часть 3

22 July

Он начал плакать в голос, как делают маленькие дети. Эта боль рвалась наружу вместе с криком, поглощая палаты вокруг. Крик боли и отчаяния разносился по всей больнице, оповещая о ещё одном горе. Каждая новая трудность всплыла в голове омеги: теперь он не сможет ходить, не сможет бегать, не ощутит ног, не ощутит ничего того, что было ранее. Эти мысли загоняли Лая в тупик, всё больше убивая его изнутри. Спустя неделю блондин уже приспособился к инвалидному креслу, он постепенно делал небольшие шаги к жизни, которая будет привычной для него, но с каждым днём парень встречался с большими трудностями. Когда не ощущаешь нижнюю часть тела, то не только движение приносит тягость, но и сама нечувствительность. Большой проблемой была нечувствительность к мочеиспусканию и опорожнению кишечника. Как только Лай столкнулся с этой проблемой – он впал в очередную истерику, так и оставаясь в кресле с мокрыми штанами.
- Чёрт… - блондин провёл по влажным спортивным штанам, сжимая зубы до скрежета.
Парень опустил взгляд на свой пах и пустыми глазами продолжал смотреть, пока с его губ не сорвался глухой стон. Он миллион раз обратился к высшим силам, чтобы вернуть всё обратно, но бесполезно. Ничего не менялось в лучшую сторону, добавляя испытаний омеге всё больше и больше.
- Милый, всё в порядке? – мама подошла ближе и заметила мокрую ткань на штанах сына, - Ох, дорогой…
- Не смотри! – блондин оттолкнул мать и испуганно встретился с её взглядом. – Не смотри… - шепотом повторил омега, накрывая лицо ладонями и шумно выдыхая. Слёз уже не было, первые пару дней он выплакал их все.
- Давай я помогу тебе? – сострадательно прошептала она, проводя рукой по ноге сына, - Всё хорошо. Это пройдёт.
После долгих месяцев реабилитации, которую Лайонел должен был проходить каждый день, парень понемногу привык к новому образу жизни. Ночные кошмары, как его сбивает машина, как он видит полностью отрезанные ноги, продолжают мучить, а утренний подъём начинается исключительно с проверки чувствительности. Никогда надежда не уходила из его сердца, надежда на то, что чувствительность ниже пояса вернётся обратно. Подросток отметил своё восемнадцатилетние в одиночестве.