вариант задуманного. Да и породу, человек выбирает, совершенно не задумываясь, что и это не просто так. Неосознанно, смешливый человек заводит веселого терьера или сообразительного пуделя, меланхоличный – сеттера, готового часами держать голову на коленях, заглядывая в глаза, потешно вздыхая, а любящий строгую дисциплину холерик, любого представителя овчарок, радуясь, как отлично пес с одного взгляда выполняет команду и, что называется, не задает лишних вопросов.
И еще одним неоспоримым преимуществом обладают наши друзья - они умеют молчать, что их выгодно отличает от людей. Но зато как молчать! Можно молчать и пускать слюни, сидя у стола унюхав кусочек сыра, можно молчаливо провожать взглядом хозяина на работу, и при этом чуть ли не пускать слезу, можно молча подкрасться к прохожему и неожиданно рявкнуть, в том же варианте и к зазевавшейся собаке на улице, это очень весело, поверьте. Можно молча найти на помойке косточку, быстренько её упрятать за щеку, и под вопли обожаемого хозяина, на бегу проглотить. И еще много самых разных «молчанок», есть у наших питомцев.
Разговаривать они тоже умеют, вот, тут люди не правы, когда говорят: собака брешет. Брешут вредные люди. Наши любимцы обладают уникальным языком. Один язык используется при попрошайничестве кусков, а они почти все изображают маленьких щенков, скулят тоненьким голоском, сквозь почти закрытую морду. Другой - при виде соперника, тогда раздается утробный рык. Третий при подходе чужого к двери нашей квартиры, обычно, подается громкий, отрывистый сигнал, о вторжении чужака на территорию. Забавно наблюдать за нашими питомцами, когда, найдя метку конкурента на улице, наши питомцы скребут лапами землю, сообщая всему миру о своем пренебрежении к данному «письму». А голос любви? У них бывает любовный крик души, от которого хочется бежать на поиски подруги, вместо своей собаки. Но самые забавные звуки они издают во сне. Я долго думала, как можно лаять с закрытой пастью, оказывается, элементарно. Лежит себе собака мягким ковриком, посапывает, и вдруг, начинают дергаться поочередно лапы, и раздается «тявк», напоминающий одновременно «хрюк». Основные специалисты по этому виду гавканья, собаки, обладающие короткой мордой: бульдоги, боксеры, мопсы, пекинесы, шарпеи.
Многие собаки обладают чувством юмора. Они частенько шутят с нами. Расскажу о Казане, который, несмотря на строгий характер, завоевал любовь очень и очень многих людей. Он был настолько самобытен, порой так нестандартно мог поступить, что люди никогда не поверили бы, если бы, не видели своими глазами, что он умеет вытворять. Например, много ли Вы знаете собак, умеющих подниматься вверх по деревянной лестнице-стремянке, а потом спускаться с неё? Казан умел это делать. Спокойно мог залезть на чердак по приставной лестнице.
Учить его ходить по бревну, вовсе не надо было. Если на наших глазах на учебной площадке на бревно с боем затаскивали: овчарок, ризенов, боксеров, то Казан от нечего делать, легко вскакивал на бревно сам, и бегал по нему взад-вперед, не испытывая ни только страха, но ещё и играясь при этом. Это умение заложено в лайках от природы, ведь в лесу в поисках дичи, им частенько приходится преодолевать овраги, буераки, перебегать по бревну крупные ямы. А уж если видна цель, то лайки и, вообще, забывают, что перед ними: бревно, лужа, озеро, яма.
А каким набором шуток обладают наши подопечные. Возьмём друзей Казана - ризеншнауцера Кешку и цвергшнауцера Билли Бонса. Кешка обожал собирать пластиковые бутылки и огромные палки. Всё это он считал своим долгом отнести домой. Он ни за что не хотел идти домой с прогулки, с пустой пастью. Успокаивался, только получив в зубы пластиковую бутыль. Вот это было у Кешки не отнять. Как же он любил собирать бутылки! С ним можно было смело открывать бутылочный бизнес - сдавать посуду. Умный Кешка умел их собирать, даже на ощупь.
А уж если попадалась огромная дровина, её Кеша обязательно нёс к подъезду. Беда в том, что Кешка брал дрова такого размера, что по дорожке тротуара ему приходилось идти одному. Когда он поворачивал счастливую морду с дровиной в сторону, случались маленькие неприятности с гражданами. Кто-то падал, потому что получал подсечку под коленки, кто-то рвал карманы куртки, зацепившись за палку, кто-то просто получал хороший синяк, или того хуже пинок. Когда я утром гуляла перед работой с Казаном, я часто видела склад дровишек у Кешкиного подъезда, и улыбалась, вспоминая Кешкину хозяйку, когда вечером у подъезда она пыталась отобрать из пасти ризена все добро, добытое непосильным трудом. Хорошо ещё, что у хозяйки Кешки была подмога в лице Бонса, который при непослушании Иннокентия, четко брал его в нужное место за бубенцы. Обычно после Бонсовой хватки, Кешка все-таки соглашался с мнением основной стаи и, тряся от раздражения бородой, шёл домой. Стоит ли говорить, какая работа мысли кипела в Кешиной голове, когда он пытался стырить у собачников двухлитровые бутыли с пивом.

Казан всегда чувствовал, когда мы с ним выходили на прогулку, хорошо ли хозяйка владеет поводком? Частенько разинув рот, мечтая на ходу о несбывшемся в жизни, я гордо вышагивала со своей собакой, и Казанчик тут же пользовался моей мечтательностью. Бывало витаю в облаках, а в этот момент, откуда-нибудь из подворотни вылезает дворовый кот, отправляясь на поиски приключений. Лайчонок втягивает носом воздух, слегка оглядывается на хозяйку, убеждается, что глаза у неё блуждают, совершает динамичный рывок в сторону.
- Полёт пошёл нормально!
Какое-то время ощущаю себя лыжником, у меня слетает шапочка с головы, вырывается дым из-под подошв сапог, падаю, выпускаю поводок из рук, при этом истошно кричу: «Стой-й-й, куда же ты?»
А Казан уже сидит под деревом и вовсю пасть улыбается, потому что кот висит грушей, на ближайшем тополе. Злиться в такой ситуации, просто глупо. Многие владельцы, с хорошо отдрессированными собаками, не понимали меня. Не понимали и моего хорошего настроения, после очередного полёта, считая, что Казан, не слушается, а я не владею ситуацией. Но беда в том, что мне самой присущ авантюризм, и я никогда не хотела собаку, слепо выполняющую мои команды. Прежде всего, мне нужен был друг. И я всегда ценила, и не только в Казане, умение собаки проявить себя независимо от хозяина.
Или, такой случай. Как-то раз мы пошли гулять большой компанией: две подруги с боксером и ризеном, и мы с Казаном. Вышли на большую гору, с которой нужно было спуститься вниз без ущерба для здоровья. Мы долго обсуждали, как это сделать? Решили пустить кого-нибудь вперед. Выбрали, как всегда, наиболее безобидного члена нашей команды. Этим членом, была наша подруга с ризеном. Вместо того чтобы отпустить собаку с поводка, она намотала его на запястье, и смело шагнула вперёд. Уже через мгновение, она поскользнулась, упала на спину, и с огромной скоростью полетела вниз. Поскольку, вес её тела был больше веса собаки, она унеслась вперед своего ризена, сшибая все пеньки, которые попались на её пути. Полузадушенный Кеша скользил сзади с хрипом: «Мама, куда же ты? Не надо меня душить!» Долетев до самого низа горы, она кое-как встала, ощупала себя, надела на голову потерянную по пути шапочку, проверила наличие конечностей, подсчитала синяки, тронула тихонечко голову. А бедный Кеша, одурев от полёта, начал носиться и кричать. Пёс был обескуражен безобразным поведением хозяйки. Тем временем, мы с Казаном, и с хозяйкой боксера Дэна, посмотрев на этот «полет журавля», решили обойти это весёлое местечко стороной. Именно в этот момент, Казан, прикинув, что и его хозяйка не очень твердо стоит на лапах, стояла осень и глиняная горка была скользкой и мокрой, с веселым «гав», зашёл за мою спину. Дальше последовал прыжок, и он резко меня стукнул передними лапами по спине. Следом за Кешей и его хозяйкой, я отправилась в такой же полёт, пересчитав все пеньки, попавшиеся на пути следования вниз. Единственная оставшаяся невредимой, наша напарница зашлась от хохота, у нее - то боксер воспитанный.

Когда моей собаке надоедало гулять на собачьей площадке, в мою сторону вытягивалась с жалобным скулением, передняя лапа. Причем пёс, периодически забывал, которая из передних лап болит, и каждый раз протягивал разные лапы.
А однажды Казан, повстречав черного терьера Генри, с которым ему не захотелось гулять вместе, и вовсе пустился на хитрости. Он стал припадать на задние лапы, делая вид, что тащит их по земле. В первый момент, я искренне испугалась, тут же увела его с площадки, но как только мы покинули территорию, все его болезни моментально прошли.
На даче фокусы были интереснее. Однажды, мы отправились на дачу к нашему дальнему родственнику, и по дороге Казан заметил в кустах пять гусей. До этого дня он никогда не видел таких огромных, жирных птиц. Мечта кулинара. Быстро сообразив, что он без поводка, припадая брюхом к земле, пополз к желанной добыче. Через секунду последовал резкий скачок за кусты, и оттуда с диким гоготом вылетели все пять птиц. Казан сразу отсек одного гуся в сторону. Гусь испугался, но оказался не дурак, и ему хотелось жить. С шипением, широко расставив крылья, сиганул в ближайшую канаву с водой. Пёс прыгнул следом. Гусь отчаянно стал грести лапами, пёс тоже прибавил скорость, и буквально, через минуту, произошла кульминация охоты. Казан схватил птицу за шею, сломав позвонки. После этого он вытащил гуся на край канавы, положил и пришел к нам хвастаться добычей. Замечу, что все это время, мы бегали по краю канавы, пытаясь им командовать. Дилетанты! Командовать лайкой во время охоты пустой номер.
С точки зрения охотника пёс был прав на все сто процентов, а вот, с точки зрения нашей платежеспособности, далеко не прав. Гуся было уже не спасти, мы так и оставили его на краю канавы, а пса стали ругать. После этого случая, он долго, вообще, не хотел воспринимать гусей, как вид, угрюмо обходя их стороной, хотя на кур, это не распространялось.

Вообще, про проделки собачьих, рассказывать одно удовольствие. Каждый хозяин имеет в запасе набор шуток своего питомца и это здорово. Много забавных случаев происходило, когда Казан на улице ловил пасюков. Он всегда с удовольствием их давил. Никогда не забуду одну его трудную охоту на жирного представителя крысиной братии. Вынюхав около стоянки машин крысу, пёс припал на лапы, почему-то сложив уши домиком. В глазах появился огонек. Такие огоньки, иногда встречаются в глазах женщин, которые ведут атаку на мужчин. Глядя на любимца, стало ясно - дело пахнет охотой! Отпустила его с поводка. Пёс прыг к кусту за машиной, а оттуда жирный пасюк с писком вылетает. Казан совершает скачок за пасюком. Но и тот не растерялся, развернулся, и с диким писком «банзай», кинулся в морду обидчика. Казан слегка растерялся от такой наглости, и этих мгновений хватило, чтобы пасюк перепрыгнул через морду лайки, и залез в колесо машины, есть такие дырочки внутри обода колеса. Как же пёс расстроился. Он выл, рычал, сделал маленькое дело на колесо… Пасюк затихл намертво. Никак не достать. Пока Казан охал и скулил, собралась небольшая толпа прохожих, которая пыталась давать собаке советы. Часть народа болела за крысу, другая половина за лайку. До ставок и пари, конечно, не дошло, но азарт людей захватил молниеносно. Не зря итальянцы, считают русских северными итальянцами. Наши люди очень азартны.
Пасюка мы в тот раз не взяли, а все из-за того, что вышел владелец автомобиля и не понял, почему его тачка привлекает такую массу людей, и просто, потребовал убрать собаку. А заметив на колесе следы мочевой атаки пса, завизжал дурным голосом. Толпа сразу рассеялась, оставив меня один на один с разъяренным владельцев автомобиля и затихшим пасюком в колесе. Я, было, попыталась объяснить комизм ситуации, и даже предложила послушать внутри колеса звуки, издаваемый крысой, но автолюбителю было не до шуток. Разъяренный он сообщил, что сейчас поднимется в мою квартиру, и тоже, сделает там лужу. Это было сильно. Пятидесятилетний дядя, делал очень интересные предложения. Оценив, что его газовую атаку нам не выдержать, взяла собаку на поводок и ушла. Дядя долго не мог успокоиться. Не поленился сесть в машину, доехал до нас с Казаном и, слегка приоткрыв окошечко машины (все-таки пес внушил ему уважение), сказал, если еще раз этот пустобрех написает ему на колесо, он с нами разберется, по-другому. Казан разнервничался, пасюк во время склоки, ускользнул в неизвестном направлении. Мало того, что мы не поймали добычу, еще и дядька, нарывался на скандал. Он загавкал отрывисто и зло. Окошечко, плотно закрылось, машина развернулась, и поехала назад на стоянку.

И немного рассказов о маленьких хитростях наших питомцев. Со временем Казан повзрослел, поумнел, превратился в шикарную собаку. Но увы… Время течёт неумолимо. Казану исполнилось десять лет. Он стал пожилым псом.

Ах, причуды, вы мои, причуды

В тот день стоял мороз градусов двадцать. Мы гуляли с Казаном на собачьей площадке. Прошло часа полтора, а наши прогулки по времени, составляли около двух часов, и пёс начал замерзать. Да-да. Сибирская лайка, спящая десять лет в квартире у батареи, стала мёрзнуть. Я начала читать ему лекцию: «Знаешь ли ты, мой друг… Лайки должны спать на снегу, есть мороженую рыбу с потрохами, и не роптать на судьбу. Тебе надлежит радоваться морозам.»
Казан даже не смотрел в мою сторону. Пока я занималась ликбезом, он молча подошёл. В мою сторону, вытянулась передняя лапа. Сделала вид, что не замечаю. Казан тихонько заскулил. Поменял лапы с правой передней на левую переднюю. Ладно. Подхожу. Беру лапу в ладонь, тихонечко тру. Пёс зажмуривается от удовольствия. Отхожу. Через десять минут слышу ворчание, пёс шкондыбает на трех лапах. Одна из задних, поджата под пушистые штаны. Инвалид. Жму заднюю конечность. Пёс танцует под руками чечетку на трёх лапах. Мягко журю. Отхожу. Поворачиваюсь задом к питомцу и… получаю мощнейший пинок в спину. Споткнувшись, едва удержавшись на ногах, пыхтя и охая, разворачиваюсь. Зелёные огоньки глаз, хитро поблескивают, передняя правая лапа, снова вытянута в мою сторону:
- Ах, ты мерзавец, ах, ты паршивец, ах, ты сучий крендель.
Иду за поводком, который лежит на скамейке, и как только протягиваю руку к поводку, чувствую щипок-укус пониже спины. Хватка за гачи для удержания зверя на месте. Делаю мгновенный разворот.
- Батеньки… инвалид-то, на горочке сидит, высоко... Глазки опять зелёненькие, ушки торчком, на баранке своей ёрзает, боится в ухо получить.
Пою про себя:
Вот, кто-то с горочки спустился,
Наверно, милый мой, летит…
Сейчас, сейчас я повстречаю,
Тебя на жизненном пути…
Хоть портреты с него пиши. Акелла перед стаей. Беру поводок, тру укус пониже спины, начинаю уговаривать поганца спуститься пониже. Веревка играет у меня в руках, аки нунчаки.
- Ага! Сейчас! Нашли идиота? -  Казан и не думал спускаться.
Стараюсь с ним договориться, минуты три-четыре. Безуспешно. Тогда делаю вид, что выхожу с собачьей площадки, приоткрываю калитку и, впереди меня на бешеной скорости, проносится серый ком.
 – Стоять-ять-ять…. Ну, нельзя из русского языка, изъять приставку «ять».
Казан уже скачет по тропинке, удаляясь на космической скорости от собачьей площадки: «Игру «А ну-ка догони», знаешь?»
За серым комом, несется рыжий ком в полушубке. Наконец, отбежав метров сто вперёд, Казан останавливается. Нет, сам он ко мне не идёт. Я иду к нему, как гора к Магомету. Подхожу. Огромная серая башка, услужливо подставляет шею под карабин. Стою, смотрю на него, и думаю: «Бить вроде, как нехорошо. Вроде, как игра. Да и не догнала бы я его.» Прицепляю поводок и всю дорогу вещаю, всё, что думаю о лаечных играх. Казан, вроде, как слушает, а при особо выразительных оборотах, даже поднимает голову и заглядывает в глаза.

С самого начала Казан выбрал меня основной хозяйкой. Это и понятно. Я выкормила его со щенка, гуляла с ним больше других, и больше остальных, мне пришлось бороться за расстановку сил в нашей семье-стае. Около четырех-пяти раз, Казан старался скинуть меня с вершины иерархической лестницы, пытаясь исподтишка искусать. Со временем пришлось поднатореть в этих вопросах, умудряясь нутром чувствовать, что пёс вот-вот начнёт борьбу за власть, и в конечном итоге, мы с ним всё выяснили и срослись в одно целое. Пёс для себя усвоил: мамка-вожак, альфа, но требует защиты. Он, практически, ни с кем не хотел ходить гулять. Больше того, если мы с мужем заходили по очереди в магазин, Казан никогда не ушёл бы от магазина, пока я не вышла бы из него.

Был у нас и такой случай. У меня поднялась температура, заложило всю грудь, пришлось попросить мужа погулять с Казанчиком. Муж нехотя натянул одежду, позвал лайчонка на прогулку. Казан, лёжа у двери, даже ухом не повел. На меня с укором и вопросом одновременно посмотрели две огромные карие сливы. Отведя глаза, бодро сказала:
- Казан, иди гулять с папой.
Сливы расширились:
– С кем, с кем?
- Казан! Надо идти.
Пёс нехотя поднялся и поплёлся к выходу. Он изобразил перед мужем покорность, подставил толстый воротник под ошейник. Ушли. Вернулись минут через тридцать (обычная прогулка вечером составляет 1,5 часа). Казан забегает в квартиру. Миска с ужином стоит, готовая к употреблению. Спрашиваю мужа:
- Хоть в туалет сходил?
- Нет, только по-маленькому. Не садится гад, принципиально.
Дальше начинается домашний цирк. Раздается вздох. Пёс ложится задом к миске, ни на кого не смотрит. Слюни текут, но он мужественно не ест. На кличку не откликается. В глазах мировая скорбь. Встаю, подхожу, начинаются уговоры:
- Ну, поешь.
Ко мне поворачивается упитанный зад. Вздох. Начинаю гладить мохнатую башку. Раздается рычание:
- Уйди, противная!
Пытаюсь загладить вину:
- Ладно, завтра пойдем гулять вместе.
Ухо поворачивается на 180 градусов. Раздается лёгкое рычание, очередной вздох. Глажу дальше:
- Ты уж не рычи. Смотри, какая пашина вкусная в миске? Мама, хорошую корову завалила.
Глаз начинает косить в мою сторону, пёс откидывает все четыре лапы, ложится на спину, изображая зубастого зайчика, и моя ладонь начинает гладить брюхо. Опять вздох мировой скорби. Пять минут чешу брюхо. Захлебываясь слюной, Казан переворачивается обратно на четыре лапы, и рвет к миске. Ритуал прощения прошел. За три секунды миска пуста.

Смеётесь над моими методами воспитания? И правильно. Сколько книжек не читала, а методы прижились свои «пряничные». Скажете, с лайкой так нельзя? Правильно, нельзя. А что, если пес, ещё в своём детстве правильно нащупал струны моей души? Подумаете, это к кому же в руки попала охотничья лайка? Правильно, к дилетанту, который сумел сделать из рабочей собаки, домашнего любимца с внешностью волка, ибо столько - сколько я услышала разных слов от профессиональных охотников в свой адрес, наверное, мало, кто слышал. Но жизнь, тем и хороша, что вносит разные коррективы. Главное, чтобы любовь была, да взаимопонимание, которое у нас, конечно, было, если прочитать внимательно, что здесь написано.

А ещё Казан умел в городских условиях добывать пропитание для всей стаи.
О крысах

В тот вечер, обнюхав очередную кучу жёлто-коричневых листьев, наметенную дворником таджиком, Казан заторопился вперед. Вытянув шею, опустив нос к самой земле (это называется нижнее чутье), он шел по следу.
- По чьему следу?
В тот момент, я еще об этом не знала. Почувствовала только, что пёс сильно тянет поводок. Быть лыжницей устала, народу вокруг никого не было, и решила его отпустить в свободный полет. Не поверив в собственное счастье, Казан скосил на меня одним глазком, и унёсся куда-то в сторону. Пока я выглядывала, куда он подевался, сзади послышалось тяжелое цоканье когтей по асфальту. Ко мне медленно приближалась тухлая баранья нога с копытом, и в шерсти, которую, отдуваясь, пёр Казан. Нос захлестнула волна отвратительного запаха. Зато сам Казан светился от радости:
- Вот оно счастье. Добыл ужин для всей семьи. Акелла не промахнулся.
В ответ раздался мой вопль:
- Сейчас же брось, эту тухлятину!
Казан посмотрел на меня, как на полоумную, приостановился, покрепче сжав челюсти, ему тяжело было переть эту ногу, а оказывается, ей здесь не рады и, поморгав пару секунд ресницами, положил ногу перед собой. До меня оставалось несколько шагов. Я скомандовала:
- Ко мне!
Казан недобро буравил меня глазами:
- Сейчас, как же. Ногу не брошу.
Я упрямилась:
- Ко мне!
Казан сел возле бараньей ноги:
- Сама иди, не брошу!
Я начала злиться:
- Ведь подойду, кому-то наваляю, за лазание по помойкам!
Казан глухо заворчал:
- Не дамси-и-и… И ногу не отдам.
Наконец, не выдержав, подошла, прицепила пса на поводок, и ногой попыталась отодвинуть баранью ногу в сторону кустов. Казан взвыл, и улегся на добычу собственным телом. По округе разносился омерзительный запах тухлого мяса. Затем, перевернулся, повалялся на тухлятине спиной, следом начал натирать себе щеки с обеих сторон, и всё это в считанные секунды, и на поводке. Я опять взвыла дурным голосом:
- Ты, что же это, гад, делаешь? Духами душишься? Как тебя домой вести? Нас же выгонят, к чертовой матери, с таким запашком.
И выбила ногой из-под тела питомца баранью ногу. Привязала Казана к ограде, и покатила мысом своего сапога «казанову добычу» в сторону помойки. Баранья нога катилась плохо. Тогда брезгливо взяла кончиками пальцев «ужин для семьи» и потащила его в сторону. От меня резво шарахнулись пара прохожих. Казан выл у забора. Настроение, у обоих было испорчено. Чертыхаясь, отвязала лайку, и отправилась дальше обычным маршрутом к собачьей площадке, давая по пути себе зароки, больше Казана с веревки не отпускать.
Раздраженный Казан не знал, как ему выпустить злость. Нашёл дырявый мяч, оттрепал его как бобик грелку, а когда вошёл в калитку на площадку, что-то недовольно рыкнул при входе, в ухо боксёру Сеньке. На этом можно было бы, и закончить историю об охоте Казана, да вот не смог угомониться сам герой. Поскольку пришлось объяснять остальным владельцам собак, откуда мы оба явились с такими умопомрачительными духам.
А Казан оказался предоставлен сам себе, да еще и безо всякого дурацкого надзора. Душа его бунтовала. Адреналин надо было выпускать. Осторожно обойдя всю площадку по сетке, обнаружил дыру, в которую он свободно проходил безо всякого шума и пыли. Десять минут он наслаждался полной свободой, обошел окрестности, отрыл пару сахарных косточек в соседних кучах листьев, и собрался развлечься с пареньком, катающимся по футбольному полю на роликах. Выпрыгнул из кустов и решил его пугануть. Наехал на него, как рэкет. Кусать паренька, Казан не собирался, токмо испужать, ибо очень любил эффект неожиданности. С его точки зрения, это была безобидная игра. Помимо всего прочего, он прекрасно сознавал, что за эту игру его по головке не погладят, но считал, что это к лучшему. Есть повод отомстить хозяйке за баранью ногу.
Он, конечно, видел краем глаза, как я летела к нему турманом, и в руки даваться не собирался. Бросив гавкать на испуганного паренька, Казан начал старую игру «А, ну-ка догони». Догнать его удалось не скоро, лишь намотав кругов восемь, по футбольному полю. После чего, таки, посадить на поводок. Кричала долго и нудно. А, как пахла! С точки зрения Казана, как раз сейчас и надо было идти на охоту. Для чего мы с ним извалялись в падали? К жертвам подкрадываться. А он был доволен. Домой шёл под причитания и плач «венца природы», с обуревающими головушку мечтами: «Пусть подумает на досуге, может, стоит ружье купить, да на охоту сходить.»
Вечер удался.

Встреча с электриком

И дернул меня черт промыть все плафоны в люстре. Дома тишина, спокойствие, никого нет, никто не отвлекает, только Казан, зная хозяйку, вопросительно смотрел из угла комнаты: «Ты ещё придумала, какую-нибудь интересную шутку? Будем жонглировать плафонами? Не зря же говорят в народе: «Дурная голова, ногам покоя не дает»».
Но мне было не до него, если поставила себе задачу – выполню. Выдвинув стол на середину комнаты, я на него взгромоздилась и начала откручивать плафоны. Все сняла, а один застрял намертво. И так его вертела, и сяк - никак не отворачивается. Казан всё это время с интересом наблюдал за всеми манипуляциями и вперился в меня со сталинским прищуром.
- Наверняка, что-то сейчас произойдет? С ней обязательно что-нибудь произойдёт, уж я-то её знаю, как облупленную. А может, у неё перегрев в голове, случился? – подумал он.
Под все понимающим взглядом собственного питомца, стараясь не ударить в грязь лицом, я совершила движение. Люстра резко накренилась и скособочилась, повиснув на одном шнуре, отсвечивая повисшими вниз патронами, в одном из которых торчала намертво застрявшая лампочка.
- Я не стала думать о супруге, который давно мне намекал, откуда у меня растут руки
Стоя на столе, даже с ним, согласилась. Лампочка не выкручивалась. И тут меня осенило: «А ведь может ударить током!», вспоминая шикарный анекдот на эту тему:
- Кого хоронят сегодня?
- Электрика.
- Молодой какой! А сколько ему стукнуло?
- Триста сорок…
Пришлось слезть со стола, отрубить электричество, и призадуматься: во-первых, эта конструкция в любой момент могла сорваться и хлопнуть домочадцев по голове. Был же уже вариант с цветочным горшком, который сорвался со стенки на кухне, упав аккурат в то место, где за минуту до этого сидел мой супруг. Я еще тогда его пожалела и сказала:
- Если бы ты не ушел, у тебя было бы сотрясение мозга…
В ответ услышав:
- А у тебя сотрясение, было бы чуть позже…
Очень меня тогда задел его ответ. Вот и верь после этого в любовь и браки, которые заключаются на небесах.
Во-вторых, укреплять доводы супруга о моих руках тоже не хотелось. Руки, как руки. Как у всех. Нормальные женские руки. В-третьих, надо мной же будут издеваться весь вечер. Спрашивается, зачем мне это? И тут меня осенило.
- Опа! Наш сосед. Он же электрик. Работает через двое суток на третьи. Пойду, вдруг дома?
Сосед действительно был дома. Он стоял в дверях квартиры с мутным взглядом, абсолютно пьяный. Это меняло дело, но не кардинально.
- Подумаешь пьяный. Электрики, как и сантехники почти всегда пьяные. Главное, он дома. Мастерство не пропьёшь.
Рассказала ему о своей проблеме. Он с минуту соображал, чего от него хотят, потом буркнул:
- Счас, приду. Еще рюмашку хлопну и зайду.
Прибежав в квартиру, радостно сообщила Казану:
- Видишь пес, все уладила. Сейчас чик-чик и готово.
Мне даже показалось, Казан посмотрел понимающе.
Через некоторое время раздался звонок. Казан недобро заворчал, я открыла дверь, прихожую заполнили спиртные пары. На пороге стоял в дребедень пьяный электрик-сосед. Казан уже подбирался к жертве зелёного змея. Краем глаза я следила за псом, зная, чего от него можно ожидать, поэтому натренированным движением перехватила его, завела в комнату и уложила по команде. Хорошо, что сосед не собачник, он так и не понял, что пёс хотел им закусить. Проводила его в комнату, пса уложила в углу. Сосед не понял моих манипуляций, нн зашёл в комнату, и посмотрел на смирно лежащего в углу Казана:
- О, блин, ты чего собаку увела? Пёс хотел со мной поздороваться, вон видишь, как бежал. А ты ему: сидеть, лежать. Где люстра?
Я кивнула головой:
- Вон качается.
Сосед грозно зарычал:
- Ёклмн, это же какой идиот её трогал?
Казан, услышав угрожающие нотки в голосе соседа, тоже тихо рыкнул.
Чтобы не пугать электрика я громко сказала:
- Хотела плафоны помыть, а они не откручивались.
Сосед снова зарычал:
- Мать твою! Ёклмн, ну и руки. За каким фигом понесло тебя мыть эту люстру, она же на одном шнуре болтается. Как же ты крюк то разогнула? – и, кряхтя да охая, полез на стол.
А в это время Казан медленно полз ближе к столу. Молча, незаметно, по-пластунски, еле-еле перебирая лапами, и оказался под столом, на котором матерился сосед.
Поскольку у меня не оказалось нужного инструмента, пришлось соседу слезть со стола, чтобы принести его, а спускаясь, он такую руладу мата выдал, что нервы Казана, не выдержали. Пёс дождался своего звёздного часа, и метким прыжком вылетел из-под стола, нацелившись в пах электрика. Вот это была картина! Достаточно крупный мужик, весящий под сотню килограммов, сложил ножки крестиком и закрыл огромными руками причинное место, кроме вопля:
 -Ай-й-й,- слов у мастера больше не осталось.
Безусловно, я успела перехватить Казана на долю секунды раньше. Все ж таки сказывались годы тренировки и опыт содержания зверовой лайки. Отругав пса, утащила его на кухню, а вернувшись в комнату, поняла, что никто мне вешать люстру на место не собирается. Сосед уже давно покинул нашу квартиру. Пришлось идти извиняться. Дверь мне открыли. Горе-электрик на нервной почве успел еще парочку рюмочек перехватить. Поэтому он довольно мирно отказал в прошении и с тех пор больше к нам не приходил ни за солью, ни за спичками, как это принято у всех соседей по этажу.
Вернувшись в квартиру, я уныло посмотрела на творение своих рук. А скоро и домашние подоспели.
Это была отдельная песня. Сколько же всего интересного я узнала про себя, своих маму и папу, и про женщин в целом! С точки зрения супруга, голова женщине дана исключительно, чтобы кушать, и крутить на эту дурацкую голову бигуди. Что древние греки были абсолютно правы, когда они отбили руки Венере Милосской, чтобы она этими самыми руками в носу не ковыряла, и ни за что взяться не могла. То есть, по сути, греки воплотили мечту мужчин всего мира.
Вечер прошел плодотворно и интеллектуально. Возразить ничего не могла. Люстру супругу, пришлось вешать самому. Недовольным в тот день оказался и Казан. Во-первых, был сорван захват противника на чужой территории. Добыча была мягка, податлива и боялась агрессора. А собаки, ох, как хорошо чувствуют, когда их боятся. В этом отношении их поведение похоже на акулье. Акулы хватают в воде пловцов, как правило, трепыхающихся пловцов. Гормон страха распространяется в воде мгновенно. Во-вторых, пес нервничает, когда хозяйка находится в неуравновешенном состоянии. В-третьих, он также прослушал лекцию о его, собачьем воспитании и понял, что он вылитая хозяйка, то есть голова у него, чтобы кусаться, а не бигуди крутить. А поскольку воспитывает его мама, а что может поместиться в её кушающей голове с бигуди, то и спрос с него не велик.
Поэтому мы с Казаном собрались с духом, и гордо ушли на длительную прогулку. На свежем воздухе, оно, как-то легче.

Ещё одна веселая крысиная история

- Мне не нравится, что вы улыбаетесь в период всеобщей озабоченности, - подумал лайка Казан, унюхав под двумя листами картона у подвала жилого дома, серого пасюка. Было раннее утро. Мы вышли на прогулку.
Лайкан незаметно подкрался к картону. Молча зыркнул глазами в мою сторону.
- Ничего не понимает сонная тетеря. Шлепает своими сапогами, аки, грузчик. Тихо слониха! Под картоном дичь. Что ты вперилась в этот картон? Показываю носом в щель: «Здесь сидит крыса.»
Кое-как продрав спросонья глаза, я заартачилась:
- Что, встал? Пошли дальше.
Но Казан бросать дичь не собирался. Если хозяйка не проснулась, это не значит, что он должен упускать такую возможность поохотиться. Пёс крепче встал на лапы, и воткнул рога в землю:
- Не пойду-у… лучше картон отодвинь.
Я начала потихоньку просыпаться:
- Козел упрямый. Мне с тобой бодаться с утра? Так я тебя забодаю! -  и решила отвлечь охотника. - Где кошка? Ищи.
Казан посмотрел на меня, как на идиотку:
- Кошек, нет. Пасюк сидит под картоном.
Я натужно закряхтела, пытаясь сдвинуть лайку с места. Пёс молча, чтобы не спугнуть дичь, упирался всеми четырьмя лапами, перебирая когтями лед. Это длилось несколько минут. Наконец, упарившись сдвигать тушу любимца, включилась в размышления.
- Раз пёс застопорился, значит, что-то не так.
Окинула взглядом картон. Казан молча пыхтел в щелочку, между стеной и бумагой. И до меня дошло!
- Эврика! Под картоном, что-то есть. Мой взгляд упал на шкурку копченой колбасы. - Точно. Хочет, позавтракать, серая обжора, и отодвинула первый лист. Казан ждал.
- Ничего, - констатировала факт.
Отодвинула второй лист, и в тот же миг из-под картона с диким визгом вылетела серая крыса, и заметалась между нами. Тут уж Казан не растерялся. Подскочил к крысе, и высоко задирая передние лапы, затопал ими, исполняя дикий танец, похожий на «Канкан», пытаясь попасть по пасюку. Наконец он попал по ней, придавил, схватил зубами за загривок, и энергично затряс головой. Несколько секунд и…
- Одним пасюком в нашем районе стало меньше, - подумал Казан,- и победно посмотрел на меня. У меня видимо с лицом что-то было не так. Казан это заметил. Я зашипела ему в ухо:
- Ш-ш-ш… Ш-ш-то, ты делаешь? Сейчас же брось эту гадость! Она, наверняка, отравлена крысиным ядом.
Казан заворчал:
- Бери подарочек, - и бросил крысу к моим ногам, широко растянув пасть в улыбке, одновременно изображая зевок, - пожалуй, надо пройтись по дому, может, еще пару трофеев поймаем?
Брезгливо обойдя крысу, я затянула воспитательную утреннюю лекцию:
- Другие лайки хозяйкам белок добывают. На худой конец норок, хорьков или ласок. А, ты? Норовишь мне крысу или ежа подсунуть. Хорош охотничек. Это тебе любимая на «ежовый воротник» и «крысиную шубу». И вообще, командовать здесь, буду я. Командир сказал хорёк и никаких сусликов. Понял?
- Уф…- выдохнул Казан и потянул поводок в сторону, а двинулся он к стоящему поодаль джипу.
Секунда и последовал рывок, такой силы, что моё тело на другом конце поводка, въехало головой в бампер с большим ускорением. Затем оно упало окончательно, и встретилось глазами, с шипящим под бампером котом. Мы с котом не понравились друг другу. Рядом с моим лицом к коту просунулась собачья морда, с поблескивающими клыками, и наморщенным носом. Кот подрастерялся в раздумьях, по чьей вперед морде съездить. Псовая мордень показалась ему краше. Сделав обманный выпад вперед, котяра для устрашения завыл. Завыла и сирена джипа. Из окна дома высунулся злобный мужик:
- А, ну, сейчас же отойдите от моей машины! Кому сказано?
Я поднялась на четвереньки и прохрипела:
- Там кот под машиной!
- Ну, и что? - взревел мужик, - убирайтесь к чертовой матери от джипа. - Да, ладно Вам, - отбрехнулась я. - Не кричите! Семь утра. Перебудите всех.
Но мужик не унимался:
- Бери своего кобла, и дуй отсюда, пока не вышел.
Мужик выглядел здоровым шкафчиком, с крепкими антеросольками.
- Сейчас бить будут, - подумала я и, встав на положенные мне природой две ноги, начала рьяно выяснять с псом отношения:
- Брось кота! Ищи крысу!
- Счас-с-с-с-с, - взвыл лайкан. С котом разберемся, а потом за крысой пойдём, и вообще, отпусти поводок, шею жмет.
Тем временем, мужик в окошке начал звереть и одеваться, собираясь, таки, выйти на улицу.
Перетяжка дамы с собакой принимала оборот веселой игры. Под общий шумок, кот вылетел из-под машины и тиканул к бетонному забору. Проблема с воющим джипом разрешилась в долю секунды, я въехала головой в забор, потому что на нём висел раскоряченный кот, по миллиметру приближающийся к верхушке забора и судорожно перебирая когтями по малейшим трещинам.
Тишину сонного города разрывали вой сигнализации, оглушающий лай собаки и ухающая филином, потирающая ушибленную голову хозяйка собаки. Наконец, кошак все же перелез через забор и исчез из поля зрения, а в дверях подъезда, нарисовался владелец джипа:
- Послушайте, мадам, - со смехом выпалил, он, - я вас прощаю. По-моему, на сегодняшнее утро с Вас достаточно, но прошу около моего джипа, больше не отираться.
Я кивала ушибленной головой, думая про себя: «Господи! Дай мне силы, чтобы справиться с тем, что могу сделать; дай мне мужество, чтобы смириться с тем, чего не могу сделать; и дай мне мудрость, чтобы отличить одно от другого.»
Все стихло. В окрестных домах зажигалось всё больше окошек. Люди вставали и собирались на работу.
По улице резво бежала охотничья лайка, пребывающая в отличном настроении. За ней вяло переставляя ноги, шла хозяйка. Шла с висящей на одном ухе шапке, мокрыми, грязными коленями, издающая ухающие звуки. Наступил новый день.

Казан был весёлым. Любил жизнь, и я ему благодарна за те шутки, которые он проигрывал со мной, и другими людьми. Мы с ним были командой: шибутной, многим непонятной, но мы доставляли радость друг другу. Благодаря моей собаке, я стала наблюдательной, научилась чувствовать опасность, научилась порядку и даже дипломатии.

Глава одиннадцатая
Нюансы

Как вы находите общий язык со своей собакой? А с кошкой? На худой конец? Как вы находите общий язык со своим вараном или игуаной? Каждый представитель животного мира, как и человек, обладает своим характером, привычками, и вот к этим самым качествам, необходимо приспособиться. Не просто приспособиться, а сделать так, чтобы вам обоим было комфортно общаться, всю дальнейшую совместную жизнь. Как в браке, да-да. Мы с Казаном притирались друг к другу около трёх лет. Мы с ним начали выяснять отношения, буквально, с первых дней его появления в нашем доме. Он с рождения был упрям, как козёл, напорист, агрессивен и хитёр. Но его детские шалости, не шли ни в какое сравнение с шалостями переходного периода, и в период, когда Казан окончательно заматерел. Вот где начались основные баталии. Эта глава посвящена «притиркам».
Начнём с того, что нас друг в друге раздражало. Первое - это смелость Казана, и трусость хозяйки. Казан никогда ничего не боялся: ни собак, больше себя размером и агрессивнее себя, ни любых крупных животных, ни человека, ни глубоководной реки, ни страшной лесной чащи - ничего. Я же всю жизнь была трусом, никогда ни с кем не ругалась, и стараюсь не ругаться, уступаю, если вижу, что человек или животное агрессивно, или раздражено. Боюсь глухой чащи, далеко заплывать, ночных пустых подворотен, и ещё много чего. Самое главное, боюсь и не люблю конфликтов. Всю жизнь старалась увернуться от хулиганов, от споров, от любого вида разборок, и именно ко мне, попал пёс с диаметрально противоположным характером. Казан так и искал приключения, так и ввязывался, в любой мало-мальски начинающийся конфликт. Именно он, приоткрыл мне, скрытые ресурсы моего характера. В конце концов, мы начали воспитывать друг друга.
Казан был бойцом. Если он видел нового кобеля на площадке, он тут же клал ему голову на холку. Все собачники знают, что это означает. Всё! Драка началась. Бульдог ли это, ротвейлер, доберман, дог, слава богу, до стаффов и питов, дело у нас не дошло.
У нас был случай. Мы с дочкой и Казаном возвращались с дачи. Пёс был на поводке, ничего не подозревая, мы шли к станции, когда сзади на нас налетел огромный кавказец. Кто-то выпустил его за калитку. Казан тогда жестоко подрался с ним, получив ужасную рану в боку, но, тем не менее, драка осталась в его пользу, кавказец был изгнан.
Он сражался за сук. Умудрился сцепиться с молодой алабайкой Эльзой, лишь из-за того, что начал за ней ухлёстывать, а ей это не понравилось, и она рыкнула на ухажёра. Мы тогда с хозяином Эльзы, еле-еле их растащили за задние ноги, и с тех пор, они вместе гулять не могли. Один раз в жизни, его как следует оттрепал мраморный дог, хотя, я старалась не допускать прямых столкновений Казана с крупными псами. Расскажу историю про фиаско Казана.

Лайка Казан и мраморный дог

В один из жарких летних дней, мы с моим горячим парнем Казаном, решили сходить в ближайший скверик, с целью разведать новые места для прогулок. Сквер, который я приглядела, был небольшим, но очень уютным. Достаточно далеко от дома, но это и хорошо. Из молодого пылкого Казана, энергия била фонтаном, гулять с ним приходилось по вечерам, никак не меньше двух, а то и трёх часов. Каждый вечер в этом скверике собиралась довольно большая компания собачников с разномастными питомцами.
В тот вечер Казан вихрем влетел на сквер и узрел свою подружку стаффордширскую терьершу Боню. Обычно, Боня гуляла на нашей собачьей площадке, но так как из неё тоже энергия била ключом, хозяин Бони так же, как и я, пошёл осваивать новые просторы для выгула. На тот момент Казану и Боне было, приблизительно, около двух лет. Казан уже вовсю научился волочиться за песьими дамочками, и теперь, увидев в траве аппетитную попку Бони, кинулся к ней со всех лап, дабы поприветствовать прелестницу, а заодно и поиграть с ней.
Ну, кто же знал, что почти одновременно с лайкой Казаном в сквер придёт семилетний мраморный дог. Он вошёл с другой стороны сквера, и мы его не заметили. Этот огромный пёс, тоже приметил новую энергичную девицу, и теперь кинулся к стаффордширке со всех лап, наперегонки с Казаном. Первым к Боне подлетел дог и тут же предложил ей поиграть. Казан добежал вторым, и немного онемел от зрелища огромного мраморного мужика, который начал в траве перекатывать как блинчик с боку на бок тигровую Боню.
Смерив дога уничтожающим взглядом, решил отбить даму в свою пользу. Размеры дога его не смущали, как в прочем, всех лаек. Когда это лайку смущал огромный секач или лось? Главное, умение вовремя убрать ненужную фигуру.
Казан с ревом медведя, ужаленного в нос осой, шваркнулся догу в шею, пытаясь на нём повиснуть. Дог, одним движением мощной головы, мгновенно скинул с себя жужжащую мелочь. Лишь после этого внимательно приглядевшись к лайке. Она у него не вызвала никаких чувств. Маленькая, наглая, рычащая угрозы шавка. Он не воспринимал её, как соперника. Ему просто стало интересно, откуда на сквере взялся такой дурак?
Тем временем, Казан подумал, что он достаточно напугал дога, поэтому щёлкнул ещё разок зубами для острастки, и принялся носиться за стаффордширкой.
Мраморный рыцарь немного постоял, подумал, снялся с места и побежал за ними. Настигнув их, дог легонько плечом выкинул лайку с игровой площадки, и с упоением начал играть с Боней, сам.
Казан очумел от наглости великана и, разогнавшись, полетел со всех лап кусать дога за нос. С ревом льва, охраняющего свой прайд от чужаков, вцепился догу в брылю, и это было его роковой ошибкой. Мраморный кавалер плюнул на стаффордширку и решил заняться наглецом. Открыв огромную пасть, издал боевой клич, поставивший в ступор всех хозяев собак, присутствующих в этот вечер на сквере. Одним движением стряхнул с себя лайку, взял её за загривок, поднял над землей, и начал мотать головой туда-сюда, вместе со свисающим из его пасти Казаном.
Казан с вытаращенными от ужаса глазами, молча раскачивался маятником. Сделать он ничего не мог. До него вдруг дошло, что сейчас ему, просто, сломают хребет. Сломают так, как он сам его ломает белкам и крысам.
Тут уже раздался мой вопль. Я не знала, как подступиться к догу, чтобы вытащить своего питомца из пасти чудовища. К нам медленно подошёл хозяин дога и скомандовал своему псу: «Федор! Плюнь эту гадость. Плюнь, говорю. На кой черт он тебе сдался?»
Дог поднял глаза на хозяина, и ещё разок мотнув головой, треснул лайку оземь.
Казан очутившись на грешной земле, взвыл дурным голосом: «Мама! Убивают.»
Его воплями заинтересовались другие кобели. Теперь к несчастному, распростёртому перед догом лайкану, неслись со всех ног добивать жертву: питбуль, ризеншнауцер, миттельшнауцер, цвергшнауцер, русская псовая борзая и звезда программы, стаффордширка Боня.
Дог решил гадёныша добить сам, и широко раскрыв пасть, собрался ещё раз хапнуть лайку за хребет. У меня началась истерика. С тоненьким, почти на ультразвуке визгом, кинулась прямо под дога, и улеглась на свою собаку, крепко придавив её к земле. Картина сложилась аховая. Огромный мраморный дог стоит, широко расставив лапы, и выпученными глазами смотрит перед собой. Перед ним валяется визжащая тетка средних лет, всячески пытающаяся закрыть собой серую гниду. Со всех сторон несётся пяток кобелей с разными намерениями: кто посмотреть, что происходит, кто добить орущего чужака, а может и тётку, чтоб не истерила, ибо, громче всех звуки издавала, именно тетка. Теперь она орала милицейской сиреной. Все, кроме лайки и её хозяйки, веселились от души. Вот тётку поднимают под руки с земли, хозяева дога и стаффордширки. Вот остальные хозяева, ловят своих собак на поводки. Вот поднимается с земли униженная и оскорбленная лайка, с повисшим хвостом-баранкой. Потому что Казан сорвался на пути к цели, потерпев полное фиаско. Принцип: «Чтобы ты ни делал - делай чисто. Если в голове есть план - победа близко.» Не сработал.
Лишь через пару минут, Казан пришёл в себя, закрутил потуже хвост-баранку, и начал орать нервным голосом на стоящего поодаль дога: «Только сунься, гном. Выпердос!», и гордо повернувшись, медленно пошёл со сквера в сторону дома.
Спустя пару дней мы с Казаном опять пришли на сквер, внимательно высматривая, гуляет или нет мраморный дог? И прошляпили его. Дог гулял за кустами, а мы его не увидели. Я отпустила Казан с поводка и не заметила, что Казан, вынюхавший отца Фёдора, решил отыграться по полной программе за свой позор. Как только он был отпущен, серой тенью метнулся к кустам. Однако через секунду, пулей вылетел назад, и понёсся к моим ногам, а добежав сел сзади. На меня напал столбняк, ибо ко мне несся, раскрыв огромную пасть, сверкая глазами, огромный мраморный дог в легкомысленной фиолетовой косынке, повязанной на мощной шее.
Казан, сидя сзади, раздвинул своей башкой мои ноги, высунул нос навстречу догу, и теперь, начал рычать и изрыгать ругательства в сторону несущегося к ним молосса: «Догозвон!»
У меня случилась нервная икота, ноги стали ватными, руками я пыталась выпихнуть Казана навстречу догу, но не тут-то было, Казан рассчитал всё правильно. Пусть хозяйка набьёт морду этому гаду, а уж он подсобит, потом…Она крепкая, она справится.
Дог быстро добежал до нас и уже хотел схватить серого наглеца за морду, но я сомкнула ноги, и теперь стеклянными глазами, смотрела внутрь пасти дога, пытаясь выяснить, не болит ли у него горло?! Как всегда, кровопролитие остановил хозяин дога, пресекнув нападение Федора одним окриком. Впервые пришлось посетовать, что не захватила с собой памперсы. Извинилась перед хозяином дога за своего идиота, и увела его гулять на собачью площадку. Больше мы с Казаном в сквер не ходили. А таких собак, как доги, пёс и вовсе перестал замечать: «Нет таких собак! Нет и всё тут.»
После этого случая Казан не прятался от догов, не бегал от них и не задирался к ним. В течение всей своей жизни молча, проходил мимо догов всех мастей, отворачивая голову в сторону, показывая всем своим видом, что он их в упор не видит.

Вот и представьте. Алчущая приключений собака, и не готовая к этому хозяйка. С первого же года нашей с ним жизни, пришлось научиться внимательно смотреть за Казаном: как пёс поставил уши, зажглись ли в его глазах зелёные огоньки, значащие, что он готов к атаке или вынюхал дичь, поднялся ли загривок, напряглась ли спина? Теперь я выходила на прогулку и озиралась по сторонам: не бежит ли кошка, не идёт ли на встречу незнакомая собака, не шуршит ли в ближайшей помойке серый пасюк? В противном случае, действовал такой силы рывок, что, как правило, к желанному объекту подъезжала на пузе, кляня всё на свете. У меня обострились все чувства: слух, нюх, зрение. Теперь, я первая замечала опасные объекты, стараясь упредить ситуацию заранее, хотя, и это не всегда спасало.
Казан во многом приучил меня к порядку, не только на улице, но и дома. Теперь мы все убирали свои вещи со стульев, иначе пёс мог весело поиграть с ними. Не очень приятно, когда неожиданно заходят гости, а по квартире бегает пёс с твоим бюстгальтером.
Основным бичом стали «песьи девушки» в поре. После того, как Казан окобелился в восемь месяцев на ближайшей стройке, он почувствовал себя настоящим мужчиной. Ох… сколько историй было!
Никогда не забуду, как мы возвращались холодной зимой домой по обледеневшему переулку и уже почти забрались на горку, когда навстречу нам вырулила молодая французская бульдожка с хозяином, да ещё в самой поре для женитьбы. Как ни старалась я, задержаться и зафиксироваться одной рукой за ближайший водосток, ничего у меня не вышло. По горе мимо нас бегом бежал хозяин с бульдожкой, следом с намотанным на запястье поводком, на спине, катилась я. Хозяин бульдожки понимал, что хозяйка ничего не может сделать со своей лайкой и, если они догонят его, дети у бульдожки получатся… ужасными. Тогда я прокатилась всю гору до самой набережной, и лишь, оказавшись на более-менее ровной поверхности, смогла встать на ноги, и только после этого, придушить распалённого запахом невесты жениха.
В другой раз было ещё хлеще. Рядом с нашим домом, всё в том же переулке, который до этого я уже неоднократно отполировала своим телом, стоит большая церковь. Местный поп ничего лучше не придумал, как завести молодую овчарку, посадив её в качестве охраны, в будку за церковью. Овчарка весь день сидела на цепи, а каждую ночь, точнее поздно вечером её спускали с цепи в свободный полёт. И вот однажды утром, я пошла в магазин за тортом, так как должны были приехать гости. Захватила с собой и Казана. Возвращаемся мы назад. Поводок с Казаном у меня в одной руке, а в другой огромная коробка с тортом. В этот момент из-под ворот церкви вылезает овчарка, в нужной поре для свадьбы. Видит нас с Казаном, быстро на глазок оценивает жениха, и радостно несется прямо к нам. Казан понимает, какое счастье ему привалило, слегка подвозит меня с тортом к барышне, и без лишних разговоров, делает на неё садку. Секунда. Замок. И я стою как дура с мытой шеей. В одной руке свадебный торт, в другой поводок, а прямо на поводке происходит собачья свадьба. Люди идут мимо смеются, а потом и вовсе, рядом с нами машина остановилась, из которой высунулся жизнерадостный мужик:
- Какая прелесть! Бедная девочка, это что же у неё родится?
Покраснев, как рак ответила ему:
- У меня мальчик!
Мужик расплылся в ещё более широченной улыбке:
- Мальчик! Ещё лучше! Пускай на здоровье, поупражняется.
Ох, как хотелось запустить в него тортом, но, увы даже не могла двинуться с места. Когда дело было почти сделано, овчарка ничего лучше не придумала, как вместе с женихом влезть назад под ворота церкви. И вот две визжащие собаки, а они даже не успели расцепиться, пытаются влезть под церковные ворота. Все попытки пресечь это дело, с тортом наперевес, ни к чему не привели. В довершение картины на крыльцо церкви вышел поп, созерцая в немом ужасе на свершаемое богохульство. Сначала он хотел их благословить, тьфу, наругаться, однако, увидев моё лицо, вертящихся под воротами собак, и толпу зевак, констатировал: «Благослови вас всех господи. А щенки-то хорошие получатся. Овчарка с лайкой самое оно. Прихожанам раздадим.» Так мы с Казаном породнились с церковью.
Впоследствии, Казан ежегодно навещал свою жену, регулярно сбегая с собачьей площадки, и я частенько сидела под воротами церкви, ожидая своего Казанову со свиданий.

Был и ещё забавный случай. Казан в очередной раз сбежал. Мы всей семьёй искали его до поздней ночи, рыдая и кляня всё на свете, когда в квартире раздался телефонный звонок:
- Здравствуйте. Это Ваша лайка, наверное, сейчас у нас в гостях…- сказал приятный женский голос.
- Наша, - зарыдала я в трубку. - Третий час ищу. Бегаю по всему по району.
- Да Вы не волнуйтесь! - раздался смешок, - с ним всё хорошо. Видите ли, у моей терьерши сейчас течка, но она глубокая старуха, ей четырнадцать лет, вот ваш пёс к нам и прибился. Я ждала-ждала на улице, что найдётся его хозяин, а потом замёрзла и взяла его к нам домой, да не сразу на ошейник посмотрела, оказывается, у него бирка с телефоном висит. Еле-еле удалось прочитать телефон, он у вас и в руки-то не даётся. Хорошая у вас лайка. Не стесняется парень. Съел два ужина свой и моей терьерши, поиграл в игрушки, а теперь стоит и рычит у двери, ждёт, чтобы я его выпустила. Приходите. Забирайте.
А однажды Казан приехал к дому на такси. Он сидел на первом сидении рядом с водителем. А дело было так. Казан в очередной раз слинял с площадки, расширив маленькую дырку в рабице, которую мы с собачниками не успели замотать проволокой, и пошёл искать очередную невесту. Убежал он довольно далеко аж на Котельническую набережную, там его и заметил один из наших собачников, владелец английской спаниельки Фисы. Обнаружив бегающего самого по себе лайкана, он притормозил и открыл дверцу своей машины. Казан понюхал его и согласился доехать до дома на такси. Я как раз стояла у подъезда в раздумьях на тему: «Куда же бежать в этот раз?» Когда рядом притормозило такси, дверца открылась, навстречу мне, выпрыгнул счастливый Казан, всячески показывая, как он рад нашей встрече. Хозяин Анфисы смеялся до колик, рассказывая, как Казан по дороге к дому, всё время норовил спихнуть его с водительского места, пытаясь усесться за руль.
Рассказов на тему женитьбы масса. Один из них.

Женюсь.…Женюсь.…Какие могут быть игрушки

Окраска шерстяного покрова женщины, может быть весьма разнообразной, но преобладают: блондинки, брюнетки и рыжие. Рыжие также, бывают еще конопатыми и вредными. Женщины могут издавать разнообразные звуки. Это как короткие, низкие звуки, так и более высокие, и протяжные. Иногда эти звуки похожи на кашель, но чаще на тяжелые вздохи. Раздраженная женщина урчит и фыркает, однако, попав в капкан, обычно лежит молча.
У нас уже была встреча с этой дамой лаечного типа, и она предлагала нам услуги прошлой весной, весьма недорого, но замуж вышла за другого. Чернявого бездомного пса и родила, через некоторое время, одного щенка. Теперь она проживает в ближайшем доме при ДЭЗе на вольном выгуле. Ночевать её с улицы забирают, а её отпрыска взял, кто-то из работников упомянутого учреждения. Прошло полгода.
Мы вышли рано утром на прогулку. Степенно вышли, как подобает нашему почтенному возрасту, нам уже стукнуло десять лет.
Казан потянул носом воздух. Спина его напряглась. Воротник растопорщился. В глазах появились чертики.
- Да-да-да…- ветер донес до носа старого развратника умопомрачительный запах духов. Описать это можно приблизительно так: «Попробовав запретный плод, я вот уже третий день чувствую во рту его отвратительный вкус...» Прорычав мне:
- В одном часе любви, умещается целая жизнь, - кастрированный жених рванул вперед.
- Вы когда-нибудь видели буксировку лыжника? А летние тренировки лыжников по грунту? Теперь я знаю, как себя ощущают слаломисты, которые не могут вовремя остановиться. В память о той прогулке у меня остались дырочки на прогулочных кедах.
Хрипя и давясь собственными эмоциями, новоявленный жених подтащил лыжника-пыжника к мадам. А мадам…завертелась, завертелась. И с одного бока к Казану, и с другого. Казан принюхался, понял, что не ошибся: «Это она! Серая женщина. Некрупный хищник с ярко окрашенной внешностью, большими стоящими ушами, белым кончиком на хвосте, обладающая, ловкостью, грацией, и самое главное, запахом. Не зря местное собачье население нашего района, панически боится и уважает женщин, считая их существами загадочными и непредсказуемыми.»
Но у меня в тот момент вертелись иные мысли. По всей видимости, скоро окажусь свидетелем эстонского национального праздника «обломайтис». Казан был кастрирован, но все ещё думал, что он лучший жених района.
Тем временем пёс поднатужился и сорвался с поводка. Боже мой…Ну кто бы мог подумать, что он обладает такой прытью! Это был толстый седой пенсионер, с хриплым старушечьим голосом. Когда он прыгнул первый раз, пыль поднялась столбом, когда совершил второй прыжок, развалился небольшой куст шиповника. После третьего прыжка, он запрыгнул передними лапами на спину дамы, и просто вбил ее в землю. Девушка обиженно взвизгнула, под пыхтящим женихом. Казан понюхал поджатый хвост. Было заметно, как в его серой голове вертятся блудные мысли: «Не ошибся, не ошибся. Её счастье может составить только такой мужчина, как я. Благородная седина, усатая морда, побитый молью воротник, но это не беда. Зато какой задор в глазах! Какой запал в душе!»
Дама смотрела снизу на Казана: «Вот смотрю я на тебя, старикашка, и не знаю… то ли с 23 февраля тебя поздравлять, то ли с 8 Марта. Настоящие мужики пахнут не так.»

Леонид Филатов «Лизистрата»:

Кошмар!.. Вы только вдумайтесь, девчонки:
Без рук, без ног - еще туда-сюда!
Но если муж вернулся без мошонки,
То это настоящая беда!

В тоже время на безрыбье сошёл бы, и такой жених! Мысли дамы завертелись с утроенной скоростью:

Но это, же нечестно!..
И слишком уж безжалостно к тому ж!..
Придет кастрат - я встречу и кастрата!..
Какой он там ни есть, а все же муж!..

Поскольку, нужно было уходить на работу, деньги нынче просто так не платят, пришлось надеть на упрямца ошейник фирмы «пора домой», и волоком утащить в сторону, но пёс был разгорячен, домой не собирался. Одинокие прохожие ещё долго наслаждались картиной разногласий между упитанной лайкой и несчастной хозяйкой. Дамочка же решила к нам больше не подходить, и отправилась на поиски более достойного жениха. Неожиданно ситуация изменилась. Пес опять понюхал воздух, резко пошел вперед.
- Ну, - думаю, - одумался. Решил послушаться. Вспомнил, кто охотник в семье. Знает, кто холодильник мясом забивает, ан нет…
По дорожке мимо детского садика плыла восьмилетняя кавказская овчарка Бетси. Большая, серая и спокойная. Взвизгнув по щенячьи, Казан припустился к ней. Со стороны он выглядел представителем сексуальных меньшинств, яростно размахивающим флагом-баранкой:
- Бетси, душа моя. Ну, здравствуй, здравствуй…
Бетси скосила злым глазом.
- А-а…это ты старый развратник. Ну привет, - и вяло вильнула хвостом, - чего пыхтишь?
Казан зашёлся слюной:
- Дык…жениться хочу. Постойте пожалуйста, спокойно, многоуважаемая Бетси.
Бетси встала и смерила Казана строгим взглядом:

Нельзя ему дерзить!.. Напротив, надо
 Подманивать, манежить, волновать,
Пронзать его насквозь стрелою взгляда,
А как дойдет до дела - не давать!
(Л.Филатов)

Казан совершил ошибку. Резво прыгнул в четвёртый раз за сегодняшнее утро, и был бит. Во-первых, Бетси честная женщина, поэтому и дорогая. Во-вторых, за хамство надо бить, в-третьих, кем он вообще себя возомнил в его-то годы. Бетси уничтожающе посмотрела на старика:

Чтоб кавказку Бетси скрасть,
Надо пыл иметь и страсть!
А твоя Казан задача —
На кладбище не попасть!..

Врезав ему пару раз по острому уху, Бетси с достоинством пошла вперёд, даже не оглянувшись на незадачливого кавалера.
У Казана накопилось раздражение. Вылилось оно за углом. Около раскидистого тополя, белый ангорский кот, нежно ухаживал за бурой полосатой кошечкой.
Это была серая молния. Нет, это был ураган, летевший к мяукающей парочке. Через мгновение представители кошачьих повисли на одном дереве в двух развилках, ровнехонько, напротив друг друга. Вниз смотрели четыре горящих глаза: два желтых и два зеленых. Нервный хвост белого кота бил по дереву.
- Мама дорогая! Два! - глаза охотника засветилось счастьем. Казан загавкал характерным лаем, указывая, что на дереве притаилась дичь. Но я чертовски устала за утро, и слегка притомилась от борьбы с увесистым питомцем, пришлось применить прием «легкое удушение», и отвести охотничка домой. Наши разногласия по поводу прогулки загладились миской кефира с творожком «Благода», и подумалось: «А ведь правда! Благодать-то какая. Физкультурой по утрам заниматься не надо. Сок «Тонус» ни к чему. Свой запас адреналина за утро, мы с любимцем получили.»
Были у нас и такие нюансы. Иногда, Казан пытался ухаживать и за мной. Он очень ревновал, если муж меня при нём целовал, пытаясь под любым предлогом его отогнать. Он понимал, что если вожак озвереет, то ему врежут, поэтому, делал это из-под тишка, втискиваясь телом между мной и мужем, или начиная нарочито гонять кошку. Он крал мои прокладки и съедал их. Однажды летом, когда я копалась на грядках, кверху сами знаете, чем, он сделал на меня садку, и мы с ним пару минут ходили паровозом, вследствие чего наш сосед по даче, чуть не стал заикой, захлебнувшись собственным смехом.
Самые большие баталии у нас с Казаном случались в лесу. Как только Казан там оказывался, он считал себя свободным, как ветер. Он не только наслаждался беготней и охотой на птичек, белок и ежей, он ещё шутил. Частенько, мы ходили с Казаном в лес за грибами, и довольно далеко, я не боялась с ним ходить, зная, что он никого ко мне ближе, чем на двести-триста метров не подпустит. Не спеша ходила по лесу в поисках грибов, заглядывая под кусточки и маленькие ёлочки. Казан… то появлялся, то исчезал, внимательно наблюдая за моими манипуляциями. Идёт. Присела. Срезала ножом гриб. Положила в корзинку. Встала. Пошла. Особенно ему импонировал момент, присевшей на корточки хозяйки. Он разбегался и давал мощный пинок в спину. Получив который, я зарывалась физиономией в мох. Грибы летели во все стороны. Оказывается, пёс таким образом, развлекался. Только подниму голову, дабы сказать ему, что о нём думаю, а он весело виляет своей баранкой: «Это случайно. Мимо пробегал, смотрю, ты сидишь.»
Или брожу по очередной полянке, вдруг слышу азартный лай Казана, далеко, метров триста в сторону, думаю: «Крадут моего мальчика». Бегу меж березками дикой ланью, влетаю на соседнюю полянку, вижу чудную картину:

Двое влюбленных лежали во ржи,
Тихо Казан стоял у межи,
Тихо завелся и тихо пошел,
Хозяин несчастных в поле нашел….

Молодой человек лежит на импровизированном покрывале голый, лицом вниз, боится шевелиться. Вообще, боится издавать, какие-либо звуки. Рядом с ним стоит, визжа не своим голосом, прикрываясь клетчатой рубашкой, нагая девушка. А мой охламон с улыбкой крокодила, носится вокруг. И я в неловком положении, и ребята. У меня тогда совсем разум отбило:
- Что вы тут делаете?
- Грибы собираем. Вы бы собачку свою поймали!
Если бы это было так просто. Собачка вовсе не собиралась ловиться, пёс наслаждался своей властью над голыми людьми. В конце концов, сделав вокруг молодой пары круга четыре, удалось его отловить, посадить на поводок, и быстро ретироваться в лес.
Скорее всего, многие из вас читая эту главу, пребывают в шоке. Как можно было столько лет, терпеть, такую невоспитанную собаку? Казан не был ангелом, в его натуре отлично уживались: и ангелы, и бесы.

Здоровье
Глава двенадцатая

Это тяжелая глава. Натуралистическая. С описанием операций. Грустная. Предпоследняя. Последней главой, будет небольшое заключение, ну а всё остальное, осталось в моих рассказах и фотографиях, о моём дорогом псе Казане. Постаралась донести основное, все нюансы описать невозможно. Эта книжка последняя дань моему лучшему другу. Она не для печати, не для издательств. Она для тех, кто помнит Казана, кто читал его истории, кто любил его, а таких людей много. Когда Казан ушёл за радугу, более ста человек из разных стран отозвались, сказали о нём добрые слова, помогали мне держаться, и этой книжкой я говорю вам: «Мои дорогие друзья! СПАСИБО!»
В первую очередь эта книжка нужна мне самой. Пройдёт время и многое забудется, на память останется эта книга.

Лайки отличаются выдающимся здоровьем. Если лайка хорошо вскормлена и живет среди свойственной ей обстановки, желательно за городом, желательно охотится - она всегда будет здорова. Очень редко, лайка болеет от глистов и рваных ран. Лайки редко подвергаются заболеванию бешенством, не предрасположены к чумным заболеваниям, выносливы и неприхотливы. Всё это результат жесточайшего отбора, когда из десятка взятых на промысел собак, в живых оставалась, дай Бог, одна удовлетворяющая охотника собака. Увы.
Немного о здоровье лаек.
Раны, если лайка может их достать языком, ничем не следует лечить. Даже самые страшные большие раны, она хорошо залечивает сама.
Раны на голове, на носу, груди и спине, в особенности в жаркое время, нужно смазывать мазью из холодного чистого коровьего масла, разведенного лизолем (до густоты сливок). Между прочим, эта мазь полезна самому охотнику-практику, она быстро вылечивает разные раны и ссадины на руках, и на ногах.
Чтобы сохранить здоровье лайки, нужно строго следить за чистотой и сухостью её гнезда, чтобы собака всегда была хорошо накормлена и напоена.
Старые лайки с пяти лет и дальше, очень склонны к ожирению, если их обильно кормить. Поэтому лайку до двух лет нужно кормить до отвала, с двух до пяти — только досыта, не давая ей объедаться, кроме как на охоте при добыче крупного зверя, а с пяти лет и до смерти — держать ее впроголодь.
Перед охотой и утром лайке нужно давать гораздо меньше пищи, чем вечером. Если лайка идет на серьезную зверовую охоту, её перед охотой кормить не следует.
Лайка с полным брюхом, не может хорошо искать, догонять зверей и птиц. Поить лаек почти не приходится. Они сами находят всюду снег или воду для утоления жажды.
При хорошем уходе, даже при постоянной охоте, лайка живет до десяти-двенадцати лет. Но уже с восьми лет ее следует признать старой и не брать на племя от неё щенят, они могут вырасти в слабых собак. Поэтому рабочий срок лайки равен пяти годам. Первые три года она растёт и учится охоте, пять лет работает как мастер своего дела, и два-три года, постепенно теряя зрение, слух и зубы, превращается в развалину, а затем умирает.
Признанные заводчики лаек А. Т. Войлочников и С. Д. Войлочникова пишут, что естественный срок жизни лаек составляет 12-14 лет. Казан прожил пятнадцать лет. Знаю реальные случаи долгожительства лаек до шестнадцати и даже семнадцатилетнего возраста.
За свою жизнь Казан ни одним существенным заболеванием не болел, несмотря на то, что в походах давил диких птиц, ел их целиком с перьями, клювом и когтями, передавил огромное количество городских крыс на местных помойках, зачастую отравленных ядом, частенько пил из луж и лизал грязный московский снег. В девять лет у Казана случилось первое серьезное заболевание, связанное с простатитом. У него возникла опухоль под хвостом, когда начали разбираться с врачами, что и почему, оказалось, что помимо простатита у него имеется грыжа, которую он получил в результате механических повреждений, а это были драки с собаками. Возникла необходимость операции. Казану удалили яички. Опишу подробнее.

Старые собаки

Наступает рубеж, когда начинаешь осознавать, что твоя любимая собака стареет. Пришёл такой момент и в моей жизни. Началось все с того, что у Казана, обнаружилась припухлость в области хвоста. Сначала показалось, что все нормально, все пройдет. Но опухоль не только не проходила, она стала расти. Встал ребром вопрос о походе к ветеринару. Для начала, решила обратиться в районную ветеринарную клинику.
В выходной день мы приехали в клинику, отсидели положенное время в очереди, зашли к хирургу. Хирург, прощупав опухоль, вынес вердикт: «Ничего страшного, это всего лишь дивертикул.» Начал ощупывать пса дальше, нашел достаточно плотный шишак подмышкой передней лапы. Его приговор прозвучал похоронным звоном - онкология. Я медленно начала оседать прямо в кабинете. В мозгу пульсировала одна мысль:
- Что делать?
Спросила хирурга. Он нас направил в Онкоцентр на Каширке:
 - Шишку надо обследовать на онкологию, а за дивертикул вряд ли кто возьмется, операция сложная, собаке девять лет, наркоз может не перенести, умрет на столе. Восемьдесят процентов собак в пожилом возрасте со стола не уходят…В вашем случае, - добавил врач, - ничего не предпринимайте, ждите.
Описывать, что со мной было, не буду. Хирург даже денег за прием с меня не взял. Тогда я решила, что надо искать какое-то решение вставшей передо мной проблемы.
Для начала поехала в Онкоцентр на Каширке без собаки, навести справки. То, что увидела, запомню надолго. Молодой дратхаар с опухшими лилово-красными яичками, ожидал приема. Рядом сидел другой владелец, у которого в сумке лежал маленький серебристый пудель. Спросила владельцев:
- Как здесь лечат? Насколько дорого?
Услышала в ответ, что если точного диагноза у собаки нет, то лучше сюда не попадать. Во-первых, лечение здесь дорогое, в среднем стоит около тысячи долларов, во-вторых, если собаке делают химиотерапию или удаляют опухоль, оставляют в виварии на несколько дней в клетке. Оставлять Казана в клетке было нереально, он и суток не протянул бы. Схватившись руками за голову, пулей вылетела из приемной, решив для себя, что надо искать другие пути.
На мое счастье у нас на собачьей площадке гуляла замечательная девушка, которая училась на пятом курсе Ветеринарной академии им. Скрябина. Увидев мое отчаянье, она посоветовала съездить в их академию.
Взяв на работе отгул, попросила свою подругу, владелицу ризена и цверга помочь. Мы взяли пса и поехали общественным транспортом в Кузьминки. Зайдя на территорию академии, сразу пошли в корпус Клинической хирургии. Прием вели две пожилые женщины, которые, увидев моего лайчонка, заахали: «Какой красивый! Какие глаза умные! И что же с такой красотой приключилось?»
Вдвоем с подругой мы затащили Казанчика на стол. Одна из врачей смазала вазелином пальцы и стала методично прощупывать собаку. Сказать, что пес взвыл дурным голосом, это ничего не сказать. Он орал. Казан обладал очень независимой натурой, никогда не позволял фамильярностей. Он умел честно дружить, но без фривольностей. Бабульки врачихи сразу это почувствовали:
- Это он так кричит, не потому что больно, а потому что это насилие над его личностью.
Казан для себя решил, если нельзя кусаться (морду ему связали прочным бинтом, затянув последний узел за острыми ушами), надо, хотя бы орать, чтобы воздействовать на мамину нервную систему. Однако вредная мама, обладала железной хваткой, не менее прочными нервами, и продолжала крепко держать своего любимого мальчика. Затем прощупали шишку под мышкой. Заключение было совсем другим, нежели у хирурга районной клиники. У Казана была грыжа и развившийся простатит. Все это находилось на одном уровне, давило друг на друга и пережимало кишечник, отсюда опухоль. Необходимо было делать две операции. Первым этапом - кастрацию, вторым закреплять грыжу. Про шишку под мышкой ответили, что это доброкачественная опухоль фиброма, но её тоже нужно удалять. После сказанного врачами мне хотелось прыгать и летать.
- Ура! Можно бороться! Не все потеряно!
Про моральный аспект говорить трудно. Муж, услышав про надвигающуюся операцию, устроил скандал, словно кастрацию нужно было проводить не Казану, а ему. Он мне описал все прелести собачьего бревна. Сказал, что лучше умереть мужчиной, чем кастратом. Что моя собака больше не будет защищать квартиру, дочку, его и меня. Что кроме еды у него не останется никаких пристрастий, что даже кошки (уж мы их душили, душили), больше не будут волновать душу лайчонка. Более того, он просто стал коситься на меня с каким-то странным выражением морды. Пришлось в течение недели объяснять, что без этих двух операций пёс проживет около года или чуть больше, а если ему помочь, то лет пять он нас еще порадует. В итоге супруг согласился со мной и затих. Добил меня мой шеф, ничего не смыслящий в собаках, от природы ненавидевший их. Когда я писала заявление за свой счёт, и он спросил причину, я честно ему всё рассказала. Как выяснилось, честность не всегда нужна. Шеф задал мне вопрос: «А после кастрации пёс будет лаять тоненьким голоском, да?»
Прыснув от смеха, пришлось ему объяснить, что в хоре мальчиков поют, только юные евнухи, а если это случается позже, то голос не меняется. Шеф удовлетворился ответом, но, как и мой супруг, стал на меня странно коситься.
Нам назначили плановую операцию по кастрации и удалению фибромы. Для начала, мы должны были за три недели сбросить вес. Лайка у меня была, как многие любимцы перекормленной, нерабочей.
Сели мы на диету. Творог с кефиром, рыба и мизер сырого мяса. Пёс после отменного кормления, возмущался как мог. Он подворовывал. Клянчил куски со стола. У дочери пытался отобрать еду силой, но мы выдержали экзамен, и похудели на четыре килограмма. Через три недели в назначенный день, мы приехали в академию на плановую кастрацию. Операцию проводили под общим наркозом в течение 1 часа 10 минут, параллельно ему вырезали фиброму.
После успешно проведённой операции, мы на такси приехали домой, и тут что-то пошло не так. У пса постоянно текла кровь, текла сильно. Промокали сшитые для этой цели штаны, пришлось купить памперсы. Очень сильно отекли наложенные швы. Я ничего не понимала. Колола в огромном количестве уколы с антибиотиками, давала кровоостанавливающие препараты. Стало лучше. Мы продолжали гулять отдельно ото всех, в штанах, переделанных из детских колготок.
Через пару дней мне показалось, что собаке стало легче. Перестала течь кровь, он очень повеселел и стал тащить меня гулять на собачью площадку. Поостерегшись еще пару дней, я совершила очень большую ошибку.
В один из вечеров мы пришли на собачью площадку, и поначалу все было хорошо. Понюхали его собаки, отошли, и все стали заниматься своими собачьими делами. Да вот на нашу беду, хозяин четырёх русских псовых борзых, искренне пожалев моего страдальца, решил его подкормить, и бросил на землю кусочек рыбы. Естественно, совершенно оголодавший за это время пёс бросился на лакомый кусок, а вместе с ним бросились и борзые. Казан, утробно рыкнул на борзюков и вот тут, случилась страшная вещь. Вся стая набросились на Казана. Они его рвали со всех сторон. Но что, самое ужасное, все норовили бить под зад. Казан честно дрался со всеми одновременно, но силы были слишком не равны. Даже не помню, как удалось вытащить его из круга разъярившихся собак. Когда же вытащила, глазам предстала страшная картина. Грыжа была вырвана наружу и висела.
Я бежала с собакой домой и выла в голос. Ворвавшись в дом, рухнула у двери. Муж примотал чистым бинтом грыжу с кусочком кишки к ноге пса, схватил меня, собаку, и поволок нас на улицу ловить машину. Дочка испугалась за мою психику, и кинулась звонить бабушке. Мы поймали машину и поехали в ночную клинику на Цветном бульваре. Все это происходило в одиннадцать часов вечера. Прилетели в клинику. На наше счастье, мы оказались единственными с рваными ранами, лишь молодой ризеншнауцер в соседней комнате, приходил в себя. Казана опять потащили на стол. Врач, молодой мужчина, сказал, что он сейчас только заштопает дырку и вправит сальник, а операцию потом нужно будет делать всё равно. Вкатали Казану второй общий наркоз. Пёс осел нам с мужем на руки и его долго шили. Отдали нам его, когда он ещё только-только очнулся от наркоза. В два часа ночи мы опять поймали машину и поехали домой. Казан лежал на заднем сиденье машины, в забытьи, было ощущение, что он так и не пришёл в сознание. На кухне в квартире сидели плачущая дочка и плачущая бабушка, которая приехала с другого конца Москвы, чтобы поддержать всех нас.
Дома еще в течение часа, Казан медленно отходил от наркоза. У него текли из глаз слезы. Нам всем было страшно за него, и вдруг, он слабо завилял хвостом и посмотрел на нас затуманенным взглядом.
- Миленький! Ты выжил! Мы с тобой еще покоптим, правда? Ты только живи!
Утром Казану стало легче, он даже вышел гулять. Пришлось взять на работе очередной день за свой счет, и началось очередное выхаживание. Куча уколов и таблеток. Дело пошло на поправку. Стали подступать новогодние праздники. Двадцать девятого декабря у нас на работе был новогодний вечер. Отлично проведя вечер в компании сослуживцев, я отправилась на вечернюю прогулку с собакой. Пёс всячески старался мне показать, как он себя отлично чувствует. И тут случается очередной взрыв.
Пёс присаживается на клумбу, дико взвизгивает, у него из анального отверстия выпадает, приблизительно сантиметров пять, прямой кишки. Трясущимися руками, хватаю пса за ошейник. Одной рукой держу ошейник, а другой начинаю медленно заталкивать кишку обратно. Пёс орет от боли.
- Уф! Получилось.
Бегу домой. Встречаю по дороге подругу, срывающимся голосом, сбивчиво, начинаю нести, не помню, что…Она заводит своих двух собак домой, и мы с ней вместе, прихватив моего супруга, едем в десять вечера в ночную клинику на улицу Россолима, общественным транспортом. В клинике бежим в хирургию. В очереди мы третьи. Идет полным ходом операция у собаки, которая полезла за хозяином по стремянке, и сломала лучевую кость на передней лапе. Перелом с множественными осколками. В предоперационной комнате периодически слышался звук, напоминающий стук молотка. Сложнейшая операция длилась полтора часа. Хозяин пострадавшей псины беспрестанно курил. Потом должна была идти овчарка с пиометрой матки.
Когда закончили с переломом, вышел хирург, посмотрел, кто сидит в очереди, и вызвал нас. Посмотрев издалека на Казана, он сказал, что поступила я правильно, вправив кишку, и что пока пса лучше не трогать. Напугал нас до смерти тем, какую сложную операцию, впоследствии, нам нужно будет сделать. Сказал, что нужно не только грыжу вправлять, но при сложившихся обстоятельствах и с кишечником у нас, большие проблемы.
Операцию делать отказался, из-за того, что собаку оперировали другие врачи. Сказал, что он за чужое браться не будет, попутно, охаяв врачей Ветеринарной академии.
В два часа ночи, мы поймали очередную машину, и уехали домой. Через несколько дней, мы снова поехали в академию. Осмотрев собаку, наши с Казаном лечащие врачи, успокоили меня и даже порадовали. В клинике на Цветном бульваре ему частично вправили грыжу, и наш выпавший сальник ушел вглубь. Никакой операции, пока, делать не нужно было. Прописали нам укрепляющие лекарства, в основном, гомеопатические.
С этого дня мой мальчик пошел на поправку. Через месяц он повеселел, начал загонять кошек на деревья, и даже стал вновь проявлять интерес к собачьим свадьбам. Казан, по-прежнему стал приносить мне свитер к двери, когда я возвращалась с работы. Мы опять были с ним счастливы. Правда, у Казана сильно усилился аппетит. Это было счастье.
Спасибо, всем настоящим врачам. Спасибо, тем людям, которые мне встретились на пути в трудную минуту. Спасибо, моим друзьям собачникам и моей семье, за поддержку, потому что здоровая и радостная собака, это самая большая награда, которую я получила в новый 2002 год. Тогда пришло понимание - бороться нужно до конца, за всех, кто живет с тобой рядом.
Врачи дали срок Казану ещё пять-шесть лет и не обманули нас. Казан прожил ещё шесть лет.
Поведение Казана после перенесенных операций изменилось. Он меньше стал интересоваться барышнями, но всё равно до конца жизни, песьих женщин уважал и чтил.

Стареть скучно, но это единственный способ жить долго

Весна! Именно это время года будит от зимней спячки всех живущих на земле. Необъяснимое волнение в груди чувствуют и стар, и млад. Лайка Казан вышел вечерком прогуляться, и медленно читал почту, а заодно и переписку. Больше всего его интересовали, естественно дамские визитки:
-Гита, Чита, Триша, Чапа, Даша…
Вдруг! Нос старикашки Казана унюхал даму, совсем близко. Встал, аки, вкопанный. Для верности ещё раз повел носом.
- Ба-а… какие женщины! Зита!
Пёс рванул вперед. Если до этого он шел медленно, еле переставляя лапы, шаркая подушечками по асфальту, упорно прикидываясь больным и старым, то тут, куда что подевалось?  В конце концов, ну и что, что ему по человеческим меркам за восемьдесят? Подумаешь, женятся же грузинские старики в сто двадцать лет, ещё и детей делают!
Баранка старпёра подтянулась плотнее, уши встали домиком, шея выпрямилась. И вот перед хозяйкой стоит шикарный пес.
Поднатужившись, Казан рванул вперед, добежал до небольшого забора, сантиметров пятьдесят в высоту, который легко мог перепрыгнуть в молодости, но теперь…
Водолазиха Зита, гуляла по ту сторону ограды. За зиму она растолстела ещё больше, и теперь, напоминала ноябрьского медведя перед зимней спячкой.
Казан приосанился. Огромная чёрная туша. Но! Какая волнующая туша! Встал перед изгородью, оценивая шансы на прыжок. Шансы были невелики. Пес закряхтел, затоптался на месте, лоб его наморщился, дыхание участилось, однако, лишняя женщина любви не помеха:
- Зита! - взвизгнул Казан. - Любовь моя! Пойди сюда! Я, конечно, легко могу перепрыгнуть этот хиленький заборчик, но так приятно, когда дама сама оказывает внимание.
С той стороны забора запыхтела водолазиха. Попыталась сделать прыжок в сторону Казана, но балерина из нее вышла никудышная, скорее, она напоминала женщину-железнодорожницу, пожизненно укладывающую шпалы. Зита встала, упершись взглядом в ограду, понимая, что ей тоже её не перепрыгнуть.
В это время хозяйку Казана обуревали смутные сомнения, каким же образом Зита попала на газон? Отгадка оказалась простой, Казан сообразил, как это делается. У пса было слишком велико желание пообщаться с красивой женщиной. Старикан, не сводя глаз с прекрасной Зиты, боком двинулся по забору и дошел до весьма объемной дыры, в которую благополучно и протиснулся, в поисках любви. Пёс-то протиснулся, чего не скажешь о его балласте сзади. Хозяйке пришлось взять барьер.
- Хорошо прыгает! - констатировал лайкан, и вприпрыжку, несмотря на артрит, бросился к даме.
Тем временем, Зита, понюхав старичка, лизнула язычком его слюнявую брыльку, у старикашки Казана от перевозбуждения слюна пошла, и выдохнула:
- Дражайший, глядя на вас, хочется ещё раз пожелать вам здоровья! Но я вам рада! Вы такой большой, лохматый, слюнявый. Что вы на меня так смотрите, будто ваша хозяйка на дачу уехала? Вон она стоит, с ботинок что-то оттирает. Фу-у…- выдохнула Зита. - До чего она у вас неаккуратная, и плохо пахнет.
Старикан же старался быть галантным, изо всех сил. Он вертелся вокруг огромной, мохнатой Зиты, пытаясь найти место на ее объемном теле, куда можно было бы пристроиться. Попутно старый ловелас заговаривал даме зубы:
- А вы потеете меньше, чем любая толстая женщина в вашем возрасте? Мадам, позвольте вашу ручку, а то моя не пишет.
Он судорожно пытался вспомнить, что нужно делать дальше, но выяснилось, что он напрочь все позабыл, и поэтому просто полизал Зиту в нос. Затем еще раз напряг извилины, вздохнул, повернулся к девушке, задом и полез назад в дыру.
Зита обомлела, попыталась было догнать кавалера, но застряла в дыре.
Зато хозяйка Казана, еще раз на отлично взяла барьер, и спросила хозяина водолазихи:
- Извините, а как ваша Зита, перепрыгнула забор?
Тот усмехнулся в усы:
А она не прыгает через него, она его перелазит. Сначала одну лапу, потом вторую, после передних по одной следуют задние лапы.
- Понятно, - подумала хозяйка Казана, - Зита красивая, а Казан умный.
Всю ночь старый лайкан, беспокойно ворочался, охал, пуская во сне пузырями слюни, спрашивая прекрасную Зиту: «Извините, вы верите в любовь с первого взгляда или мне зайти попозже?!»

После всего пережитого, прогулки наши стали другими. Казан стал больше клянчить еды, хотя на охотничьих качествах операции никак не сказались. Мы продолжали ездить с ним в лес, на дачу и в парки. Удивительно, но, именно после перенесенных операций и боли, Казан окончательно сроднился со мной. Теперь мы с ним были единым целым. Он не выпускал меня из квартиры, когда я выходила, ложась всей тушей у порога, он вообще теперь, когда я была дома, от меня не отходил ни на шаг, и это продолжалось шесть лет. Казан всегда был очень ревнив и до этого, никогда не могла в его присутствии погладить ни чужую собаку, ни чужого щенка. Казан тут же бежал мутузить того, к кому я прикоснулась. Теперь же это качество у него ещё усилилось. Шесть лет старалась гулять на площадке, не вынимая рук из карманов, и не трогать чужих собак. Трогала их, лишь, когда Казан, был увлечен чем-то и не видел, что я это делаю.
Мы с ним ещё четыре года не знали горя, не болели, везде ездили, лишь с одиннадцати лет перестали ездить далеко в лес, так как Казан стал сильно уставать, и набрал большой вес, который голодовками теперь уже не сбрасывался. Изменился гормональный фон и этим всё сказано.
Последние два года Казан болел сильно и много. Появились подкожные шишки, все те же доброкачественные фибромы, но их стало много. К тому же Казан неудачно погнался за кошкой у церкви, влетел по ступеням в храм, его оттуда турнули, скатился по лестнице и сильно повредил лапу. После этого случая, оставшиеся два года подхрамывал, а в сырую погоду у него стали болеть кости. Он перенес два микроинсульта.

Старуха с косой

Она пришла солнечным днём. Пришла и уставилась на него страшным, неподвижным, пустым взглядом. Он спал на дачном участке в траве, в окружении отцветших пионов. Старуха хищно наклонилась, окутав собаку своим леденящим дыханием:
- Пора!
Он открыл глаза. Но вместо хозяйки, увидел страшную старуху с косой, которая не мигая смотрела на него пустыми глазницами:
- Где хозяйка? - всполошился пёс, - с ней что-то случилось? Эта старуха? Зачем она здесь? Пёс приподнял голову и попытался встать, но лапы не послушались его. Он удивился, что тело не слушается его. Он всегда был сильным. Попробовал ещё раз подняться на лапы, но тело отяжелело, придавливая его к земле. Тогда он собрал все свои силы и рявкнул со всей мочи старухе:
 - УХОДИ! Не отдам хозяйку в твои руки! Прочь!
Старуха не шевелилась, но что-то в воздухе изменилось. Он поднял глаза и увидел, как к нему бежит хозяйка. Она торопилась, она прошла сквозь старуху с косой, и даже не заметила этого. Наклонилась к нему:
- Что с тобой? Что? Не понимаю. Давай попробуем встать… Ты сможешь, я знаю. Ты просто отлежал лапы.
Он воспрял духом, теперь они были вместе с хозяйкой, теперь они прогонят старуху, ведь та, так и стоит, скалясь рядом:
- Почему хозяйка её не видит? Её обязательно нужно прогнать!
Он собрал остатки сил и встал, старуха поморщилась и улыбнулась беззубым ртом, помахав ему косой. Пёс залаял, он хотел, чтобы хозяйка увидела отвратительную старуху и, кажется, она её увидела! Ну, наконец-то! - подумал пёс. - Мы вдвоём с хозяйкой, всё можем! Пошла прочь! Тебе здесь нечего делать!

Смерть - это понятие. Она страшна своей неотвратимостью и неуничтожаемостью, но! Иногда, дух смерти посещает мир живых, чтобы лучше его понять.
Лайка Казан плохо помнит, что было дальше. Какие-то люди несли его, какие-то разговоры, запахи лекарств. Но самое печальное, ему было тяжело от того, что хозяйка всё время плакала, хотя и находилась рядом. У него не было сил, сказать ей, что он готов прогнать ту страшную старуху, ведь это она так напугала хозяйку. Казан это знал, именно поэтому, он сейчас старался изо всех сил подняться:
- Хозяйку нельзя оставлять одну. Нельзя! Она пропадёт, как же она без меня?
Он поднял голову и не понял, почему он лежит не в пионах на даче, а в квартире? Обрадовался, что он дома! Вот только подняться, пока, так и не смог. Зато исчезла старуха. И хозяйка уже не плачет. Колдует рядом. Поит его водой, льёт противную жидкость за щёки, и постоянно гладит его по голове теплыми руками: «Как я её люблю! Сейчас я встану, пойдём гулять.»

Прошло четыре дня. Казан приподнялся и обнаружил, что лапы плохо, но слушаются его! К тому же он страшно любил чистоту в доме, а в туалет ему хотелось. Хозяйка так обрадовалась тому, что он к ней подошёл, что стала его целовать, будто маленького щенка. Ему было приятно, но ещё более он гордился тем, что они одержали ПОБЕДУ! Казан не знал, кто такая «победа», но понял, что хозяйка видимо, говорит о старухе с косой, которую они прогнали.
И они пошли гулять. Ему нравилось, как они медленно брели к собачьей площадке, как его гладил большой, горячей рукой и почему-то плакал, хозяин спаниеля Жорки. Он был ещё слаб, но он знал, пройдёт несколько дней, всё встанет на свои места. Ему ужасно захотелось есть. И они пошли домой.
- С ней! По жизни с ней, и только так! Просто он знал и нашёл дорогу, которая вела его к ней.

Теперь о том, как мы прогнали старуху с косой. У Казана случился инсульт. На даче в выходные. Четыре дня он находился на грани между жизнью и смертью. Он ничего не ел, ходил в туалет только по малой нужде. Не вставал, только дышал! Приходил к нему ветеринар сказал, что пора усыплять: «Старый… Не выдержит: ни сильных уколов, ни большого количества медикаментов, ни тем более, любой операции.»
Мы отказались. Решили бороться сами. Через несколько дней мы с ним дошли до собачьей площадки. Казан сам так решил.

Собаки, наверное, и не считают, что они совершают нечто, сродни подвигу. В своём презрении к смерти они ориентируются на любимых людей с искренностью и терпением, которые недоступны нашему пониманию. Могу сказать одно – мы старались оба! И мы победили! А значит, бороться нужно до конца. Не всегда диагноз, а порой приговор врача, бывает правильным. Со стариками не очень-то хотят возиться, это я поняла, но ведь, это мне нужно возиться, а не ветеринару! Это мой друг! Член моей семьи! Это часть моей души, лучшая часть. Победить можно!
Старость и связанный с ней уход из жизни это особый феномен, который никого не минет, и к которому люди должны, относится трепетно и осторожно. Образно, это догорающая оплывшая свеча. Физически это завершение выделенного нам природой лимита. Но его можно продлить! Я не знаю, на который срок нам дана передышка, но мы с Казаном надеялись, что старуху прогнали надолго. Более того мы прогнали её уже второй раз.
Дорогие друзья. Боритесь за своих питомцев. В большинстве случаев победа будет за вами!

Последний год был тяжким. Не буду больше нагнетать обстановку. В свой последний год, Казан стал совсем дряхлым. У него периодически отказывало то одно, то другое. Он уже плохо ходил, порой со стоном поднимался из-за болей в костях. У него стал плохо работать кишечник, он оглох и, практически, ничего не видел из-за катаракт на обоих глазах, но до последнего дыхания, пёс стоял на своих лапах, прижимаясь ко мне боком. На прогулках он не видел врагов, но поднимал загривок, и я знаю, дрался бы до смерти. Он не мог найти меня на площадке, если я отходила от него на пару метров, и беспомощно водил носом пытаясь, хотя бы унюхать мой запах. Он теперь не слышал кошек, и они ходили у него под носом. Но я счастлива, что он был со мной.
В заключение этой главы хочу сказать. Кормила Казана только натуральными продуктами мясом, кашами, творогом, овощами, рыбой, кефиром, подсолнечное масло в пищу вливала каждый день, по несколько капель, также давала витамины. Двигался Казан в течение жизни много. Сексуальная жизнь его была богата, на этом и заработал простатит. За всю его жизнь я ни разу его не ударила. Когда мы выясняли с ним отношения, приходилось его скручивать, придушивать ошейником, но не бить. Муж лупил его за непослушание, но Казан и не считал его основным хозяином, порой отказываясь идти с ним на улицу. Мы с Казаном дружили, именно дружили, и доверяли друг другу.

Заключение

О своей собаке я и раньше могла рассказывать часами, а теперь стоит мне увидеть лайку, готова говорить об этой породе бесконечно. Долго думала, почему ко мне пришла эта собака? Да и выбрал-то её муж, тем не менее, случилось так, что именно с этой собакой не сразу, а лишь съев не один пуд соли, мы срослись душой. Много раздумывая на эту тему, лишь позже поняла. У меня должна была быть именно эта собака. Почему? А потому что, начиная с четвертого класса школы, я наткнулась на Джека Лондона и заболела его рассказами. Меня манили: волки, лес, снег, сильные люди, охота. Чуть позже отец подарил мне книжку Джеймса Оливера Кервуда «Бродяги Севера», три чудесных повести: о громадном медведе гризли, о маленьком медвежонке Мускве, дружившим с собакой метисом породы эрдельтерьер, и о полуволке-полулайке Казане.
Прочитав повесть «Казан», я перечитывала ещё и ещё раз, понравившиеся главы. Меня покорил характер этой дикой собаки, не одну слезинку проронила, читая, как дикий Казан ухаживает за слепой волчицей, как он разрывался между людьми и дикой жизнью в волчьей стае.
Потом появилась книга Фарли Моуэта «Не кричи волки». Эта книга тоже стала для меня большим потрясением, настолько она правдиво описывала жизнь биолога в тундре, столько в ней было юмора, столько любви к природе и животным, что уверяю вас, если вы её прочитаете, получите массу удовольствия.
Я грезила Севером наяву, но и знала, что мои мечты никогда не сбудутся. Не сбудутся, потому что я слаба физически, потому что у меня очень плохое зрение, потому что в моей семье никогда не было охотников, путешественников, первооткрывателей. Мама педагог биологии-химии, папа - математик в толстых очках. Но мечтать никому не воспрещается. Мне нравились овчарки, потому что они отчасти похожи на волка. Проанализировав всё, пришло понимание, судьба подарила мне ту самую северную, характерную собаку, ведь лайки ближе других пород стоят по генетике к волку. При создании породы западно-сибирских лаек, им приливали волчью кровь. Метисы волков и аборигенных собак Сибири давали очень хорошие результаты. Метисы были более чутьистыми, более выносливыми, но хуже поддавались дрессировке, зато охота с ними была самой добычливой.
Сейчас люди тоже, постоянно работают: с волком и собакой; с шакалом и собакой. Есть потрясающие результаты этих исследований. Чего стоит Клим Сулимов который работает уже несколько десятилетий с милицейскими лайками, скрещивая их с шакалами из Московского зоопарка. Мне повезло, однажды я попала к нему в гости в питомник, и он многое рассказал о чутье лаек, и их метисов от волка и шакала. Удалось поработать и на благо науки. С меня сняли пробы для обучения молодых лаек. Это были волосы и запаховые метки. Запаховые метки, это кусочки ткани или ваты, пропитанные потовыми выделениями из подмышечных впадин. Благодарю судьбу за то, что удалось, пусть и один раз, пообщаться с таким замечательным человеком.
Если кого-то после всего написанного заинтересовали охотничьи лайки, то прежде чем заводить эту породу, необходимо прочитать книгу А. Т. Войлочникова и С. Д. Войлочниковой "Охотничьи лайки". По мнению очень многих "лаечников" это лучшая книга по лайкам, весьма объективная и всеобъемлющая.
Благодарю судьбу за эту пятнадцатилетнюю дружбу с моей собакой. Эта книжка написана моим сердцем.

сентябрь 2008