Троммель Роммеля - 10

Конквистадор ХХ века (окончание)

7-я танковая до самого конца 1940 года продолжала на берегу Английского канала (Ла-Манша) тренировать погрузку на баржи и спрыг с них, хотя в «высоких кабинетах» уже давно положили на «Морского льва» большой болт имени Гёринга, который продул Битву за Англию. Не в курсе планов командования, естественно, был и комдив, уехавший в первых числах февраля 1941 года в отпуск, в австрийский Винер-Нойштадт, к семье. Однако уже 6 февраля Роммеля срочно вызвали в ставку ОКВ с самим Хитлером. Всё было жутко секретно, и только через неделю Йоханнес Ойген прислал жене письмо: «Прошлой ночью спал на месте новой работы. Это поможет мне в лечении ревматизма». И Люси Роммель тут же вспомнила про то, как дохтур советовал мужу «африканские жары» как подходящий для его суставов климат…

Танк M13/40
Танк M13/40
Танк M13/40

Хитлер так раздухарился, что сперва хотел переправить в Африку чуть ли не армию. Генералы из ОКВ и ОКХ еле-еле смогли ухватить его за штаны и указать на трудности снабжения — никак не более двух дивизий! В итоге выбор пал на 5-ю легкую и 15-ю танковую дивизии. Причем в обоих заменили командиров — «легкими» назначили руководить Йоханнеса Штрайха (того самого, кто «учил» Роммеля читать карту — см. предыдущие серии), произведя его по такому случаю в генерал-майоры, а танкистов возглавил генерал-майор Хайнрих фон Приттвиц унд Гаффон. Касаемо же того, кто должен был стать командиром корпуса «Африка», «имелись мнения» и у ОКВ с ОКХ, и лично у фюрера. Например, в 1942 году итальянцам Хитлер говорил, что хотел назначить Фрица Эриха Георга Эдуарда фон Манштайна. Почему не назначил — великое ХЗ (возможно, в перспективе «Барбароссы» глупо было отсылать лучший ум армии в какие-то гребеня).

В итоге именно Хитлер снова выбрал своего любимчика, причем командование, начиная с самого главнокомандующего сухопутными войсками Вальтера Хайнриха Альфреда Херманна фон Браухича, было этим выбором, мягко говоря, не совсем довольно. Военные хотели генерал-майора Ханса фон Функа. Но фюрер был уверен, что именно его кандидат сможет «вдохновить солдат», а Функа просто ненавидел — тот был адъютантом бывшего главкома сухопутных войск Томаса Людвига Вернера фон Фрича, уволенного с подачи канцлера по сфабрикованному (военный суд его оправдал — оказалось, что виновен был однофамилец) «гомосексуальному» делу. Так что 12 февраля 1941 года произведенный (снова задним числом — еще от января) в генерал-лейтенанты Роммель высадился в Триполи. Маршала Грациани увидеть не удалось (кажется, они в Африке так и не пообщались) — принимал «высокого гостя» командующий 10-й армией (с 7 февраля) генерал армии Итало Гарибольди (и даже не однофамилец).

Гарибольди и Роммель в Африке
Гарибольди и Роммель в Африке
Гарибольди и Роммель в Африке

«Фигня момента» была в том, что вопрос, кто же будет командовать объединенными итало-немецкими войсками, так и не был урегулирован — будучи командиром корпуса, Йоханнес Ойген не мог претендовать на роль главнокомандующего армией. Но и подчиняться «этим итальянцам» не собирался, цепляясь за двусмысленно звучащую должность командующего немецкими войсками в Африке (ее потом переделали в командира корпуса «Африка», но наш прострел предпочитал «не заострять на этом внимания»). Так что в смысле дипломатии и плодотворного сотрудничества с союзниками выбор был неудачный — при первом же разговоре за ужином с Гарибольди и заместителем начальника генштаба Марио Роаттой на вопрос, за что получил орден Пур ле Мерит, последовал ответ «за Лангароне!», и всё «живое общение» умерло.

Первой задачей нового «тандема» стала оборона Триполи — никто же не был в курсе, что британцы вместо него перенастроились на Грецию. Впрочем, уже в январе высадилась танковая дивизия «Арьете» — лучшее из того, что имели бронетанковые силы Италии, вооруженная танками M13/40 (сносная броня, 47-мм орудие в башне, главный недостаток — ненадежность движка), которые вполне могли конкурировать с британскими «крейсерами». Эти машины с самого начала и практически до конца составляли более половины танковых сил Роммеля и вовсю участвовали в его громких победах. А 14 февраля 1941 года прибыла ударная сила 5-й легкой дивизии — 5-й танковый полк. В его составе имелись 25 Pz I, 45 Pz II, 61 Pz III, 17 Pz IV и 7 командирских машин. «Тройки», которых у Эрвина не было во Франции, превосходили по характеристикам все имевшиеся у британцев танки, кроме «матильд», причем конструкция была так удачна, что с многочисленными апгрейдами дожила практически до конца войны (а до самого конца делали самоходку StuG III на ее корпусе).

Танк Pz III
Танк Pz III
Танк Pz III

В общем, было уже чем развернуться, ибо руки чесались — несмотря на суровый приказ ОКХ никуда не наступать и ограничиваться обороной Триполи. Однако единственным серьезным мероприятием по этой обороне стал знаменитый парад танков, когда Роммель развел население и итальянских союзников как лохов, гоняя перед ними полк несколько раз по кругу — создав впечатление «охренилиона машин». А еще было создано несколько сотен деревянных макетов танков, некоторые на базе грузовиков, которые «создавали вид грозной армады», особенно когда летали британские разведсамолеты (и добросовестно передавали «сведения о концентрации крупных сил врага»). Лично полетав над пустынею Сирт и выдвинув аванпосты «докудова англичан увидят», генерал открыл страшную тайну, неизвестную командованию в Берлине — британцы остались в Киренаике, даже не шевелясь в сторону Триполи. 4 марта 1941 года передовые части 5-й легкой дивизии достигли поселка Эль-Мухт в 770 км от Триполи, так никого и не обнаружив.

Так что оборонять столицу Ливии было особо не от кого. И потому у Роммеля возникла «свежая идея» — самому напасть на врага и побить. Ее он изложил 20 марта, когда прибыл в Берлин и имел аудиенцию у Хитлера. Однако начальник Главного штаба ОКХ генерал-оберст (генерал-полковник) Франц Хальдер жестоко его вытроллил. Когда «герой Африки» начал говорить о захвате Египта, Суэцкого канала и бывшей Германской Восточной Африки (Танзании), штабист спросил — а сколько вам надо войск для этого? Пара танковых корпусов, отвечал Роммель. Даже если они у нас будут — как их снабжать, не отставал Хальдер. «Меня это совершенно не касается. Это ваша забота», — сурово ответил генерал-лейтенант. Так что ему снова приказали сидеть в обороне и отослали назад. Ибо готовилось нападение на Россию, и лишних танков не было — но посвящать в это Роммеля никто не стал, потому что «дойче генерален приказен исполняйт кайне вопроссен»...

(Продолжение следОВАет)