91 subscriber

Грамота была составлена от имени Дмитрия Пожарского, Ивана Биркина, Василия Юдина и всяких ратных и земских людей Нижнего Новгор

Составители ее призывали всех русских людей прекратить раздоры между собой, объединиться в общей борьбе против иноземных захватчиков.

Все спорные вопросы, которые могли разъединить русских, в грамоте пока не затрагивались. В ней не упоминалось о надежности правительства подмосковных бояр, о коварстве Заруцкого. Приходилось считаться с тем, что во главе многих городов стояли воеводы, назначенные подмосковными правителями. Опасно было пока раздражать и Заруцкого: он мог возбудить своих казаков против народного ополчения. Поэтому грамота не только не осуждала, но даже призывала их к совместной борьбе.

По тем же соображениям также дипломатично говорилось в грамоте об избрании царя. Открыто, решительно отвергались лишь те кандидаты на московский престол, которые были ненавистны и неприемлемы почти для всего русского народа: польский король Сигизмунд III, псковский самозванец, ”Маринкин сын”. О польском королевиче Владиславе и о шведском королевиче Пожарский и Минин решили умолчать. Было невыгодно раньше времени озлоблять тех, кто уже присягнул этим королевичам. Не называя имени желаемого кандидата, в грамоте предлагалось избрать царя всею землею, на собрании представителей городов и уездов.

Грамота от начала и до конца была проникнута идеей объединения всего русского народа для борьбы против иноземных захватчиков. Эта идея явилась основой и в других грамотах, которые несколько позже Пожарский по поручению нижегородцев отправил в северные города Вологду и Вычегду. Обращаясь ко всем сословиям населения, Пожарский призывал их “однолично б вам с нами быть в одном совете против литовских людей, до смерти своей стоять и ныне идти на них всем”.

Пожарский в своих призывных грамотах к поволжским городам просил, чтобы эти города “от себя писали”, в свою очередь, во все другие города “о нашем совете, чтобы

136

всем городам всякие люди от нашего совета не отставали, и ратные люди вскоре были у

нас, и сходились бы с нами вместе на польских и литовских людей в одном совете”.

Вместе с грамотами Пожарский и Минин направляли в города своих доверенных: ими были дети боярские, дворяне и простые посадские люди. С грамотами в Вологду поехали дворяне Недовесков, Угримов и посадский человек Осеков, в Вычегду - дворяне Жедринский, Бертенеев, дети боярские Зубатов, Макаров и посадский человек Холстов.

В ноябре-декабре 1611-го года между городами небывало оживились сношения, окрепли связи, установилось общее единое мнение по основным вопросам. Широко разнеслась весть о великом почине Минина, о славном полководце Пожарском, возглавившем народное ополчение.

Как только появлялись в том или ином городе гонцы Пожарского и Минина с призывными грамотами, все горожане по колокольному звону сбегались на главную площадь. Здесь на городском сходе читали во всеуслышание грамоты нижегородцев. Их патриотические призывы возбуждали всех, вызывали живой отклик. Сход всем миром постановлял принять участие в народном ополчении и людьми, и средствами. Тут же люди записывались в ополчение, вносили пожертвования. А затем начинали готовиться в поход: ополченцы снаряжались и вооружались, их жены и матери готовили для них сухари и прочую снедь в дорогу. Вместе с ополченцами отправили в Нижний Новгород и собранные деньги.