Главная таежная трава

22 July

- Устал, поди? На-ка вот – на стол передо мной опустилась исходящая паром старинная эмалированная кружка с тягучим черным чаем, пахнувшим густым смородиновым духом. Сил у меня осталось ровно на то, чтобы благодарно кивнуть и взяться за чай.

И то шутка ли, пятнадцать верст по бурану в полной рыбацкой снаряге, с буром на одном плече и ящиком на другом. Кто ж знал, что после обеда разразится такая непогода, дороги переметет и весь транспорт останется на приколе? Утром, как говорится, ничто не предвещало, и я со спокойной душой отправился промышлять рыбу к грядущему Новому году. Маршрут был насквозь привычный, и спустя час тряски на задней площадке старенького «ЛИАЗа» я уже вовсю вышагивал по натоптанной рыбаками тропе. С собой, как обычно, бур и ящик, а в ящике помимо снастей еще и термос с крепким сладким чаем, кусок сала, луковица и хлеб. Рыбалка толком не удалась, на перемену погоды рыба плохо клюет, и вскоре после обеда я засобирался домой. Тем более что и погода резко испортилась, с запада натянуло снеговые тучи и задул острый колючий ветер. Пока я выбирался на трассу, началась такая свистопляска, хоть караул кричи. Только кричи не кричи, а помогать некому. Кто успел, уже уехал, остальные как и я, бредут где-то в буране. М-да, положеньице… Для того, чтобы понять, что дороги переметены и автобуса ждать смысла нет, мне много времени не понадобилось. До дома двадцать с гаком верст, нужно идти.

фото из сети
фото из сети
фото из сети

Дойти я смог только до Березовой рощи, дальше силы просто закончились. Я забрался внутрь остановочного павильона и устроился на своем ящике, решив немного передохнуть. И не заметил, как задремал. В себя меня привел хриплый мужской голос:

- Браток, ты не окочурился тут, а?

Я с трудом разлепил смерзшиеся ресницы и увидел склонившегося надо мной мужика, заросшего рыжей щетиной до самых глаз.

- О, живчик! – он обрадовался так искренне, словно я был его братом. – А я уж думал все, повезло мне, буром разживусь – он усмехнулся. – Вставай давай, пошли в тепло.

- Да ну, какое тепло – я не узнал свой голос, он был сиплым и почти неслышным. – Домой надо.

- Так я тебя домой и зову, чудак-человек. Пойдем, нечего здесь высиживать, автобусов до завтра не будет. Вишь, как метет?

Мело по-прежнему. С трудом поднявшись, я постоял минуту и заковылял следом за мужиком, подхватившим ящик и бур и уже вовсю шагавшим в сторону ближайших домов.

- Мать, чайник ставь – гаркнул он с порога, обстучав в сенях валенки и войдя в пахнувшую теплом и хлебом избу.

И вот я сижу за столом, пью чай и бездумно гляжу на пляшущий в печи огонь. Укатали Сивку крутые горки.

- Ты пей, пей, силы вмиг возвернутся. Вкус чуешь какой?

Вкус и вправду был непривычный, плотный, мягкий и какой-то обволакивающий.

фото из сети
фото из сети
фото из сети

- Это, брат, тебе не цейлонский какой-нибудь чай, это Иван-чай. Его знаешь, как в старину звали? Русский чай! – мужик воздел указательный палец вверх. – А все почему?

Мужик не обращал внимания на мою молчаливость и запросто справлялся с разговором за двоих.

- Меня, кстати, Сергеем зовут.

Он мимоходом тиснул мою ладонь и продолжил увлеченно:

- Так о чем бишь я? Ааа, про русский чай. Ну, так вот, раньше через Сибирь пролегал великий чайный путь, по которому чай из Китая везли в Москву и дальше уже в Европу. Так наши сибирские купчишки умудрялись китайские дорогие чаи на Иван-чай менять. И пили аглицкие лорды Иван-чай да нахваливали, а наши здесь улунами разными забавлялись, вон оно как. А потом, когда обман раскрылся, лорды Иван-чай уже успели полюбить и стали и его заказывать для своих дворцовых чаепитий. А ты, поди, с самого Чумыша пешком-то? – внезапно сменил он тему.

- Оттуда – кивнул я и сделал еще глоток чая.

- Что ж тебя на рыбалку в такую непогодь понесло?

- Так кто ж знал? С утра все было хорошо… - вяло попытался оправдаться я, но вышло не очень.

- Да где ж хорошо? – хмыкнул Сергей. – Заверти с темна самого по дороге кружились, да и небо в мареве было, не видал?

Я отрицательно покачал головой.

- Ну, ладно, добрался и то хорошо. Поужинаем сейчас и на боковую, утром как новенький будешь.

- Не, мне домой надо, мама переживает.

- А мы ей сейчас позвоним, телефон-то дома имеется?

- Имеется.

- Давай номер.

О чем Сергей говорил с мамой, я не слышал – телефон находился в другой комнате. Но вернувшись, он подмигнул мне и спросил:

- Ты холодец как, уважаешь? - и, не дожидаясь ответа, полез в холодильник.

После еды меня разморило так, что я едва дополз до дивана, на котором мне отвели местечко для ночлега…

Поднялся я затемно и, наскоро умывшись, засобирался в дорогу.

- Далеко собрался? – с улыбкой спросил появившийся в дверях кухни Сергей.

- Домой пора.

- Пора-то оно еще вчера было, да только вряд ли ты в 5 утра автобуса дождешься. Или подвиг вчерашний повторить надумал? Так ить это, морозец давит на улице-то. После бурана оно всегда морозцем давит. Погодь пока, почаевничаем да и поедешь с Богом.

Делать нечего, до первого автобуса еще полтора часа, так что я уселся за стол.

- Вот гляди-ка, еще Иван-чая запарю, свеженького. Ты понюхай только, чем пахнет?

- Яблоками вроде – я принюхался.

- То-то и оно, что яблоками. Вот приедешь летом, покажу, как правильно Иван-чай заготавливать. Это самая главная в тайге трава. А почему, знаешь?

- Не-а.

- Потому как пользы в нем невозможное количество, а еще его есть можно. Раньше монахи в монастырях когда от лихого люда запирались, Иван-чаем от голода и болезней спасались. Щи из него замечательные выходят, да и сырым есть можно, чем-то на колбу походит. Так что пей давай, силы набирайся…

Я о том разговоре успел забыть, хотя с Сергеем мы подружились и иногда вместе выбирались на рыбалку. Сергей напомнил сам, позвонив однажды летним уже вечером.

- Привет, челюскинец - челюскинцем он меня прозвал за тот мой вояж в буран. – Иван-чай приедешь учиться собирать?

- А когда?

- Да хоть завтра, самое время.

И вот мы уже катимся на старенькой «копейке», дорога идет под гору, в низинку, к притаежному лугу, сплошь заросшему Иван-чаем. Иван-чай лучше всего собирать именно в таких притаежных низинках, где так любят держаться мягкие туманы и выпадает обильная роса. Он в таких местах вырастает крепким, сочным, с хрустящим листом и пышными соцветиями. Выбравшись из машины, Сергей сорвал пышное соцветие, потер в пальцах, понюхал, улыбнулся довольно:

- В самой силе он, удачно приехали. Вот смотри, сначала отрываешь цвет, откладываешь в сторону. Затем зажимаешь пальцами стебель и сверху вниз снимаешь лист, но не весь. Самый нижний брать не нужно - ему солнца не достается. Лист в мешочек, цвет в отдельный. Потом стебель у самого корня ломаешь и притаптываешь, иначе он всю силу будет отдавать в мертвый стебель и зачахнет.

фото из сети
фото из сети
фото из сети

Я внимательно смотрел на Сергея и слушал его наставления, а он знай себе ловко обдирал высокие побеги. Взяв наволочку, и я взялся за сбор. Управились мы быстро, минут за сорок плотно набив матрасовку и четыре больших наволочки.

- Баста, хватит на зиму. Поехали, не то сварим чай.

Дома Сергей расстелил в тени большое полотнище и высыпал на него весь собранный Иван-чай.

- Пусть обсыхает на ветерке, воду теряет.

- А дальше?

- А дальше увидишь, пойдем пока за стол, Анюта вон уже накрывает.

С большим трудом, да и то не до конца, отмыв руки от въевшегося в кожу травяного сока, мы уселись за стол, и Сергей принялся рассказывать про Иван-чай, продолжая тот наш зимний разговор:

- Из Иван-чая в старину пух делали для подушек, веревки плели, лекарства делали и даже хлеб пекли. А ты спрашиваешь, чего это Иван-чай главнее всех остальных трав.

Хоть я и не спрашивал об этом никогда, но не спорить же? Я и не спорил, слушал и науку на ус мотал.

- Я тебе больше скажу, если вдруг у мамки молодой молоко пропадало, дитенка Иван-чаем выпаивали. В нем чего только не содержится, все потребное человеку есть. Витамина С, к примеру, в Иван-чае больше, чем в лимонах в пять раз!

СПРАВКА:

Иван-чай или кипрей узколистный растет по всему Северному полушарию, занимая огромные площади на Урале и Алтае.

Растёт на хорошо освещённых местах: опушки смешанных и хвойных лесов, торфяники, берега карьеров, оврагов и лесных ручьёв. Характерен для мест лесных вырубок и гарей, где растёт до десяти лет. Содержит лектины, пектин, витамин С, сахара, органические кислоты, флавоноиды и следы алколоидов. Среди микроэлементов, обнаруженных в растении, следует упомянуть о довольно большой концентрации железа, меди и марганца. В 100 г зелёной массы иван-чая узколистного содержится 23 мг железа, 1,3 мг никеля, 16 мг марганца, 1,3 мг титана, 0,44 мг молибдена и 6 мг бора. До бутонизации в надземной части растения имеется до 20 % белка, соли фосфора, кальция, кобальта. Кроме того, обнаружены калий, кальций, литий и др. элементы. В корнях концентрация танина может достигать 20 мг% (в листьях его около 10 мг%). Кофеина в Иван-чае узколистном не содержится. Настои и отвары листьев Иван-чая обладают сильным противовоспалительным и обволакивающим свойствами, обусловленными танинами и слизью (полисахаридами). Он имеет самый высокий коэффициент противовоспалительного действия среди исследованных растений отечественной флоры. Благодаря этому Иван-чай оказывает высокий лечебный эффект при воспалительных заболеваниях простаты и других внутренних органов мочеполовой сферы мужчин.

Я слушал Сергея, открыв рот от удивления. Никогда бы не подумал, что самый обычный Иван-чай обладает такими удивительными свойствами! Не зря бабуля его при каждом удобном случае собирала, ох не зря.

- Пойдем-ка чай поворошим-поворожим – Сергей поднялся. – Иначе не просохнет. А нам его еще обминать и в туеса укладывать…

Ближе к вечеру Сергей, помяв пару листочков между пальцами, заявил:

- Все, обминать пора.

- А как ты это понял?

- А жилка видишь стала какая? Правильно, мягкая. Значит, воду лист отдал и остался чистый сок внутри. Вот мы сейчас листья разомнем, они сок дадут, и мы их в туеса заложим.

фото из сети
фото из сети
фото из сети
фото из сети
фото из сети
фото из сети

Запах под навесом стоял сумасшедший! Пахло свежескошенной травой и землей после дождя. Дождавшись, пока отжатые листья скрутятся в трубочки, Сергей принялся плотно набивать их в большие берестяные туеса. Набив каждый из них доверху, он плотно накрыл их молодой крапивой и прибрал в тень.

- Теперь пусть до завтра стоят. Ты к вечеру приезжай, будем первый чай пить!

Весь следующий день я изнывал от нетерпения, так хотелось поскорее попробовать собственноручно собранный Иван-чай. Дождавшись вечера, я чуть ли не вприпрыжку добежал до остановки и заскочил в автобус.

- Гони, шеф! – хотелось мне закричать, но шеф бы не оценил. Поэтому пришлось терпеливо дожидаться, пока вальяжно раскачивающийся на кочках «луноход» вползет в гору и остановится.

- Приехал – улыбнулся Сергей. – А ну, иди-ка сюда – и поманил меня под навес, где стояли туеса.

- Открывай любой.

Я выбрал ближний ко мне туес, поднатужившись вынул тугую крышку, и в нос мне тут же ударил одуряющий аромат яблок и земляники!

- Но почему? Откуда такой запах?

- Иван-чай – развел руками Сергей. – Бери туес, пойдем чай варить.

Дождавшись, когда чайник закипит, Сергей бросил в кружки по доброй жмене чая и принялся заливать его кипятком.

- Заваривать Иван-чай надо крутым кипятком, тогда он полнее раскрывает вкус и отдает все витамины. Заваривать его можно три раза, и он раз от раза будет менять вкус.

Я уже не слушал. Взяв в руки кружку, я вдыхал густой обволакивающий аромат.

- Не спеши, дай взопреть немного – Сергей отнял у меня кружку, поставил ее на стол и накрыл блюдцем. – Пара минут, не больше, и попробуем первого чая…

Я привез домой целый туес чая. Мы растягивали его на всю зиму, и каждый раз он возвращал меня в напоенное солнцем лето. В ту зиму я не болел ни разу…

АНОНС:

Уже завтра поговорим с вами о правильной сибирской бане!