Фанфик ТобиДей

22 July

внимание! ПОШЛОСТЬ,ЮРИ,ЛГБТ! (персонажи из аниме наруто)
Начинаем! И так, начали:

— Семпай? Тоби в нетерпении дергает рукав плаща Дейдары. — Семпай, вы будете данго? Дейдара не успевает и рта раскрыть, а Тоби уже деловито сообщает хозяйке лавки, чтобы та сделала две порции. Не без радости он добавляет, что платит, конечно же, семпай. Парни садятся на стоящую неподалеку от прилавка скамейку: младший нетерпеливо ерзает и оглядывается в ожидании заказа, старший устало вздыхает, с облегчением думая о том, что поимка треххвостого далась им куда проще, чем однохвостого. — Две порции данго, — хозяйка радушно улыбается, протягивая палочки с заказом. Дейдара было оборачивается, чтобы взять свою, но его опережает Тоби и выхватывает из рук женщины обе палочки. Он довольно тянет: — Приятного аппетита! Дейдара что-то недовольно мычит о том, что раз он взял себе обе порции, то и расплачиваться тоже будет сам. — Вот, — Тоби протягивает одну из палочек Дейдаре, и он в недоумении поднимает бровь. — Опять эти шуточки? Я на это не клюну. — Семпай, вы же не думали, что я съем вашу порцию? — судя по тону, Тоби обижен. Или просто издевается. — Я бы больше удивился, если бы ты взял только свою, — их словесные перепалки могут длиться вечность. Думая о вечности, Дейдара вдруг с тоской вспоминает бывшего напарника, который так любил о ней рассуждать.
Данна, по крайней мере, был молчаливым.Погрузившись в воспоминания, он отправляет в рот первый шарик и задумчиво жует. — Семпай-семпай! — Ну, что еще? — Дейдара уже начинает закипать. Левую руку он запускает в сумку с глиной, полный уверенности прямо сейчас сделать Тоби «подарок», но вдруг замирает. — Спорим, вам интересно, что у меня под маской? — Дейдара от такого неожиданного вопроса с трудом удерживает от падения данго, и откладывает его в сторону — не до этого. Тоби молчание семпая воспринимает как заинтересованность, довольно и незаметно хмыкает и цепляет пальцем нижний край маски. Дейдара сам не замечает, как подается вперед. Ни разу еще он не видел его лица. Если вообще в акацки кто-то его видел. Кроме лидера, конечно — он-то уж наверняка. Маска с глухим звуком медленно отходит от лица, и Дейдара нервно сглатывает, дыша через раз. — А вот хер вам! С этими словами Тоби резко отворачивается, задирает маску и вмиг поглощает угощение. Через мгновение маска снова на своем месте — ни сантиметра кожи не показалось из-под нее. У Дейдары, кажется, подергивает глаз. — Я взорву тебя, к чертям! Вернувшись в штаб, Дейдара и Тоби, включая других акацки, тратят несколько суток на запечатывание треххвостого. После того, как они заканчивают с биджу, лидер зачем-то вызывает к себе Тоби. Дейдара какое-то время лепит взрывчатку, складывая из глины причудливой формы зверей. Наслаждаясь ночным свежим воздухом, он не спеша пробирается через лес к родной ночлежке. Входя в пещеру, он сразу замечает, что не один. — Тоби? На тихий зов Дейдары никто не откликается. Луна ярко светит и в пещере не так уж темно. Почти сразу он обнаруживает напарника, который лежит на земле лицом вверх, сцепив руки за головой. Дейдара беззвучно приближается к нему и садится рядом. Кто поверит, что ты спишь, жулик? Однако грудь спокойно вздымается, дыхание ровное, и вскоре Дейдара приходит к выводу, что тот действительно уснул. Он уже думает о том, чтобы идти к себе, но взгляд его падает на маску. Он не снимает ее даже во сне. Что он скрывает? Узор на маске как будто пленит, и Дейдара, незаметно для себя самого, тянет руку и пальцем поддевает ее край. Внезапно Тоби что-то невнятно бормочет во сне и разворачивается на бок. У Дейдары кровь стучит в ушах. А если бы он проснулся? Он начинает было думать о последствиях своих действий, если Тоби действительно проснулся, но потом, вдруг одергивает себя. И что с того? Что бы он мне сделал? Скидывая с себя плащ и укладываясь на прохладную землю, Дейдара почти успокаивает себя тем, что, во всяком случае, ничего страшного бы не произошло. Однако, что-то ему подсказывает, что для своего же спокойствия, ему лучше не знать, что под ней. Откуда-то с потолка падают капли воды, ударяясь о собравшуюся лужу. Дейдара прислушивается к этому звуку, думая о том, что эта монотонность быстро его усыпит. Лунный свет падает на его лицо, и Дейдара уже думает о том, чтобы отвернуться, как чья-то тень нависает над ним. — Семпай. — Тоби? — Хотите взглянуть? — пока Дейдара мешкает с ответом, Тоби решительно срывает с себя маску, и та летит в сторону, с глухим звуком ударяясь о землю. Обычно ласково слащавый тенор сменяется на низкий грубый баритон. — Я покажу вам. Он делает шаг вперед, тень с его лица сползает, и Дейдара видит их. Шрамы. Шрамы покрывают половину лица, если не больше. Глаза… Дейдара думает, что черный узор на красной радужке ему привиделся, как вдруг понимает, что не может пошевелиться. — Что за?.. — Семпай, ну почему вы такой любопытный? — Тоби седлает его бедра, придавливая своим весом. — Знали же, что это опасно. Для нас обоих. — Ты ошибаешься. Я не… — Дейдара обрывается на полуслове. Точнее, что-то обрывается внутри него. Язык не слушается, а вместо звука из горла вырывается только сипение. — Семпай, коснитесь меня, — Тоби обхватывает его ладонь своей и тянет к лицу. Дейдара ощущает под пальцами огрубевшую кожу. Ему неприятно и хочется отдернуть руку, но выбора у него нет. — Вы ведь так хотели знать, что под маской. Что думаете? Я отвратителен? Согласен. Внезапно Тоби отбрасывает от лица чужую руку. Его взгляд падает на резинку в волосах Дейдары, которую он обычно снимает, но в этот раз почему-то забыл. — Как она меня бесит, — Тоби с отвращением стягивает ее вместе с клоком светлых волос, и она пропадает в темноте. — Они будут мешать. Их нужно укоротить. Он сгребает волосы на затылке и больно тянет. Блики света падают на кунай, который Тоби только что извлек, Дейдара нервно сглатывает. Несколько рваных движений, и Дейдара с сожалением смотрит на свой уже бывший хвост, который очень скоро скрывается из виду. — Вот, — тянет Тоби, взъерошивая густые волосы, которые теперь едва достают до плеч. — Вам очень идет, семпай. Дейдара покрывается холодным потом, когда чувствует в районе паха что-то острое и холодное. Не может быть, он…Ткань рубашки с треском идет по швам, пока кунай не упирается в пульсирующую жилку на шее. Тоби привстает, чтобы стянуть с него штаны. Ты не посмеешь! Учиха подхватывает его под колени, с легкостью разводя их в стороны, и наклоняется к уху. — Семпай, вы себя плохо вели. Тоби накажет вас. Дейдара с удивлением обнаруживает, что способность говорить возвращается к нему. Что если действие техники слабеет? Может быть, тело тоже придет в норму? И тогда…— Скажите что-нибудь, — на этих словах Учихи Дейдара давится вдохом. — Я не для того вернул вам голос, чтобы вы молчали. Вернул мне голос… значит, техника полностью под его контролем. Черт! — Не хотите говорить, — Тоби медленно выпрямляется и стягивает перчатки. — Тогда я вас заставлю. — Нет, стой! Я буду кричать.

— Прекрасно, очень хочу на это посмотреть, — Учиха низко смеется. — А вы уверены, что хотите, чтобы все знали о наших отношениях? — О чем ты говоришь? Кто в это поверит? — Может и никто, — губы Тоби расплываются в ухмылке. — В таком случае, мне придется вас убить. Дейдара закусывает губу. В этот момент он уверен, что Тоби сделает это. Кроме того, он видел его лицо. И эти глаза… Тоби избавится от него — это вопрос времени. Когда Учиха двигает бедрами, он изо всех сил старается не кричать и тихо всхлипывает. — Ох, семпай, — лицо обдает горячим дыханием Тоби. — Вы такой узкий. Я не могу двигаться. — Так не двигайся, идиот! — выдает Дейдара срывающимся голосом. — Расслабьтесь, иначе будет больно, — Учиха кладет чужие голени себе на плечи, меняя угол. — Впрочем, будет больно в любом случае. Когда Дейдара открывает глаза, замечает, что уже достаточно светло. Сколько длилась эта ночь, он не знает. Ее события тоже как-то не складываются в единую картину. Ему хочется думать (что там говорить, он просто мечтает об этом), что это был сон, но тело не обманешь. Колени и локти саднит, на коже несколько покраснений. Он с трудом сводит колени и пытается встать. Безуспешно. — Чертов Тоби! Дотянувшись до плаща, он накидывает его на плечи и кутается в прохладную ткань. Осторожно и с большим трудом он встает и осматривается. Первым делом взгляд падает на хвост. Дейдара растерянно проводит рукой по своим обрубленным волосам разной длины и закипает. — Да как он посмел?! Рубашка, из которой он не вылезал последние лет пять, разодрана в клочья. Тоби на месте нет. Через несколько мгновений Дейдара выходит из пещеры и судорожно оглядывается. Чисто. Он облегченно тянет грудью прохладный воздух и уже думает направиться к источникам неподалеку, как на плечи ложатся чьи-то руки и разворачивают к себе. — Доброе утро, семпай! — маска на месте. Отчего-то это первое, что отмечает Дейдара. Приторный голосок тоже. — Как спалось? — Как будто ты сам не знаешь, идиот, — бурчит в ответ Дейдара. Он шарит взглядом по маске, вспоминая его лицо, и невольно думает о том, когда увидит его в следующий раз. Не хочу! Дейдара чувствует спиной холодный камень, а между бедер чужое колено. Рука в перчатке грубо обхватывает челюсть и заставляет поднять голову. Ладони Дейдары протестующе упираются в широкую грудь. — Не надо… — Эй, придурки! Что тут у вас происходит? Наверное, еще ни разу в жизни Дейдара не был так рад видеть Хидана. — Э-э, вы там сосетесь что ли? Дейдара облегченно выдыхает, когда Учиха отстраняется от него. — Хидан-семпай! — Тоби вприпрыжку скачет к нему и весело тянет: — Угадайте, что? Хидан какое-то время оглядывает потрепанного Дейдару и его новую стрижку. — Ты постриг Дейдару? — Да! То есть, нет. Постриг, но не в этом дело, — Тоби вьется вокруг него, едва не задевая лезвие косы. — Ну, так что? Догадались? — Дейдара, у тебя все хорошо? — такое проявление участия Хидану не свойственно, и Дейдара не знает, что сказать. А когда находит нужные слова, вдруг замечает на себе тяжелый взгляд Тоби, поспешно кивает и заверяет напарника Какудзу, что в полном порядке. — Сдаетесь, Хидан-семпай? — Сдаюсь-сдаюсь. Тоби, твою мать, не тяни резину, мне нужно идти. — Мы с семпаем теперь встречаемся! Вот так просто. Дейдаре хочется провалиться сквозь землю. А Хидан тем временем поднимает челюсть с земли. — Ха? В натуре, что ли? — наблюдая за реакцией Дейдары, он понимает, что Тоби говорит серьезно и выдает еще с десяток матов. — Ну, Тоби, ты и везунчик, — Хидан по-дружески хлопает того по плечу и с легким сожалением в голосе выдает. — А ведь я хотел за ним приударить. Учиха заметно напрягается от этих слов, подскакивает к Дейдаре и берет того за запястье. — Вы опоздали, Хидан-семпай, — с гордостью тянет Тоби. Он снимает кольцо со своего большого пальца и надевает на безымянный Дейдары. — Семпай теперь мой! Хидан от души поздравляет новоиспеченную парочку, не скупясь на маты, и уходит искать напарника. Учиха оборачивается к Дейдаре, выпуская из крепкого захвата. И снова этот низкий голос. — Запомните, семпай. Вы принадлежите мне.