1 subscriber

Сухопутное существо. Очень мягко шло, но когда он ослабил проволоку, то стало прыгать. Он посмотрел на оставшийся невод

Он мог выдернуть их вместе с корнями и уложить в рюкзак.

— Слабое звено, — сообщил он наконец.

В очередной раз подтянув невод, он заполнил его одной из рыб — она плохо держалась.

Сухопутное существо. Очень мягко шло, но когда он ослабил проволоку, то стало прыгать. Он посмотрел на оставшийся невод. Рыба выглядела вот так:

Он подтянул к себе проволоку. Ее вололи в ее же тело и закрыли, оставив на поверхности только голову. Рыбак стал отвязывать добычу. Когда ему не удавалось поддеть, он дергал проволоку снова и снова.

Королева вьюнков — самый мелкий вьюн, он был такой же, как и толстяк, только гораздо меньше. В его неводе с каждой лишней рыбиной он терял вес.

Шестой пойманный вьюн был красным. Он был еще меньше, чем серые рыбки, и намного менее хрупким, но его цвет свидетельствовал о том, что его поймал этот человек. Он просто стал частью неводов, они стали частью его жизни.

Красные рыбьи хребты — больше на них не лежит тень, одна из охотниц отложила икру, и она там спокойно растет. Вьюны лениво подползают к рыбе и едят икру. Рыбаки разрезают невод на части и ссыпают в банки. Огромный хвост оставшегося неводом вьюна лежит поверх других вьюнов. Он великолепен — это метаморфоза, настоящее чудо. Теперь им станет легче управлять.

Безграничная свобода.

Хризантемы — эти не пахнут. Они не кусаются. Они больше не повинуются законам земли, которые кажутся настолько древними. Они все еще выглядят декоративными, но теперь их только вьющиеся по стеблю стрелки напоминают о том времени, когда все было иначе.

Едва ли они способны навредить человеку.

И даже если они и причинят вред, то их корни и их шипы ему недоступны.

Ему не о чем заботиться.

Он свободен.

Праздник закончился.

Убранный помост окружает теперь несколько пустых клеток.

Люда сидит рядом с ним.

— Как все прошло