Frankenshtein
175 subscribers

СОЗДАНИЕ БРОНЕТАНКОВЫХ ВОЙСК. Часть 1

Пока танки не отличались быстроходностью, а их численность в составе армий оставалась весьма скромной (как по большей части обстояло дело в 1920-х годах), их эффективность сдерживалась узостью применения -обычно поддержкой пехотных атак ограниченного масштаба перед лицом неприятельского пулеметного огня. Однако когда гусеничная бронетехника обрела некоторую долю маневренности и стала поступать в войска в больших количествах, появилась возможность создать новый род войск, суливший большую подвижность и действенность, нежели привычные армии из пехоты и кавалерии.
Некоторые энтузиасты, в особенности Фуллер и Лиддел Гарт в Британии и Этьен во Франции, ратовали за признание танков главной составляющей вооруженных сил еще в начале 1920-х годов, и в последующие годы (прежде всего в Британии, а потом и в некоторых других странах) наметилась определенная тенденция к формированию подвижных войск с ядром в виде бронетехники. Однако в военном мышлении по-прежнему господствовало убеждение во вспомогательном характере роли танков, их предназначен для непосредственной поддержки пехотных частей.
Главным защитником этой доктрины выступала французская армия, в которой танки подчинялись пехоте и составляли отдельные батальоны, которые, укомплектованные легкими танками, в случае наступления придавались пехотным дивизиям из расчета по одному на соединение а именовались сhаrs d'ассоmраgnement. Техника помощнее, входившая в категорию сhаrs de manoeuvre d'ensemble, предназначалась для более сосредоточенных действий на направлении главного удара пехотной дивизии или корпуса. Но до 1931 года, когда появились первые D1, французская армия не располагала ничем лучшим, чем легкие Renault FТ, годные только для непосредственной поддержки пехоты. Соответственно, возможностей для применения или хотя бы испытания других приемов использования танков у французских военных попросту не существовало.
Только в 1932 году появился шанс испробовать какие-то иные подходы. Увы, если говорить о пехотной тактике, никакого прогресса не наблюдалось. Однако кавалерия извлекла больше пользы из роста мобильности танков.
Пятью годами ранее французская кавалерия приступила к моторизации некоторых из традиционно конных частей и трансформации их в dragons portes — стрелковые формирования на небронированных полугусеничных машинах Citroёn-Kegresse. В результате каждая конная дивизия получила один батальон dragons portes наравне с четырьмя конными полками батальонной численностью каждый. Еще раньше, в 1923 году, высказывались предложения построить легкий танк специально для кавалерии, и в 1931 году конструкторам выдали технические требования к такой машине, воплотившиеся в АМR 33. Следом, уже в 1934 году, в кавалерии сформировали division legere mecanique, или DLM, ставшую во Франции одним из первых постоянных механизированных соединений.
Полностью укомплектованная DLМ включала в себя танковую бригаду, полк из трех батальонов dragons portes и артиллерийский полк, а также соответствующие части и подразделения поддержки. В конечном счете (к 1939 году) в составе дивизии находились 220 танков, в том числе 80 средних S35 (Somua) и 80 легких Н39 (Hotchkiss), а также 60 легких АМR 33 или АМК 35 в батальонах dragons portes. Однако в начале существования соединения оно располагало только АМR 33.
По организации DLM походила на танковую механизированную дивизию, но не рассматривалась в таком качестве, считаясь этакой наследницей кавалерийских дивизий, которой передавались ограниченные задачи последних, сводившиеся к разведке, прикрытию и связыванию противника боем с целью выиграть время для перехода к действиям пехотных формирований — все те задачи, ставившиеся перед конницей еще в начале ХХ столетия. Эволюционный процесс возникновения DLM из кавалерийской дивизии ставил перед новым соединением своего рода исторический барьер, который следовало преодолеть и стать настоящей бронетанковой дивизией, способной самостоятельно вести наступательные действия.
Многие кавалеристы упорно противодействовали превращению конных частей в механизированные, поскольку продолжали верить в боевую ценность конницы и не желали вылезать из седел. Созданию DLM фактически сопротивлялись как инспектор кавалерии, так и инспектор пехоты, наряду со многими другими воинскими начальниками. В таких условиях оказалось невозможно достичь заметного прогресса.
Против общего течения пошел полковник Шарль де Голль, в своей книге "Профессиональная армиям", опубликованной в 1934 году, выступивший, как и позволяет предположить название, за создание профессиональной армии в 100 000 человек. Ядром ее предстояло стать шести механизированным или бронетанковым дивизиям, состоящим из танковой бригады, пехотной бригады и двух артиллерийских полков. Такая организация в принципе мало чем отличалась от уже примененной в DLM или немцами в их Panzerdivisionen, то есть танковых дивизиях, и книга де Голля не произвела особенного воздействия на процессы развития бронетанковых войск ни во Франции, ни —в противоречии со многими заявлениями об обратном — где 6ы то ни было еще. Вместе с тем идеи де Голля произвели впечатление на Поля Рейно. Позднее тот стал премьер-министром, но еще прежде в 1935 году выступил в палате депутатов французского парламента в поддержку создания бронетанковых войск, способных к широким наступательным действиям. Однако военный министр, генерал Морен, возразил, что формирование подобным соединений было 6ы «бесполезным и нежелательным».
Год спустя французский главнокомандующий, генерал Гамелен, также высказался против образования бронетанковых дивизий. Он лишь согласился на вторую DLM, созданную в 1937 году. Третья DLM была сформирована лишь в 1940 году, то есть уже после начала Второй мировой войны. Впрочем, на совещании военного совета в октябре 1936 года Гамелен признал отсутствие у французской армии необходимого наступательного потенциала, которым обладали немецкие танковые дивизии, а потому рекомендовал изучить вопрос. В следующем акте спектакля, сыгранном в декабре 1938 года, военный совет согласился на создание двух бронетанковых дивизий. Однако необходимые части и подразделения не удалось собрать до начала войны, и дивизии были образованы только в январе 1940 года.
Каждая из этих division cuirassee (обычно известных под аббревиатурой DCR) включала в себя два танковых батальона с 68 танками В1 в общей сложности, два батальона с 90 легкими Н39, один батальон мотопехоты и артиллерийский полк, а также части поддержки. По своим характеристикам это были комбинированные воинские силы, причем французская военная доктрина не предусматривала применение таких дивизий как отдельных подвижных ударных сил. Вместо того им должны были ставиться ограниченные наступательные задачи в подчинении пехотного корпуса или другого оперативно-тактического объединения в рамках концепции сплошного фронта и методичных действий. И действительно, в DCR основную силу предоставляли пехотные тяжелые танки, непригодные для подвижной войны, а относительно малая доля пехотного компонента при штате в 158 танков уменьшала способность к выполнению самостоятельных задач.
Таким образом, французская армия не получала бронетанковых дивизий, способных к наступательным действиям в подвижной войне, поскольку DCR. подобно DLM, остались формированиями с ограниченными возможностями, а основной танковый парк армии
по-прежнему распылялся по отдельным батальонам назначаемым для непосредственной поддержки пехоты.
Ситуация во французской армии в преддверии Второй мировой войны во многих отношениях сходна с состоянием дел в армии британской. Прежде всего, подобно французам британцы выделяли изрядную часть бронетехники для поддержки пехоты, тогда как остальные боевые машины наследовали роль, прежде исполнявшуюся кавалерией. Однако французское командование пришло к такой ситуации, просто сохраняя деление армии на пехотную и кавалерийскую составляющие, тогда как британские военные сначала нащупали более действенные приемы использования танков, но потом скатились к привычным схемам.

СОЗДАНИЕ БРОНЕТАНКОВЫХ ВОЙСК. Часть 1