Об истории. Русский экспедиционный корпус в Первой мировой войне.

269 full reads

Начало на странице с таким же названием.

Революция не создает новой, лучшей жизни, она лишь окончательно завершает разрушение того, что уже практически разрушено и погибает.

Н. А. Бердяев

М. Б. Греков. Тачанка
М. Б. Греков. Тачанка

Мой дед Аким Степанович

Мой дед Будяев Аким Степанович, много рассказывал о себе. Но мне особенно интересно было слушать его рассказы о Русском экспедиционном корпусе, в котором он воевал на Балканах (1916–1918), а потом почти три года провел в концлагере в Бизерте (тогда Алжир) на каторжных работах. Когда же я приехал к нему с магнитофоном и попросил рассказать о тех событиях, он многие детали не мог вспомнить. Я опоздал, ему уже шел девятый десяток. А на войну он попал в девятнадцать лет. #первая мировая война

Он рассказывал о погрузке солдат на корабль в Архангельске, об остановке в Англии и товарищеском футбольном матче с англичанами; о боксерском поединке денщика капитана русского корабля с английским боксером, и, конечно, о Балканах и об Алжире. Вспоминал, как на следующее утро, после прибытия арестантов в крепость, они увидели, что вся кора деревьев, росших внутри стен, была ободрана до высоты, куда могла дотянуться рука человека; о том, как русские пленные пытались бежать из концлагерей в сторону Гибралтара, и многом другом. #русский экспедиционный корпус

Ежегодно в день независимости Франции наши журналисты (например, Шоммер) рассказывают в своих репортажах о том, как чтят французы могилы солдат русского экспедиционного корпуса, «проливших свою кровь за свободу Франции». И как всегда в таких случаях, непременно лягнут Россию: «А вот Россия о них даже не вспоминает».

Вспоминаем, но не по их компрадорскому сценарию! Они не хотят знать, что солдаты русского экспедиционного корпуса, воевавшие на двух фронтах: Западном (Франция) и Салоникском (Балканы), не раз бунтовали из-за хищения офицерством солдатских денег, из-за плохого отношения в госпиталях и непомерной задержки русских подразделений на передовой без отдыха, в отличие от солдат союзников. #бунт русского экспедиционного корпуса

В такие дни нам, конечно, не рассказывают, как, например, после бунта солдат под Марселем (1916 год), и убийства полковника Краузе, восемь русских солдат были расстреляны.

А в конце июня 1917 года взбунтовались 400 солдат в госпитале города Ваневез из-за воровства солдатских денег и спешного освидетельствования недолечившихся солдат, с целью отправки их на фронт, и после подавления бунта 82 солдата по решению военно-полевого суда были расстреляны.

Но самая кровавая трагедия произошла в военном лагере Ла‑Куртин, где находилась на отдыхе первая и третья бригады Западного фронта (1-я особая дивизия). В это время произошла Февральская революция и солдаты бригад, потребовали возвращения на родину. На их неоднократные обращения к российскому командованию во Франции и Временному правительству был получен категорический отказ. Первая бригада дивизии (13 тыс. человек) взбунтовалась (с 3-ей бригадой, состоявшей в основном из нацменов, командованию удалось договориться), и была окружена 3-ей бригадой и 2-ой артиллерийской бригадой, только что прибывшей из России и следовавшей на Балканы, а также французскими войсками. В результате пятидневного сражения, с применением артиллерии против восставших (!), погибло около трех тысяч русских солдат. #военный лагерь ла-куртин

После карательной акции французское командование оценило разрушения военного лагеря в 5 миллионов франков, и Россия перечислила указанную сумму.

А 700 участников бунта были арестованы, руководители направлены в военную тюрьму на каторжный остров Экс, и в лагеря с тюремным режимом, а остальных, кто отказался воевать вывезли в Северную Африку на рудники и строительство железных дорог.

После многократных попыток сформировать из бунтовщиков подразделение для отправки на фронт, был сформирован русский легион, включенный в состав марокканской дивизии, направлен на участок Виллер-Бретоне, восточнее Амьена, на стыке между английскими и французскими войсками, а 26 апреля 1918 года он был брошен в наступление и почти полностью уничтожен.

Оставшиеся в живых легионеры, в основном солдаты 3-ей (карательной) бригады отказались воевать, но двух их активистов 23 мая 1918 года расстреляли перед строем легиона, остальных легионеров, как арестованных, направили в дисциплинарный батальон марокканской дивизии.

Дед Аким воевал во 2-ой особой дивизии (около 23 тыс. человек) на Салоникском фронте (Балканы). После событий в 1-ой особой дивизии – на Балканах были приняты предупредительные меры: в январе 1918 года она была подчинена полностью французскому командованию, выведена на отдых, и под предлогом отправки в Россию, разоружена. #октябрьская революция

После разоружения приступили к вербовке добровольцев на фронт, но таковых не оказалось, и 4600 «политически неблагонадежных» солдат, в число которых попал и дед Аким, были отправлены на каторжные работы в Северную Африку (январь – февраль 1918 года). Из рассказов деда помню, что транспортный корабль, доставивший их в Бизерту, назывался «Мельбурн», и при возвращении был потоплен немцами. Остальные солдаты 2-ой особой дивизии использовались в специально сформированных рабочих ротах как рабочая сила. #концлагерь в бизерте, алжир

Сгноить на каторге или уничтожить такое количество солдат-союзников, даже в тех условиях было невозможно, и выживших в тюрьмах и на каторге солдат русского экспедиционного корпуса, по настойчивому требованию советского правительства, вернули на родину. Но, видимо, специально, направили корабль в Крым, где уже заканчивалась эвакуация остатков армии барона Врангеля. Корабль, в закрытых трюмах которого привезли деда и его товарищей, стал на рейде в Севастополе. Несколько дней охрана не выпускала узников даже на палубу, и среди узников прошел слух, что корабль собираются затопить. Вспыхнул бунт, охрану разоружили и каторжане сошли на берег.

Добравшись с трудом до родного дома, дед еще повоевал с бандой Антонова, а потом и в Великую Отечественную войну.

Я, думаю, у тех русских, кто защищал Францию, мало было шансов вернуться на родину и не только по причине жестоких боев. И на их могилы – в Марселе, Ваневезе, Ла-Куртин, Бизерте и во многих других городах и селениях, вряд ли, несут цветы, как в Париже. Кровь русских солдат – не за Францию.

Продолжение на странице с таким же названием.