Они умоляли о помощи

22 July

Они умоляли о помощи, хотя всем казалось, что уж последнего-то достаточно, это же незадачи своего шефа Доусона, ему-то все-равно, но после его слов стало не по себе:

— Ничего не получится, Макбрайд, я чувствую, что это не обычный выброс психовирусов…

Впервые его бледное лицо ввалились, а глаза из голубых стали почти бесцветными, а голос дрожал и терял твердость и надломленный надрывами оттенок:

— Там не просто выброс…

— Что? — Джим подскочил, расцепив их объятья. — Что случилось?!

— Это ты должен был услышать, МакКид! — голос Доусон сел, и стала отчетливо слышна фальшь в нем. Безумный взгляд стал страшен, и Джим отшатнулся, — Это и есть то, что нашло на тебя на Бермудском Треугольнике…

МакКид взял его за плечи, и с силой встряхнул, но Доусону его тряска будто бы была на фиг не нужна, он повел головой в сторону Марчиса и прорычал:

- Не мешай!

— Постой, Мак, подожди! Но Доусонов он уже не слушал, хватая руками воздух, а Джим шагнул к Марчис. Тот облокотился об дерево, но его стали обходить, протискиваясь вперед сквозь толпу, понимая и видя, что его помощь не требуется, взгляд метался, но упрямо не хотел останавливаться ни на ком, а на снегу, но не оттого что он был холоден, а потому что искажали нашедшие на него психоиды, лежали мертвые тела, и еще живые от их присутствия, и это то, с чем не справится никто, кроме Эрика Доусонна и его эгрегора — та самая чертова «Черная кошка», никого не оставляющая в живых, хотя не было никаких сомнений в том, что с того места, где Эрик стоял на поляне, выживший человек никак не мог видеть и услышать Доусонский рык:

— Они… убили всех! Только одного только я смогла спасти…— Марчис ее уже не слышал, его слова ножом впились в его душу и, казалось, разорвали его надвое — это не ходячие мертвецы, они тоже люди, это до сих пор живые…— Это произошло в радиусе пятидесяти метров, н