113 subscribers

У неё есть определенные особенности.

На банкет по случаю завершения конференции остались три дамы и единственный мужчина – Олег. Остальные разъехались. Ленка предложила разбавить коллектив парой представителей сильного пола. Миниатюрная Гуля восприняла её полушутливую реплику как руководство к действию и мгновенно нашла где-то двух мужиков – высокий и плечистый, лет пятидесяти, представился Юрием, маленький и щупленький Виталик пошёл «в довесок» к приятелю.

У неё есть определенные особенности.

Самому Олегу ещё в первый день конференции понравилась третья дама, высокая и крупная Лариса Зверева. Ему показалось, что он и сам подходит ей и по росту, и по возрасту. Он сразу попытался за ней приударить, но та окинула кавалера оценивающим взглядом, одобрительно цокнула языком и, вздохнув с сожалением, произнесла нарочито противным голосом:

– Вы – прекрасный мужской экземпляр, но я вам не подойду. Честно предупреждаю: не надо на меня напрасно тратить время. Есть у меня такая особенность организма, которая вас не устроит. Советую вам обратить внимание на Гулю. Она и моложе меня, и симпатичнее.

Но миниатюрные брюнетки с восточной внешностью были не во вкусе Олега, нравились ему как раз большеглазые блондинки с пышными формами, такие как Лариса. Однако настаивать на продолжении знакомства он не стал.

Сейчас, когда их стало шестеро, расположились в номере Олега. Юра и Виталик оказались приятными собеседниками. Сначала беседа текла непринуждённо, но уже далеко за полночь, когда выпито было немало, Виталик вдруг всерьёз схлестнулся с Ларисой на политической почве. В ход пошли «непарламентские» выражения, обстановка накалялась. Рассмотрев анатомию скандала, Олег подумал, что если он сейчас вступится за женщину, а крепкий и плечистый Юрий поддержит своего хлипкого приятеля, то драки не миновать.

Но случилось неожиданное: Юра сам встал на сторону Ларисы, отругал Виталика – мол, порядочные люди так себя в гостях не ведут, извинился перед Олегом и дамами и за шкирку выволок упирающегося приятеля из номера.

Гуля и Ленка тоже быстро ушли, а вот Лариса… Она вдруг прижалась к Олегу горячим телом и поцеловала взасос. Он с изумлением глянул в её зовущие глаза, бросился в душ, шепнув: «Пять минут!» А когда вернулся, Лариса с равнодушным видом потягивала белое вино из бокала.

– Поезд ушёл! – объявила она опешившему Олегу. – Надо было брать, когда предлагали.

Теперь она объяснила ему свою «особенность организма». Выяснилось, что после первого курса студентка Зверева попала в стройотряд вместе со своим любимым, пятикурсником Толиком. Девушки и юноши жили в палатках на 10 человек, и условий для интима совершенно не было. Парочка занималась любовью повсюду, где им удавалось хоть на пару минут остаться наедине, в условиях постоянного риска: в любой момент кто-то мог их застукать, сделать их грех достоянием общественности. А в те времена за «аморалку» можно было легко вылететь из института! Пришлось Ларисе научиться за пять минут возбуждаться и получать разрядку.

Вернувшись из стройотряда, она долго ждала, что влечение войдёт в обычное русло, но так и не дождалась. Привычка к сексу исключительно в экстремальных условиях закрепилась намертво. Теперь только мощный выброс адреналина в кровь вызывал у Ларисы желание, да и то на очень короткое время. Когда Виталик стал размахивать перед её носом кулаками, она разозлилась, испугалась… и возбудилась. А недогадливый Олег, вместо того чтобы немедленно действовать, отправился в душ.

– Ну, я же не знал, – с сожалением пожал он плечами. – Надо было объяснить… Не умею мысли читать!

– Я пойду, – сказала Лариса. – У меня поезд в семь утра, а уже второй час ночи. Посплю немного.

Олег, оставшись один, упал в постель и сразу отключился. Проснулся от требовательного стука в дверь.

– Выручай! – крикнула Лариса с порога. – Проспала я! Времени в обрез, а вещи тяжёлые, подарков накупила, с ними буду час плестись!

Вылетев из гостиницы, они бросились к стоянке такси.

– До вокзала? – произнес водитель меланхолично. – Тысяча рублей. Пробок сейчас нет, за сорок минут доедем.

– Сорок не пойдёт, опоздаю, – из-за несусветной цены Лариса и не поморщилась. – Надо за двадцать пять минут доехать, не больше!

– Нет проблем, успеем, – водитель распахнул заднюю дверцу. – Но тогда – полторы штуки.

Олег не успел уточнить у него, как он собирается сокращать время. А когда выяснилось, как именно, отступать было уже поздно. Этот «камикадзе» сначала пристроился в хвост длинной вереницы машин, удерживаемых на месте красным сигналом светофора, а когда схлынули встречные автомобили, резво выскочил из колонны и рванул по «встречке». За несколько секунд до того, как загорелся зелёный свет, таксист проехал довольно большое расстояние и успел вернуться в свой ряд, чудом втиснувшись между двумя иномарками. Ни сотрудники ГИБДД, ни другие шофёры никак не отреагировали на наглость нарушителя. Когда такси выехало на встречную полосу во второй раз, по лбу Олега заструился холодный пот – перспектива превратиться в лепёшку не радовала. А вот Лариса, вместо того, чтобы завизжать от страха, прижалась к нему и запустила руку в его шорты.

У Олега, опытного ловеласа, не бывало ещё такого сексуального опыта: в машине на полном ходу, за спиной у водителя-экстремала. Он предпочитал долгие сокровенные ласки в комфортных условиях, но тут и сам завёлся не на шутку. Когда такси притормозило возле вокзала, они с Ларисой успели даже привести одежду в порядок. Принимая деньги, водитель похабно ухмыльнулся.

Через подземный переход они выскочили к вокзалу, пересекли его, как спринтеры, и оказались на перроне. В тамбур вагона Лариса влетела в тот момент, когда поезд тронулся. Олег еле успел побросать ей сумки. Два прощальных взмаха изящной женской ручки – и всё закончилось.

Возвращаясь в гостиницу на метро, Олег думал: зря он тоже не сел в поезд. Пробег по вокзалу за считанные минуты до отправления наверняка снова возбудил Ларису. Можно было дать денег проводнику, запереться в купе под каким-нибудь предлогом и повторить волшебные пять минут. А на первой остановке он бы вышел и вернулся в Москву. Будет ли ещё в жизни Олега что-то подобное? Эх, упустил шанс, дурак.