Рассказ.

22 July

Несмотря на то, что Кейт просила Валериана позаботиться обо мне, даже когда я вырасту, я услышал от отца только одну фразу.
- Ты же сказал, что не хочешь жить без мамы! И поэтому намеренно выбрал жизнь, в которой можно состариться и умереть!
- Она просила меня, ты же знаешь…
- Я был на твоих похоронах!
На глазах чувствую скопление слёз, но не хочу, чтобы он видел меня таким, поэтому оттолкнул отца в сторону и закрыл лицо ладонями. Становится тяжело дышать, я буквально задыхаюсь в собственных страданиях, вспоминая иной раз, как мне его не хватало. А он, оказывается, всегда был рядом? Хотя стоп. Всегда ли?
- Как давно ты следишь за мной? – пересилил я себя и спросил, не глядя.
Наверное, стоило всё-таки глянуть на него, потому что в любом случае я точно знаю, когда отец врёт мне. Он всегда отводит взгляд в сторону, а потом, спустя пару секунд, на выдохе лжёт, глядя мне в глаза. Сейчас мне было достаточно услышать даже враньё, лишь бы успокоиться.
- С того дня, как ты открыл агентство.
Ещё один крик боли вырвался из моей груди, такой глубинный, очень тревожный. Сколько раз я просил его помочь мне, пусть и в шутку, надеясь, что меня никто не услышит. А он объявился только сейчас.
- Зачем ты пришёл? – наконец, убрав руки с лица, я посмотрел на него глазами, полными слёз, - Зачем? Я бы справился без тебя!
- Не справился бы, - он подошёл ближе и крепко обнял меня, несмотря на то, что я пытался оттолкнуть это, незнакомое мне, тело. – Они бы убили тебя, Лео.
- И как тебя теперь зовут? Вряд ли Валериан, верно?
Он отпустил меня, но я успел насладиться теми двумя секундами, что я был в его руках. Когда тебе за тридцать, в объятиях собственного отца ты всё равно будешь чувствовать себя ребёнком, которому нужна помощь и поддержка. И я почувствовал себя таким. Маленьким и беспомощным, но таким защищённым. И всё это всего лишь за пару секунд, когда он прижал меня к себе.
- Этого парня зовут Тони Уальд.
- Ты… Не мог бы…
Я не закончил свою мысль, но отец всё сразу понял и я увидел перед собой уже не какого-то Тони Уальда, а своего родного Валериана Арктона, который подарил мне такую, пусть и нелёгкую, жизнь.