1 subscriber

Молочный шоколад с цельным лесным орехом наверняка был изобретен человеком, который не понаслышке знал, что такое душевный пизде

Молочный шоколад с цельным лесным орехом наверняка был изобретен человеком, который не понаслышке знал, что такое душевный пиздец.

В ход шла уже вторая плитка, и это значило лишь одно – мои дела обстояли дерьмовее обычного.

Я законченная неудачница.

Поправочка: нищая законченная неудачница.

Окей, не совсем нищая. В конце концов, у меня осталось еще двести шестьдесят пять баксов. Так что если однажды парни вдруг решат, что пришло время подыскать себе новую прислугу, то этих денег мне вполне хватит на неделю охренительно скромной жизни.

Я закинула в рот последний кусочек шоколадки и поймала на себе осуждающий взгляд Твигги, которая сидела возле холодильника и наблюдала за мной.

– Девочкам жизненно необходим шоколад, – принялась я оправдываться перед лабрадорихой. – Это научно доказанный факт! Твой папочка тоже, между прочим, подкармливает тебя собачьими шоколадками. Думаешь, я не видела?

Твигги громко гавкнула, что скорее всего значило: «Иди в задницу, Микки!». Я пригрозила ей пальцем и подняла глаза на настенные часы.

– Черт! – крикнула я, вскакивая со стула. – Игра уже началась!

Я принялась кружить по кухне в поисках пульта, а когда нашла его – облегченно выдохнула и включила спортивный канал. Матч шел уже пятнадцать минут. Счет еще не был открыт, но судя по решительной скорости, с которой Дэйв передвигался по льду, у команды Сент-Луиса не было никаких шансов.

Мои парни определенно заслужили вкусный ужин.

Дэйв пообещал, что не останется в гостинице и ночью прилетит домой. Поэтому приготовленная мною еда должна быть гораздо вкуснее, чем в каком-то там пятизвездочном отеле.

Пф…

Раз плюнуть!

Дождавшись перерыва между первым и вторым периодами, я взяла в руки мобильный и вбила в поисковую строку: «Мясная запеканка». Неожиданно телефон в руке завибрировал и на экране высветился входящий звонок с незнакомого номера. Я нахмурилась, кликая по зеленой иконке.

– Алло.

– Микаэла Сантана? – раздался в трубке спокойный женский голос.

– Микки, – на автомате поправила я.

– Здравствуй, Микки. Тебя беспокоит Линда Стилл – главный редактор журнала «Франз». Надеюсь, ты слышала о таком?

Франз? Еще бы!

Это же самый популярный журнал в Чикаго, который рассказывает о событиях, произошедших в штате Иллинойс за неделю. У этого «глянца» довольно большие тиражи даже несмотря на то, что они имеют электронную версию.

Но постойте, при чем здесь я?

Ах да, ну разумеется.

– Я не даю никаких интервью, – отрезала я. – Если вам нужна информация о Каллахане или Сандерсе, связывайтесь с ними или с их агентом.

– Я звоню вам совсем по другому поводу, – ее голос приобрел нотки веселья. – Как вы смотрите на то, чтобы пройти у нас стажировку в должности ассистента фотографа?

О, ради всего святого!

Этот проклятый день когда-нибудь закончится?

– Почему же только ассистента? Может, сразу главного фотографа?

Линда рассмеялась. Ее смех был искренним, мягким, почти детским.

– Какие амбиции! Мне нравится твоя хватка, Микки! Только боюсь, что для этой должности нужно образование посерьезнее, чем быстрые базовые курсы по фотографии.

– Какие еще курсы?

– Которые ты закончишь после того, как пройдешь стажировку.

– Ладно, – вздохнула я. – Шутка уже затянулась…

Я уже собралась сбросить вызов, как услышала:

– Просто проверь свою почту, Микки. Полчаса назад я отправила тебе официальное приглашение. Ты можешь увидеть по электронному адресу, что это никакая не шутка, а вполне серьезное предложение. Все наши адреса указаны на сайте журнала в разделе Контакты.

Нет. Этого не может быть.

Меня охватило возбуждение.

– Но… Почему я? Я не присылала вам свое резюме, у меня нет никакого опыта, да и вообще… Откуда у вас мой новый номер?

– Скажи, ты веришь в подарки судьбы? – весело спросила Линда.

Я задумалась.

В голове тут же всплыл образ ангелоподобного Эша, который по счастливой случайности оказался со мной в одном баре и кардинально изменил мою жизнь, и кивнула. Затем вспомнила, что Линда меня не видит, и, прочистив горло, сказала вслух:

– Да, верю.

– Ну вот! Это он и есть! – радостно воскликнула она. – Когда ты приедешь к нам в офис, я отвечу на любые твои вопросы, а пока просто прочти мое письмо и как следует все обдумай, ладно?

Сбросив вызов, я побежала в гостиную и схватила свой ноутбук.

Линда не солгала, она действительно прислала мне письмо. Я зашла на сайт журнала «Франз» и сверила электронные адреса.

Иисусе…

Это правда!

Это все правда!

Я забралась с ногами на диван и запрыгала на нем, как кенгуру под наркотой.

Бог мой, до этого момента я вообще не представляла, чем займусь, когда парням надоест со мной нянчиться, а тут, внезапно, впервые в жизни я почувствовала себя человеком с будущим.

Невероятное ощущение!

Если раньше моя жизнь напоминала прогулку по ночным джунглям, то сейчас я увидела перед собой ровную асфальтированную дорогу, которая действительно может привести меня к чему-то хорошему.

Карьера. Перспективы. Фотография.

Конечно, я понимала, что не скоро возьму в руки фотоаппарат, потому что работа ассистента фотографа скорее напоминает должность раба – таскать оборудование, держать свет, быть феей-крестной самому фотографу и т.д., но, черт возьми, это предложение – лучшее, что могло со мной случиться!

Вот только…

Неужели мне придется покинуть дом парней?

Я понимала, что рано или поздно это произойдет, но не предполагала, что так скоро. Конечно, ассистенты фотографов получают в два раза меньше, чем я сейчас, но это работа с карьерным ростом. Это мое будущее. Я не могу продолжать жить одним шатким настоящим.

Мне нужна твердая почва под ногами.

Независимость.

Приготовив самый вкусный в мире ужин, я поднялась наверх, в спальню Дэйва, и подошла к стеллажу с его трофеями.

Господи, сколько же здесь наград! Я буквально дрожала от гордости и восхищения всякий раз, когда оказывалась перед этой сокровищницей. Этот парень просто рожден быть победителем.

Я вытащила из кармана толстовки шайбу и сжала ее в руке. Мне вспомнился первый день в этом доме, как я стояла здесь, на этом же месте, и держала эту же шайбу. Она по-прежнему была теплой и пахла резиной, только сейчас шайба казалась мне более тяжелой. Потому что теперь, когда я узнала, как суров и беспощаден профессиональный хоккей, я лишь могла себе представить, какой ценой достался Каллахану этот маленький кусочек вулканической резины.

Я осторожно положила шайбу на ее законное место и отправилась спать.

Я оказался дома в полвторого ночи. Эш не полетел со мной. Он решил, как следует выспаться в отеле и вернуться в Чикаго утренним рейсом.

Микки оставила на столе две тарелки с какими-то угрожающе-коричневыми квадратами, которые пахли подгоревшим сыром, и листочек с надписью: «Обязательно разогрейте!».

Несмотря на то, что я предусмотрительно поел в самолете, любопытство взяло верх, и я засунул тарелку в микроволновку. Надеюсь, Эш прилетит домой раньше, чем мое тело начнет остывать.

Пока эта хреновина подогревалась, я вытащил из кармана джинсов бумажку с номером телефона и набрал его.

– Она согласилась?

– Господи, Каллахан! – зашептала в трубку Линда. – Ты смотрел на часы?

– Микки приняла предложение? – нетерпеливо переспросил я, игнорируя ее недовольные стоны.

– А куда она денется? Мы уже назначили дату собеседования.

– Отлично.

– Надеюсь, ты не забыл про свою часть сделки?

Я поморщился.

– Дэйв?

– Не забыл.

– Класс! Класс! Класс! – завизжала Линда, которая всего пару секунд назад едва ворочала сонным языком. – Твое интервью про отца станет бомбой!

Я поджал губы и сбросил вызов.

Еще бы.

Тема моих взаимоотношений с отцом – знаменитым владельцем сети мировых отелей, этот сраный мир интересовала гораздо больше, чем моя спортивная карьера. Я всегда отказывался давать любые комментарии на этот счет, даже если за материал предлагали сумасшедшие деньги, но это было единственным условием Линды, поэтому пришлось согласиться.

Журнал «Франз» является самым популярным печатным изданием в Чикаго. Конечно, я мог бы пристроить Микки в какой-нибудь более известный «глянец», но я не хочу отпускать ее в другой город или штат. Сатана нужна мне здесь, в Чикаго. Потому что я планирую продлить контракт с «Орланами» еще на пять лет.

Да-да…

Знакомьтесь: Дэйв эгоистичный-сукин-сын Каллахан.

Прикончив мясной квадратик, который на удивление оказался вполне съедобным, я поднялся в свою спальню.

На прикроватной тумбочке горела лампа, отбрасывая неровные тени на стены. В воздухе едва улавливался тонкий аромат тропических фруктов. Микки в компании Халка спала на моей кровати, а под окном, на небольшом диване разместились лабрадорихи.

Мои ноги приросли к полу. Эта картина была настолько идеальной, что мне захотелось ее запечатлеть. Я вытащил из кармана айфон и сделал быстрый снимок.

Белая футболка Микки соблазнительно задралась, демонстрируя серые спортивные трусики, которые обтягивали ее плотную, круглую попку. Мой член дернулся, и я почувствовал себя малолетним дрочилой, который подглядывает за девчонками в школьной раздевалке.

Я сделал жест рукой, которым велел собакам оставаться на местах, чтобы они не разбудили Сатану, и подошел к кровати. Левая рука Микки лежала на какой-то книге. Ее пальцы закрывали надписи на обложке. Мне стало любопытно. Я осторожно приподнял ее руку, вытащил книгу и взглянул на название: «Лагом. Шведские секреты счастливой жизни». Внутри были какие-то картинки цветков в горшках и унылые надписи в духе: «Каждый человек приходит к внутренней гармонии и равновесию своим путем».

Что это еще за дерьмо?

– Дэйв? – сонно пробормотала Микки.

Бросив книгу на тумбочку, я забрался в кровать и прижал Микки к себе.

– Я скучала по тебе, – прошептала она.

– Аха, – ответил я, пряча придурковатую улыбку в ее волосах.

Микки знала, как сделать чью-то жизнь счастливее побольше всяких там шведов.