2 subscribers

Здесь ты есть, а там тебя нет

Заходить в мастерскую отца было нельзя. Почему?!.. «Подрастешь, потом,» - говорил он очень жестко, и после этой фразы всякий раз смотрел на меня очень долго и грустно…

И мне всегда становилось тоже очень грустно от его взгляда, но ребенку трудно понять взрослую грусть… Трудно понять и трудно спросить, остаётся только чувствовать эту грусть, не понимая.

Отец что-то там мастерил. И мне всегда было очень любопытно, что же такое он там делает?.. Но… послушные дети, на то и послушные, что слушаются взрослых.

И однажды... Отец забыл плотно закрыть дверь. Свет струился из дверного проема… Манил… звал… Это было так интересно! Так заманчиво!

Свет падал на Неё, идеальная белизна мрамора от этого казалась еще белей и светлей. Свет, скользя по её телу, будто гладил Её любя, и… Она начинала оживать от этих светлых прикосновений. И даже повернула голову и улыбнулась мне…

Красота завораживала… Хотелось вечно смотреть на неё и ничего больше. Она была совершенна! Смотреть на неё и ничего больше не хотелось. Ни делать, ни говорить, просто растворится в этом Совершенстве…

И в кой-то момент мне захотелось протянуть к Ней руку. Не чтобы потрогать, а чтобы просто ощутить хотя бы воздух рядом с ней… и тут! Она протянула мне свою руку! Это легкое, незримое касанье… И мир разделился на ДО и ПОСЛЕ.

- ЛЮСЯ! – тебе нельзя было сюда входить!! – резкий окрик отца испугал, и… Она Исчезла.

Я обошла отца, громко хмыкнула и захлопнула дверь. Заперлась в своей комнате и долго рыдала. Отец стучал в дверь, но я не разрешила ему войти. Потом я уснула, а утром, подойдя к зеркалу, я увидела, что очень сильно изменилась – я стала похожа на Неё… Вчера у зеркала стояла маленькая угловатая девочка, а сегодня… На меня из зеркала смотрела взрослая красавица.

Я вышла из своей комнаты, на пороге стоял отец.

Я с вызовом посмотрела на него, он молчал. Я пошла в его мастерскую. В холе на столе была ваза с яблоками, я взяла одно, этак, демонстративно, дескать, пусть думает, что хочет, а я буду делать что хочу.

Отец грустно смотрел мне в след, а я дерзко открыла дверь в его мастерскую, и… почему-то оказалась на дереве. Под деревом ходила какая-то женщина и говорила: «Такие красивые! Почему нельзя?!»

Я сделала какое-то неловкое движение, едва не упала с дерева, и моя рука с яблоком оказалась перед лицом этой женщины, она воскликнула:

-Можно?!

Вырвала яблоко у меня из руки, откусила так смачно, что я аж слюньки проглотила, и убежала, восторженно вереща: «Адам! Адам!!! Мне змей с Дерева яблочко дал, такое вкусное! Иди попробуй!»

Дура какая-то, подумала я, спрыгнула с ветки и… оказалась в своей спальне. Плевать. Я легла спать. И уснула.

Проснулась я от аромата кофе – отец сидел на моей кровати, и держал в руках поднос – чашка кофе источала пробуждающий аромат, что-то еще будоражило ноздри, и это очень сильно хотелось есть. Но… вчерашнее происшествие волновало больше,

Отец нежно улыбался. Я тоже улыбнулась ему, взяла у него поднос из рук, и… Аккуратно поставила на прикроватную тумбочку.

- Ню и?... что ЧТО всё это было? – спросила я отца с вызовом, пытаясь завладеть ситуацией.

- Ты вошла в мою мастерскую, хотя я тебе сказал, что тебе туда входить еще рано.

Вот ЧТО я должна была ему ответить на это?

- Да, вошла. Но если ты не хотел, чтобы я туда вошла, мог бы дверь запереть.

- Мог бы, но я же сказал тебе, что туда нельзя входить. Я думал, что этого достаточно.

- Вот может если бы мне ни говорил, что «туда нельзя», мне бы меньше бы и хотелось туда войти.

- Ты хочешь сказать, что я виноват?

- А ты хочешь сказать, что сказать «НЕЛЬЗЯ» - ЭТОГО ДОСТАТОЧНО???!!

- А почему нет?

- Эээ!! Ппп… ффф… - в этот момент со мной начали происходить какие-то странные ощущения… А не чувствовала себя виноватой, но… У меня был выбор – слушаться отца, или поступить так, как хотело моё Любопытство. Больше всего раздражало то, что отец на меня не злился… Вот уж лучше бы разозлился и обругал, как непослушную, да лучше бы даже выпорол за непослушание. А он… Так себя повел… Не знаю как. Он сказал мне:

- Когда ты заходишь туда, куда нельзя, потом нужно отвечать за свои поступки. И за поступки тех, кто был с тобой.

Я тогда ничего не поняла из его слов, но мне было так стыдно….

Я стала избегать отца. Он явно понимал меня, и потому не мешал мне. В мастерскую отца я долгое время не заходила, и даже не смотрела в ту сторону.

И вот однажды… я услышала из мастерской отца: «Мама, мама, Каин снова сломал мою игрушку! Мама, скажи ему, чтобы он больше так не делал!»…. «Авель, сынок, Каин просто хотел понять, как она устроена!,»….

«Мама?...» - я вошла в мастерскую отца и… не ощутила себя, я видела их, а себя не чувствовала.

Каин?... – подумала я и увидела мальчика, на голове его был красивый венок из цветов.

И потом я подумала, что мне срочно нужно поговорить с отцом.

И в этот момент я очутилась перед дверью в мастерскую. Отец стоял передо мной, как будто всегда именно этого и ждал.

- Мама… Папа, а кто такая «мама», и … где моя мама?

Отец долго смотрел на меня, а потом пожал плечами. И снова стал таким грустным и печальным… Я смотрела ему в глаза, он смотрел в мои глаза.

- Где мама? – Отец сделал какой-то неопределенный жест головой, который можно было расценить, как кивок на мастерскую.

- Ты…. Хочешь сказать, что мама там?

Отец опять ответил каким-то непонятным мимическим жестом.

- Я там была несколько раз, и там каждый раз разное.

- А что ты видела в первый раз?

-… Не помню точно… какую-то скульптуру…

- Отец вздохнул очень глубоко, и сказал: Я тоже не помню… Однажды я просто захотел увидеть ТО, что я чувствую – и тогда возникла Она… та комната… я вошёл туда, и там была Она… Когда я вошел туда второй раз, там было уже всё не так… там был какой-то… кто-то… И он постоянно произносил Ааааа… ДАаааа… ММММммм. Я и назвал его Адам. Мне показалось, что Адаму скучно… Я зашел, когда Адам спал, и… тут появилось второе существо, Адам, когда это увидел, сказал: «Еееее… ВАааааа!!»

Я и назвал её Ева.

И потом я вдруг понял, что… Дверь в мою мастерскую, это у них дерево. Ню… я и запретил им сюда ходить, есть с дерева плоды – ЧТО я буду тут с ними делать, если они ко мне сюда припрутся???!!!...

И… потом я подумал, что мне и самому бы не помешала подмога…

И тогда я снова вошел в мастерскую.

И тут во мне появились воспоминания… Я Сидела на полу, хотя никакого пола там не было… вокруг было только какое-то светлое марево… А я сидела, обняв свои коленки и плакала… или просто хотела плакать… Не плакала, кусала коленку… Я не понимала КТО Я?... ГДЕ я?...

Было такое чувство, что Я ЕСТЬ!!! Но меня никак не могут найти…

- То есть ты хочешь сказать, что ты мне вроде как не отец?

- То есть, я хочу сказать, что ты и есть твоя мать.

- Папа, ты меня запутал. Давай еще раз снова и более обстоятельно. Без всех этих твоих непонятных жестов.

- Давай, - согласился отец.

- Я буду задавать тебе вопросы, а ты постарайся на них отвечать максимально внятно, так, что бы я тоже поняла.

Гыыы… подумала я… одно дело попытаться что-то понять, другое дело, для того, чтобы что-то понять, нужно сперва задать правильный вопрос – мммм… попробуем.

Я немножко похмурила лобик, соображая, и начала допрос отца:

- И так! Вопрос первый: Ты когда захотел… хм, нет, пожалуй не так, КАК появилась твоя мастерская?

- Отец задумчиво пожал плечами, - и я весьма грубо прервала его останавливающим жестом – ТАК!! Мы же договорились – без всяких жестов!

- Да. Да… я помню. я просто … Никогда не думал об этом… Я вообще ничего не понимаю, КАК я был, пока ни о чем не думал?... Я вообще не понимаю, был ли я вообще? Где?... Как?... Сколько это длилось?... Мне кажется, что это всё началось с того момента, когда я первый раз почувствовал, что я есть, но… я никак себя не ощущаю… Я не могу понять КТО я такой? И когда я пытался это понять, со мной постоянно что-то происходило, Моё сознание начинало расширяться, потом стали образовываться какие-то сгустки, я думал, они начинали греться, взрываться… Что-то еще… и всё это было… Как сон, когда ты что-то видишь, пытаешься понять, но… просыпаясь, не помнишь своего сна. И… тогда я в первый раз подумал, что мне нужно ПОНЯТЬ СЕБЯ. И когда я подумал такое, Я и оказался в этом доме – Большом и Пустом… Мне были очень странны эти ощущения… Большой дом и … длинный коридор, и только одна дверь. Я вхожу в неё, и там Она… У меня было такое чувство, как будто я увидел своё.. свою Мечту….

Никогда раньше я такого не ощущал, а тут… Я чувствовал ВСЁ и ничего – я видел Её, ощущал, что она есть, но… Я не мог понять она во мне? Или она вне меня?

И вдруг я понял, что… Теперь так будет ВСЕГДА и у ВСЕХ.

Я протянул к ней руку, Она протянула руку мне, наши пальцы соприкоснулись, я это знал, но… я не чувствовал этого касания пальцами, я чувствовал это… где-то внутри меня… И тогда я начал понимать, что Она во вне меня и во мне одновременно. И в тот момент я ощутил… что я Её люблю. Вернее, сперва я понял, что ощущаю какое-то Чувство. Потом понял, что это Любовь. Она была Духом Любви… И я тоже был Любовью. Я любил ВСЁ и ВСЯ. Радость заливала моё сознанье! Мне очень захотелось с нею поговорить!

- Люба! Сказал я ей, и в ответ … увидел только её улыбку, которая таяла в моём воспоминании… А я снова очутился в коридоре… там было уже две двери – Первая Дверь была белая, я входил в неё и… снова оказывался в том же коридоре с дверями, я входил снова и снова, пытаясь снова увидеть Её… Но… в одну реку невозможно войти дважды…

Вторая дверь была зеленая… Я смотрел на эту дверь и понимал, что… это моё Срединное состояние… И я знал, чувствовал, что войдя в ту дверь, я совершу нечто такое, что … Очень сильно изменит ВСЁ, что было раньше.

Белая дверь помогла мне понять, ощутить СЕБЯ, я понял, что я люблю Себя, Люблю Всех и Вся. Но… Не было больше никого, кроме меня и этих двух дверей… В Белую я уже не мог войти, потому что я там уже был, а в Зеленую… Мне, конечно хотелось туда войти! Ведь эта дверь была! Но… я очень долго сидел под этой дверью, и думал… думал думал… Хочу ли я туда войти?... А если не хочу, то что делать дальше?...

И я начал осознавать, что… так оно и будет всегда – я всегда буду хотеть в Белую дверь, буду туда заходить, и снова буду оказываться в этом коридоре, перед этими дверям.

Я просто понял, что… когда ты начинаешь что-то понимать, то… ты не знаешь, к чему это приведет, но нужно продолжать понимать…

И тогда я вошел в Зеленую дверь.

Сперва я ничего не увидел, белый туман клубился вокруг, я слышал какие-то звуки, пошел на них… И… увидел тебя – ты сидела в этом мареве, прижав коленки к телу, и… ты ждала, когда тебя найдут.

Я взял тебя на руки, ты сразу уснула. Я хотел выти из той комнаты и… мы оказались в детской спальне. Я уложил тебя на кровать, и вышел в коридор. Там было так же две двери, Белая и Зеленая. Я попробовал войти в Белую дверь, ню, так, для проформы… я уже привык, что окажусь там, где был, и… ТУТ… Я снова туда вошел! Там не было ничего, но… я чувствовал, что там есть ВСЁ. Где-то на краю сознания возникал блик, который я стремился поймать, как солнечного зайчика. Но этот зайчик постоянно ускользал от меня.

- Что не так? – спросил я, скорее сам себя.

- Ты хотел себя познать…

- КТО эта девочка???

- Твоя Фантазия…

- Я мечтал о дочке?...

- Ты мечтал о том, что КТО-ТО поможет тебе понять тебя. Дочка – это мечта о будущем, а Люся – это Твоё созданье, которое поможет тебе осуществить Будущее, Нююю, конечно, если ты позволишь ей всякие вольности, то… она очень сильно тебя удивит…

- и… что же мне делать?...

- Нюююю… Наверное сперва признать, что … она – Твоё Дитя – Когда ты думал о СЕБЕ, ты ведь хотел себя понять/ощутить… Так и появилась Люся. Ты, конечно, сперва хотел это осмыслить… И ты запретил ей входить в твою Мастерскую. Просто она – это ты сам. Сперва ты боялся туда её впускать, потом… ты перестал бояться, и… она туда вошла. Вышла уже взрослой.

- Постой… Она же сперва зашла СЮДА!

- Правильно! А иначе бы Зелена дверь не открылась!

- и… стала потом взрослой… Постой, но Ты… Кто ТЫ??!!...

- а как ты сам думаешь?

- Ты – это я, я = это ты. Ты мой внутренний голос!

- Ню… можно сказать и так…

- Тогда почему я не могу войти в эту Белую дверь всякий раз, когда захочу?

- А ты сам как думаешь?

- Хм… наверное потому, что Ты звучишь только тогда, когда я готов к следующему шагу?

- Ты сам ответил на свой вопрос – я же только твой внутренний голос…

- ТАК. Всё понятно, мамы никакой у меня нет, Есть только ты, и еще Зеленая дверь… Твоя мастерская… - резюмировала я, немножко раздраженно.

- Нуууу, почему?... – отец попытался мне что-то сказать в своё оправдание – Ты ведь вошла в Белую дверь!...

- Алё, гараж, ты, видимо плохо меня слушал… Не было никаких ни белых, ни зеленых дверей! Была только Твоя мастерская. Первый раз там была какая-то очень красивая статуя, которая светилась изнутри, а потом… Потом было всякое.

Отец смотрел на меня очень странно – то ли он мне не верил, то ли не понимал меня…

То ли вообще испытывал какой-то ужас от моих слов.

Самое страшное во всей этой ситуации было ТО, что… отец никогда и ничего не хотел мне объяснить – он считал, что любое его объяснение станет влиять на моё мнение.

И что мне оставалась в этой связи?... Только думать и пытаться понять себя.

Единственное, что я помнила: «Тебе еще рано была сюда», но… сказать по правде… рано не было. Имелось ввиду – определить грань между Детством и Взрослостью – у всех это по разному происходит… Квадратики на земле и трещины между ними – некоторые считают, что детство кончилось тогда, когда перестал обращать на это внимание. А кто-то никогда не обращал на это вниманье – типа никогда не был ребенком?

У моего отца такой гранью стала я.

После моего появления отец стал считать себя взрослым, но еще не научился им быть.

Я появилась у своего отца потому, что ему просто было интересно посмотреть на себя со стороны. Зеркала у него не было, а очень хотелось ему понять, как он выглядит?... Не внешне, разумеется.

Ню… и еще ему хотелось кого-то любить…

И, когда появилась я, как вы думаете, что он тогда почувствовал?

Вместо крутого мена, получилась какая-то любопытная девчонка, с очень паршивым характером.

Бывает…

Почему именно девчонка? Ню… тут понятно – разность потенциалов… Да, все отцы хотят первенцев сынов… Мой отец, наверное тоже так хотел, Вернее сказать, что мой отец сперва хотел просто … увидеть себя со стороны – и ему тогда казалось, что он увидит ТО, что думает о себе… В том и проблема, что… потенциал был очень велик! И КАК разовьется этот потенциал, никто не знал…

«Точно такие, но другой формы, размера и цвета»

- Лючия, а… как мы теперь будем с тобой жить?...

- У тебя есть предложения на эту тему?...

Отец пожал плечами.

- Я раньше никогда об этом не думал…

- Я понимаю – не было повода.

- Да… наверное именно так…

- И?...

- Лючия, как ты планируешь жить дальше?

- Никак не планирую – как получится.

После этих моих слов отец очень долго хмурился, сопел себе под нос, иногда останавливался, смотрел куда-то в вверх, в пустоту, при этом очень своеобразно как-то перекатывался с пятки на носок, стоя на одном месте. Явно о чем-то очень напряженно размышлял.

И тут мне показалось, что ему кое-чего явно не хватает...

- Может быть это поможет тебе думать? - и я протянула ему... курительную трубку... - да, это называлась именно так, и я раньше этого не знала. или знала?... просто никогда раньше не видела. или видела?... Мне просто показалось, что отцу с этим... с этой штучкой будет удобней думать, и я лишь хотела ему как-то помочь размышлять, так эта штуковина и оказалась в моей протянутой руке.

И тут началось... Папуля смотрел на меня ТАК, как будто я хотела его зарезать!

- КАК ты это сделала??!! - спросил он каким-то сдавленным шепотом, но очень громко.

Трубка из моих рук с характерным деревянным бздынь! упала на мраморный пол.

- Пап, ты чё... - испуганно прошептала я пытаясь отстранится от него подальше, - Ннникак. просто подумала... мне так показалось... - я пыталась найти подходящие слова, но... их не было...

- А еще что-нибудь можешь?! - глаза отца светились каким-то... восхищенным куражом... А я растерялась от неожиданности, не понимая, чего он от меня хочет.

-Чего "еще"? - попыталась уточнить я, делая еще пару шагов от него.

- Ну, ну...ну... я не знаю, бокал вина, например.

И в этот момент я поняла, что... сделала что-то такое очень странное...Что-то очень-очень странное, причем случайно, не зная, не понимая КАК я это сделала! Сделала и всё. И... когда отец попросил меня сделать что-то еще, я... так сильно переволновалась, что... не знала, что мне ему сказать?, я металась взглядом куда угодно, и тут мой взор упал на эту чёртову трубку! - "Щас она исчезнет!" - подумала я, зажмурилась, открыла глаза, но... всё было там, где было.

Я потерянно посмотрела на отца, ожидая увидь в его взгляде всё, что угодно, кроме этого... Он смотрел на меня как-то задорно, я бы даже сказала игриво...

- Чего испугалась? давай сделай мне бокал вина!

- Красного или белого? - пытаясь принять его игру спросила я.

-О! даже так! Давай красного.

И в этот момент я опять почувствовала то, что он хочет. Или я это почувствовала чуточку раньше... Я ведь вообще не знала что такое "вино", и красное или белое - это я уже спросила ощущая его мысли...

Я очень внимательно посмотрела в его глаза, и тут... рядом появился столик, на нем бутылка и два бокала.

Отец подошел, разлил из бутылки в бокалы, взял один из бокалов, понюхал и сказал:

- О! даже так! Фалернское!... - налил во второй бокал и сделал мне приглашающий жест.

Я подошла, взяла бокал, тоже понюхала и резко одернула лицо - незнакомый запах резко резанул густыми ароматами моё обоняние, но... когда резкость прошла, остался... шлейф чего-то приятного... я снова понюхала, теперь уже более осторожно, едва касаясь, и тут в моём мозгу пронеслось столько всего.... Я вздрогнула. По всему дому пронесся какой-то неясный гул... Я испуганно посмотрела на отца, а он смотрел на меня счастливым взглядом.

- Попробуй, оно того стоит! - и подмигнул мне.

Я сделала маленький глоток, я ведь помнила реакцию от запаха, теперь я стала осторожней, совсем-совсем маленький, как бусинка, покатала эту бусинку на языке, вкус был очень многогранным... затрагивал практически почти все рецепторы - сластинка, кислинка, терпкость... там было всё. Я пыталась как можно дольше катать эту "бусинку" на языке, но... бусинка проглотилась, и мне захотелось сделать еще один глоток. Так я и выпила весь бокал.

Пока я пыталась понять это "Фалернское вино", как изволил его назвать мой батюшка, мой возлюбленный родитель уже уселся в кресло, вытянул ноги и ... курил трубку, я машинально бросила взгляд в сторону той трубки, которую я нечаянно соорудила, и... её там не было уже.

- Налей себе еще бокальчик, поговорим.

Хорошо! – подумала я, накатила в бокал вина и уселась в кресло, напротив отца. Сделала два больших глотка, бокал опустел, и стал снова полный. Хм… - подумала я – Удобно!

- А мне разве уже можно пить? Спросила я, даже не зная, о чем именно спрашиваю.

Отец усмехнулся и ответил:

- А кто может тебе это запретить, если ты умеешь это делать.

- И о чём ты хотел поговорить?

- Я хотел тебя спросить, что ты помнишь о себе?

В этот момент у меня в голове всё так закружилось… Помню, что под щекой оказалась подушка…

- Завтра договорим.

Услышала я как-то уже издалека…

Я открыла глаза, перед глазами было окно. Солнце светило на ветки, ветер колебал их, и зеленые листочки на ветвях колыхались… Мне казалось, что так было всегда. И будет всегда потом.

Я вышла из своей спальни и побрела по коридору… Я шла и думала ни о чем… вернее думала о том, что… ЧТО что? Я не знала что. И я уже должна была куда прийти, но… я по-прежнему стояла у двери своей спальни. А вроде долго шла…

Ооой… что это всё вообще за блянах??!

И когда я так подумала, то тут же оказалась в столовой, отец сидел за столом, и очень аппетитно хрустел тост с маслицем и свежем яблочным вареньем… и еще кофе… эти запахи так приятно будоражили моё воображение…

Я даже не успела ничего подумать, сказать, просто оказалась на стуле за этим столом.

- и Тебе доброе утро! – сказал мне отец.

Горячий кофе источал призывный аромат, отец протягивал мне вкусный бутер, но… всё это было… какое-то непонятное.

Всё это было так мило… И так непонятно.

Я не знала, как себя вести, слёзы душили меня, я чувствовала себя виноватой, не знаю в чем.

И тогда отец стал говорить:

- Ты сейчас хочешь плакать, и пытаешься себя сдерживать.

Я в упор смотрела на него, слезы толпились в моих глазах, искажая реальность, я пыталась не дать им волю. Но… они не слушались меня и потекли…

- ГОВОРИ!

Я пыталась, но… слезный ком не давал возможности, нужно было выплакаться, выговорится, а я не могла…

И тут я оказалась в море. Или океане, не знаю… кругом была соленая вода я захлебывалась в ней, вокруг не было ничего и никого. Сперва мне стало очень страшно, я барахталась, будто тону, а потом… я расслабилась… и поплыла….. плыла долго… сначала, чтобы просто отвлечься, а потом это стало приятно… Процесс приносил удовольствие. Казалось, что так может быть вечно.

И в какой-то момент волна выбросила меня мордой в песок.

Отец лежал на песке, широко раскинув руки, на его лице была широкополая соломенная шляпа.

Я рухнула подле него.

- Наплавалась? – осведомился он из под шляпы.

- ммм… Как бы да…

- Поговорим?..

- Вот что ты от меня хочешь?

- Того, что и от себя – ПОНЯТЬ.

Я смотрела вокруг – мы с отцом на пляже, мы в нашей столовой – мы везде и нигде.

- ПОНЯТЬ??!! - Закричала я. – ты хочешь понять СЕБЯ, и поэтому придумал меня. Но меня НЕЕЕТ!!!! Этого всего Неееееееееееееееееееееет!!!!!!!!!!!!! - Я сидела на песке, в бессильи загребала песок в ладони высыпала его, я его чувствовала, но… знала, что его нет.

- А что тогда есть? – спросил отец.

- Ты есть. – язвительно ответила я ему.

- А ты?...

- А я… игра твоего воображения…

После этих моих слов я посмотрела на отца – мы сидели на ком-то цветистом лугу, он был в какой-то смешной соломенной шляпе и задумчиво жевал травинку. Мне очень сильно захотелось пить, и тут возник колодец. Я подошла к колодцу, набрала из колодца воды и пила…….Обжигающе холодна влага … я пила прям из ведра.

- пап, хочешь водички? – спросила я его.

- Давай, - сказал он.

Ведро было привязано к цепи, я не знала, КАК дать ему воду? Он был от колодца гораздо дальше, чем длинна цепи. Я так сперва подумала. А потом… я подумала, что длинна цепи не имеет никакого значения. Я взяла ведро и просто подошла к нему и… окатила его из ведра холодной водой.

Он восторженно расхохотался, а я обиженно попыталась кинуть в него ведро, он увернулся, и побежала прочь.

Я бежала, куда глаза глядят, и твердила: «Надоело! Не хочу, не буду!»

Сколько бы я не убегала, я снова прибегала к нему и он меня спрашивал:

- Успокоилась?...

- От себя не убежишь… - резюмировала я.

- Кажется, мы начали понимать друг друга?... – и подмигнул мне.

- И что теперь?... я буду всегда осознавать, что я игра твоего воображения? Понимать, что меня нет, и в тоже самое время я есть? Вот как теперь мне жить?

- А мне как? Понимать, что ты вроде игра моего воображения, и тебя нет, но ты есть.