1243 subscribers

"Многих людей обмануть легче, чем одного". Как Афины насаждали демократию

Демократию придумали древние греки. И они же начали активно экспортировать её на другие земли, не без выгоды для себя. Впрочем, полторы тысячи лет назад - точно так же, как и сегодня - большая политика маскировала свои истинные мотивы.

Геродота - почитателя и великого летописца Афинской демократии - ещё в древности называли "отцом истории", но и одновременно - "отцом лжи": он без смущения добавлял в свои тексты самые диковинные фантазии и заложил основы будущей политической пропаганды
Геродота - почитателя и великого летописца Афинской демократии - ещё в древности называли "отцом истории", но и одновременно - "отцом лжи": он без смущения добавлял в свои тексты самые диковинные фантазии и заложил основы будущей политической пропаганды

За что убили тирана

Первыми символами, "отцами-основателями" демократии стали любовники Гармодий и Аристогитон. Они убили в общем-то недурного тирана Гиппарха, который активно строил храмы, поощрял поэтов и заботился о духовных ценностях. Причиной убийства стала не забота о демократии, а личная обида: Гиппарх неуважительно отнесся к сестре Гармодия: сначала назначил её нести реликвию во время праздника, а потом свой приказ отменил.

Этого оказалось достаточно, чтобы Гармодий и Аристогитон убили Гиппарха - и сами погибли. Вроде бы не столь героическая история, но древние греки сделали из неё возвышающий миф, а памятник двум гей-освободителям ныне украшает археологический музей в Неаполе.

Вариацией на эту же скульптурную тему (но уже в полном соответствии с традиционными ценностями) является знаменитая работа Веры Игнатьевны Мухиной "Рабочий и колхозница"
Вариацией на эту же скульптурную тему (но уже в полном соответствии с традиционными ценностями) является знаменитая работа Веры Игнатьевны Мухиной "Рабочий и колхозница"

После гибели Гиппарха несколько лет правил его брат Гиппий. И правил неудачно: боялся покушений, подозревал заговоры, хватал, казнил, а главное - увеличил налоги. Афинянам он страшно надоел. Об этом прослышали спартанцы - суровые демократы, у которых вообще не было тиранов. В 510 году до нашей эры войско из Спарты "освободило" Афины от Гиппия. Умами афинян завладели идеи равенства и свободы. Они вспомнили про юношу Гармодия и воздвигли в центре Афин монумент ему и его старшему другу.

Жрецы - предтеча закулисы

Вообще, спартанцы, как пишет современный историк Игорь Суриков, нередко свергали тиранов на чужих территориях. Правда, особой корысти они не проявляли: к экспорту демократии их обычно побуждали жрецы, хорошо знающие настроения и чаяния "народных масс". Да и в самой Спарте демократия была довольно далека от нынешнего её понимания: из 300 тысяч человек населения - всего 9 тысяч полноправных граждан, имевших земельные наделы и потомственное гражданство.

Более прагматична оказалась политика хитроумных Афин, где доля граждан составляла 12-14 процентов (менее 50 тысяч из 350 тысяч населения). Афиняне возвели демократические принципы в идеологию. Большую роль сыграл Геродот, впервые обозначивший три главных типа государственного устройства - монархия (власть одного), олигархия (власть немногих) и демократия (власть народа). Ему же принадлежит фраза - ложка дёгтя в медовый бальзам народовластия: "Многих людей обмануть легче, чем одного".

Знаменитый афоризм Авраама Линкольна - "Можно обманывать часть народа всё время, весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ всё время" - скрывает в себе полемику с Геродотом. Это не удивительно, если учесть, что Линкольн был не демократом, а республиканцем. Американские демократы в то время защищали интересы южных плантаторов и выступали за сохранение рабства
Знаменитый афоризм Авраама Линкольна - "Можно обманывать часть народа всё время, весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ всё время" - скрывает в себе полемику с Геродотом. Это не удивительно, если учесть, что Линкольн был не демократом, а республиканцем. Американские демократы в то время защищали интересы южных плантаторов и выступали за сохранение рабства

Секрет культурного расцвета

Сила Афин была в больших деньгах и в мощном флоте. Освобождённые от тирании территории они облагали налогом. "При Перикле афинская демократия «эксплуатирует» другие полисы, - пишет Суриков. - Регулярно выкачивая большие деньги в виде дани, афиняне умудрились довольно быстро растратить былую славу и получить в греческом мире незавидную репутацию «города-тирана». Уже в те времена опыт показал, что реальная демократия — весьма дорогая вещь. Эта политическая система в определенном смысле роскошь, которую могут позволить себе только богатые государства". Представление о том, будто демократия обеспечивает экономический подъём, - наивность. На самом деле не демократия ведёт к богатству, а богатство часто приводит к демократии.

Афины организовали "приток мозгов" со всего греческого мира. Они первыми ввели зарплату для госслужащих. Набор на должности проводился по конкурсу, в итоге к Периклу с его командой съезжались самые способные люди. Художники, скульпторы, искусные ремесленники получали здесь самые высокие гонорары. Где деньги, где богатые заказчики и меценаты - там, конечно, и культурный расцвет.

Во времена Перикла говорили: "Да ты — чурбан, коли Афин не видывал; осёл — коли, увидев, не пришел в восторг; верблюд — коли покинул их, не жалуясь". Гордость за свой город сочетается здесь с оскорбительным высокомерием по отношению к иноземцам
Во времена Перикла говорили: "Да ты — чурбан, коли Афин не видывал; осёл — коли, увидев, не пришел в восторг; верблюд — коли покинул их, не жалуясь". Гордость за свой город сочетается здесь с оскорбительным высокомерием по отношению к иноземцам

Однако это изобилие оплачивалось не столько прилежным трудом самих афинян, сколько за счет "внешних источников". "Полис, во внутренней политике руководствовавшийся высокими принципами свободы, равноправия и гражданского достоинства, проводил жесткую, порой бесчеловечную линию во внешних делах, - пишет Игорь Суриков. - Однако сами афиняне, похоже, никакого противоречия тут не видели. Ведь полис — тип государственного организма, направленный исключительно на благо собственных граждан; весь мир за пределами его границ воспринимался как чуждый, враждебный, против которого нужно быть во всеоружии".

Самый умный нарушает равенство

Тяга граждан Афин к уравнительной демократии, их отвращение к любому неоспоримому лидерству и авторитету доходили до абсурда. "Чем больше политика любили, тем больше было шансов, что рано или поздно любовь внезапно переродится в столь же жгучую ненависть. - отмечает Суриков. - Логика была такой: полис — он на то и полис, равноправное объединение свободных граждан, чтобы в нём никто не выделялся; тот, кто умнее, талантливее своих соотечественников, нарушает всеобщее равенство. В Афинах в эпоху Геродота чрезвычайно трудно найти государственного деятеля крупного масштаба, который на том или ином этапе своей карьеры не оказался бы в роли жертвы сограждан, не подвергся наказаниям или гонениям". Сам Перикл едва не стал жертвой остракизма.

Политик и полководец Перикл выглядит почти идеальным правителем, однако и ему граждане Афин пытались выразить своё недоверие. Слишком высокий политический рейтинг вызывал подозрение в вождизме
Политик и полководец Перикл выглядит почти идеальным правителем, однако и ему граждане Афин пытались выразить своё недоверие. Слишком высокий политический рейтинг вызывал подозрение в вождизме

"Все варвары, кроме нас"

И ещё одна заслуга Геродота: он первым создал ласкающий слух европейца миф о конфликте "цивилизованного Запада" (имея в виду, разумеется, греков) и "варварского, дикого Востока" (имея в виду прежде всего Персидскую державу). Победа над могучими персами внушила эллинам представление о собственной культурной и политической исключительности. Огромные по территории империи Востока вызывали отвращение, в них виделась дисгармония, в них царствовало насилие. Идеалом древнего грека был небольшой город-государство, со своими законами, гражданами-"воинами запаса" и коллегиальным управлением. Все остальные народы, включая изобретателей письменности финикийцев и египтян, считались варварами, которых неплохо было бы научить истинным ценностям.