Das Licht
35 subscribers

Как на самом деле победили оспу.

300 full reads
484 story viewsUnique page visitors
300 read the story to the endThat's 62% of the total page views
7,5 minutes — average reading time
The material mentions COVID-19. Trust verified information from expert sources — check out answers to questions about coronavirus and vaccinations from doctors, scientists and scientific correspondents.

Дисклеймер для роботов Яндекса, которые "заботливо" прилепили "плашку" в начале материала: в материале НИГДЕ не упоминается ваша модная ковидла вообще! Если для вас осталась в мире только одна болезнь, то для нормальных людей это не так.

Сегодня многие сторонники принудительной вакцинации часто апеллируют к якобы успешному опыту борьбы с оспой с помощью вакцин. Однако история борьбы с оспой совсем не так проста, как хотят её представить сторонники принудительного медицинского вмешательства.
Давайте же попробуем разобраться в истории победы над оспой!

Эдвард Дженнер (1749—1823) был английским хирургом и аптекарем, членом Лондонского Королевского общества, прославившийся изобретением средства, обещавшего, с его слов, пожизненную невосприимчивость к натуральной оспе. Благодаря личным связям с медицинским истеблишментом Великобритании и многочисленным умолчаниям и фальсификациям в собственных "исследованиях" дважды получал от английского парламента огромные суммы. Считается основоположником вакцинации.

Дженнер прививает ребёнка от оспы.
Дженнер прививает ребёнка от оспы.

Открытие Дженнера было сделано в самом конце XVIII в., а практика вакцинации постепенно получила поддержку в начале XIX в. В 1840 году в Англии был принят закон, предусматривающий проведение бесплатных прививок общественными вакцинаторами, назначаемыми для этой цели попечительскими советами, но этот закон был лишь разрешительным. Только в 1853 году прививки младенцам впервые стали обязательными. По новому закону каждый родитель, который отказался от прививки своему ребенку или не сделал ее в течение трех месяцев после его рождения, привлекался к ответственности в виде штрафа в 20 шиллингов и выплаты судебных издержек. Таким образом, принуждение было в силе (теоретически) в течение 95 лет, но в действительности закон применялся на протяжении лишь части этого периода. В законе отсутствовал механизм его практического применения, но это упущение было в некоторой степени исправлено в 1861 году, когда попечительские советы были уполномочены назначать прививочных чиновников, вменяя им обязанность возбуждать судебные разбирательства против неплательщиков. Шесть лет спустя, в 1867 году, был принят еще один закон, который закрепил принципы предыдущих законов и утвердил более строгие штрафные санкции.

Флагманом борьбы с принудительной вакцинацией против оспы стал промышленный город Лестер, в котором в ответ на арест и заключение в тюрьму горожанина, отказавшегося делать своим детям прививки и платить штраф, в 1869 г. была создана Лестерская антипрививочная лига. В историю Лестер вошел ещё и самой массовой демонстрацией против обязательных прививок, состоявшейся 23 марта 1885 г., в которой приняли участие от 80 до 100 тыс. человек, собравшихся со всей Англии. Демонстрация была организована Национальной лигой против обязательных прививок в ответ на продолжавшиеся преследования родителей, которые отказывались прививать детей (в 1885 г. наказания в Лестере ожидали 3 тыс. человек!). Завершилась она сожжением портрета Дженнера и предписания относительно обязательного прививания. Всего по Британии демонстрации против прививочного насилия прокатились по 135 городам и населенным пунктам, при этом в 1876 г. они прошли в 58 городах.

Город Лестер в Англии.
Город Лестер в Англии.

В эпидемию 1870–1872 гг., будучи одним из самых привитых английских городов, Лестер потерял 358 человек (при трёх тысячах заболевших), после чего жителями было решено, в нарушение драконовского закона, вообще отказаться от политики массовых прививок в пользу санитарного контроля и ранней изоляции заболевших. С тех пор, словно по мановению волшебной палочки, в городе раз и навсегда прекратились эпидемии оспы.

Вакцинаторы с нетерпением ждали «неизбежных» эпидемий --
«Боже, покарай Лестер!». (Как это напоминает историю сегодняшних дней с карантином в Швеции!). В 1884 г. журнал «Ланцет» даже открыто призвал жителей города, перед опасностью расползающейся по Англии очередной (какой уже по счету за столетие «спасительных прививок»?) эпидемии оспы, прибегнуть к помощи вакцинаций. Призывы остались безответными.
Прививок не было, но не было ни эпидемии, ни даже хотя бы самой малой, на радость вакцинаторам, вспышки. Всего двое заболевших в 1884 г. — и те оказались, как на грех, привитыми.

Почувствуйте разницу!
Почувствуйте разницу!

В 1892 г. вместо умершего старого и опытного доктора, городским санитарным врачом был назначен молодой д-р Джозеф Пристли, поставивший ребенку с натуральной оспой, бывшему в больничном карантине, диагноз ветряной оспы.

В результате этой трагической ошибки в городе заболели 358 человек, из которых 21 (5,8%) скончались ― небывалая для того периода по своей малости как «эпидемическая» заболеваемость, так и смертность ― обычно болели тысячи, а умирали сотни!

Если исключить этот злополучный год, то за 60 лет, с 1873 г. по 1933 гг., Лестер потерял от оспы… 50 человек. И сто лет спустя адвокаты прививок не могли смириться с публичным Лестерским позором, что можно видеть хотя бы из злобной статьи Swales J. D. The Leicester anti–vaccination movement (Lancet Oct. 24, 1992), в которой автор-профессор скорбит о несчастном населении города, которым в течение 40 лет помыкала-де «маленькая безрассудная группа фанатиков».

Натуральная оспа в начале XX века.


В ряде стран Европы антипрививочное движение в конце XIX столетия привело к смягчению «прививочного законодательства». С появлением у населения права свободного выбора прививок на Британских островах, естественно, стало еще меньше. Вакцинаторы были правы, предполагая, что отмена обязательности прививок скажется на заветном «массовом охвате» и «коллективном иммунитете к болезни». К 1905 г. прививки против оспы ежегодно получали лишь 53,8% британских младенцев, а к 1921 г. ― около 40%.
При этом… все меньше становилось и оспы!

Количество прививок и заболеваемость натуральной оспой снижались в Британии параллельно друг другу. Надо, правда, сказать, что тенденция к снижению заболеваемости натуральной оспой достаточно четко обозначилась в развитых (и даже среднеразвитых ― таких, как Россия) странах во второй половине 1880-х гг. и оспа, терзавшая их с середины XVII в. и не обращавшая внимания ни на молитвы, ни на инокуляции, ни на прививки, с того времени неуклонно шла на убыль.

Одной из причин этому, как считается сегодня, было постепенное вытеснение в Европе и США вирулентной разновидности оспенного вируса (variola major), другой, мягкой (variola minor или аластрим). С вопросом, почему это случилось, ясности не больше, нежели с вопросом, почему обратный процесс произошел в XVII в.

Исчезновение натуральной оспы в середине ХХ столетия.

Начав стремительно снижаться в конце XIX столетия, к середине XX в. оспа практически исчезла из развитых стран, при этом вне всякой зависимости от того, насколько хорошо было в них поставлено прививочное дело и имелись ли соответствующие законы, требующие обязательных вакцинаций-ревакцинаций. Кроме того, имелись примеры стран, которые были практически свободны от натуральной оспы безо всяких повелевавшихся законом прививок. Так, в Австралии, Англии, Бахрейне, Лихтенштейне, Люксембурге, Монако, Омане, США, Уругвае, Франции, Финляндии, Швейцарии и еще ряде мелких стран прививки против натуральной оспы не были обязательными, и, соответственно, привит там был небольшой процент населения, а ревакцинирован совсем уж незначительный. Фактически, в ряде стран эндемическая натуральная оспа не отмечалась уже много лет (в СССР последний «собственный» случай был отмечен в 1937 г., в США ― в 1949 г., в Канаде последняя вспышка была в 1916 г. и т.д.), а «импортированную» оспу, благодаря системе четко отлаженных санитарных и административных мероприятий, удавалось быстро локализовать.

В СССР в 20-е годы практиковали обязательную вакцинацию от оспы.
В СССР в 20-е годы практиковали обязательную вакцинацию от оспы.

Продолжали страдать от натуральной оспы лишь страны третьего мира, причем, опять же, вне всякой зависимости от прививочной политики. Так, хуже всего дела обстояли в Бразилии, Индии, Индонезии, Конго, Нигерии, Пакистане и Сьерра-Леоне, причем из всех этих стран прививки не были обязательными лишь в Бразилии и Сьерра-Леоне ― во всех остальных по закону требовались и вакцинации, и ревакцинации. В ряде стран прививки были отменены не потому, что перспектива оспенной вспышки казалась не страшной, а потому, что перед последствиями прививок бледнела сама натуральная оспа. Даже советским авторам дозволили (правда, лишь в книге для врачей) написать следующее: "Почти параллельно с введением в практику вакцин появились сообщения о побочном их влиянии. Так, вакцинация против оспы, даже проводимая по всем правилам, вызывала у ряда больных осложнения.

О наиболее тяжелых из них ― менингоэнцефалитах ― вначале запрещали сообщать в печати, чтобы не отпугнуть население от проведения вакцинаций. Несмотря на запрет, рост числа поражений мозга после прививок привел к появлению сообщений в литературе, в первую очередь в Дании, затем в Голландии, Германии, Франции, России. В некоторых странах от этих осложнений умерло людей больше, чем от заболевания натуральной оспой. В Голландии в 1954 г. от поствакцинальных энцефалитов погибал один на 60 привитых, что вызвало панику в стране…. Кроме энцефалита описывались и другие осложнения ― вакцинальная экзема, генерализованная и ползучая вакцина и др. Выделение вируса из ликвора и мозга погибших показало, что возбудитель этих осложнений один и тот же ― вирус вакцины".

Впрочем, это было только в книгах для специалистов. А широкую публику продолжали потчевать баснями: «Своевременная прививка всех здоровых детей против оспы практически безопасна и полностью предохраняет от этой страшной болезни».

Начало глобальной кампании по искоренению натуральной оспы.


В 1958 г. с инициативой начать кампанию по искоренению натуральной оспы выступил представитель СССР на Всемирной Ассамблее здравоохранения, вирусолог проф. В. М. Жданов. «По представленным расчетам, при 80% привитых можно было достичь прекращения циркуляции вируса и ликвидации болезни в 4–5 лет." Курс на искоренение натуральной оспы был одобрен ВОЗ в 1959 г., а кампания стартовала в начале 1960-х гг. Разумеется, Лестерский опыт ни в малейшей степени не был указом для ВОЗ, а потому никаких иных идей, как ликвидировать оспу без прививок, у большинства ВОЗовских экспертов возникнуть не могло.

Ударная кампания по борьбе с оспой прививками довольно быстро показала свою полную неэффективность ― оспу вакцинациями обмануть не удалось, как не удавалось в течение всего прививочного периода со времен Дженнера. Прививок становилось все больше, а оспы ничуть не уменьшалось.

Борцы с оспой в СССР во время случайного её "завоза" в 1960-м году.
Борцы с оспой в СССР во время случайного её "завоза" в 1960-м году.

Борцам с натуральной оспой пришлось, скрепя сердце, возвращаться к «Лестерским баранам…» Новая стратегия и новая «интенсифицированная» программа были опробованы в 1967 г., когда после 7 лет усердного прививания 42 страны сообщили о 131 тыс. случаев оспы (причем, по оценкам экспертов ВОЗ, это составляло лишь около 5% всех действительных случаев). Стараясь по возможности избегать открытого признания, советский автор сообщал: "К числу основных факторов, которые повлияли на исход первого этапа программы, следует отнести также недооценку эпидемиологического надзора как важнейшего инструмента в борьбе с оспой". Эта недооценка роли активных противоэпидемических мер в борьбе с оспой имела место не только на протяжении всего первого этапа, но и в начале интенсифицированной программы. С учётом накопленных наблюдений, Комитет экспертов ВОЗ в 1972 г. определил эпидемиологический надзор как краеугольный камень стратегии ликвидации оспы. Новая для программы система оказалась более эффективной для прерывания трансмиссии оспы, чем «поголовная» вакцинация даже в тех случаях, когда было вакцинировано менее половины населения на данной территории. (WHO Expert Committee on Smallpox Eradication, 1972). Согласно определению Комитета экспертов, основным содержанием эпидемиологического надзора являются выявление случаев заболевания, проведение эпидемиологического расследования и осуществление с учетом полученных данных комплекса противоэпидемических мероприятий для прерывания трансмиссии инфекции. Проведение систематической вакцинации населения стало рассматриваться как поддерживающая мера"

Перенесение акцента с прививок на раннюю изоляцию заболевших и наблюдение за контактировавшими с ними, как это было и в Лестере, оказалось таким же удачным и в мировом масштабе. Ливерпульский микробиолог, проф. Деррик Бэксби, один из крупнейших специалистов по оспенным вакцинам и автор многочисленных публикаций по натуральной оспе, заявивший в своей заметке в «Британском медицинском журнале», что рассказы об искоренении оспы прививками подходят разве что для научно-популярных брошюр, высказался следующим образом: ключ к искоренению болезни был в перенесении акцента с не слишком успешных массовых прививок на динамическую кампанию по надзору за предотвращением заражения, подкрепленную прививками.

По материалам книги историка медицины д. м. н. А. Г. Котока «Беспощадная вакцинация» (2004), а также сайта:
https://1796web.com/vaccines/history/end_compulsory_vaccination.htm