Троммель Роммеля - 23 | Исторические рассказки | Яндекс Дзен

Троммель Роммеля - 23

Фукс пустыни (продолжение)

Как только Роммель завершил контрнаступление зимой 1942 года, Черчилль, кабинет министров и Комитет начальников штабов потребовали от Окинлека наступления и возврата Киренаики. Ибо везде творился апож, и требовались победы. Во-первых, Кессельринг и 2-й воздушный флот навалились на Мальту, забрасывая ея бомбами и готовя операцию «Геркулес» (воздушный десант). Во-вторых, 15 февраля 1942 года банда предателей и трусов (других слов для этих персонажей нет) подарила ниппонцам Сингапур, а 1 марта самураи раздолбили англо-американский флот (все три корабля) в Яванском море и полностью зачистили Голландскую Ост-Индию. В-третьих, 11-13 февраля случилась операция «Цербер» — линкоры «Шарнхорст», «Гнайзенау» и тяжелый крейсер «Принц Ойген» прорвались из Бреста в Вильхельмсхафен (сперва кто-то очень умный их туда загнал, а потом героически вынул — сами пашем, сами пляшем…). Великобритании были нанесены три пощечины, и народ ждал реванша.

Алан Брук
Алан Брук
Алан Брук

Окинлек спросил командарма-8 Ритчи о том, реально ли избить Роммеля и выставить его из Киренаики. Тот ответил, что необходимые части (в основном бронетанковые) еще не закончили переформирование и не получили пополнения, так что «не ранее середины апреля, а вообще-то ХЗ когда». Тогда главком Среднего Востока рванул на грудях останки тельняшки перед Лондоном — очень жалко Мальту, но если враги возьмут Каир и Суэцкий канал, жалко из попки пчелки переместиться в горло империи, ибо из 1315 танков в строю токмо 591, остальные ремонтируются, или того хуже, дожидаются ремонта. Черчилль ответил — лети-ка, голубь синичный, в Лондон, и тут мы тебя на свет проверим, какой ты неготовый! Окинлек ответил — делать мне более нечего, кроме как бросать боевой пост в такое время! Ах вот ты какая, взвился Черчилль и решил заменить строптивого «непослушанца» на генерала (полного) Джона Стандиша Сертиса Прендергаста Верекера Горта, генерал-губернатора Гибралтара.

Но начальник Имперского генштаба и председатель комитета начальников штабов Алан Фрэнсис Брук (будущий обладатель уникального титула — виконт Аланбрук) заявил, что эдакого осла в командующие — токмо через его труп, он уже опозорился под Дюнкерком, хватит рискованных авантюр. Лучше верните Уэйвелла, заявил Брук, но на это не пошел уже Черчилль (наказан — значит, наказан, да и с какого пня победителя Роммеля менять на просравшего ему?). Обсуждали даже кандидатуру генерала Хенри Майтланда Вильсона (по кличке Джамбо) — да, в Греции профукнулся, но французов (коллаборациониЗДов) в Сирии в 1941 году победил, да и Иран оккупировал. В общем, нашли компромисс — послали в Египет лорда-хранителя Малой печати (декоративная должность в правительстве, по сути — министр без портфеля) Ричарда Стаффорда Криппса и заместителя начальника генштаба генерал-майора Арчибальда Эдварда Ная, чтобы они уже на месте разобрались с ситуацией. Увы — пообщавшись с Окинлеком и поглядевши в документы, оба эмиссара встали на сторону главкома Среднего Востока: никаких наступлений ранее середины мая. Черчилль был уверен, что «все вокруг педерасты, один я Дартагнан!», но согласился, «скрипя сердцем», на эту дату. Однако 2 апреля Окинлек добил его в танце — никак не раньше середины июня. Взбешенный премьер-министр ответил: или наступление в первое новолуние июня (ой, ну я ХЗ, когда оно там в 1942 году наступало, сорри, не астроном), или Мальта всё — и партбилет на стол…

Бастико (обрезан) вручает Роммелю Большой крест ордена Колониальной звезды
Бастико (обрезан) вручает Роммелю Большой крест ордена Колониальной звезды
Бастико (обрезан) вручает Роммелю Большой крест ордена Колониальной звезды

С противной стороны кипели не менее бурные страсти. Роммель был непрошибаемо оптимистичен и готовил новое наступление — но нужны были подкрепления. За ними он вылетел в Германию и 16 февраля 1942 года встретился с фюрером в Растенбурге, его «типа полевой» (в безопасном отдалении от любых бомберов) ставке. Поначалу Хитлер оказался глух к просьбам любимца — его ум занимала Россия, где надо было как-то лечить разбитую под Москвой и Ростовом задницу. А начальник штаба ОКВ Кайтель, старый и злобный враг «Фукса пустынь», вообще не понимал, «чо он припёрси?». Раздраженный Йоханнес Ойген взял отпуск, встретился с семьей в Винер-Нойштадте и на банкетах «позволил себе критику политики партии», которая, видимо, дошла до ушей фюрера (кто написал два миллиарда доносов ©), ибо тот поменял мнение — ведь с Мальтой на самом деле надо было что-то делать, и вовсю готовился «Геркулес».

А давайте дадим Роммелю перед десантом на Мальту захватить Тобрук — для чего-то риторически вопросил своих генералов фюрер и распорядился послать в Африку подкреплений. (Впоследствии сие решение называли судьбоносным — Мальту не взяли, влезли в очередное болото в Африке и профукали войну…) 28 февраля в штаб Роммеля прилетел сам главнокомандующий силами Оси в Италии и Средиземноморье Кессельринг — вкупе с генерал-оберстом, его начштабом Гаузе, начоперотдела штаба Вестфалем и флигефюрером Африки генерал-лейтенантом Отто Хоффманном фон Вальдау они обсудили, как и чего в ближайшее время получит танковая армия. Итальянцы со своей стороны предоставили моральную поддержку, наградив Роммеля Большим крестом ордена Колониальной звезды, а материально 2 мая 1942 года в Триполи и Бенгази прибыли четыре транспорта, которые доставили 272 автомобиля, 27 орудий и 20 танков…

Ну, необходимо сказать и о том, что англичанам до сих пор сильно мешала их устаревшая тактика — в первую очередь, применения бронетанков и артиллерии. Их машины до сих пор делились на бронетанковые бригады и дивизии, настроенные прорываться вдаль на полной скорости и биться только против вражеских машин (как благородные рыцари в Палестине), и армейские танковые бригады «поддержки пехоты». Доходило до того, что «прорывные» танки не имели фугасных снарядов, только бронебойные, что делало их практически беспомощными при столкновении с пехотой, которая не давала убивать себя рядами из пулеметов.

Зенитка Q. F. 3,7-in АА
Зенитка Q. F. 3,7-in АА
Зенитка Q. F. 3,7-in АА

Что же до «убийственной и страшнейшей вундервафли» немцев, 88-мм «флака», то у британцев был практически полный ее аналог — зенитное 3,7-дюймовое (94-мм) орудие Q. F. 3,7-in АА. Бывший танкист, а во время войны командующий силами ПВО Фредерик Альфред Пайл всячески убеждал генералов использовать его так же, как немцы «флаки». Но увы — до самого конца войны доблестные «сэры и пэры» были уверены, что «зенитки стреляют по самолетам», и против танков использовать эту пушку отказывались. Ну, а чего вы хотите от армии, где танковые полки продолжали называться гусарскими и драгунскими...

(Продолжение следОВАет)