Дорога была долгой.

22 July

Дорога была долгой, собеседник Катилины надолго замолчал.

— Я не понимаю, — сказал он, вот уже несколько дней подряд товарищи Клодия предостерегают: будь осторожен, Клодий. И что ты отвечаешь?

Катилина, как всегда, говорил медленно, как если бы обдумывал каждое слово.

B течение этого разговора Катилина несколько раз откладывал меч; он уже начинал уставать от разговоров о своей судьбе.

— Одного из друзей, Марка Ливия Друза, убили. Того, кто в течение войны водил за собой легионы… Ставшего народным трибуном, в прошлом — Первосвященника… И ты думаешь, что я не страдаю от этого больше, чем остальные? Нет, я не хочу страдать так же, как они… Я хочу доказать, что достоин быть народным трибунов, что, пока я здесь, я и в Риме, и в провинции, и на форуме в полном распоряжении народа и провинциалов… И я — не один!..

Он встал, взял со стола связку писем, в которых было прошение Гая Гракха. Он прошел к двери, спустился с верхнего этажа на улицу и снова вошел в дом.

Катилина чувствовал себя покинутым. Почтенные бородатые граждане, мужи, славные сограждане, бросили его одного и ушли, оставив размышлять. И страх при воспоминании о предстоящем событии гнал его из города.

Едва войдя в дом, он услышал шум шагов. Это возвращался Марк Красс; он приехал на колеснице с фламинами. Все эти дни он ехал вслед за Катилиной, но не замечал его. Теперь он сразу увидел Катилину, подошел, поднял мешок с письмами и, ни слова не говоря, отдал их Крассу.

Тот поблагодарил и молча пошел к своей колеснице.

Выйдя из дома, Катилине казалось, что его обитатели собрались и разошлись. Словно все застыли на своих местах; и только он не мог нигде укрыться от людей, которые слышали его и ждали, что он будет делать.

До моста, где он должен был повернуть на остров, было недалеко. Спускаясь по улице, Катиллина старался не смотреть на людей, проходивших мимо.

Он шел теперь по улицам Рима совсем один, как будто город безмолвствовал. На мгновение Катилиня вспомнил, как после возвращения в Рим впервые надел ликторовское пурпурное одеяние. Неужели это было в тот год