12 subscribers

С кем Лукашенко нужно сесть за стол переговоров для выхода Беларуси из кризиса?

С кем Лукашенко нужно сесть за стол переговоров для выхода Беларуси из кризиса?

Разговаривать ли Лукашенко с оппозицией и, если да – то с какой. На эту тему между Минском и Москвой развернулась целая пикировка. Началось все с фразы Путина, сказанной во время расширенного заседания коллегии МИД. «Да, мы знаем, что ситуация в Беларуси хоть и успокоилась внутри страны, но, тем не менее, проблемы есть, и мы прекрасно отдаем себе в этом отчет и, конечно, призываем к диалогу между властями и оппозицией», - сказал российский президент.

Эти слова в самой Беларуси произвели эффект разорвавшейся бомбы. До сих пор Кремль столь явно свою позицию по внутрибелорусскому диалогу не выражал. Официальные СМИ решили вообще не цитировать Путина, дав поначалу лишь реакцию на них Гайдукевича, высказавшегося в том духе, что диалог, конечно, нужен, но не с предателями. Позже его мысль развила президентский пресс-секретарь Наталья Эйсмонт, заявив, что власть будет разговаривать с людьми, которые живут в стране, понимают ситуацию, за страну, настроены патриотично. С предателями разговора не будет.

Позже, уже в интервью BBC сам Лукашенко ответил, что Путин ему ничего в части коммуникаций с оппозицией не советовал и заявил, что сядет за стол переговоров с Тихановской не раньше, чем сам Путин сядет за стол переговоров с Навальным. Уже сегодня пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. «По всей видимости, Александр Григорьевич весьма красочно таким образом заявил о категорической невозможности и отсутствии вообще какой-либо темы для разговора с госпожой Тихановской. Именно так, наверное, это нужно трактовать», – предположил Песков, добавив, что речи о каком-то давлении идти не может и белорусский президент сам решает, с кем ему вести диалог и почему.

Конечно, ставить знак равенства между Тихановской и Навальным не слишком корректно. Навальный – сбитый летчик, персонаж из прошлого, сидящий в тюрьме за коррупцию и уже не особо интересный ни россиянам, ни даже собственным заокеанским покровителям. Влияние Навального на внутрироссийскую политику минимально, а сама Россия достаточно уверенно стоит на ногах, чтобы не обращать внимания на его западных лоббистов. Что касается Тихановской – то она продолжает оставаться важным фактором белорусской политики и опирается на мощь Запада. Да и внутри страны у нее осталось немало сторонников.

Вот только ни сама Тихановская, ни ее коллеги по «беглой» оппозиции никаких переговоров не желают. Вместо того, чтобы делать шаги навстречу и демонстрировать готовность к диалогу, они выдвигают заведомо неприемлемые для власти предварительные условия вроде освобождения всех политзаключенных и продолжают призывать к введению все новых санкционных пакетов против Беларуси.

Понять тактику Тихановской и ее окружения можно. Эти люди имеют хоть какие-то шансы прийти к власти только при реализации революционного сценария, но никак не в случае цивилизованного транзита и демократических выборов, на которых победить может умеренный кандидат с хорошим управленческим бэкграундом, адекватными взглядами на политику и экономику и командой профессионалов. Вчерашняя домохозяйка с командой демагогов, многие из которых десятилетиями зарабатывали себе на жизнь ретрансляцией западной повестки могли оказаться на заметной позиции лишь в экстремальных условиях выборов-2020. В условиях нормальных выборов они попросту неконкурентоспособны.

Так с кем же вести переговоры? Критерии названы, но кроме того, что власть готова вести диалог лишь с теми, кто живет в Беларуси, этим критериям не хватает конкретики. В конце концов, патриотизм – вещь субъективная, каждый любит Родину по-своему и люди с самыми разными убеждениями могут вполне искренне считать себя патриотами. Понимание ситуации, естественно, тоже у каждого свое.

Первой политической силой, которая приходит на ум, когда думаешь о такой оппозиции, является ЛДПБ во главе с Олегом Гайдукевичем. Его отец, Сергей Гайдукевич – ветеран белорусской политики и неоднократный участник президентских выборов. Да и самого Гайдукевича-младшего новичком в политике точно не назовешь. В известной степени он действительно оппозиционен – позволяет себе критиковать чиновников (кроме самого Лукашенко), предлагает альтернативные проекты политических решений (включая конституционную реформу). Однако в том, что касается имеющего место политического кризиса, Гайдукевич по одну сторону баррикад с Лукашенко, поэтому их переговоры не могут способствовать его разрешению.

Сам Лукашенко однажды назвал в качестве оппозиционера, с которым власть ведет диалог, руководителя учреждения «Круглый стол демократических сил» Юрия Воскресенского. Его же фамилию назвал, комментируя заявление Путина телепропагандист Игорь Тур. Вот только, если Гайдукевича вполне можно назвать политиком и даже в чем-то оппозиционером, то деятельность Воскресенского практически всеми воспринимается, как имитационная, и диалог с ним будет выглядеть не более чем «борьбой нанайских мальчиков».

Что касается прозападных оппозиционеров, то большинство из значимых фигур этого лагеря сейчас находятся за решеткой и, хотя у Лукашенко есть опыт ведения диалога в СИЗО КГБ, но выглядит такой диалог как-то не очень. На свободе из известных, правда целых три кандидата в президенты - Дмитриев, Канопацкая и Черечень, однако их авторитет в оппозиции не тот, чтобы влиять на ход событий.

Диалог с пророссийскими силами? После изгнания Заднепряного из РПТС независимых партий на этом фланге не осталось. Из заметных сил «Союз» Луща, «За Отечество» Иванова и «Гражданское согласие» Агафонова. Однако официального статуса ни у одной из этих структур нет.

Так зачем и с кем вести переговоры? Беларуси не нужен диалог «для галочки», как это было в случае с прошлогодними «диалоговыми площадками», на которые пускали только «своих». Диалог нужен для выхода из политического кризиса и преодоления раскола в обществе. Предстоящее всенародное обсуждение проекта Конституции – прекрасный повод для начала такого диалога. И место в этом диалоге может найтись для любой из сторон – есть, что сказать и Гайдукевичу и Дмитриеву с Черечнем и пророссийским силам и прозападным и даже Воскресенский со своей табуреткой в этом диалоге лишним не будет. Может быть, именно на необходимость такого широкого общенационального диалога с вовлечением в него оппозиции и намекал Путин?