26. Страна Абаза: Эвлия Челеби | Zikhia est pars Abazgia | Яндекс Дзен
189 subscribers

26. Страна Абаза: Эвлия Челеби

372 full reads
501 story viewUnique page visitors
372 read the story to the endThat's 74% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Эвлия Челеби

  • Эвлия́ Челеби (1611—1682) — османский путешественник, более 40 лет путешествовавший по Османской империи и сопредельным странам. Его мать была родом из Абхазии. Двоюродными братьями матери Эвлии Челеби были великий визирь Мелек Ахмед-паша, государственный казначей Дефтердарзаде Мехмед-паша, великий визирь Ипшир Мустафа-паша. Путешествия Эвлия Челеби в основном были связаны с назначениями его родственников в различные части империи Османов. Все его заметки о путешествиях были собраны в десятитомную книгу Сейахатнаме (Книга путешествий). Несмотря на то, что в книге много преувеличений, эти записки являются достоверным описанием культурных аспектов и стиля жизни Османской империи XVII века.

Огромной ценностью обладает свидетельства османского путешественника Эвлия Челеби, записанные им в его «Книге путешествий» (Сейахатнаме), 1640-1641 гг. Описывая процесс путешествия по стране Абаза, он фиксирует её географические рамки, от реки Фаша (Риони) до гавани Анапы. В описаниях он указывает названия племён, в некоторых из которых легко угадываются абхазские княжеские фамилии. То есть, Эвлия Челеби назвал некоторые абхазские племена именами их владельцев. Особым интересом пользуется фрагмент описания земли Садаша. В некоторых переводах вместо «садаша», пишут «садз», что неверно:

«…На севере, среди гор, есть Садаша, земля, принадлежащая Сиди Ахмед Паша; жители хорошо говорят, как на абхазском языке, так и на языке черкесов, к последним примыкает их страна, их семь тысяч храбрых и крепких мужчин. Абхазы и черкесы постоянно находятся на страже, но поддерживают хорошую разведку, торгуя вместе в бухте общества Арт воском и рабами. Черкесы (Такаку) также приходят на кораблях и торгуют в безопасности…»

В этом путешествии Эвлия Челеби также упоминает и племя боздуков (бжедугов), и что очень важно, упоминает в контексте их двуязычия:

«…Это народ храбрый, говорящий по-абхазски и по-черкесски. Гора Обур отделяет абхазских боздуков от черкесских; расстояние между ними составляет три перехода…»

Л.И. Лавров комментируя этот отрывок, справедливо заметил:

«Так как о разделении бжедугов на абхазскую и черкесскую части Эвлия-Челеби говорит непосредственно после упоминания об их двуязычии, то это сообщение нельзя понимать в ином смысле, кроме как в том, что «абхазские» бжедуги говорили «по-абхазски», а бжедуги, переселившиеся в Черкесию, успели (частично?) усвоить черкесский язык. Таким образом, свидетельство Эвлия-Челеби окончательно убеждает в том, что бжедуги до своего выселения с побережья (т.е. до начала XVII в.) говорили на одном из диалектов абазинского языка.»

Описывая племя Кутаси (Кодош) Эвлия Челеби, отнёс их к абазам, но при этом заметил, что они говорят ещё и на черкесском языке. Получается, абхазский язык был родным языком, а черкесский язык был усвоен в результате контактов:

«У этого народа кутаси дома тростниковые, покрытые дранкой. Очаги посередине дома. Каждые десять домов со всех сторон окружены изгородью вроде крепости, и называют их кабак. Охраняя скот по ночам, они до утра сторожат его с подобными львам овчарками. Таково положение во всех племенах абаза, так как все их дома стоят среди лесов, и все боятся друг друга. Расстояние между племенем кутаси и черкесами-жанэ - одна стоянка. Эти [кутаси] знают и черкесский язык. Они без опаски возят к черкесам свои товары, а черкесы к ним в гавань привозят свои.»

В заключении описания своего путешествия по Восточному Причерноморью Эвлия Челеби даёт образцы языков, общего языка абаза, и языка абаза-садаша (предков убыхов):

«Странный и удивительный язык абаза: Ак — 1; уба — 2; ихпа — 3; бшба — 4; хуба — 5; фба — 6; бзба — 7; аба — 8; жба — 9; жуба — 10; ак жуба — 11; уба жуба — 12; ваи (с долгим «и») — иди сюда; учи — уходи; утви (с долгим «и») — садись; арпыш — мальчик; счаб — уйду; апхус — женшина; счом — не иду; узу мчозуи арпыш — почему не идёшь, парень?; сира издрвей — не знаю; ура йудырва — ты что знаешь?; всхадж киси — душа моя, глаз мой; сира издрвах — то, что я знаю; сира сызыхт — мне хватает; арс изухвазуй — почему так говоришь?; вео бозве — ты что, бредишь?; исхвазуй — что я говорю?; сира издрам — я не знаю; ура йухар уа — сказанное тобой; ура йудруа — ты знаешь; ака ура укагуб — но, ты спятил; анчаги йоуйги адлш — ради бога и его созданий; аки сыздрым анчернеш — ей богу, ничего не знаю; усквауроуй — не мучай меня, сжалься; сира акр устхун — говорю чепуху; анчваиныш апш амла спшрай — клянусь, абаза, я голоден; счаб паста йу фара — пойду поем пасте.»

Судя по тексту Эвлия Челеби записал говор близкий к бзыбскому диалекту. Из фонетических признаков можно отметить «ш» вместо «с» в словах «арпыш» парень, «анчернеш» / «анчваиныш» клянусь, «апш» апсыуа; «ч» вместо «ц», в словах «счаб» пойду, «счом» не иду, «мчозуй» почему не идёшь. Из грамматических признаков, это отсутствие частицы «гь» в отрицательных словоформах: «издрам» / «сыздрым» я не знаю. Из лексических только слово «апш», которое автор интерпретирует как абаза. Вероятно, Эвлия Челеби застал время, когда формант «уа», образующий наименования народностей, ещё не был функциональным. «Апш» абаза, это ни что иное, как архаическое «апс(а)» абхаз, вместо нынешнего «апсы-уа». Причём отсутствие конечного гласного звука «а», тоже указывает на бзыбский диалект. В ашхарских диалектах и диалектах к северо-западу от Бзыби употреблялось слово «апса» (→ «апсауа»), с конечным «а».

Эвлия Челеби говоря о абаза-садаша указал, что жители хорошо говорят, как на абхазском языке, так и на языке черкесов, не указав о существовании родного третьего языка. Но в конце своего описания записал образцы языка этого общества, который не сходный ни абхазским, ни с черкесским. Вероятно, наличием фразы «хорошо говорят» автор подразумевал, что оба языка, о которых шла речь, не являются родными. Ведь этот эпитет не употребляется в отношении родного языка:

«Язык абаза-садаша — За — 1; тока — 2; шке — 3; пли — 4; ату — 5; фун — 6; ипли — 7; уга — 8; ипги — 9; жу — 10; за жу — 11; тока жу — 12; сха — хлеб; га — мясо; бзи — вода; фа — сыр; чевах — простокваша; ха — груша; мсуд — виноград; лхмк — инжир; эсху — каштан; лка — каменная соль; вика — иди сюда; утс — садись; удето — встань; умка — не уходи; сикох — иду; сбрикн — куда идёшь?; свушскгслух — дело есть, иду; сфага скчо вика — пойдём домой; скену свке — мы идем домой; срход — что с вами?; хош год ашгд — мы съели свинью; аркамд жеху — свинья была жирная?; вечиле шкног — мы идем воровать; нала шке гда — куда ушли?»

В другом уже путешествии, по землям Северного Кавказа, Поволжья и Подонья, Эвлия Челеби вновь упоминает народ абаза, как сопредельный народу черкесов. И в этих своих описаниях он повторно утверждает, что земли от Анапы к югу – это земли абхазов (абаза):

«…Этот бей шегаке владеет тремя тысячами конных и пеших, вооружённых ружьями воинов, а всего десять тысяч человек. Кроме этого народа, на берегу Чёрного моря [других] черкесов нет. В этой местности кончаются пограничные области Приэльбрусья. В сторону кыблы от гор Шегаке лежат все земли абхазов, которые тянутся до берегов Чёрного моря. Страна Черкесстан простирается от склонов Анапских и Обурских гор, примыкающих к горе Эльбрус, вплоть до берегов реки Кубани. В ней по направлению с запада на восток девяносто конаков. Черкесстан начинается от горы Эльбрус и заканчивается [землей] народа шегаке на берегу Чёрного моря. А Шегакские горы прилегают к горе Эльбрус.»

Свидетельства Эвлия Челеби ценны ещё и тем, что в них зафиксированы языки абхазов и черкесов. Не пропустил автор и язык маленького народа абаза-садаша, с указанием того, что этот народ хорошо говорит на черкесском и абхазском языках. Как не пропустил и факт двуязычия боздуков, называя одних боздуков – черкесскими, а других – абхазскими. До Эвлия Челеби ни один автор не оставил сведений о языках народов Северо-Западного Кавказа. Такая сосредоточенность на языковых фактах указывает на то, что Эвлия Челеби идентифицировал народы в первую очередь по их языковой принадлежности. Следовательно, можно сделать вывод, что всё причерноморское население, идентифицируемое им как абаза, и жившее по его свидетельствам от реки Риони и до бухты Анапы говорили на абхазском языке. Население же Кубани и северо-западных предгорий Кавказа - на черкесском.

Pirî Reis Coastline of the Black Sea, 1525

#абаза #черкесы #абхазы #садзы #убыхи #кавказ #восточное причерноморье #бжедуги #шапсуги