Volkswagen Driver
173 subscribers

Volkswagen в России. Перспективы производства новых моделей

627 full reads

Проектная мощность собственного завода Volkswagen в поселке Грабцево под Калугой составляет 225 тыс. автомобилей в год. Еще 132 тыс. машин в год может производить по контракту с «Фольксваген Груп Рус» нижегородский ГАЗ. На сколько загружены эти заводы сейчас и чем могут быть дозагружены их мощности? Попробуем посчитать и спрогнозировать.

Volkswagen в России. Перспективы производства новых моделей

Доля экспорта из России в поставках «Фольксваген Груп Рус» невелика (в пределах 5% выпущенных автомобилей направляются покупателям в Белоруссию и Казахстан), поэтому в оценках производства экспортом как-таковым можно пренебречь, ориентируясь на открытые данные о продажах. В свою очередь, «эффект пандемии» (когда производство лихорадило и продолжает лихорадить из-за последствий карантинных режимов и сбоев поставок комплектующих) будет нивелирован опорой на ровные, невозмущенные показатели 2019 года и сглаживанием колеблющихся результатов 2020 года. Такой точности будет достаточно для оценок.

Вид на завод в Грабцево с высоты птичьего полета (макет)
Вид на завод в Грабцево с высоты птичьего полета (макет)

Итак, свое производство под Калугой Volkswagen загрузил собственными моделями Polo и Tiguan, а также лифтбэком Škoda Rapid, родственным Polo. Polo на пиках спроса продается в количестве около 5 тыс. в месяц, Tiguan может расходиться тиражом около 3 тыс. в месяц (иногда чуть больше), а Rapid держит примерный паритет с Polo: месячный темп тоже до 5 тыс. автомобилей. Итого, максимальные продажи продукции завода в месяц не превышают 13 тыс. машин, или 150-160 тыс. автомобилей в год при условии неспадающего максимального спроса. Очевидно, предприятие сейчас загружено менее чем на 70%, а резерв его производственной мощности составляет, как минимум, 65-70 тыс. автомобилей в год, или около 5,5 тыс. в месяц. Еще около 500 автомобилей в месяц может «высвободить» начало производства на заводе в Нижнем Новгороде и развертывание продаж компактного кроссовера Volkswagen Taos. С учетом общей экономической ситуации (не самой благоприятной) и естественного «каннибализма» соседствующих в линейке моделей, Taos перетянет на себя от более дорогого калужского «Тигуана», как минимум, те самые 500 машин в месяц. В итоге, свободные производственные мощности составят около 6 тыс. автомобилей в месяц. Следовательно, уже сейчас этот завод может быть загружен либо еще одним бестселлером, вроде Polo, либо двумя моделями автомобилей тиражом поменьше. Будет ли Volkswagen ставить что-то новое на конвейер? Скорее всего, да. Во-первых, недозагрузка мощностей ухудшает экономику всего проекта. Во-вторых, у «Фольксвагена» есть обязательства по СПИК, которые должны быть выполнены до 2028 года. Среди них – локализовать в России производство «крупноразмерного внедорожника» и «новой модели компактного внедорожника». Но где произойдет локализация? Ведь у «Фольксвагена» есть и другая производственная площадка.

Нижегородский завод ГАЗ ведет сборку по контракту автомобилей марки Škoda (Octavia, Karoq и Kodiaq), а также недавно запущенного в производство Volkswagen Taos, родственного «Кароку». Производство лифтбэка Octavia третьего поколения достигало 3 тыс. в месяц, но в нынешней, четвертой, генерации оно вряд ли превысит показатель в 2,5 тыс., даже с учетом государственных закупок, которые еще недавно в некоторые периоды вносили решающий вклад в объемы производства и продаж «Октавии». На такие же уровни – примерно по 2-2,5 тыс. в месяц – могли выходить Karoq и Kodiaq. Но запуск в производство «Таоса», со всей очевидностью, «откусит» заметную долю не только от «Тигуана», но и от «Карока». Если Karoq имеет самостоятельный потенциал 2-2,5 тыс. машин в месяц, то вместе с «Таосом» они едва ли будут превышать планку в 3,5-4 тыс. «родственников», реализуемых за месяц. Итак, ГАЗ для «Фольксваген Груп Рус» на пиках загрузки сегодняшними моделями сможет выпускать до 8,5-9 тыс. автомобилей в месяц, или 100-110 тыс. автомобилей в год, то есть в максимально напряженные периоды он будет загружен на 75-83% проектной мощности. Получается, по сравнению с Калугой, резервы производства в Нижнем Новгороде сравнительно невелики – всего до 20-30 тыс. машин в год, или до 2,5 тыс. автомобилей в месяц.

В итоге, по расчетам, существует запас примерно в 6 тыс. автомобилей в месяц в Калуге и 2,5 тыс. в Нижнем Новгороде. Потенциальных бестселлеров уровня Polo у «Фольксвагена» и «Шкоды» сейчас нет. Поэтому самым очевидным образом напрашиваются сразу две новые модели на конвейер в Калугу и одна на ГАЗ – с вполне добротным и экономически оправданным уровнем производства и продаж около 2-2,5 тыс. автомобилей в месяц. Теперь вернемся к обязательствам «Фольксвагена» по СПИК («крупноразмерный внедорожник» и «новая модель компактного внедорожника»). И далее сделаем чисто логические предположения, к сожалению, не подкрепленные ни намеком на инсайдерскую информацию.

Итак, крупноразмерными кроссоверами («внедорожниками») могут быть либо Touareg, либо Teramont (остальные модели этой линейки, даже Tiguan Allspace, не могут считаться и не являются крупноразмерными). А новый компактный кроссовер – это, скорее всего, Volkswagen T-Cross (он же Taigun), причем, очень вероятно, что он придет в Россию в производственной паре с родственной Škoda Kamiq (она же Kushaq). Однако Touareg вряд ли будет доверен нижегородской площадке (где есть резерв на одну модель автомобиля): слишком высок имиджевый статус этой машины. Кроме того, эластичность спроса на премиальную модель невелика, и ее некоторое удешевление в результате локализации не смогло бы существенно подтолкнуть продажи вверх. Это экономическое обстоятельство, несмотря на очень достойные уровни продажи импортируемого «Туарега», очень сильно понижают его шансы на российский конвейер.

Поэтому сам собой напрашивается прогноз: «малыши» T-Cross (Taigun) и Škoda Kamiq (Kushaq) загрузят производственные мощности в Калуге, а сравнительно непритязательный, утилитарно-функциональный Teramont может когда-то обосноваться на конвейере Нижнего Новгорода. Причем, именно в такой последовательности: сначала – в 2022-2023 годах – «малыши», а затем уже, году эдак в 2024-2025-м, и «крупный» кроссовер (если, конечно, в то время еще будет в этом смысл).

Всё это выглядит умеренно симпатично, но некоторая печаль возникает от того, что, во-первых, всё это, очевидно, произойдет не так скоро, а во-вторых, от того, что этим (или чем-то аналогичным) собственно и ограничится номенклатура «Фольксвагена» в России (то есть после этого в обозримой перспективе ничего по-настоящему нового на заводах «Фольксвагена» в России уже не будет). Впрочем, если сбудется хотя бы это – уже можно будет порадоваться и за Volkswagen, и за любителей этой марки.