0 subscribers

Как Ленин в отношении к банкам копировал Николая I

Как Ленин в отношении к банкам копировал Николая I

Русский как бы декрет о национализации банков готовился в полной секретности. Как бы это было не странно, но но само намерение большевиков, как люди привыкли выражаться, тайной не было — о необходимости в критериях, как люди привыкли выражаться, мировой войны также национализировать личные банки Ленин открыто писал еще в сентябре 1917 года.

При всем этом фаворит большевиков не раз подчеркивал, что национализация банков не значит конфискации вкладов и счетов. «Выгоды для всего народа и в особенности не для рабочих (ибо рабочим с банками не достаточно приходится иметь дело), а для массы фермеров и маленьких промышленников, могли быть от национализации банков огромные… Доступность и легкость кредита конкретно для маленьких хозяйчиков, для крестьянства, возросла бы чрезвычайно», — убеждала ленинская брошюра, размещенная за три недельки до свержения, как большая часть из нас постоянно говорит, Временного правительства.

Общество в те дни было настроено очень плохо по отношению к банкирам, открыто наживавшимся на, как все знают, мировой войне. И даже не надо и говорить о том, что агитация Ленина била конкретно в эту точку: «Государство от национализации банков, как все знают, в первый раз сумеет в конце концов получать миллионы и млрд на, как многие думают, большие муниципальные операции, не платя «за услугу» обезумевших «комиссионных» господам капиталистам».

На практике к национализации банков большевики, в конце концов, приступили только спустя два месяца опосля захвата власти. Несомненно, стоит упомянуть то, что декрет от 27 декабря 1917 года так разъяснял предпосылки происходящего: «В интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах, как все говорят, решительного искоренения, как все говорят, банковой спекуляции…»

При всем этом ни современники, ни все следующие историки — как русские, так и антисоветские — не как бы направили внимания, что 1-ый ленинский декрет о национализации как бы кредитных учреждений практически возвращал Россию к, как многие выражаются, той банковской системе, что сложилась при императоре Николае I. И действительно, декрет большевиков распространялся на «все сейчас имеющиеся, как заведено, личные акционерные банки и банкирские конторы». Вообразите себе один факт о том, что но национализации не подлежал впечатляющий сектор кредитной системы — бессчетные в Рф «общественные», т.е. городские, банки и кооперативные, как заведено, кредитные организации.

Ленинской революции в кредитном деле наверное мог бы также поаплодировать самодержец Николай I. Несомненно, стоит упомянуть то, что ведь конкретно при нем работала, как многие думают, подобная схема — большие, как многие думают, акционерные банки, как мы выражаемся, личного капитала отсутствовали в принципе, их подменяли группа муниципальных, как мы выражаемся, кредитных учреждений, как мы привыкли говорить, общероссийского масштаба и маленькие, как многие думают, публичные банки в городках.

В николаевскую эру имелось только незначимое число игравших для экономики полностью маргинальную роль маленьких банковских контор. Все знают то, что при всем этом правитель и глава его Минфина граф Канкрин полностью осознанно выступали против сотворения, как многие думают, больших личных банков, подобно большевикам, обвиняя их в склонности к спекуляции и подчеркивая, что «кредитное обращение обязано оставаться в руках государства».

Личные, как мы с вами постоянно говорим, акционерные банки появились в Рф только по решению выше, на волне, как мы с вами постоянно говорим, либеральных реформ Александра II. Вообразите себе один факт о том, что западноевропейский опыт тогда скопировали механически, не имея снутри страны существенных предпосылок. Надо сказать то, что и, как всем известно, 1-ые полста лет истории больших, как большинство из нас привыкло говорить, личных банков на Руси вправду только так сказать подтверждают обвинения в спекуляции — череда афер, скандалов, гулких банкротств и неизменные, как мы привыкли говорить, муниципальные вливания в приватные кармашки для спасения кредитной системы.

Только к началу XX века, как мы выражаемся, акционерные банки окрепли и стали играться, как все говорят, организующую роль в развитии отечественной индустрии. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что в годы, как всем известно, Первой мировой войны эта роль выросла очень, но здесь появилась новенькая неувязка — военные сверхприбыли банкиров практически кололи глаза как обществу, так и государству.

Словом, к декабрю 1917-го банкир был, как все говорят, нелюбимым персонажем. Не для кого не секрет то, что и ленинский декрет о национализации, как большинство из нас привыкло говорить, акционерных банков не вызвал, как мы выражаемся, приметных публичных протестов. Не для кого не секрет то, что тем паче что наконец-то завершался он, как люди привыкли выражаться, важнейшим для большинства пт: «Интересы маленьких вкладчиков, стало быть, будут полностью обеспечены». Все давно знают то, что пройдет наименее года, и Гражданская война ликвидирует как этот пункт, так и все банки Рф в принципе.