Квадратура круга - 16

Конунгова доброта (начало)

Практически сразу, как только тело Олава II Толстого оказалось в земле, норвеги поняли, какого человека потеряли. Ярлу Свену Кнудсону было всего 15 лет, и потому фактически за него правила мать Эльфгифу (норвеги звали ея Альвива), дщерь элдормена (правителя) Нортумбрии, наложница короля Кнуда I. Воспитанная в королевстве англов, где власть конунга была намного сильнее, чем в Норвегии, а простые общинники обложены кучей повинностей, злобная англичанка своими замашками скоро настроила против себя всех бондов. Даже их лидеры, убившие Олава II, Эйнар Брюхотряс и Кальв Арнисон, пришли к выводу, что зря они это сделали, ибо конунг данов их попросту обманул невыполненными обещаниями. Так что когда с с запада, из Ирландии, пришла весть о том, что объявился претендент на трон, многие бонды решили его поддержать.

Квадратура круга - 16
Квадратура круга - 16

Некий Трюггви из Ирландии утверждал, что его отцом был Олав I Трюггвисон, заделавший его какой-то «королеве» Гиде, ака Гюде. На самом деле не ясно, был ли он сыном конунга (в те времена, естественно, когда тот еще не был конунгом — см. предыдущие серии), или обычным самозванцем. И тогда, и столетия спустя (см. последующие серии) дело сильно осложнялось семейными законами скандинавов, практически не делавшими разницы между законными сыновьями и бастардами — никакого особого преимущества первородства или законнорожденности не было, наследство обычно делили между всеми детьми, в том числе и байстрюками, которые (если были признаны) жили с отцом и часто наследовали даже власть ярла или конунга (например, Вильхьяльм Бастард, он же Гийом II, герцог Нормандии, или Хакон I Добрый, конунг Норвегии). Так что на самом деле вопрос был один — на самом ли деле отцом Трюггви (получившего прозвище Претендент) был Олав Трюггвисон? И отвечал на него каждый так, как хотел — для «оккупантов» он был сыном какого-то священника, для «лоялистов» законным наследником престола.

Эльфгифу и Свен собрали в Трандхейме войско (от участия в котором многие знатные бонды, в том числе Эйнар Брюхотряс и Кальв Арнисон, а также его братья Финн, Торберг и Арни, уклонились) и выступили навстречу Трюггви и его сторонникам. Битва произошла в 1033 году у берегов Рогаланда, у острова Букн. Претендент чисто по-ирландски бросал копья с обоих рук и кричал, что «так мой отец учил меня служить мессу!», намекая на слухи о «некоем священнике». Однако в итоге он был убит, а его сторонники потерпели поражение. По одной из версий, Трюггви спасся, но уже во время преследования был убит каким-то бондом. Через несколько лет Харальд Сигурдсон, единоутробный брат Олава II (см. предыдущие серии) оказался в тех местах и велел того бонда повесить, публично признав таким образом Претендента своим родичем (и потому за него отомстив — юридические тонкости). Это, а также фраза Стурлусона про то, что у Трюггви Олавсона в Вике было «много могущественных родичей», заставляет до сих пор многих исторЕГов сомневаться в том, что тот был самозванцем.

Квадратура круга - 16
Квадратура круга - 16

Итак, власть ярла Свена и его матери устояла, что продолжало расстраивать бондов. Эйнар Брюхотряс и братья Арнисоны сошлись на совет и порешили плыть в Гардарики — там оставался Магнус Олавсон, сын Толстого, законный (ну, в том же роде — сын наложницы) претендент на корону Норвегии. Эйнар и Кальв снарядили большую дружину, отправились в Швецию, а оттуда морем добрались до Альдейгьюборга (Ладоги) и послали гонцов к хакану русов Ярицлейву с просьбой отпустить Магнуса домой, чтобы он стал конунгом норвегов. Ярослав на самом деле к тому времени уже усыновил мальчика, которому было всего семь лет (и который, таким образом, видимо, был единственным конунгом Норвегии в истории, который говорил по-русски), и долго думал, отпускать ли его — в конце концов, просили за него те же люди, кто убил его отца.

В итоге было решено «что норвежцы, которые приехали, станут людьми Магнуса и будут ему служить, и это было скреплено клятвами Кальва и всех тех, кто сражался при Стикластадире против Олава конунга. А Магнус заключил с ними полный мир и поклялся, что он будет им верен, что и они во всем могут на него положиться, если он станет конунгом Норвегии. Он должен был стать приемным сыном Кальва сына Арни, а Кальв обязался делать все, что, по мнению Магнуса, способствовало бы укреплению его власти в Норвегии и сделало бы его правление свободнее». Войско отплыло из Альдейгьюборга и прибыло в Швецию «после йоля» (то бишь в конце декабря) 1033 года. Конунг Анунд Якоб и его сестра Астрид, вдова Олава II, встретили мальчика хорошо и обещали всяческую поддержку (кому охота быть с двух сторон окруженному Данией, если можно только с одной, а с другой иметь Норвегию — в таком раскладе уже можно «играть в шахматы», как раньше).

Монета Хардекнуда
Монета Хардекнуда
Монета Хардекнуда

Из Швеции Магнус, его новый отчим Арнисон и Брюхотряс, а также Астрид и их люди мирно проследовали в Трандхейм, где на Эйратинге мальчик, получивший ники Благородный (какой-то оксюморон к его бастардскому происхождению) и Добрый, «был провозглашен конунгом над всею страной, какою владел прежде Олав конунг, его отец. После этого Магнус конунг набрал себе дружину и назначил лендрманнов. По всем местностям он поставил людей на службы и должности. Той же осенью Магнус конунг созвал ополчение со всего Трандхейма, и собралось к нему много народу, и он отплыл вместе с войском вдоль берега на юг». Свен и Эльфгифу, получив известие об этом, тоже уплыли на юг, в Хёрдаланд, где принялись собирать войско. Но набор шел так вяло, что в итоге они решили бежать в Данию. Там Свен остался править страной вкупе с единокровным братом Хардекнудом (Хардиканутом, ака Кнудом III) и умер через два года, в 1035 году, а его мать отправилась в Англию, где у нее имелся еще один сын, Харольд Заячья Лапа, который ее стараниями и интригами был избран конунгом оной страны после смерти отца и в обход Хардекнуда в том же 1035 году. Так вся Норвегия и досталась Магнусу I Доброму.

(Продолжение следОВАет)