"Запомните, друзья мои, артиллеристы никогда не отступают!". Полковник В.А. Костенецкий. Воспоминания. 42-й год

Так как ранение в общем-то оказалось совершенно пустяковое, и я свободно владел рукой, то мне представлялось нецелесообразным отправляться в медсанбат, и я остался в строю и продолжал выполнять свои обязанности.

Как стало известно, противник в этот день оказывал сильное давление и в других секторах нашего участка фронта. В частности, в результате упорного боя ему удалось захватить высоту 648. Ожесточенные контратаки наших частей 395-й стрелковой дивизии и отдельного мотострелкового батальона, а также подразделений морской пехоты, организованные офицерами оперативного отдела штаба армии, полного успеха не принесли. Правда, продвижение противника на этом участке удалось остановить, и даже несколько потеснить его на склонах, однако, сама вершина так и осталась у него в руках, что вообще значительно ухудшило положение наших частей, оборонявшихся в районе Фанагорийской.

В последующие дни обстановка продолжала оставаться весьма напряженной. Противник по-прежнему яростно атаковал наши части, применяя большое количество артиллерии и авиации и вводя в бой всё новые танковые и пехотные подразделения. Он нёс большие потери, но, не считаясь ни с чем, продолжал свои атаки. На отдельных участках ценою огромных потерь ему удавалось незначительно продвинуться вперёд и потеснить наши войска. Так, Фанагорийская постепенно, шаг за шагом была оставлена нами и занята немцами. Наша оборона проходила теперь в ста - двухстах метрах южнее Фанагорийской на высотах, контролировавших этот населённый пункт. Наш командный пункт тоже пришлось оттянуть на несколько сот метров назад.

Немцы зачастую пренебрегали правилами маскировки и вообще игнорировали элементарную осторожность. Это широко использовали наши солдаты для нанесения им максимальных потерь. Так, однажды, уже после оставления Фанагорийской, расчёт станкового пулемета одной из рот нашего батальона обнаружил скопление живой силы на окраине этого населённого пункта. Вероятно, происходила раздача пищи. Длинной и точной очередью пулемётчики сразу уничтожили несколько десятков фашистов. Таких случаев было немало.

Наш КП находился теперь на склоне горы, почти у её подножия, южнее Фанагорийской, рядом с дорогой, ведущей в тыл. Ночь с 1 на 2 октября выдалась особенно тяжёлой и тревожной. Вопреки обыкновению, артиллерия противника и ночью продолжала ожесточенный обстрел нашего участка. То ли это было вызвано близостью дороги, проезду и подвозу по которой враг пытался помешать, то ли противник готовил новую атаку на утро. Вне укрытия невозможно было находиться ни минуты. Свирепый артогонь уничтожал всё живое. Мы сидели в небольшом блиндаже - вернее, узкой и не очень длинной щели, защищённой сверху слабым настилом в один накат, и ежеминутно ждали прямого попадания. Иногда огонь противника ненадолго ослабевал, и эти краткие периоды использовались связистами для восстановления телефонной связи с ротами.

С яндекс-картинки. https://clck.ru/XVouZ
С яндекс-картинки. https://clck.ru/XVouZ
С яндекс-картинки. https://clck.ru/XVouZ

С рассветом артиллерийский огонь ещё больше усилился, и почти сразу же последовали новые атаки. На этот раз противник наносил главный удар по высоте южнее Фанагорийской, у подножия которой находился наш КП. Вновь пришлось увидеть нашу пехоту, короткими перебежками отходившую в тыл. Недалеко от нас держала оборону, видимо, какая-то артиллерийская часть, оставшаяся без матчасти и используемая теперь как пехота. Командовал ею майор-артиллерист с армянской фамилией (Егиян, Акопян или что-то похожее). Мы поддерживали с ним связь по телефону.

Когда мы сообщила ему, что мимо нашего КП отступают его солдаты, он в несколько высокопарном тоне заявил: "Запомните, друзья мои, артиллеристы никогда не отступают!".

(Продолжение следует)

Ранее опубликовано в моём материале: https://clck.ru/XHxRx