Маша Лук

Путин в черной рубашке и черном костюме, попросив охрану не отталкивать людей, прошел в зал. Около полутысячи человек заполнили

Путин в черной рубашке и черном костюме, попросив охрану не отталкивать людей, прошел в зал. Около полутысячи человек заполнили

Путин в черной рубашке и черном костюме, попросив охрану не отталкивать людей, прошел в зал. Около полутысячи человек заполнили все места и единственный проход. И Путин начал разговор с залом.

Он признавался в том, что не представлял, в каком безобразном состоянии находится флот. Отказывался назначать виноватых по горячим следам. Разрушал чьи-то последние надежды, прямо говоря о том, что на лодке уже есть погибшие. Его перебивали, но он отбирал слово обратно. Путин говорил спокойно, иногда даже тихо, извиняющимся тоном, потом вдруг начинал атаковать зал. Объяснял, почему тянули с обращением за помощью к иностранцам, восклицал, что, если бы мог, сам бы полез в лодку…

— Да что же, у нас нет таких водолазов? — крикнул кто-то в отчаянии.

— Да нет в стране ни шиша! — рассердился президент страны. И снова объяснял про тонкости контрактов на спасение и на поднятие тел погибших, про необходимое и возможное, про условия и обстоятельства.

Люди внимательно и напряженно слушали его. Никто уже не перебивал.

— Сколько же мне ждать сына? — спросила тут одна женщина без злости.

— Я понимаю, — ответил Путин. — И уехать невозможно, и сидеть тут нет сил.

— Да и денег нет, — добавила она в сердцах.

Путин буквально ухватился за ее слова. И следующий час рассказывал про деньги. Он пожаловался, что у нас много запутанных законов, которые загоняют в угол любую проблему, и пообещал в этом случае обойти их все. Люди немедленно начали просить, а президент обещать — зарплату погибших за десять лет вперед, квартиры…

Потом было еще много вопросов, в том числе конструктивных. Предложили организовать в Видяево ЗАТО.

— Ну зачем же? — спросил Путин. — Одни жулики у вас соберутся, ну в лучшем случае подмандят внешний вид пары зданий. Женщины меня простят за такое выражение?

Женщины простили. Президент уже полностью овладел залом. Этот зал принял даже его ответ на самый тяжелый вопрос: почему он так поздно приехал?

— Первое желание такое и было, — признался Путин. — Но потом подумал: один слух, что я приеду, что бы тут произвел? А сколько людей я бы привез? Да мы бы вам не дали работать. А как было бы просто. Я бы легко прикрыл себе одно место. Команды бы раздал, кто-то не выполнил — получите!

И наконец:

— Нам сегодня сказали страшную правду, что мальчиков достанут не раньше чем через год.

— Нет! Нет! Нет! Нет! В течение нескольких недель, я вам обещаю.