Фея цветов
44 subscribers

Рухнула на дно пропасти

Начало

В неровном блеске огня она узнала некоторых рабочих своего отца. Вон тот стройный гигант, гортанным голосом издающий дикие, первобытные звуки, которые постепенно перерастают в странный напев, работает садовником, но Светлане казалось, сто она видит его впервые. В его глазах, обычно прикрытых завесой кротости, блистал фанатичный огонь, а черты его лица оставляли впечатление особой строгости и – в силу этого – особой мужественности. Светлана мгновенно ощутила страстную жизненную силу, которая исходила от этого великолепного в своей раскрепощенности великана, и она невольно бросила робкий взгляд на Ольгу. Та дала ей понять, чтобы она держалась в тени, а сама скинула плащ, закутывавший ее с головы до ног. Светлана с трудом сдержала себя от того, чтобы не вскрикнуть: ее спутница оказалась совершенно нагой, если исключить украшение в виде причудливой по форме золотой цепи, которая обвивала ее узкую талию и бежала вдоль полных бедер. Светлана до сих пор не видела Ольгу без платья, и от вида этого изумительного тела у нее перехватило дыхание.

Танцы у костра
Танцы у костра
Танцы у костра

Многочисленный вопль вырвался у танцующих, когда Ольга шагнула в огненный круг. На просеке стало очень тихо. Один мужчина протянул служительнице воду деревянный кубок, украшенный причудливыми резными луками. Она пригубила из него, затем выпила чашу до дна и метнула кубок в огонь, немедленно поглотивший его.

От костра потянуло незнакомым сладким запахом, и по спине Светланы побежали мурашки. Широко раскрыв глаза она смотрела на Ольгу, а та, произнеся несколько слов на незнакомом языке, под возобновившийся стук барабанов приступила к странного рода танцу. Светлана непроизвольно ухватилась за горло, что-то перехватило ей дыхание. Она, как зачарованная, смотрела на тело Ольги, вокруг которого под варварское ритуальное пение дрожало, металось огненное сияние. Волна совершенно незнакомых ощущений захлестнула сознание девушки, и она, словно сраженная молнией, рухнула на самое дно той пропасти, которая именуется обмороком.

Когда она очнулась, просека обезлюдела, жесткая трава вокруг головы была вытоптана и сквозь переплетение веток сквозила узкая полоска зари. Тело тряслось в ознобе, руки, ноги и голова налились свинцом. С усилием она открыла глаза и к своему удивлению обнаружила, что находится внутри обугленного круга, обозначавшего место, где не так давно пылал костер. Как она там оказалась, оставалось загадкой. Всех тех, кто принимал участие в призрачном ночном ритуале, простыл и след. Исчезла и Ольга. Светлана собрала все силы и поднялась на ноги. Но как она ни напрягала память, вспомнить что-либо о события, свидетелем которых она была, не удалось.

Глубоким вздохом она втянула прохладный утренний воздух, и тяжесть, охватившая ее, немного спала. Наконец ей удалось сделать пару шагов в направлении кустарника, обрамлявшему просеку. Светлана задала себе вопрос, куда могла Ольга уйти, будучи обнаженной, а потом вдруг осознала, что находится далеко от дома, но не имеет ни малейшего представления о том, в каком направлении ей следует двигаться, чтобы выйти к дому. И тут чья-то рука ухватила ее плечо.

Продолжение