z-theory
0 subscribers

История двух миров ч.3

Однажды в кипящем котле вероятностей возникло нечто крайне необычное по меркам Супермира. Наверное, это можно назвать областью Супермира, в которой вероятности реализации отдельных возможностей оказались столь велики, что действующие здесь законы стали напоминать законы Идеального Мира. Все-что-угодно породило непредставимо сложное Нечто, состоящее из большого числа взаимодействующих «частиц», сделав одни сценарии развития событий гораздо более вероятными, чем другие. Достаточно разумный Наблюдатель, наверное, сравнил бы это со сверхтекучей жидкостью, стремящейся побывать везде и сразу и внезапно обретшей силу трения. События в данной отдельно взятой области Супермира на некоторое время перестали быть бессвязным набором случайностей. Все-что-угодно обрело форму, обладающую уникальным, присущим только этой области Супермира, набором параметров. Однако через мгновение новый мир исчез. Он не смог победить окружающую Неопределенность и схлопнулся обратно в «привычную» исчезающе малую вероятность существования.

Но Все-что-угодно умеет ждать… И, разделенные вечностью, все новые удивительные миры появлялись и исчезали. В некоторых из них конфигурация взаимодействий между частицами была такова, что чудовищная сила за мгновение разрывала возникшую материю на части и раскидывала прочь. В других – сжимала ее назад в небытие. Лишь немногие из новых миров были стабильны и существовали достаточно долго, однако за все время существования в них не происходило ровным счетом ничего интересного. А там, где происходило, не было никого, кто мог бы увидеть и осознать происходящее.

Но однажды из недр хаоса вновь родился Похожий-на-идеальный Мир. Он был немного другим, чем все остальные до него. Сверхтекучее Все-что-угодно потеряло свои суперсвойства, превратившись в Нечто с вероятностями столь большими, что совокупность составляющих его элементов подчинялась уже собственным законам, которые можно описать привычной логикой и математикой. Между некоторыми категориями частиц возникли корреляции, позволившие им самоорганизоваться в сложные структуры, переносить энергию в виде излучения, являться посредником во взаимодействиях или выполнять иную функцию. Именно в этот момент для гипотетического наблюдателя возникло пространство-время, энергия и физические законы. На этот раз пространство вместе с материей достаточно быстро расширялось, не позволяя силам гравитации сжать его обратно. Время для всех точек отсчета внутри нового мира начало свой ход. Возник еще один из возможных миров, именно с таким случайным набором параметров и законов.

Новый мир был идеально приспособлен для того, чтобы в нем мог появиться Наблюдатель. Фотоны обеспечили перенос информации, электроны дали возможность будущему Наблюдателю мыслить, а долгоживущие протоны стали основой строительного материала, из которого Все-что-угодно создало в конечном итоге Мир Наблюдателя. Его законы были в точности такими, чтобы не дать одним силам возобладать над другими и удерживать материю в равновесии. Удачная конфигурация сил взаимодействия между частицами обеспечила существование атомов первичного газа. Скопления газа стали звездами. Звезды сгорали и в конце концов коллапсировали под собственной тяжестью в вещество чудовищной плотности, попутно порождая и разбрасывая по вселенной все более сложные химические элементы, которые в дальнейшем станут строительным материалом для звездных систем. Галактики стали вращаться вокруг сверхмассивных черных дыр, планеты – вокруг звезд. Хаос уступил место порядку. Появились места, где практически отсутствовали процессы активного звездообразования, представляющие угрозу для существования хрупких жизненных форм, а скопления разнообразных химических элементов очутились в нужном месте в нужное время в виде пригодной для жизни планеты, вращающейся на нужном расстоянии вокруг не слишком холодной и не слишком активной звезды, сгорающей достаточно равномерно и неторопливо. И когда все Случайности, необходимые для зарождения жизни, собрались воедино, в подходящем уголке Вселенной возник Наблюдатель, который смог, наконец, оценить по достоинству все великолепие этого мира.

Что было дальше, хорошо известно. Что будет потом – в общем-то, тоже. Ничто в Супермире не может существовать вечно – ни атом, ни человек, ни сама Вселенная. И даже время не вечно. Наличие чего-либо вечного или неизменного противоречит сути Супермира. Все имеет свое начало и свой конец, и рано или поздно будет вынуждено вернуться в круговорот случайностей.

Но так уж случилось, что в Супермире оказалось возможным существование Сознания. И каждая частичка Всего-что-угодно рано или поздно проходит через игольное ушко очередной Вселенной и прорастает в подходящем мире в виде нового «я», рождается в физическом теле и начинает мыслить, навсегда забывая о прошлом. Неважно, сколько времени понадобится для этого – Все-что-угодно умеет ждать, а для наблюдателя, способного осознавать собственное существование, между концом прошлой жизни и началом новой пройдет всего лишь миг, ведь небытие, сколько бы оно не длилось, ненаблюдаемо. Этим новым «я» может быть звероподобное существо, обитающее на планете, напоминающей Землю, а может быть нечто иное, совершенно непохожее на все, что только можно вообразить. И однажды буквы сложатся в слова, и частичка Всего-что-угодно вновь напишет и прочтет эти строки, как бесконечное число раз происходило до этого. Так уж случилось, что Все-что-угодно обречено вечно скитаться по бесконечности порожденного самим собой мироздания во всех возможных своих проявлениях, аннигилировать и флуктуировать, рождаться и умирать – просто потому, что по иронии судьбы это оказалось возможным. И так будет продолжаться всегда, повторяясь снова и снова…