Пик Формы
175 subscribers

Нина МОЗЕР: ЗА ТЬМУ РАБОТЫ ДО ОЛИМПИАДЫ

184 full reads
Фото Яндекс
Фото Яндекс

У фигуристов стартовал олимпийский сезон. И, хотя спортсмены группы заслуженного тренера страны Нины Мозер стоят только у истоков олимпийской дороги, они уже успели подняться на пьедестал – Анастасия Мухортова и Дмитрий Евгеньев стали сильнейшими на этапе юниорского Гран-при в Кошице, а Полина Костюкович и Алексей Брюханов стали третьими. Дорога перед ними открылась. Как, впрочем, и перед другими фигуристами команды Мозер. В начале большого пути Нина Мозер размышляет о судьбах своих учеников, о судьбе фигурного катания, и о том, как сделать так, чтобы эти судьбы счастливо совпали

Фото Яндекс
Фото Яндекс

О ПРОКАТАХ СБОРНОЙ РОССИИ

- Нина Михайловна, наступающий сезон, какой он для вас как тренера, какой он для вашей группы? Я понимаю, что подготовку к Олимпиаде вы отложили на будущую Олимпиаду. И, тем не менее, вот, уже через полгода вы войдете в олимпийское четырехлетие. Именно в этот сезон.

- Этот год достаточно интересен для меня. Это - год экспериментальный, я об этом уже многократно говорила, и от этой мысли я не отказываюсь. Сейчас с удовольствием смотрю фигурное катание. Это – особое чувство, которого практически всегда тренер лишен, когда ты не нервничаешь, когда ты просто пытаешься воспринимать фигурное катание таким, какое оно сейчас есть, и можешь реально оценить всех соперничающих спортсменов. Пары, которые демонстрируют свои новые программы, свои новые элементы. Хотя новых элементов практически ни у кого нет, в основном они - на старом багаже. Но это естественно - в олимпийский год люди не пытаются экспериментировать. И у меня складывается свое понимание того, что я вижу. Я намного большего ждала от осенних прокатов сборной. Я ждала новых интересных программ. Я ждала чего-то нового. Мне почему-то казалось, что к олимпийскому году все ведущие специалисты подойдут с каким-то большим внимание и акцентом на интересность. Но, честно говоря, первые прокаты меня не вдохновили. Пожалуй, стимулировали на поиск, я еще раз поняла, что нужно и можно продолжать работать, что есть возможность сделать то фигурное катание, которое люблю я.

- Ведь прокаты были для основного состава. И основной состав уже должен стабилизировать программы. Он не должен потрясать, он должен ехать за медалями, грубо говоря. И не падать, при этом.

- Нет, абсолютно неправильно. Еще очень рано. Если сейчас они начнут все кататься безошибочно, и всё будет прекрасно, то они не дотянут до Олимпийских Игр. Сейчас само фигурное катание требует таких моральных, физических, технических усилий, что в постоянном режиме работать на высоком уровне очень сложно. Поэтому опытные специалисты и не торопились на этом прокате показать свой максимум. Это и невозможно. Была пауза, был отдых, делали новые программы. По срокам достаточно рано, для того, чтобы все было готово. Кто-то делает акцент на изучение каких-то новых переходов, элементов, новых поддержек. Правда, если кто-то пытается искать новое. Кто-то пытается накатать программы. Но соединить всё это в одних прокатах в начале сентября – это задача абсолютно невозможная. Скоро уже начнутся первые соревнования - челленджи, будут в конце октября первые этапы Гран-при. Вот к этому моменту люди уже будут собирать, и программу, и эмоциональность, и технический набор, и функциональную готовность. И все равно это будет еще не пик формы, это будет все равно этап подготовки к основным соревнованиям. Самое главное – это чемпионат России, это чемпионат Европы, и дальше - Олимпийские Игры.

Фото Яндекс
Фото Яндекс

ЭКСПЕРИМЕНТ ТРЕНЕРА

- Вы сказали, что сами прокаты вдохновили вас на эксперимент. В чем будет заключаться ваш эксперимент?

- Эксперимент – это то, что я пробую сейчас со своими спортсменами, то, к чему я стремлюсь в своей работе. Потому, что пары у меня молодые. Очень интересно, как конструктор Лего, складываем ребят из разных частей, из разных технических ассортиментов. Есть сложнейшие наборы, очень интересные поддержки. Сейчас период изучения – изучения новых элементов. С моей точки зрения, те программы, которые наши постановщики сделали в этом году, интересны, вкусны, эмоциональны. И вот научить спортсменов одновременно всему и еще функционально их подготовить, и физически – наша задача. А у них очень трудный возраст. Особенно у девочек - они сейчас растут. Именно поэтому я долго отказывалась от работы со спортсменами этого возраста. Ты каждый день встречаешься со спортсменом с заново родившимся телом. Утром он проснулся – он или вытянулся, или поправился, или у него еще какие-то проблемы возникли. Он приходит в этом состоянии на каток, и твоя задача - его собрать. Причем, девочка это или мальчик совершенно неважно. Отсюда – работа достаточно непредсказуема. Хотя у всех есть планы, все знают, что надо делать. Но, при этом, физиологические процессы влияют на это качество работы. Эксперимент в развитии этих спортсменов. Мы ведь их развиваем. Процесс интересный. Но он очень для кого-то муторный, скучный. А мне, наверное, сейчас это нравится. Потому что я восстанавливаю какие-то вещи, которых я давно не делала. Потому что выводить спортсменов на Олимпийские Игры, к чемпионату мира и Европы – это совсем другое. Я переживаю сейчас возврат к прошлому, но в новом понимании. Это такой большой пласт. И, как я сейчас поняла, для меня ничего не забыто. И классика – она и есть классика. И техника элемента остается. Меняться может стиль, меняться может скорость, меняться может количество музыки, которое разрешает использовать ISU. Меняться могут разрешенные новые элементы, переходы, какие-то связки. Но само качество фигурного катания осталось. Та классика парных элементов, которые я принимаю, которые нравятся мне. Мы много лет работаем с Владом Жовнирским. И я реально понимаю, что мы делаем, что мы чувствуем, что видим, что хотим. Нам нравятся плотные группировки, нам нравится ритмичное катание, нам нравится амплитудность элементов. Это те вещи, составляющие, которые очень важны. Нам нравится, когда подкрут идет в хорошем броске, на амплитуде. Нам нравятся широкие, высокие выбросы. Нам нравятся близкие прыжки, с хорошей одинаковой техникой группировки. Не всегда это получается. Но это для нас идеал, к которому мы стремимся. И я уже реально понимаю, что это нравится и мировому сообществу фигурного катания. И это тот критерий, по которому оценивают, хорошо или плохо.

КОГДА ЧЕМПИОНЫ ЕЩЕ МАЛЕНЬКИЕ

- У вас в группе сейчас спортсмены трех разных уровней. Есть Пепелева и Плешков, которые уже стартовали на взрослых соревнованиях. И есть ребята, которые поехали юниорское Гран-при. И есть ребята, которые стартовали на юниорском первенстве Москвы. Как совмещается всё это у одного тренера?

- Во-первых, это не у одного тренера. Я уже давно и часто говорю о том, что у нас большая команда. Большая команда тренерская, большая команда хореографов, специалистов, работающих по разным направлениям. Я просто являюсь старшим тренером этой школы, и внимательно наблюдаю за всеми. Сейчас, в данную секунду, когда у нас все в Москве, и никто нигде не стартует, у нас четыре группы, и на двух из этих группах я нахожусь, я работаю, я смотрю. И наблюдаю за подготовкой. В данном случае, у нас две пары – участники юниорских Гран-при, как раз находятся в этих двух группах. С одной парой работает Филипп Тарасов. Ребята выиграли Гран-при в Кошице. Они в одной группе катаются с двумя нашими парами, где мы с Владом работаем. И во второй группе тоже две наши пары, и работает Арина Ушакова. Ее ученики - Полина Костюкович и Алексей Брюханов, которые были третьими в Словакии. Я вижу, как ребята набирают форму. И я думаю, что на следующих этапах, - у Полины и Алексея это Польша, а у Насти и Димы - Австрия, - я надеюсь, что им удастся прокатать более качественно. Хотя, что можно желать, когда люди выиграли соревнования?.. И я просто, если надо, делаю какие-то мелкие замечания. Но, честно говоря, ребята уже настолько профессиональны, что я не пытаюсь им помогать. А у нас с Владом две взрослых пары, и у них другие цели. В первую очередь - взрослые Гран-при. И еще две юниорские пары, которые обладают уникальным набором элементов. У них каскады три-три, тройной флип. У одной из них - сейчас мы готовим тройной лутц с тройным сальховом. Вторая пара – тройной тулуп с тройным сальховым тоже делает. Притом, что у них и все остальные элементы сложнейшие, высочайшего уровня. Вот, как они будут выступать, мы будем смотреть. Старт, табло покажет, правильное ли направление мы выбрали и умеют ли они справляться с собой. А последнее – очень трудная вещь: пока ты не начинаешь работать со спортсменом плотно, пока ты не начинаешь с ним выходить на старт, ты ничего о нём не знаешь. Все реакции неожиданны. С каждым абсолютно по-разному. Опять-таки, очень сложным оказалось начало сезона у Алины Пепелевой и Романа Плешкова. Безумно сложным. Она сейчас катается на четвертой паре ботинок. Вплоть до того, что там чуть ли не думали, что перелом большого пальца правой ноги. Пришлось выходить из режима и вставать на другую модель конька, ботинка. И вот только-только она начала прикатывать, только-только какая-то работа пошла, как у Романа Плешкова приблизительно та же история получилась. Ботинки пришли поздно. Встал, начали торопиться, потому что хотели уже в Бостоне выступать. И – травма: шнурок перерезает голеностоп. Наш любимый остеопат Хорхе Фернандес называет эту травму укусом шнурка. Боль безумная! Кататься невозможно. Пришлось пропустить первый турнир, который мы хотели кататься. Хорхе пролечил Рому. И вот, они наконец-то начали уже подготовку, и выступали сейчас в Нью-Йорке. Что-то получилось, что-то не получилось. Но я довольна, потому что они впервые катались на американской площадке, а это совсем другое фигурное катание. Притом, что они у нас высокие, амплитудные, широкие. А площадка меньше намного. Это та еще тренировочная работа, которую тоже нужно научиться делать. И ее невозможно сделать в привычных условиях на большой площадке. Оттого и поехали на турнир в США, поэтому и была цель это сделать до того, так как у них начнется этап Гран-при в Америке. Ведь когда ты приедешь за два дня, ты уже ничего не сможешь изменить. Опытный спортсмен, который уже знает эти площадки, много раз выступал, он быстро может подстроиться под эту ситуацию. А мои – молодые. Мало того, что для них это все неожиданно - они первый раз будут на Гран-при взрослом кататься. А это другие эмоции, всё другое, абсолютно другое. Для начала - совсем не то фигурное катание, которое в юношеском спорте, иными словами - у нас. Это, конечно, интересно, но это выматывает. Потому что ты сталкиваешься с еще одним противоречием: для тебя, как тренера, это уже знакомая история, а для твоих спортсменов это новое. И тут может быть две реакции: одна часть спортсменов пугается, а другая...

- Кидаются на борта, или…

- Да. И, таким образом, получается какая-то такая ситуация, когда нервничаем. Мы же привыкли немножко по-другому уже со взрослыми работать. И в какой-то момент я говорю Владу: успокойся. Успокойся. Мы их учим тому фигурному катанию, к которому мы хотим прийти в конечном итоге. Это будет не завтра еще. Поэтому мы сейчас пробуем, экспериментируем. Но этот эксперимент – это обучение тому, к чему мы хотим прийти.

- Кстати говоря, у Пепелевой и Плешковым вас устраивает жеребьевка по Гран-при? Стартовать с Скейт-Америка…

- А какая разница? Было сложно, когда в первый момент я узнала, что у них Америка и через неделю Китай. Вот тут я немножко забеспокоилась. Но, наверное, волею судеб, китайский турнир перелетел в Италию. Поэтому - нормально. Ну, а какие еще этапы? Канада. Тут тоже непросто. А европейских не бывает. Потому что есть правило, по возможности стараются делать один дальний перелет, один поближе. Для всех спортсменов пытаются сделать равные условия. Просто для меня было немножко неожиданно, наверное, радостно, что они, по моим представлениям, могли получить один этап Гран-при, а получили два. Но это, опять-таки, случай, везение. Потому что в одной паре из основного состава сборной команды, партнер прооперирован.

- Вы им ставите какую-то задачу на Гран-при?

- Нет. Чисто кататься. Чисто кататься, понравиться судьям, зрителям. На самом деле всё очень сложно. Алина так выросла, что я никак не могу привыкнуть к ее высокому росту. Ну, соответственно, когда человек растет, идет такая раскоординация, что для того, чтобы собрать ее, тоже на это нужно время. Но будем стараться. Будем стараться!

- Для младших есть какие-то задачи?

- Ну, вот, сложно сказать. У младших всегда есть стремление стать лучшими. Но сейчас у нас в команде тренируются 12 спортивных пар, и у всех есть задачи. У каждого - своя. Вот, например, те две юниорские пары, с которыми мы сейчас с Владом работаем. Они, в силу того что это новые пары, не могли даже претендовать на Гран-при юниорские. Есть некая тенденция, что дальше в отборе участвуют те, кто выступал в Гран-при. Не знаю. То есть, как будет. Главное – кататься. Если будут хорошо кататься, то ничто не помешает. А это уже от них зависит.

Фото Яндекс
Фото Яндекс

ИСПОВЕДЬ НАЧАЛА ПУТИ

- Что может вывести из себя в этом сезоне тренера Мозер?

- Вопрос очень любопытный. Что может вывести? Сложно… Вообще, честно говоря, я настолько в этом фигурном катании привыкла ко всему, и в моей жизни было столько форс-мажоров, что вывести меня очень сложно. Просто, когда ты видишь какие-то несправедливые действия – это может расстроить, но не вывести из себя. Нет, я не буду выходить из себя. Я буду просто спокойно смотреть на все, что происходит вокруг меня. Я сейчас набираю тот багаж, который я буду везти с собой, и расходовать чуть попозже. Не тот сезон, не та ситуация, чтобы этим заниматься сейчас.

- И, наверное, последний момент, потому что вы сказали, что обо всем расскажет результат на табло. В фигурном катании результат на табло рассказывает далеко не всё. Если результат на табло будет ошибочным, скажем вежливо, то как вы будете работать, что вы будете объяснять спортсменам?

- Ну, с этой ситуацией много раз в этой жизни сталкивалась. Потому что ошибочный может быть по-разному. Для кого-то помощь судейского корпуса является очень большим минусом в дальнейшем. Для кого-то наказание, предвзятое отношение судейского корпуса является стимулом. Знаете, вот, я в любой ситуации всегда пытаюсь найти то зерно, которое даст свои плоды. И, наверное, я буду анализировать то, что происходит. А самое главное, что через год, вполне возможно, фигурное катание кардинально изменится. И зачем сейчас тратить силы и нервы? Надо подождать новых правил, новых людей. Новую ситуацию посмотреть, куда все пойдет. И тогда уже принимать какие-то решения.

- А вы ждете Конгресса послеолимпийского? Или вы уже, в принципе, знаете, что может быть в следующем четырехлетии.

- Дело в том, что в конце семидесятых выигрывали, когда в программе было много поддержек, буквально один-два прыжка, и фактически там один какой-то выброс. А потом программы поменяли, появилась сбалансированность, и фигурное катание перевернулось с головы на ноги. Вернулось в нормальное состояние. Мне очень хочется верить, хотя и сейчас, может быть, я сомневаюсь, это моя мечта такая - что-то изменится так, что мы вернемся к каким-то истинам фигурного катания. Мы перестанем только подсчитывать. Мы все-таки увидим ту красоту, ту породу, тот стиль, который был всегда в фигурном катании. Каждая страна привносила свое лицо. И это было многогранно, интересно, это было соперничество. Сейчас это превратилось в соперничество нескольких стран, где есть хорошие специалисты, есть хорошие возможности. А весь остальной мир затух, затих, потерялся. То есть, если один-два фигуриста выходят, то они всегда с трудом попадают в произвольные программы. И это какой-то круговорот одного и того же. А в своих странах тоже всё это превращается в какую-то минимизацию. Количество тренеров, постановщиков, хореографов. И все это как-то выравнивается, как будто газон машинкой стригут. Сейчас яркую личность в фигурном катании вряд ли найдешь. Понимаете, ведь дело не в количестве оборотов в сделанных элементах. Во вращениях, прыжках, выбросах, подкрутах. Дело в качестве катания. Когда-то нас привели к состоянию подсчета, такого скрупулезного, досконального. И всё стало серым, без оттенков. Может быть, это и правильно, я не претендую ни на что. Я просто говорю о том, что я чувствую. Я раньше с таким удовольствием хотела пойти посмотреть на кого-то. Вы не поверите, я сейчас на соревнованиях, когда приезжаю, в лучшем случае на парном катании выхожу только на своих спортсменов. Я не вижу вообще, как катаются соперники. Во-первых, тренеры на международных соревнованиях абсолютно люди какого-то другого сорта. Потому что, если сесть посмотреть соревнования, то это обязательно на очень плохие места, где ты ничего не видишь. Значит, твоя задача устроить в ланч-зоне, и по телевизору посмотреть. А зачем смотреть по телевизору из ланч-зоны, если ты можешь это сделать или в гостинице, или вообще у себя дома. Какой смысл, да? Нет никакого смысла. Все хорошие места продаются. А по телевизору, вон, мы все сейчас уткнемся в телевизор, или в телефон, и смотрим на это фигурное катание. А это совсем другое фигурное катание. Это вообще другое фигурное катание. Ты не видишь ни скорость, ни качество, ничего не видишь. Зато все мы обсуждаем, всем нам это нравится - поговорить. А оно настоящее – оно в другом месте. Оно возле бортика. Оно на трибуне, но близко. Когда ты чувствуешь, как дышит спортсмен. Когда ты видишь его взгляд. Вот это фигурное катание. Для кого-то это обороты, разгоны, перебежки, и поехали. А мне хочется получать эстетическое удовольствие. Вот, устаревшая такая, черепаха, наверное, из какого-то прошлого. Но мне поэтому и нравится ходить в театр, и тоже видеть спектакль, своими глазами, а не по телевизору. Прокаты прошли, и сразу у меня, как сериалы, отщелкиваются воспоминания. Казалось бы, в моей практике было очень многое. За два олимпийских цикла - масса программ. И каждый раз мы пытались программы какие-то делать, интересные, какие-то мысли, идеи, какие-то образы пытались нести. Первое воспоминание после проката. Самой большой отрицательный эффект первого проката короткой программы Волосожар и Траньков в, олимпийский год. «Маскарад». Что мы только ни слушали, как нас только ни склоняли. Это было просто ужасающе. В конечном итоге, потом, по олимпийскому сезону, многие иностранцы брали эту программу, записывали, как идеал. Второй эпизод. Делаем, Наташа с Сашей, делаем программу «Ледовое побоище». Вот, увидела такой образ, захотелось, нашли музыку в хорошем исполнении из фильма «Александр Невский». Петя Чернышов, с моей точки зрения, сделал великолепную программу. Костюм Саши появился так - я увидела в Ницце в православном храме икону Александра Невского. Мне разрешили сделать фотографию. И мы, по образу этой иконы, сшили костюм. Тогда еще - Царствие Небесное! - Леночка Данилова была жива. Потрясающий мастер, которая очень многим фигуристам выдающимся шила костюмы. И вот она создала костюм. А Наташу я увидела тевтонкой. Она у нас сама из Эстонии. Очень спокойная, уравновешенная. Я увидела её в бело-черном цвете. Сначала у меня тут все там похихикивали, что это я там такое шью. В конечном итоге, тоже получилось очень… С моей точки зрения. Я не претендую ни на что. И, когда мы первый раз показали программу, мне предложили либретто написать, потому что вообще ничего не понятно. Нас раскритиковали. Мы это всё выслушали. А потом у нас началась череда международных соревнований. Я ничего не поменяла. Я очень не люблю работу постановщиков менять. И мы поехали на соревнования. И мне, конечно же, интересно, думаю: ну, неужели я настолько не понимаю?! Я начинаю иностранных специалистов спрашивать. Я говорю: вам либретто не надо? Нет, не надо, всё понятно. И потом тоже Наташи и Саши эта программа становится одной из лучших, о ней говорят. Когда-то мы это преодолели. Сейчас сумеем преодолеть всё остальное…

На этом разговор оборвался – начиналось время льда. Время той изматывающей и счастливой работы, которую так любит Нина Мозер. Тренер олимпийских чемпионов. Тренер тех, кто стремится стать олимпийскими чемпионами.

#mozerteam #нина мозер #ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ #АЛИНА ПЕПЕЛЕВА #РОМАН ПЛЕШКОВ #ВЛАДИСЛАВ ЖОВНИРСКИЙ #ФИЛИПП ТАРАСОВ #АНАСТАСИЯ МУХОРТОВА #ДМИТРИЙ ЕВГЕНЬЕВ #АРИНА УШАКОВА

Друзья, если вам с нами интересно, не забудьте поставить лайк или/и подписаться на канал. Если вы хотите услышать интервью в голосе и уловить те нюансы, которые убивают буквы, то это возможно сделать по адресу https://soundcloud.com/nat-kalugina-719496233/natashkiny-razgovorchiki-nina-mozer-za-tmu-raboty-do-olimpiady