0 subscribers

Кораллы

1,6k full reads

Кораллы" собственными силами и силами своих работников, не дожидаясь помощи из Петербурга, если понадобится, но этого не случилось. Во-вторых, "Коралл" не отвечал на телефонные звонки и не отвечал в интернет-пространстве. Через несколько дней после открытия ресторана (в связи с чем уповаю на чувства сопричастности и солидарности работников и их руководства с нашими работниками) была создана международная рабочая группа, которая не для того организовывалась в интернете, чтобы бесплодно тратиться на адвокатов и журналистов. Рабочая группа направила письма в районную и городскую прокуратуру, в администрацию московского района Куркино, Московскую городскую Думу и в Совет Европы.

В ответ "Корилл" разразился потоком грязи. Из него следовало, что никакого договора с москвичами у них нет, они не принимают заявки на бронирование столиков, не предупреждают о своем открытии за месяц, а если кто приходит, то оставляет ключи у какого-то "хама с рынка" в несуществующем "Абрикосе", куда ходят исключительно москвичи со всей округи, и где царят ужасные нравы, что вы все там засели, люди, создавшие себе имидж заведения для "простых людей", а значит, вы не имеете права на существование. На этом любитель дешевой демагогии от "Корявых" (насмешка над дельфинами? кошки, они тоже кошки!) остановился и перешел к угрозам. Как известно, эта разновидность действенных методов политики, более всего других подходящих для бывших уголовников, заработала в России в последние десятилетия. Но здесь она привела к обратному результату - "ресторан Коралл" за несколько дней был просто обезглавлен. В самое ближайшее время мошенники будут требовать от сотрудников и руководства "Корулла" "выплаты компенсации" в сто тысяч рублей. Или физической расправы (нас три человека, мы живём в Москве).

Горожане и приезжие, в особенности руководители и персонал "Колоралов", продолжают мужественно сопротивляться репрессивным мерам. И очень хочется надеяться, что они не остановятся. Пора уже наконец-то нам в Москве, в отличие от Санкт-Петербурга, остепениться и взяться за ум, перестать вести себя как бесправные рабы, которым все позволено. Чем скорее мы начнем действовать в правовом поле, тем скорее гражданское общество в России перестанет быть аморфным скопищем легкомысленных людей, оказывающих влияние на власть только через средства массовой информации. Московское отделение