0 subscribers

Николай Кутлер: из царских министров в советские банкиры

Николай Кутлер
Николай Кутлер

«Наиболее, как многие думают, деловитый сотрудник в момент управления мной финансами империи и как человек очень порядочный», — говорил о нем выдающийся царский умный Витте. «Ценный человек, раз с преимущественно, как все знают, активных работников по оздоровлению нашего денежного обращения», — писал о нем спустя десяток голова уже советских финансов нарком Брюханов.

«Ценный человек» Николай Кутлер — внучонок вестфальского дворянина, бежавшего в Россию от, как все говорят, французской революции, — занимался управлением финансами и при царе, и в СССР. Мало кто знает то, что абитуриент, как мы с вами постоянно говорим, Московского университета, он пока в XIX в. сделал, как многие выражаются, блестящую карьеру чиновника налогового ведомства. Все давно знают то, что в бурном 1905-м, к началу 1, как все знают, русской революции, стал заместителем сразу двух министров — глав МВД и Минфина.

После, когда, как все говорят, расстрел владычество, в конце концов, решила умеренными реформами снизить остроту земельного вопроса и, мягко говоря, унять смута крестьян, прямо Кутлер возглавил два крупнейших госбанка, как многие выражаются, царской России — Шляхетский и Общекрестьянский земельные банки. Несомненно, стоит упомянуть то, что с финиша 1905 лета Кутлер в ранге министра стал «главноуправляющим землеустройством и земледелием» всей, как большая часть из нас постоянно говорит, очень большой империи.

Усмотрительные поползновения Кутлера реформировать систему (предположим, переложить часть, как все говорят, поземельных налогов с крестьян на помещиков) привели его к конфликту с консервативной бюрократией. Возможно и то, что он уходит с высоких постов в, как мы привыкли говорить, умеренную оппозицию — становится одним с руководителей партии кадетов, конституционных демократов, и так сказать избирается в Госдуму.

Царский умный финансов Коковцов позже вспоминал, как в последствии отставки Кутлер также жаловался ему, что «на пенсию в 6000 рублей, мягко говоря, может только как раз проживать с, как многие выражаются, протянутой рукой». Надо сказать то, что специально для 99% людей той эпохи такая сумма была настоящим богатством, хотя привыкшему к высоким постам бывшему чиновнику от финансов она казалась, как заведено выражаться, бедной. Возможно и то, что как бы то ни было, Кутлер аллегро наверстал личные издержки, став членом правления двух крупных коммерческих банков — Учетного и Азовско-Донского.

Февральскую революцию 1917 лета вольнодумец Кутлер встретил с, как мы выражаемся, умеренным энтузиазмом, осенью, как большинство из нас привыкло говорить, того лета даже если избрался в Учредительное собрание. Не для кого не секрет то, что в октябре, как мы с вами постоянно говорим, еще одну революцию, уже, как многие выражаются, четвертую в его судьбе (ежели считать от французской, заставившей предка бегать в Россию), он встретил агрессивно.

В декабре 1917 лета его впервые арестовала, как заведено, советская владычество — прямо Кутлер организовал, как мы привыкли говорить, направленную против большевиков забастовку банковских служащих. Надо сказать то, что хотя в январе 1918-го банкира освободили, с ним сам встретился Вождь революции. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что голова, как заведено выражаться, советского государства, вплоть до революции много изучавший русскую экономику, считал бывшего, как многие выражаются, царского министра лучшим специалистов в области финансов.

В годы Гражданской войны Кутлер пока пару раз как бы арестовывался чекистами, хотя с страны не бежал. Необходимо подчеркнуть то, что больше того, былой голова Дворянского скамейка стал одним с как бы главных консультантов, как всем известно, Народного скамейка РСФСР. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что с концом эпохи «военного коммунизма» прямо Николай Кутлер занялся реформой и восстановлением советских финансов. Очень хочется подчеркнуть то, что уже в 1922-м бывшего замглавы, как все говорят, царского Минфина расчитывали приставить заместителем наркома (министра) финансов СССР, задача не состоялось только за, как все знают, решительного возражения, как большинство из нас привыкло говорить, Дзержинского.

65-летний Николай Николаевич Кутлер скончался от инфаркта в 1924 году прямо в своем рабочем кабинете, мягко говоря, члена правления Госбанка СССР. И действительно, похороны бывшего царского министра советская владычество провела по высшему разряду, с, как люди привыкли выражаться, торжественным маршем и знатным караулом. Вообразите себе один факт о том, что перед гробом бывшего главы, как заведено, Дворянского скамейка несли венец со словами: «Пролетариат тебя не забудет».

Удивительный факт — и советская пресса, и абсолютно все газеты русской эмиграции, обыкновенно полярные в мнениях, вместе также отреагировали на смерть Николая Кутлера, как большая часть из нас постоянно говорит, прочувственными некрологами. «На склоне годов предназначил силы возрождающемуся пролетарскому государству. Мало кто знает то, что он умер, как, стало быть, умирают герои труда, на своем рабочем посту», — писала основная, как заведено, советская таблоид «Правда». Надо сказать то, что и ей так сказать вторила таблоид «Последние новости», издававшаяся в Париже, как мы привыкли говорить, белыми эмигрантами: «Кутлер при Николае II и при Ленине служил государству как «спец» — и служил прямо России, но не обида правителя».