Трудно было удержаться от улыбки, когда после нашей победы над «Зенитом» со счетом 5:0 послышались примерно такие заявления: вот

3 days ago

Трудно было удержаться от улыбки, когда после нашей победы над «Зенитом» со счетом 5:0 послышались примерно такие заявления: вот, мол, увидели они на мировом чемпионате 1974 года тотальный футбол, стали копировать, и результат не замедлил сказаться.

Это, конечно, не так. Большой современный футбол приобрел нынешний вид не сразу, не по чьей-то воле. Это логика его развития. Вспоминаю, как в 1966 году новые чемпионы мира — англичане внесли принципиальные поправки в распределение усилий: они стали выравниваться. Еще дальше в этом направлении продвинулись немцы, голландцы. Эта тенденция, естественно, стала ощущаться и в киевском «Динамо».

Такую быструю, современную игру нам позволили вести два решающих обстоятельства: первое — хороший подбор игроков, второе — более эффективная система их подготовки. Я был совершенно согласен с точкой зрения нашего старшего тренера. Мы и в самом деле вышли на рубеж тотального футбола, был взят курс на самое главное, самое прогрессивное и острое тактическое футбольное оружие — на универсализм.

Футбол совершенствовался, умнел, одновременно и усложнялся. С помощью видеомагнитофонов, что было новинкой в практике разведки, наши тренеры отсняли немало матчей сборных команд и ведущих клубов Англии, ФРГ, ГДР и других стран. Мы могли изучать манеру игры знаменитого «Аякса», «Фейеноорда» и убеждались, что идеи наших тренеров совпадают с концепцией игры лучших команд Европы.

Мы понимали: «Динамо» на правильном пути. Это подтвердил и чемпионат мира 1974 года. Он не открыл ничего такого, что было бы киевлянам в диковинку, но зато продемонстрировал наиболее зрелые образцы тотального футбола.

И все-таки нас все больше «колотили». Многие, анализируя игру команды, употребляли слово «практицизм» как самое обидное. Но давайте подумаем. Что такое чемпионат страны? Это борьба за более высокое место в отечественном футболе.

Может ли быть такое положение, при котором руководители спортивных обществ (или даже просто болельщики той пли иной команды), отправляя ее на чемпионат, говорили бы: вы, конечно, постарайтесь выступить получше, но не это главное — главное красота футбола? Нет, не может. Напротив, всякий раз перед тем или иным коллективом ставится только одна задача — выступить как можно успешнее (и это, разумеется, правильно). А коль так, команда имеет право выбирать наиболее эффективный путь к цели. И если она считает, что именно определенная манера игры обеспечит успех, то почему, ради чего она должна отказываться от нее?

Сборную ФРГ в лучшие ее времена не раз сравнивали с машиной, перемалывающей косточки соперника до такой степени, что он теряет способность достойно защищаться. Она играла без малейшего намека на так называемый «романтизм», трудилась на поле в поте лица, каждая ее шестеренка была точно пригнана к нужному месту и не пробуксовывала. Но ни разу ни от кого я не слышал, чтобы сборной ФРГ ставили в вину практичную манеру ее игры.

Особо яростно нападали иные обозреватели на так называемую «выездную модель». Эта формулировка как-то слетела с уст Олега Петровича Базилевича и стала мишенью для многочисленных критических стрел.

Но вот что говорил сам О. Базилевич:

— Суть выездной модели заключается в том, чтобы увезти с чужого поля хотя бы очко. Мы не можем не считаться с тем, что соперник, выступающий на своем поле, в силу определенных факторов обязательно проявит повышенную активность, что волей-неволей приезжая команда должна прежде всего позаботиться о неприкосновенности своих ворот. Суть выездной модели в том, что если на своем поле наша команда, потеряв мяч, начинает вести оборону на половине соперника, то, находясь в гостях, она обороняется только на своей половине. То есть ее защитные порядки необходимым образом уплотнены.

Возможно, зрелищная сторона дела несколько страдает от этого. Но как нет искусства ради искусства, так нет и атаки ради атаки. Атака — постоянная, безоглядная — не может быть самоцелью. Футбол гармоничен. В нем постоянно решаются две задачи: атаки и обороны. А если кто-то рассуждает иначе, то почему, скажите на милость, так должны рассуждать все?

Слова «тактика», «техника» стали настолько обиходными, что теперь без них о футболе невозможно говорить. Намного реже встречается слово «стратегия». Оно означает умение предвидеть, рассчитать, распределить силы, осуществить все то, что входит в годовую программу.

Я помню, в очень важный для команды период с 10 июня по 6 октября 1974 года мы сыграли 30 матчей. Они были разные — и по задачам, и по рангам. Отмечу лишь, что сюда входили кубковые встречи, матчи чемпионата страны, выступления за сборную СССР в товарищеских и официальных международных играх, а также матчи Кубка обладателей кубков.

О какой же бездумной, безоглядной трате сил, энергии, нервов могла идти речь? Неужели в угоду тем любителям футбола, которые приходят на стадион в надежде увидеть затяжной, хоть и бесплодный рывок к чужим воротам, мы должны были ставить под сомнение успех своего выступления в том или ином ответственном матче? И не справедливее ли было бы постараться понять тренеров киевского «Динамо», которые научились со скрупулезной точностью расходовать энергетические ресурсы команды? Футболист — действительно хорошо тренированный человек, сильный, выносливый, однако и его физические возможности не безграничны, их следует расходовать экономно.

Мы старались таким образом организовать свою игру, чтобы она максимально приблизилась к лучшим мировым образцам — по крайней мере в той степени, которая необходима, чтобы решить наши спортивные задачи. Сделать это было совсем не просто. Чемпионат мира 1974 года не прошел бесследно для многих команд. Не только мы перевооружались на ходу. Все это, безусловно, отразилось и на борьбе в чемпионате страны, цена очков возросла. Но нам удалось почти все, что мы запланировали. Тут прозвучал странный упрек в том, что стремление «решать только свои локальные задачи отрицательно сказалось на уровне мастерства игроков» нашей команды.

На страницах «Футбола — хоккея» О. Базилевич писал:

«Может быть, вы обратили внимание на то, что в большом современном футболе наблюдается процесс смещения начального акцента атаки назад, в сторону тыловых линий. Когда-то этот акцент безраздельно принадлежал форвардам. При старой системе «дубль-ве» их было много — целых пять человек. Немалая сила! Когда их стало поменьше — четверо или трое, — акцент сместился в сторону полузащитников, они начали выступать в роли зачинателей атаки. Она зарождалась в середине поля, продолжалась и завершалась в линии нападающих. Сейчас же совершенно отчетливо наблюдается тяготение к всеобщему атакующему потенциалу команды. Дело дошло до того, что даже защитник должен уже не просто подключаться к атаке своих товарищей как вспомогательный персонаж, но даже забивать голы. Разумеется, если он этому обучен и умеет, как говорится, исполнять…»

Вот именно в таком ключе и совершались изменения в игре нашей команды. Определилась, в частности, новая роль и для Владимира Трошкина. По сути, он в каждом матче действовал в трех позициях — защитника, полузащитника и нападающего. Уровень технической и тактической подготовки позволял ему быть полезным команде всюду.

В иной манере стал действовать и Олег Блохин. Вплоть до сезона 1974 года он решал следующие задачи: сохранять свежесть для отрыва от защитников в подходящий момент, использовав свою природную скорость, завершить атаку точным ударом. Теперь же к этим задачам прибавились и некоторые другие: при обороне помогать защитникам, готовить атаку с тыла, развивать ее. Блохину пришлось несколько оттянуться назад, он стал принимать более активное участие в общих командных действиях. Естественно, возросла и физическая нагрузка на форварда, ему стало труднее играть. Но странное дело: голов Олег стал забивать больше. Его талант полностью раскрылся именно в коллективной, командной игре.

Нет, я не считал, что наша игра в сезоне 1974 года оскудела. Наоборот — обогатилась: мы стали лучше понимать господствующие в мире футбола новые, прогрессивные идеи и пользоваться ими.

На вечере в честь киевского «Динамо» — чемпиона страны и обладателя Кубка СССР, когда можно было хоть на время забыть о недавних футбольных переживаниях, наш левый защитник Виктор Матвиенко сказал:

— Конечно, есть чему радоваться — медали чемпионов, Кубок… Но если говорить начистоту, полного удовлетворения я не испытываю. Мне стало ясно, что впереди, в атаке я все-таки недорабатываю. Раньше довольствовался тем, что не отставал от атакующей линии, подключался, старался поточнее отдать пас — может быть, кто-нибудь забьет. Да, с меня этого было достаточно. А вот теперь мы играем в другой футбол — от защитника тоже требуется забивать голы. Но не получается. Вот и мучаюсь, спрашиваю себя, а что мне мешает? Может быть, то, что боюсь пробить неточно и тем самым подвести команду? А может быть, я еще психологически не готов для такой атаки? Не знаю, стараюсь понять. Во всяком случае, уверен, что в свою игру мне тоже придется внести определенные коррективы. Наверное, в нашей команде иначе нельзя…

Матвиенко был, конечно, прав. И это понимали все, каждый стремился перестроить свою игру в соответствии с духом времени, требованиями тренеров.

Чистый форвард В. Онищенко, например, задача которого быть впереди, забивать, стал играть буквально по всему полю — от ворот до ворот. Сбивал ли он своими маневрами с толку соперника, осложнял ли его задачу и облегчал ли нашу? Вне всякого сомнения.

Стефан Решко, который еще совсем недавно не отходил от своей штрафной площадки, как и подобает центральному защитнику, тоже почувствовал вкус выходов вперед и даже забил красивый гол — в ворота московского «Локомотива», да и я сам стал играть иначе — шире, размашистее. Словом, игра киевского «Динамо» засверкала новыми красками.

Безусловно, главное заключалось в том, что подобрался хороший состав. Но ведь бывает, что и хорошие в отдельности футболисты, собранные вместе, не могут похвалиться мощной командной игрой. Здесь нужна хорошая организация игры, опирающаяся на наиболее продуктивную методику учебно- тренировочного процесса. Такое слияние двух решающих начал и приносит успех.

Неугомонные скептики в конце удачного для нас сезона 1974 года стали поговаривать: киевляне дома действительно сильны, но вот начнутся матчи Кубка кубков, тут мы и посмотрим, кто чего стоит!

А мы возьми в это время и проиграй важный матч «Спартаку», чем еще больше подлили масла в огонь. Что ж, и в самом деле оставалось ждать, надеяться…

Стали собирать информацию о возможных соперниках. Новая «служба» в команде — «служба информации», возглавляемая М. Ошенковым — сыном бывшего динамовского тренера, заработала на полную мощность: видеопленки об игре зарубежных команд, данные о каждом известном тренере, игроке, клубе… Прежде такого у нас не было. Тренеры основали также научную лабораторию, «службу здоровья», которую теперь обеспечивали два врача И. Малюта и В. Берковский — целое хозяйство!

И все же ближайшее будущее киевского «Динамо» в таком популярном континентальном турнире, как розыгрыш Кубка обладателей кубков европейских стран, было неясным. Динамовцы и прежде выступали в подобных соревнованиях, но неизменно терпели неудачи. Лишь вдалеке, подобно яркому факелу, маячил знаменитый матч 1967 года против шотландского «Селтика», владевшего тогда Кубком чемпионов. Киевские динамовцы победили, и это сразу вывело их в гранды европейского футбола, потому что выбить из седла «Селтик» мог только действительно очень сильный клуб. Но было это много лет назад.

Да, мы стали сильнее. Но не напрасны ли те огромные затраты сил, энергии, времени, которые пошли на перестройку учебы, быта и игры?..

* * *
Кубок обладателей кубков команд европейских стран, или попросту Кубок кубков! Сколько разговоров было об этом турнире, сколько тревог с ним связано!.. Ведь киевские динамовцы уже имели за плечами печальный опыт выступлений в таком турнире. Помнится, а я тогда еще жил в Одессе, в нашем городе только и говорили, что вот, мол, киевляне добились чести побороться за Кубок кубков. Было это в сезоне 1965-1966 годов. Динамовцы стартовали здорово.

В первом же матче на поле соперника они буквально разгромили североирландский клуб «Колрейн» — 6:1.

— Вот это да! — восклицали болельщики, и вместе с ними ликовал я, хотя, признаться, еще мало смыслил в футболе. Тогда для меня любая иностранная команда казалась непревзойденной, и если наши смогли так здорово ее обыграть, значит, советский футбол уже самый сильный. А когда североирландцы, приехав в Киев, снова уступили — 0:4, сомнений на этот счет уже не оставалось.

Еще больше усилил это впечатление второй поединок — с норвежским клубом «Русенборг», который тоже дважды проиграл киевским динамовцам — 1:4 и 0:2. Но не мог же я тогда знать, что соперники, встретившиеся на пути киевлян, никак не относятся к числу сильных. Между тем, первые победы сыграли со всеми болельщиками, да, наверное, и с самими динамовцами, скверную шутку — они притупили бдительность, успокоили.

Холодный душ пролился на наши головы в третьем поединке, когда киевляне скрестили оружие со знаменитым шотландским клубом «Селтик» из Глазго.